Квартира художника: Квартира художника Хуана Гатти в Мадриде: фото интерьеров | Admagazine

21 Окт

Содержание

Квартира художника Хуана Гатти в Мадриде: фото интерьеров | Admagazine

Рядом с креслом 1950-х годов — столик Tulip, дизайнер Эро Сааринен, Knoll. На стене — фото­графия Валентина Вальонрата.

Рикардо Лабуль

Эту квартиру Гатти нашел два года назад и полюбил с первого взгляда. “В ней было что-то от брутального итальянского искусства 1950-х годов. И потом меня покорили два внутренних дворика – их можно было превратить в настоящий тропический рай”, – говорит он.

В гостиной с видом на тропический сад — два оригинальных кресла 1950-х годов по дизайну Йенса Квистгорда.

Рикардо Лабуль

Бывшую галерею (прежние владельцы были известными местными антикварами) с огромными окнами Гатти приспособил под библиотеку. “Это первое помещение, в котором поместились все мои книги”, – заявляет гордый хозяин. Он выкрасил все стены в белый цвет, сбил отделку опорных столбов и заказал такую же деревянную облицовку, которая была здесь в начале XX века. Благо у домовладельца сохранились старые фотографии.

Гатти спит под лампой Сержа Муя на белье, украшенном вышивкой с собственной монограммой.

Рикардо Лабуль

Квартира получилась очень мужской: настроение задают четкие линии, скандинавская мебель, любимица Гатти лампа Artichoke Поуля Хеннингсена и черно-белые фотографии. Работая в начале 1990-х над перезапуском итальянского Vogue, Гатти познакомился с лучшими фотографами – Питером Линдбергом, Стивеном Майзелом и Брюсом Вебером. Они дарили ему свои работы, и теперь по стенам квартиры можно изучать историю фотографии.

Обеденный стол, сделанный по дизайну Финна Юля, окружают стулья Робина Дея (1950). Лампа Artichoke (1958) Поуля Хеннингсена. Фотографии на стене — Питера Линдберга (слева) и Хуана Гатти.

Рикардо Лабуль

“Каждый раз, заходя в гости, Альмодовар говорит, что в моем доме нет цвета, но я никогда с ним не соглашусь, – говорит Гатти. – Я подбирал мебель строгую, но теплых, янтарных тонов. Да и моя “посудная лавка” – коллекция керамики и стекла, которую я собирал много лет, – совсем не бесцветна”.

Кухня сделана из редкого южноамериканского дерева пало санто. Часы в форме звезды по дизайну Джорджа Нельсона для Vitra.

Рикардо Лабуль

Мы пьем крепкий черный кофе и рассуждаем о том, что дом должен быть близнецом хозяина. “Я бы не отказался от такого брата, – смеется Гатти. – Мы бы нашли о чем поговорить. О голливудском кино 1950-х, например. Мы оба явно “оттуда”. Альмодовару это не близко. А для жизни получается в самый раз.

Янтарное стекло привезено Гатти из родного Буэнос-Айреса, а венецианская ваза (в центре) — подарок Хесуса дель Посо. Лампа — настоящий раритет. Она сделана по дизайну легендарного Мариано Фортуни.

Рикардо Лабуль

На столике 1950-х годов испанская и скандинавская керамика. В центре — фотография Хуана Гатти для итальянского Vogue.

Рикардо Лабуль

Для библиотеки Гатти выбрал цвет натурального дерева. На рабочем столе 1930-х годов, купленном в Лондоне, чертежные принадлежности, а на полках — сувениры из поездок.

Рикардо Лабуль

Ванная комната хозяина ­напоминает не то химическую лабораторию, не то анатомический театр.

Рикардо Лабуль

Текст: Монтсе Кеста

Фото: Рикардо Лабуль

Трехэтажная квартира художника Никаса Сафронова

Известный российский и советский художник Никас Сафронов уже более 16 лет не менял совой адрес. Его домом ещё с 90-х годов является милая трёхэтажная квартира с пятнадцатью комнатами, расположенная в самом центре Москвы на Брюсовом переулке.

Дом №17, в котором расположены апартаменты художника, был построен в начале 20-го века. По изначальной задумке здание было предназначено для проживания в нём артистов Московского художественного театра. До 2000 года дом №17 был шестиэтажным, но его решили расширить и надстроили несколько этажей, в которых сейчас располагается квартира Никаса Сафронова

Мечтой Никаса Софронова долгие годы была квартира в самом сердце Москвы. И как видно, его мечта стала реальностью – он счастливый обладатель апартаментов, соседствующих с Красной площадью.  

По словам Сафронова, не только близость, но и неповторимый вид на панораму Кремля, открывающийся практически из всех окон, сыграл немаловажную роль в решении художника приобрести именно эти апартаменты. К слову, их площадь по общим подсчетам превышает 1000 кв.м

Никас Сафронов очень любит разнообразные антикварные и раритетные вещи стоимостью в несколько десятков тысяч долларов. По этой причине его квартира больше напоминает музей, полный старинной мебели и великолепных произведений искусства. Некоторые элементы в интерьере квартиры вполне могли бы стать экспонатами в музее, например, камин 16-го века привезенный из французского замка или итальянское зеркало ручной работы, относящееся к том же веку.

Дизайном и отделкой квартиры Сафронов занимался самостоятельно, и это заняло у него не один год. На одну только роспись потолков ушло приблизительно 4 года. В отделке квартиры преобладают три основных материала: дерево, камень и мех.

Все без исключения комнаты в доме имеют простой безупречный дизайн и массу интересных вещей. Чего только стоит спальня Софронова, посреди которой стоит роскошная кровать, на которой когда-то спала сама Мария-Антуанетта.

По квартире Сафронова можно гулять как по музею. Но без сомнений самым интересное место в апартаментах – библиотека. Там собрано невероятное количество редких книг, написанных на всех европейских языках.

Также в квартире идеальное имеется место для отдыха – зимний сад, стены которого расписывал сам художник.

В общем, о квартире Никоса Сафронова можно говорить очень долго, ведь она не просто место, где художник спит и ест, она часть самого Сафронова где появляются его шедевры.

Нравится ли Вам творчество художника?

Диктант Победы — КВАРТИРА №6. Блокадные воспоминания художника Александра Траугота

КВАРТИРА №6. Блокадные воспоминания художника Александра Траугота 

 

Г. А. В. – три знаменитых инициала. Г. А. В. Траугот – общая подпись, под которой печатались книжные иллюстрации трех художников: Георгия Николаевича Траугота и его сыновей Александра и Валерия.  Художники создали иллюстрации более чем к 200 книгам, многие из которых знакомы всем с детства. Младший из братьев – Александр Георгиевич Траугот – родился в 1931 году в Ленинграде. В блокаду вместе с матерью он находился в осажденном городе. Все это время мальчик рисовал. В 1944 году при поступлении в Санкт-Петербургский художественный лицей Александр Траугот показал свой графический «блокадный цикл». Сегодня мы предлагаем вам прочитать фрагмент из сборника «Ничто не забыто», в котором сам Александр Георгиевич вспоминает о своих буднях в блокадном городе

 

А. Г. Траугот. Блокада, 1942 год. Бумага, тушь. Источник: ethnomuseum.ru

 

 


КВАРТИРА № 6 


Когда я вызываю в памяти картины войны и блокады, первое, что встаёт передо мной, — наша коммунальная квартира. Кто только несчастную коммуналку не проклинал, кто только не издевался над ней! А я её люблю. Я оттуда, из коммуналки, и, думаю, меня не было бы без неё, то есть — я был бы, но был другим, был бы беднее. 

Да, наверняка взрослым было нелегко.

Я замечал, например, что моя бабушка на огромную общую кухню не выходила никогда, а готовила — и как роскошно! — у себя в комнате на керосинке. Но для детей коммунальная квартира, безусловно, веселей отдельной. Здесь игры, дружбы, ссоры — и всё это на какой-то независимой основе (не как в школе или пионерском лагере), у каждого за спиной — его семья. Может быть, все коммуналки (вспомним классика), как несчастливые семьи, — разные, но что-то было, наверное, в них общее, особенно в то время. Огромная, с населением уездного города (выражение моего деда), наша коммунальная квартира была замечательна разнообразием и противоположностью людей и семей её населяющих. 

 

А. Г. Траугот. Блокада, 1942 год. Бумага, тушь. Источник: ethnomuseum.ru

 

Жизнь, лучший режиссёр, казалось, поставила задачу собрать самые разные, самые непохожие друг на друга семьи в едином ковчеге и преуспела в этом намерении. В нашей квартире жил седобородый старообрядец-купец из Ржева с дочерьми и внуками, постоянно бьющий поклоны у себя в комнате среди обитых кованым железом сундуков, но в свободное от молитв время громовым басом наставляющий обитателей квартиры гасить свет и неукоснительно соблюдать другие важные обязанности жильцов.

 

Здесь и две смертельно ненавидящие друг друга еврейские семьи — «Монтекки» и «Капулетти». Здесь и семья процветающего (по тем, конечно, нищенским меркам) партийца, строящего Комсомольск-на-Амуре, откуда он присылал огромные посылки с вещами и «отрезами» (так говорили тогда). И некто Сарафанников, похожий на булгаковского Коровьева, которого мой дедушка, большой шутник, называл — Панталонниковым. И много-много ещё семей — смешных и трагичных. Всех и перечислить невозможно. 

В крохотной комнатушке без окна (маленькое окошко было, но выходило оно не на улицу, а на чёрную лестницу) ухитрялась жить большущая семья: тётя Феня со своими взрослыми детьми — сыном Андреем, его женой, их только что родившимся младенцем и дочерью — девятнадцатилетней Симкой (никто по-другому её не называл). Но это ещё не всё: в этой же комнатушке проживал и новый муж тёти Фени — Митя, «Аленький цветочек» (так она его величала), что, понятно, немало веселило население квартиры, потому что это был большей частью пьяный, здоровенный, лысый и черноусый мужик, на цветочек вовсе не похожий.

 

Как сейчас вижу: на общей кухне, перед открытым окном сидит Митя. Он босиком, в руках у него однообразно и ритмично растягивается и сжимается потрёпанная гармонь, оглашая окружающее пространство одной бесконечно повторяющейся музыкальной фразой. На кухню с тарелкой в руках выбегает тётя Феня, что-то говорит мужу — Митя играет. Недолго думая, тётя Феня разбивает тарелку о лысый лоб Мити, но ни один мускул не дрогнул на мужественной усатой физиономии. Митя продолжает музицировать. 

И в это же время в другом конце квартиры поэт читает стихи: 

 

Стеклянные дамы, сверкая и плача, 
Искали пропавших стеклянных собачек, 
И дамам, сверкая, искать помогали 
Два юноши из нержавеющей стали… 

 

Ведутся разговоры о квинтете Шостаковича и о живописи Пикассо. Этот мир и мир Мити («Аленького цветочка») разделяют, мне кажется, миллионы световых лет. Но всё это фон. Декорация, в которой действуем мы, мальчишки и девчонки. Мы носимся на самокатах по главной жизненной артерии — почти бесконечно длинному узкому коридору, играем в пятнашки в просторной передней и в прятки — в тёмных закоулках квартиры. Мы счастливы. 

 

А. Г. Траугот. Блокада, 1942 год. Бумага, тушь. Источник: ethnomuseum.ru

 

Хотя войны нет, но как-то она присутствует. Мы с братом (конечно, наши сверстники тоже) всё время рисуем войну: самолёты, сбрасывающие бомбы, взрывы, взрывы… Интересно, что, когда война стала реальностью, эта тема из наших рисунков полностью ушла. Отец любил говорить: «События отбрасывают тени назад». 

И вот, как новое действие в жизни-пьесе, — Война. Молодые мужчины уходят на фронт. Они прощаются. Они стали какими-то новыми, стали красивее, значительнее. Кто-то из них даёт подержать свой тяжёлый наган. Саша, Андрей, Алик… Из них не вернётся никто. Они погибнут почти сразу. Кажется, все они были младшими командирами, а командиру взвода, как я не раз тогда слышал, уцелеть труднее всего.  

Солнечная осень 41-го. Мне кажется, никогда наш город не был так красив, красив какой-то суровой, идущей ему красотой. Нева с громадами военных кораблей вдоль фантастически раскрашенных, в целях маскировки, набережных. Огромный плавучий док у Петропавловки, тоже украшенный живописной маскировкой. Громкоговорители, оглашающие пустые улицы прекрасной классической музыкой. И — идеальная чистота, которую только подчёркивает повсюду летающий лёгкий бумажный пепел: все знают — жгут архивы. 

В нашем доме несколько женщин, среди них моя мама, закладывают кирпичом окна первого этажа, делая амбразуры для огневых точек. Лозунг: «Каждый дом — крепость». Гребецкая улица, упирающаяся в наш дом (Большая Пушкарская, 3), перегорожена земляной, обшитой досками баррикадой. Всем понятно: на фронте критический момент, готовятся к уличным боям. 

Немецкие самолёты разбрасывают листовки. Это розовые бумажки, особенно много их на крыше, куда я иногда поднимаюсь: наша мама «начальник группы самозащиты». Содержание немецких листовок поражает глупостью даже нас, мальчишек: «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича» и т.п. По радио регулярно передают списки расстрелянных за хранение этих листовок. Это начало блокады. 

Помню ночные налёты фашистской авиации. Помню, что как раз перед первой бомбёжкой случайно слушал по радио, как какой-то полковник из руководства ПВО говорил, что немецкие бомбардировщики не могут и не смогут прорваться к городу — так хорошо он защищён. Может быть, немцы тоже слушали это хвастовство и той же ночью устроили основательную бомбёжку. Во время первых бомбардировок спускаемся на лестничную площадку первого этажа. Иногда нас приглашают зайти в квартиру, перед которой мы стоим. Тогда мы располагаемся в просторной передней. Сидя на полу, отец моего приятеля Вольки — Виталий Назарович Сюмкин, высокий, элегантный, в чёрных лакированных туфлях, — читает нам вслух рассказ «Человек, который был Четвергом». Интересно. Контраст ситуаций — нашей и повествования — завораживает. Кто-то из обитателей квартиры появляется в дверях и тоже слушает. С тех пор Честертон для меня навсегда свяжется с ночными воздушными тревогами. 

 

А. Г. Траугот. Блокада, 1942 год. Бумага, тушь. Источник: ethnomuseum.ru

 

Когда в паузах прислушиваешься к доносящемуся с неба шуму авиационных моторов, различаешь: тонкий, комариный — это звук юнкерса или мессершмитта, басистый — наш. Заслышав над собой противный комариный писк, уже невольно ждёшь бомбу. И она не замедлит… Специально придуманный немцами, особый свист бомб — бомбы хохочут, каким-то долгим сумасшедшим истеричным женским хохотом, ну а потом — разрыв. И так тряхнёт, что дом ещё долго качается, как лодка. Кажется, выйдешь — и вместо нашей улицы одни развалины. А когда в самом деле выйдешь — действительно, один дом разрушен до основания, где-то кусок дома снесён, а на каком-то высоком этаже виден разрез комнаты: розовые обои в цветочек, картина на стене, но — ни пола, ни потолка. Но вся улица прежний вид имеет. Бедный Волька очень боялся и, прижавшись ко мне, повторял: «Суик, ты не боисся?» Он ещё не выговаривал букву «ша». 

Исподволь начинается голод. Он заставляет обращать меньше внимания на воздушные налёты. Пришёл дядя, Вальтер Карлович, принёс мне и Вальке кулёк пряников. Как мы удивились! Необычно ранняя суровая зима. Нет электричества. Нет воды. Замёрзла уборная. Дрова — это первое, что украли, по-моему, у всех. Чем топить? У нас было очень много мебели, и я до сих пор помню, как трудно пилить бук — он намного твёрже дуба. 

Как-то в дверях вырос Гуля, мой двоюродный брат, сын Вальтера Карловича. Гуля в огромных валенках, ушанка закрывает его лицо до самого носа. Он плачет: «Папа умер». Первая голодная смерть в нашей семье. 

Потом умер Виталий Назарович по дороге с работы домой. Волька — беленький худенький. Мне навсегда запомнились его слова: «Больше всего на свете я любил бежать навстречу папе, когда он возвращался с работы домой и я слышал его четыре звонка. Больше он не придёт никогда». В.Н.Сюмкин — режиссёр мультипликационного кино. Перед войной шёл его фильм «Конёк-Горбунок». В квартире у Сюмкиных была уникальная библиотека. На меня производило особенное впечатление, что все книги были в одинаковых переплётах, с красными сафьяновыми корешками, золотым тиснением и на каждой экслибрис: маленькая фотография кубистической картины Пикассо «Чарли Чаплин». У Сюмкиных от голода умерли все: Виталий Назарович (я уже писал об этом), его жена Кира, ждавшая ребёнка, их сын Волька. Их книги, скорее всего, соседи употребили вместо дров. 

Наша большая коммунальная квартира быстро вымирает, но становится дружнее. Умер ещё неделю назад забивавший наши окна, выщербленные снарядом, крепкий когда-то старообрядец Поярков. В комнате «Монтекки» греется последний оставшийся в живых «Капулетти». Он тоже скоро умрёт. Невероятно! В нашей комнате у нашей буржуйки, рядом с моим отцом и матерью — Митя-«Аленький цветочек». У него все умерли, он ходит через весь заледеневший город на свой завод. Однажды по дороге он упадёт и уже не встанет. 

Отца вызвали в военкомат. Вернувшись домой, он рассказал, что мужчины в военкомате умоляют взять их в армию. Один из них говорил: «Ну зачем я тут? Я же помру тут, а я — кадровый артиллерист…» Но в армии тоже было трудно. Перед днём Красной Армии 23 февраля 1942 года пришёл специальный приказ, чтобы в праздничный день на улицах Ленинграда не было трупов военнослужащих. 

У нас было четыре комнаты, но теперь все мы съехались в одну. Дедушка и бабушка лежали и не вставали. Помню, как 11 февраля 1942 года мама подаёт дедушке тарелочку мучной каши (теперь такую «кашу» можно купить — это клей для обоев). Принимая тарелку из маминых рук, дедушка как-то особенно посмотрел на неё и с каким-то странным сомнением произнёс: «Стоит ли, Верочка?» На другое утро, когда я о чём-то стал говорить маме, она остановила меня: «Дедушка умер…» Я заплакал. Квартира всё пустела и пустела — кто-то эвакуировался, кто-то умер, наконец остались только двое: я и мама. Может быть, на другом конце квартиры ещё кто-нибудь и был, но по обледенелому тёмному коридору такое большое расстояние было для нас непреодолимо. 

Но природа, как известно, пустоты не терпит. Входная наша дверь, украшенная бесчисленными бездействующими нынче звонками и многочисленными почтовыми ящиками, открыта настежь. Кто хочешь — заходи! Мы в своей комнате отделены от открытого космоса бывшей коммунальной квартиры довольно эфемерной дверью со стеклом наверху. Заглянуть через это стекло можно, подставив табуретку. Что-то холодеет внутри, когда в чёрном прямоугольнике стекла показывается страшная толстая рожа. Сходство со свиньёй усилено прилипшим к стеклу расплющенным носом. Мы понимаем — рожа наблюдает: живы ли мы? И сколько нужно ждать, чтобы чем-нибудь поживиться? Спасибо ей, что она согласна ждать. Рожа появляется ещё несколько раз. Не знаю сам, почему-то теперь этот «наблюдатель» тревожит нас не так уже сильно. Привыкли? Много позже нам сказали, что это был дезертир, муж нашей управдомши, и он расстрелян. Конечно, за точность слухов ручаться трудно. 

Бывают и ночные обходы. Приходят военные — и тогда нужно высунуться из-под груды одеял и тряпья, тебя осветят электрическим фонариком (у чекистов есть всё) и отметят что-то в своих бумагах. Но вот по нашему тёмному коридору, покрытому льдом и нечистотами, где и днём-то нужно пробираться, держа в руке зажжённую лучину, слышен бодрый стук начищенных хромовых сапожек (такие войдут в моду через четверть века). Это обходит свои владения похожая на кустодиевскую купчиху, только вся одетая в кожу, наша управдомша Мария Васильевна Турмасова. При ней, почтительно отставая на полшага, подняв керосиновый фонарь «летучая мышь», её неразлучная спутница. Она поскромнее: и платок не белый, и жакет обычный, но всё-таки видно сразу — женщина очень бойкая. Она жена начальника тюрьмы, потом ставшего судьёй. Елена Поликарповна — домохозяйка, но, представляясь, называет себя деловито и веско: общественность. Своего мужа, положением которого, естественно, гордится, называет: «мой». Она необыкновенно речиста и довольно откровенна: «Мне мой говорит — Елена, воруй, но не попадайся!» Мне десять лет, и мне неприятно, что «общественность» сходу начинает величать меня зятем, сообщив, что имеет дочь. Мария Васильевна, как и подобает начальству, более сдержанна, но тут же предлагает маме в хлеб обратить золото (если оно у мамы имеется), подчеркнув, что ничего кроме золота её не интересует. По счастью, у мамы что-то, очень немногое, уцелело, так что визиты этой парочки становятся регулярными. 

Вскоре к нам заявился папин товарищ художник Фрумак: цветущий, как розан, в синем крытом кавалерийском тулупе со стоячим воротником и серой опушкой. Он командует чуть ли не всей Петропавловской крепостью. Присесть он не захотел, может быть, боялся запачкать свой тулуп, бодро вертелся на каблуках, хвастая своими боевыми подвигами… Наконец и он обнаружил цель своего посещения: он может обратить золото (если оно у нас есть) в неочищенный овёс. (Понятно, он же кавалерист!) Но нам его «дружеская» услуга уже была не нужна, к тому же условия были ещё более грабительскими, чем у Марии Васильевны.  

Почему я так подробно пишу об этих хищниках? Ведь я мог бы рассказывать только о людях благородных, самоотверженных — таких было большинство. Я вспоминаю незнакомого красноармейца, который достал из своей сумки кусок хлеба, тонко намазанный салом, дал маме и сказал: «Съешьте при мне, иначе вы, я знаю, его отдадите». Или — вспоминаю комиссара Крылова, который дал отцу банку сливочного масла, сказав, что берег её для семьи, а семья (жена и сын) погибла. Так почему я так много думаю о хищниках блокадного времени? Они мне чем-то напоминают сегодняшний день. Какая-то перекличка есть… Но вернусь к Марии Васильевне. Знакомство с ней было недолгим. Она, как Шамаханская царица из «Золотого петушка», — исчезла. Она скрылась, обогатившись. Вместе с «общественностью» она грабила квартиры умерших. Хочу надеяться, что они не помогали умирать умирающим, хотя такие возможности у них были. Но довольно о них. 

Расскажу лучше другую блокадную быль. Про любовь. Андрюше лет одиннадцать-двенадцать. Серьёзный, задумчивый, в очках, сидящих всегда чуть-чуть косо, производит впечатление ребёнка, которому недостаёт родительской заботы. Так и есть. Вся их забота направлена на его младшего брата — живого, кудрявого мальчугана, сейчас от голода превратившегося в маленького старичка, — но он улыбается, лёжа. Ходить он уже не может.

Туся старше Андрюши года на два. Черноглазая, болезненная, с очень нежным высоким голоском. Она, пожалуй, немного избалованна. Её наряжают, дарят какие-то немыслимые игрушки, учат музыке и рисованию. Война мигом разрушила всё. Сначала Туся осталась только с матерью, а потом умерла и мать. Андрюша увидел Тусю в полутёмном коридоре полумёртвой квартиры, захлёбывающуюся в плаче. 

 

Иллюстрация А. Г. Траугота к книге Ильи Миксона «Жила, была», Издательство «АСТ», 2014 г.

 

— Не плачь, — тронул её за плечо Андрюша, — мы нашу Тусеньку не оставим! — и он почувствовал, что должен что-то сделать, чем-то хоть капельку порадовать девочку. А что он мог? Пожалуй, только принести воды. Но он хотел принести самой лучшей воды — прямо из Невы. Вода из Невы была роскошью, ослабевшие от голода люди набирали снег (он тогда был довольно чистый, ведь ни автомобилей, ни котельных не было) и растапливали его. На Неву нужно было идти довольно далеко. Что и говорить, Андрюшина мама ни за что не разрешила бы сыну осуществить нелепую фантазию. Но мамы не было дома, она была в больнице у Миши. 

И здесь необходимо ещё одно отступление: ещё один феномен коммунальной квартиры. Дело было так. Когда-то в нашей коммуналке жил довольно крупный партиец — товарищ Карась. Перед войной ему дали отдельную квартиру, но мать Андрюши и Миши знала, что Карась работает в Смольном. И вот она, ослабевшая, почти умирающая, пошла через заснеженный заледеневший город в лютый январский мороз — в Смольный, не зная, там ли сегодня товарищ Карась, а если там, пустят ли к нему? Оказалось, он там. Пустили.

— Спасите Мишу, — умоляла она своего бывшего соседа по коммуналке, которого она и видела когда-то не часто: на кухне он не бывал, утром за ним рано приезжала машина и очень поздно привозила обратно.  
Во время их разговора «ответственному работнику» Карасю принесли стакан чая с куском белого хлеба (белого хлеба мы тогда не видели). Карась отдал ей этот хлеб и позвонил по телефону по поводу Миши. Так Мишу спасли. 

А теперь про Андрюшу. Андрюша взял ведро и пошёл на Неву. Ботиночки у него были комнатные, пальтишко старенькое. Путь на Неву не короткий, мороз нешуточный, да ещё с ветром. Спускаться на невский лёд нужно по ледяному катку — на откосе берега образовалась катальная горка. А попробуйте зачерпнуть воду из проруби и не облиться при этом?! Вода облила ветхие Андрюшины ботиночки, а нужно было ещё забираться по крутому скользкому склону… Короче, он очень сильно промок и промочил ноги. Пришёл домой, отдал Тусе воду, ничего никому не сказал, пришёл к себе, лёг и закрылся одеялом. 

На другой день ему стало плохо, но он молчал. Оказалось — у него были отморожены ноги, но, когда об этом узнали, было слишком поздно. Началась гангрена, и спасти его не удалось. Андрюша умер, а о роковом его походе за водой так никто и не узнал. Умерли Андрюшины отец и мать. Уцелели только младший брат Миша и девочка Туся. И вот, спустя, наверное, лет 30-40 после блокады, Туся, уже, конечно, Антонина Алексеевна, рассказала Мише, конечно, Михаилу Владимировичу, что тогда, в самые тяжёлые для неё дни, Андрюша сказал: «Мы нашу Тусеньку не оставим в беде», — и принёс ей с Невы ведро воды.

— Так вот почему он погиб! — воскликнул Михаил Владимирович. 


А Туся, Антонина Алексеевна, ничего не сказала — она заплакала. 

 

Эта фотография, сделанная в блокадном Ленинграде, была впервые издана в книге американского историка Солсбери. На ней супруги Георгий Траугот и Вера Янова и их сын Александр

 

Приведу ещё один эпизод, свидетелем которого я был в столовой Союза художников. Самообслуживание ещё не было изобретено. Официантки — в наколках и передниках. За столиком закутанная во что попало женщина — измождённая, темнолицая, с чёрными от копоти руками перекладывает из своей тарелки в принесённый бидончик непонятное блюдо с названием «шроты». Так поступают все, у кого дома остались близкие. Миловидная сытая официантка по каким-то одной ей видимым признакам угадала в этой закутанной тени недавнюю красавицу и модницу. Она с презрением бросает: «Раньше было ваше время, а теперь наше». Да, появились люди, для которых страшное время стало их звёздным часом, источником их обогащения и чувства огромного превосходства над окружающими. 

А что же наша коммуналка? Ещё до прихода весны неожиданно нагрянула дюжина весёлых и милых девушек в полувоенных ватниках и беретах, их называли эмпевеошницами, и они бодро перетащили нас и наши вещи в другую квартиру в этом же доме. А в нашей устроили детский дом. Правда, детей из этого дома я никогда не видел — возможно, они были в таком состоянии, что ходить на прогулки не могли. Зато я часто видел директоршу этого дома, даже запомнил её имя — Мария Юрьевна. Это была красивая и надменная женщина, о сказочном богатстве которой ходили легенды. Рядом с ней всегда находился очень румяный молодой человек с усиками, похожий на карточного валета. Он любил стоять, как манекен, на ступенях подъезда, глядя куда-то вдаль красивыми стеклянными глазами, вызывая удивление у измождённых, темнолицых от грязи, копоти и голода жильцов нашего дома. Но и Мария Юрьевна вскоре умерла. От голода. У неё оказался рак желудка, и она не могла есть. «Валет», понятное дело, исчез. 

Хоть и апрель, но холодно. У наших ног сидит крошечный мышонок. Мы любуемся им. Той зимой не было ни мышей, ни крыс, хотя и кошек не было — их съели люди. Мышонок держится очень кротко, появляется только во время трапезы. Потом исчезает. Очень медленно, но всё-таки приближается весна. Наконец-то можно выползти и погреться на солнышке. 

 


Источник: «Ничто не забыто», СПб.: ДЕТГИЗ-Лицей, 2005 

 

Также смотрите на нашем сайте видео «Вера Зенькович. Блокадный трамвай» (Русский музей) в разделе «Медиа». Фильм рассказывает о графической серии из 250 листов, которую художница Вера Зенькович создавала по воспоминаниям от поездок на трамвае в блокадном Ленинграде. Серия портретов пассажиров трамвая и открывающихся за окном пейзажей была объединена в альбом, хранящийся сегодня в фонде отдела рисунка Русского музея. Зрители узнают об истории создания альбома и увидят рисунки, которые из-за сложности экспонирования не показываются на выставках. Рассказывает Наталья Михайловна Козырева, заведующая отделом рисунка Русского музея.

Суд: арестованная квартира художника Вилипсона принадлежит государству

Суд Видземского предместья Риги удовлетворил в среду ходатайство
следователя Госполиции по делу об имуществе, приобретенном преступным путем, в котором просили признать квартиру художника Айварса Вилипсона, арестованную в ходе уголовного производства, имуществом, приобретенным преступным путем, и вернуть ее пострадавшей стороне — государству. Об этом сообщила специалист Судебной администрации по связям с общественностью Инара Макарова.

Продолжение статьи находится под рекламой

Реклама

Судья Зигмундс Дундурс пояснил, что, согласно действующему в настоящее время закону, квартира, полученная преступным путем, должна быть возвращена государству.

В компетенцию суда не входит определение того, кому следует отдавать приоритет в отношении имущества, полученного преступным путем, а именно жертве преступления или добросовестному покупателю, поскольку этот вопрос должен решать законодатель.

В одном из постановлений от 8 марта 2017 года Конституционный суд (КС) указал, что законодатель должен обеспечить четкий механизм для эффективного обеспечения основных прав лиц, участвующих в процессе, включая третью сторону — добросовестного покупателя — с эффективными возможностями требовать возмещения убытков.

Суд установил, что квартира, владелица которой умерла и в отношении которой наследник не подавал ходатайство о наследстве, в 2011 году путем фальсификации документов о наследовании имущества была незаконно отчуждена в пользу лиц, не имевших права на квартиру. Следовательно, потерпевший, а именно государство, в 2011 году было лишено права распоряжаться принадлежащей ему квартирой как собственностью, оставшейся без владельца. В свою очередь, нынешний владелец квартиры купил квартиру после завершения мошеннических действий, когда она была незаконно отчуждена и зарегистрирована в Земельной книге в пользу других третьих лиц.

Суд установил, что процедура признания имущества бесхозным была нарушена по причине мошенничества. Следовательно, государственные учреждения не знали о возможном мошенничестве и не могли реализовать свое право ходатайствовать о получении квартиры в качестве собственности арендодателя в соответствии с законом.

Суд пришел к выводу, что в соответствии с действующим законодательством, квартира, полученная преступным путем, должна быть возвращена законному владельцу — государству, признанному потерпевшим по данному делу.

В свою очередь, добросовестный покупатель имущества имеет право подать иск о возмещении ущерба в порядке гражданского судопроизводства.

Как ранее сообщали журналисты передачи De facto Латвийского телевидения, уголовный процесс управлением Госполиции Рижского региона был начат в еще 2014 году, полиция как минимум три года (до 2017-го, когда Вилипсонс покупал квартиру) не проинформировала Земельную книгу о ведущемся следствии. При оформлении документов в Земельной книге ничто не предвещало беды.

Аналогичный случай произошел с Ириной Бейнарович, которая в 2015 году купила квартиру на ул. Авоту. В 2019 году полиция заявила, что накладывает арест на этот объект.

«Я сразу пошла в суд. Помню, что пыталась узнать какие-то детали. А мне улыбнулись и сказали — вам не повезло», — вспоминает Ирина. Впоследствии прокуратура официально признала, что расследование в первые его годы было затянуто.

Никас Сафронов рассказал, чего ему стоила квартира с видом на Кремль

https://ria.ru/20210403/safronov-1604008282.html

Никас Сафронов рассказал, чего ему стоила квартира с видом на Кремль

Никас Сафронов рассказал, чего ему стоила квартира с видом на Кремль — РИА Новости, 03.04.2021

Никас Сафронов рассказал, чего ему стоила квартира с видом на Кремль

Художник Никас Сафронов в беседе с изданием Teleprogramma.pro рассказал о своей роскошной квартире в центре Москвы и назвал сумму, которой исчисляется его. .. РИА Новости, 03.04.2021

2021-04-03T02:30

2021-04-03T02:30

2021-04-03T02:30

шоубиз

никас сафронов

звезды

знаменитости

шоу-бизнес

москва

федор бондарчук

картины

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/152146/05/1521460575_0:227:3072:1954_1920x0_80_0_0_017e1a2d52e9cee9c3075f23a65305bf.jpg

МОСКВА, 3 апр — РИА Новости. Художник Никас Сафронов в беседе с изданием Teleprogramma.pro рассказал о своей роскошной квартире в центре Москвы и назвал сумму, которой исчисляется его состояние.Квартира художника обставлена антикварной мебелью, в ней есть камин и библиотека. По соседству с Никасом Сафроновым живут многие известные личности. Среди них, например, режиссер и актер Федор Бондарчук. Также 64-летний художник откровенно ответил на вопрос о его состоянии.Кроме того, у Сафронова есть гараж в соседнем доме и квартира в Турции, с которой, по его словам, пришлось «помучиться».

https://ria.ru/20200922/zatravkin-1577604165.html

москва

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/152146/05/1521460575_127:0:2858:2048_1920x0_80_0_0_b1c345cd82e9b4133eb732b79de4c738.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected] ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

никас сафронов, звезды, знаменитости, шоу-бизнес, москва, федор бондарчук, картины, недвижимость, стиль жизни

Интерьер квартиры

Никас Сафронов ремонтировал и оформлял свою квартиру в центре Москвы 11 лет. Площадь трехэтажной квартиры художника 1000 квадратных метров.
Нижние этажи оформила дизайнер Ольга Соколова, студию в стиле хай-тек — Алексей Козарь.

Одной из самых больших комнат в трехэтажной квартире художника является библиотека.

Уникальные вещи в ней собраны из разных стран Европы. Например, Сирена из мрамора была когда-то частью скамейки, стоявшей рядом с королевским замком. В библиотеке можно найти книги на старославянском, а также на многих европейских языках.

Шкуру медведя Никасу подарил губернатор Кемеровской области Аман Тулеев, а камин был привезен тоже из французского из замка XVI века, принадлежавшего некогда кузену французского короля Луи Великолепного.

В спальне стоит кровать королевы Марии-Антуанетты, супруги короля Франции Людовика XVI, казненной в конце XVIII века. На этой кровати королева спала в юные годы.

Итальянское покрывало прикрыто пледом, сделанным их волчьих шкур – подарок Никасу от друзей.

Кухня готическая. Плитки примерно начала XVII века – из одного французского замка и были куплены на аукционе в Амстердаме.

В зимнем саду на балконе всегда поддерживается одинаковая температура на уровне 22 градусов. Зимний сад и комнаты разделяют двери с витражами, выполненными по старинным технологиям в Париже и часть в Академии художеств Санкт-Петербурга.

Чтобы стены в зимнем саду не были пустыми, Никас разработал эскизы вместе с дизайнером Ольгой Соколовой, по которым и были сделаны роспись, в которой легко узнается и лицо самого художника и лица его друзей.

Самый верхний этаж квартиры выдержан уже в другом стиле. Это хай-тек по проекту дизайнера Алексея Козаря, но он никаким образом не противоречит готике нижних этажей. Пространство разделяют панели из оникса, освещающие комнату ночью, а стены выполнены из сланца. Холодный камень, заполняя почти все пространство, делает его подчеркнуто возвышенным.

Никас Сафронов занимает 3-х этажные апартаменты в историческом здании в центре Москвы, недалеко от Тверской улицы.
Здание было построено в 1928 году по проекту архитектора Щусева для артистов Московского художественного театра.
Архитектурный стиль здания — конструктивизм. В доме было 6 этажей. Однако в начале 2000-х годов здание надстроили. Именно в этих верхних, надстроенных этажах и поселился Никас Сафронов.

Страшно красивая квартира художника Никаса Сафронова — ШоубиZZZ — всё о звёздах — 1 июня — 43581885432

В наши дни среди людей набирает всё большую популярность компактные недорогие жилища. Например, недавно мы рассказывали о каркасных домах, стоимость которых может составлять даже 1000 долларов.

Однако пока обычные люди ищут способы сэкономить на жилье, богатые продолжают строить себе дома покрупнее и подороже.

Не стал исключением и скандально известный российский художник Никас Сафронов. На свое 60-летие он сделал себе подарок стоимостью 70 миллионов долларов. Во столько художнику обошлась расположенная в самом центре Москвы 15-комнатная квартира с учетом ремонта и мебели.

Хотите попасть в добрую волшебную сказку? Приходите 25 апреля в Государственный Кремлевский Дворец на спектакль «Мы все из одной глины». Вы увидите увлекательную историю, как дружба и преданность помогают найти Совершенную Любовь, открывая сердца самых разных людей. Перед началом этого особенного спектакля я представлю выставку своих картин. И еще сюрприз — вы увидите меня на сцене в необычном амплуа. Я уже не первый год поддерживаю организаторов этого прекрасного мероприятия — фонд «Мы все из одной глины», надеюсь, и вы вместе со мной подержите их. Подарите себе чудесный вечер, купите билеты по ссылке в шапке профиля @vse1glina .

На одной сцене вместе с особенными ребятами сыграют сказку о себе и о нас Эдвард Радзинский, Лариса Долина, Дмитрий Харатьян Оксана Федорова, Валерий Яременко, один из ярчайших итальянских вокалистов Николо Конджи, я — Никас Сафронов многие другие… Встречаемся в Кремле! #мывсеизоднойглины #побеждайзлодобром #доброта #добро #исцеляющийтеатр #никассафронов #кремль #спектакль #театр #концерт #ларисадолина #совершеннаялюбовь #харатьян #красота

A post shared by Nikas Safronov (@safronov_nikas) on 

Увидев фотографии квартиры, пользователи сети назвали ее «вампирским гнездом», а самого художника обвинили в полном отсутствии вкуса. Что же так взбудоражило людей?

Квартира располагается в историческом здании 1928 года постройки. Раньше это был 6-этажный дом актеров МХАТа, однако в начале 2000-х сверху надстроили еще 3 этажа. Именно в этих надстроенных этажах и расположились апартаменты Никаса Сафронова.

11 лет ушло у художника на скупку квартир, поиск антикварной мебели и старинных вещей для будущего жилища мечты. Сами ремонтные работы заняли 5 лет. В результате получился 3-этажный пентхаус площадью в почти 1000 квадратных метров.

Еще в школе Никас Сафронов рисовал готические замки в болкнотах, на учебниках, и даже на партах. Такую страсть к готике художник объясняет тем, что его предки на протяжении многих поколений были священнослужителями.

Со временем увлечение готикой превратилось в мечту о постройке собственного необычного замка. В своей квартире Сафронов решил совместить два очень разных стиля — средневековую готику и хай-тек.

На первом этаже квартиры в полной мере царит готический стиль. Уникальную старинную мебель Никас долгие годы собирал по всей Европе.

В библиотеке художник собрал множество редких книг, написанных на различных европейских языках, в том числе и на старославянском.

Почти у каждого предмета в жилище Сафронова есть собственная история. Например, в одной их спален стоит кровать королевы Франции Марии-Антуанетты. А на полу в кухне положена плитка XVII века, купленная на аукционе.

Второй этаж уже ближе к эпохе Возрождения. Комнаты блещут резным декором и деревянной антикварной мебелью. Как видишь, на первых двух уровнях квартиры количество старинных артефактов на квадратный метр просто зашкаливает.

Кроме того, есть множество предметов, стилизованных под старину. На стенах висят репродукции картин XV века, потолки расписаны лично Сафроновым, а на витражах изображены друзья Никаса и он сам.

Третий этаж резко отличается от увиденного ранее. Чтобы как-то сочетать помещения в стиле хай-тек с нижними готическими этажами, стены декорировали камнем, а также установлены светящиеся ночью панели из оникса.

По словам Сафронова, стиль этого этажа отдает дань традициям конструктивизма, в котором выполнен дом.

А если хочешь осмотреть жилище Никаса Сафронова более подробно, то можешь посмотреть видео, в котором сам художник проведет полноценную виртуальную экскурсию по своим апартаментам

Казалось бы, теперь, когда 60-летний юбилей позади, а детская мечта воплощена в жизнь, можно и остановиться. Но нет, Никас не перестает мечтать.

В будущем художник планирует отреставрировать развалины замка в Шотландии, а после этого купить необитаемый остров в Тихом океане, чтобы приглашать туда своих близких друзей.

 

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Подписаться

Новый жилой комплекс в Лафайете создает альтернативу для начинающих художников, чтобы они могли начать свою карьеру

ЛАФАЙЕТТ — The Bottle Art Lofts строятся на месте старого мотеля Less Pay в Лафайете на углу Кэмерон-стрит и Норт-Юниверсити-авеню. . Новый комплекс призван вернуть искусство в город, предлагая доступные возможности для начинающих художников по всему сообществу.

«В Лафайете столько талантов, — говорит разработчик Джош Коллен.«Мы думаем, что подобный объект, в котором люди могут собираться вместе и подпитываться своим творчеством, действительно может помочь каждому в карьере и значительно способствовать экономическому развитию в окрестностях».

Коллен говорит, что аренда квартир и доход ограничены, цены варьируются от 650 долларов в месяц за квартиру с одной спальней до 750 долларов в месяц за квартиру с двумя спальнями.

«Все дело в том, что если вы художник, у вас не должно быть двух или трех подработок, помимо занятий искусством», — говорит Коллен. «Вы должны быть в состоянии сосредоточиться на своем искусстве».

Все апартаменты будут просторными и мансардными, чтобы предоставить художникам достаточно места для работы, в дополнение к мансардным окнам и большим окнам, обеспечивающим естественное освещение и вдохновение на открытом воздухе.

Комплекс будет включать в себя такие удобства, как городской сад, внутренние и наружные рабочие места, а также художественную студию на территории. Bottle Art Lofts сотрудничает с Центром искусств Acadiana для создания мини-галереи внутри комплекса, чтобы жители и художники, живущие в окрестностях, могли бесплатно демонстрировать свое искусство.

Исполнительный директор Сэмюэл Оливер надеется, что эти апартаменты выведут из тени других начинающих художников, чтобы представить свои таланты остальному сообществу.

«Художественный проект или практика каждого начинается как подработка, — говорит Оливер. «Я очень рад, что эти устройства, будучи такими доступными и предлагающими пространство для жизни и работы, помогут воодушевить людей, которые думают о том, чтобы сделать свою работу основной, и действительно покажут им, что у них есть путь для этого. прямо здесь, в их сообществе.»

Коллен говорит, что заявители будут помещены в список ожидания для подачи заявления, и хотя все члены сообщества могут жить в комплексе, те, кто активно ищет карьеру в искусстве, будут перемещены в начало списка ожидания.
———————————————— ————
Оставайтесь на связи с нами в любое время и в любом месте

Чтобы связаться с отделом новостей или сообщить об опечатке/исправлении, нажмите ЗДЕСЬ

Подпишитесь на рассылку новостей по электронной почте ваш почтовый ящик.Выберите один из следующих вариантов: Экстренные новости, Заголовки вечерних новостей, Последние заголовки новостей о COVID-19, Заголовки утренних новостей, Специальные предложения Подпишитесь на наш канал Youtube

Апартаменты художника, Влёра – обновленные цены 2022 года

КВАРТИРА ХУДОЖНИКА Очаровательная квартира с балконом в центре Влёры для 4-6 человек.Идеально подходит для пар, семей, друзей или деловых путешественников. — РАЗМЕЩЕНИЕ — Светлая, просторная и полностью оборудованная квартира имеет площадь 108 кв.м, рассчитана максимум на 6 человек. Это уютная и совершенно новая квартира, расположенная в центре города, в нескольких минутах ходьбы от моря. Для вашего удобства в вашем распоряжении следующие удобства: ● Гостиная: раскладной диван на 2 человека, журнальный столик, обеденный стол на 6 человек, прямой выход на балкон. ● Кухня: кухонный стол, холодильник, плита, духовка, чайник, тостер, кофемашина Nespresso, посуда.● 1-я спальня: двуспальная кровать, шкафы для хранения вещей, выход на балкон. ● 2-я спальня: 2 односпальные кровати, тумбочка, шкаф с вешалками, выход на балкон. ● Санузлы (2): душевая кабина, умывальник, зеркало, унитаз, биде. За пределами: ● Три балкона. Плюс: вентилятор, стиральная машина, фен, утюг, пылесос. Включено: постельное белье и полотенца гостиничного качества.

Я художник, родился во Влере и живу в Голландии. Меня как художника вдохновляют путешествия и, прежде всего, часть года в Голландии, а часть во Влере. Совсем рядом с квартирой художника, где вы остановитесь, находится моя художественная мастерская, где я рисую и рисую. Вы также можете посетить мое ателье. Мне нравится размещать разных путешественников, которые хотят посетить Влеру, в квартире художника. — ГОСТЕВОЙ ДОСТУП – Помещение находится на 2 этаже. По прибытии вам будет выдан один комплект ключей. ВАЖНО: жилье недоступно для людей с ограниченной подвижностью. ВАЖНО: регистрация заезда производится с 15:00 до 21:00, регистрация отъезда — до 11:00. По прибытии вас встретит Арбен, который постарается предоставить вам высококачественный сервис и сделает ваше пребывание у нас приятным и расслабляющим.Мы поможем с получением ключей от квартиры, а также любую дополнительную помощь в случае необходимости.

— РАЙОН – Квартира находится в оживленном районе, где жизнь кипит, недалеко от баров, кафе, супермаркетов и в нескольких минутах от очаровательного Лунгомаре. Вы будете по адресу: • Rruga Cajupi 2, Ndertesa 2, Hyrja 29, Ap. 9 Vlore 9401 Албания. • Набережная Лунгомаре – 10 минут пешком. • Шеши и Фламурит (старая часть Влеры) – 15 минут пешком. • Красивая Ривьера Уджи и Фтохте — 20 минут на машине или автобусе.Рекомендуемые рестораны: Pizzeri Amantia (всего в 2 минутах ходьбы от квартиры) — ТРАНСПОРТ — • У вас есть возможность воспользоваться общественным транспортом. Автобусная станция находится в 3 минутах ходьбы от квартиры.

Apartments at Northrup King разместят артистов в Миннеаполисе

Исторический кампус Northrup King на северо-востоке Миннеаполиса, где художники уже давно обустроили свои студии, скоро станет местом, где они смогут жить.

После двух лет сбора средств некоммерческий девелопер Artspace завершил планы по преобразованию трех зданий в обширном кампусе в 84 недорогих квартиры и культурный центр к 2024 году. В планах на будущее — переоборудовать еще четыре закрытых здания в места, ориентированные на художников.

Проект приветствуется как победа города, который боролся с нехваткой доступного жилья, и долгожданная инвестиция в многовековой комплекс, считающийся жемчужиной северо-восточного Миннеаполиса.

«Это здание в Нортрупе было краеугольным камнем движения, которое превратило Северо-Восток в район искусства», — сказал член городского совета Миннеаполиса Кевин Райх, выросший в этом районе. «Каждый раз, когда мы добавляем к этому что-то, это повод для празднования.»

Ожидается, что в следующем году начнется строительство проекта стоимостью 43 миллиона долларов, который финансировался за счет грантов и займов от города, штата, граждан и экологической группы.

В то время как 84 новых квартиры не решат кризис доступного жилья в Миннеаполисе, городские власти и соседи в восторге от того, что участок площадью 13 акров к западу от Сентрал-авеню, с его возвышающимися бункерами для семян и промышленными кирпичными зданиями, станет равномерным. более важным центром для художников, многие из которых едва сводят концы с концами.

«Северо-восточный Миннеаполис быстро дорожает», — сказал Грег Хандберг, старший вице-президент Artspace по недвижимости. «Исторически это было место, где сконцентрировались художники в городе, поэтому они очень рискуют быть вытесненными.»

Реконструкция, по словам Хандберга, «во многом связана с созданием решения для крупнейшего района города».

Создание уникальных пространств для художников — это то, чем занимается Artspace.

Некоммерческая организация потратила 10 лет на преобразование заброшенных складов, кожевенных заводов, универмагов, фуражных зерновых и амбаров в новое жилье и галереи для городских художников в Айове, Колорадо, Калифорнии, Коннектикуте, Нью-Йорке и в городах-побратимах Фрогтаун, Харрисон и Логан. Парковые кварталы.

Когда городские власти позвонили в Artspace в 2017 году, чтобы узнать, заинтересованы ли они в разговоре с Дебби Вудворд, дочерью владельца Northrup King и покойного владельца Twin Cities Джима Стэнтона, о покупке участка, Artspace вскочила.

В качестве условия покупки Artspace пообещала не вытеснять 350 художников, гончаров, ткачей, фотографов и скульпторов, которые арендуют 200 художественных студий в Northrup King. После покупки массивного комплекса Artspace поместила его в Национальный реестр исторических мест.

Компания Northrup King открылась в 1917 году как компания по сортировке и распространению семян. Шесть возвышающихся семенных бункеров и несколько промышленных зданий остались на участке по адресу 1500 Jackson St. NE. более чем через 35 лет после ухода семенной компании.

Кирпичные здания расположены среди студий, ресторанов и пивоварен в районе, ориентированном на искусство, в который входят близлежащие здания Thorp Building, Casket Arts Building, Solar Arts Building и California Building.

Northrup King является центральным элементом ежегодной студии Art-A-Whirl и музыкального фестиваля, а также домом для Art Attack, фестивалей «Первые четверги» и туров Open Saturday, которые еженедельно собирают сотни людей для ползания искусства.

Корпус добавит новое измерение.

В следующем году Artspace начнет превращать два здания в 163 000 квадратных футов квартир, которые будут источать причудливое промышленное очарование, которое могут придать только 105-летние кирпичные, железные и толстые балочные конструкции.

Планы предусматривают создание художественных галерей, общих рабочих мест, прачечной и безопасного хранения велосипедов для жителей. Третье пустующее здание будет отремонтировано и станет культурно-художественным центром.

Квартиры будут доступны для художников, зарабатывающих от 30% до 80% среднего дохода Миннеаполиса, или примерно от 31 000 до 78 500 долларов на семью из четырех человек.

Арендная плата будет варьироваться от 700 до 1500 долларов в месяц.

Во время недавнего тура Handberg из Artspace продемонстрировал потрясающие виды на центр города, предвидя яркое будущее для давно заброшенных пространств.

«Я вижу, как прямо здесь проходят представления», — сказал он, включив свет внутри бывшего склада семян, чтобы осветить возвышающиеся деревянные балки, железные ворота-гармошки, 15-футовые противопожарные двери и погрузочные доки, выходящие на старый железнодорожная платформа.

Пробегая между зданиями, населенными голубями, Хандберг указал на полдюжины шестиэтажных бункеров для семян, соединенных на самом верху проходом, изогнутыми стенами и неожиданными окнами.

«Это все останется.Он должен стать художественной галереей», — сказал Хандберг, перешагивая через голубиные туши и мимо семяпроводов, бункеров, вентиляторов и других оставленных машин.

Artspace выступает девелопером проекта. Он работает с архитектурной фирмой Cuningham plus Watson-Forsberg из Миннеаполиса в Сент-Луисе.Louis Park и TRI-Construction, принадлежащая Блэку и базирующаяся в северном Миннеаполисе, в качестве генеральных подрядчиков.

Artspace добавит детскую площадку, 150 новых парковочных мест, озеленение и новую систему управления ливневыми стоками, чтобы сделать территорию удобной для жителей художника и их соседей.

Artspace потратила два года на сбор средств и получила гранты или ссуды от города Миннеаполис, штата и Организации по управлению водоразделом Миссисипи.

Член правления ассоциации Logan Park Neighborhood Association Пэт Фогель сказала, что она рада видеть, что Artspace реконструирует участок вместо «застройщика за пределами штата», стремящегося создать дорогое жилье, которое заменит нуждающихся в деньгах местных жителей.

«Доступное жилье — это то, что нам нужно, [поэтому Artspace] был принят благосклонно», — сказал Фогель.

Reich ценит сохранение исторического наследия и доступность по цене.

«Это как, вау! У нас есть единственное художественное сообщество, которое [не облагорожено]», — сказал он. «Вместо этого он должен сохранить свой характер, своих людей и [даже получить] жилье для художников. Это добавляет совершенно другую динамику».

Художник по стеклу Мэри Шварц с облегчением вздохнула, рассказав о будущих планах зданий.Она сказала, что теперь может спать спокойно и принимать больше артистов в кампусе, который считает своим вторым домом.

«Вау!» она сказала. «Было бы здорово.»

Жилье художников Westbeth было пристанищем для художников Нью-Йорка в течение 50 лет

В то время как Ли воспользовался возможностями сотрудничества в Westbeth, Джек Даулинг, который также жил там с момента его открытия, сначала чувствовал себя аутсайдером в обществе. Задумчивый и тихий, Даулинг сегодня любим жителями; как директор по изобразительному искусству в Совете художников-резидентов Уэстбета (известном как WARC) дольше всех работал директором по изобразительному искусству, он организовал бесчисленное количество выставок в галерее Уэстбет и знает почти всех. В 2017 году он был назван первым КУМИРОМ Westbeth.

Но Даулингу было почти 40, он был на мели и практически бездомным, когда Департамент культуры сообщил ему о недавно открытом жилом комплексе в 1970 году. создавал свои абстрактные картины на чердаке площадью 1800 квадратных футов на 1-й авеню и 24-й Ист-стрит, в отдаленном месте, которое художник ценил за его простор и тишину.Легендарный арт-дилер Иван Карп, работавший в галерее Лео Кастелли, отстаивал свою работу. Затем городские власти неожиданно разрешили Нью-Йоркскому университету снести многоквартирный дом Даулинга под студенческое общежитие. Несмотря на дорогостоящую судебную тяжбу, его выселили и заставили поставить свои картины на хранение.

Когда в Westbeth открылось место, Даулинг переехал в скромное помещение площадью 400 квадратных футов, которое жильцы называют «стартовой квартирой», потому что «первое, что вы делаете, — это вносите свое имя в внутренний список переезда, чтобы получить вне этого, — объяснил Доулинг.Предприимчивые арендаторы воспользовались частой сменой руководства в те дни, реконструируя свои помещения или игнорируя список внутренних переездов, и захватывая большие и лучшие квартиры или желанные студии, как только они становились доступными. Даулинг теперь переселился в опрятную, выкрашенную в серый цвет квартиру, почти вдвое превышающую размер начальной квартиры, с мансардой, которую он построил, чтобы писать и хранить свои работы. «Я только что переехал в него, а потом спустился в офис и сказал, что переехал. Этого никогда бы не случилось позже», — сказал он мне.

Недорогие квартиры, названные в честь художника, заменят здания в Детройте

Новое трехэтажное здание с 38 недорогими квартирами и магазином на первом этаже скоро заменит квартал пустующих старых зданий на северо-западе Детройта рядом с Детройтским университетом Милосердия.

Строительный проект под руководством Блэка будет построен по адресу 7303 West McNichols в районе Liv6 и станет первым крупным строительством с нуля наряду с недавно завершенным обновлением уличного ландшафта McNichols стоимостью 7 миллионов долларов.

Во вторник состоялась официальная церемония закладки фундамента проекта стоимостью 10,8 миллиона долларов с участием мэра Майка Даггана и команды разработчиков Джорджа Н’Намди, Рода Хардамона из URGE Development Group и Ричарда Хози из Hosey Development.

Здание будет называться Sawyer Art Apartments в честь современного детройтского художника Тайлонна Сойера, чьи работы будут установлены внутри и снаружи здания.

«Мы пытаемся создать доступное жилье, в котором ощущается высококлассность, и искусство делает это, и искусство также приносит пользу сообществу в целом», — сказал Н’Намди, владелец Центра современного искусства Н’Намди. и строит аналогичный многоквартирный дом с элементами искусства в городском районе Вудбридж под названием Osi Art Apartments.

Подробнее: Через 4 года после закладки фундамента Гилбертс Гудзон еще далек от завершения

Подробнее: Район Детройта, в котором проживает несколько высокопоставленных жителей, меняется: вот как

Все 38 резиденций Sawyer Art Apartments будут предлагаться по адресу сниженная арендная плата для тех, кто получает 60–80% среднего дохода в этом районе, обычно от 34 000 до 45 000 долларов. Арендная плата будет начинаться примерно с 750 долларов в месяц за квартиру-студию, 800 долларов за квартиру с одной спальней и 1278 долларов за квартиру с двумя спальнями.

Кроме того, четыре торговых помещения в здании площадью 33 000 квадратных футов будут предлагаться по льготным арендным ставкам.

«Когда мы впервые начали это путешествие … у нас была одна цель, — сказал Хардамон из URGE Development. — Давайте создадим что-то, чем наш район сможет гордиться».

Дагган сказал, что в этом районе наблюдается экономический подъем, и он ожидает увидеть больше открытых витрин к тому времени, когда Sawyer Art Apartments будет готов. Квартиры будут доступны для существующих жителей, а не только для новоселов.

«Это не тот город, из которого мы собираемся выселять оставшихся людей, чтобы создать жилье для новых», — сказал мэр, вызвав аплодисменты нескольких десятков зрителей, собравшихся в палатке для мероприятий.

Строительство будет включать в себя снос квартала из трех зданий, построенных бок о бок, построенных между 1936 и 1952 годами. Последним действующим предприятием здесь был авторемонтный завод Big Mans.

Проект использует различные нетрадиционные источники финансирования, которые позволяют платить арендную плату ниже рыночной, в том числе:

  • A $3.5-миллионный налоговый кредит на новый рынок от Invest Detroit
  • 4,35 миллиона долларов в виде финансирования от Capital Impact
  • 2,5 миллиона долларов из Фонда стратегического соседства
  • 1,1 миллиона долларов налогового вычета заброшенного месторождения
  • Субординированный заем Мичиганского стратегического фонда в размере 1,25 миллиона долларов
  • Государственный грант в размере 1 миллиона долларов США через Управление реконструкции заброшенных участков Детройта.

Контактный телефон JC Reindl: 313-222-6631 или [email protected]ком. Подпишитесь на него в Твиттере @ jcreindl. Узнайте больше о бизнесе и подпишитесь на нашу деловую рассылку.

Работающие художники Вентура | Апартаменты WAV

PLACE, The WAV (Working Artists Ventura), открытый в 2009 году, представляет собой устойчивое доступное жилье. WAV (произносится как «волна») открылся как современная, устойчивая деревня, предназначенная для художников и домохозяйств с низким доходом. Расположенный в культурном районе города Вентура, штат Калифорния, WAV предлагает доступное жилье и рабочее пространство для художников любого рода; художников, скульпторов, танцоров, поэтов, музыкантов, кинематографистов, а также доступное жилье для малообеспеченного населения.

Театральная галерея WAV предлагает спектакли, художественные открытия и художественную площадку для художников сообщества WAV. Проект WAV разнообразен для семей и отдельных лиц со смешанным доходом. Одно здание, Shore, предлагает жилье для поддержки, предоставляющее жилье и услуги бездомным, бывшим бездомным или находящимся под угрозой бездомности. Все сообщество было спроектировано и построено в соответствии с высочайшими стандартами технологий зеленого строительства (Серебряная награда LEED), включая переработанные строительные материалы, экономию воды и энергии, а также использование возобновляемых источников энергии от солнца.

ДОСТУПНАЯ ЖИЗНЬ

Сообщество WAV предоставляет шестьдесят девять жилых/рабочих апартаментов, все из которых предназначены для семей с низким доходом и артистов. Художники занимали многие помещения, поэтому в них были высокие потолки, много света и открытое пространство. Вот почему WAV предлагает пятидесятичетырехместные недорогие апартаменты, специально спроектированные для художников и их семей.

Пятнадцать квартир специально финансируются для предоставления постоянного поддерживающего жилья наиболее экономически неблагополучным семьям и отдельным лицам в регионе, включая молодых людей, вышедших из системы патронатного воспитания, и недавно бездомных семей. Арендная плата субсидируется ваучерами Раздела 8 на основе проекта HUD.

Общенациональное движение по поддержке жилья, доказавшее свою эффективность. Министерство здравоохранения и социальных служб США сообщает, что почти 84% бездомных семей по прошествии одного года все еще были размещены в вспомогательном жилье, а посещения отделений неотложной помощи были значительно сокращены, что позволило сэкономить расходы на здравоохранение.

ГАЛЕРЕЯ ТЕАТРА WAV

WAV интегрируется с сообществом в центре города, предлагая места для общественных мероприятий WAV.Пространство предоставило место для выставок и встреч членам сообщества WAV за символическую плату.

УСТОЙЧИВОСТЬ

WAV — это сертифицированный по стандарту LEED проект доступного жилья в Вентуре. Здания, разработанные по стандарту LEED, более здоровы для жителей и окружающей среды, сохраняя наши драгоценные природные ресурсы и повышая нашу энергетическую безопасность.

Paseo Artists Village предложит доступную квартиру и портал искусств

Автор: TR Robertson
Один из новейших жилых комплексов в Висте, Калифорния, — комплекс Paseo Artists Village на Пасео-Санта-Фе. Этот проект является частью развития Общественного жилищного строительства (CHW). CHW имеет 30-летнюю историю развития многоквартирного жилья в Калифорнии. Их веб-сайт показывает многие из 42 населенных пунктов в Сан-Диего, Лос-Анджелесе, Карлсбаде, Оушенсайде, Фоллбруке, Северном парке и районе залива Сан-Франциско, где были построены многие из их проектов. Они построили более 3600 арендных квартир для более чем 9000 жителей. Sun Country Builders в настоящее время разрабатывает сайт Paseo Artists. «CHW строит доступные многоквартирные дома, которые красивы и отмечены наградами, создавая процветающие сообщества изнутри.Недавняя экскурсия с Крисом Блумом, руководителем проекта, показала уникальные особенности квартир с 1, 2 и 3 спальнями, а также запланированные для этого комплекса магазины и мастерские художников. План состоит в том, чтобы Деревня художников Пасео стала «воротами в район искусств и катализатором нового динамичного развития вдоль коридора Пасео Санта-Фе». Ожидаемая дата завершения этого проекта — 1 февраля 2022 года.

В настоящее время более 3000 человек выразили заинтересованность в том, чтобы стать претендентами на жилье в этом 60-квартирном проекте.Один из блоков будет предназначен для местного менеджера. Любой, кто заинтересован в проекте, может зайти на веб-сайт CHW и зарегистрироваться в качестве заинтересованного кандидата по адресу www.chworks.org. Приоритетным отбором для первого набора претендентов будут художники, ветераны и жители города Виста. Единицы будут распределены в зависимости от размера семьи и текущего финансового положения, чтобы претендовать на квартиры.

Проект разделен на два отдельных здания.В меньшем здании разместятся 8 квартир с 1 и 2 спальнями. Некоторые квартиры имеют высокие сводчатые потолки. Спальни большие, а в квартирах достаточно места для хранения вещей. На первом этаже также есть торговая площадка площадью 2100 кв. Футов, которая подходит для любого типа розничного магазина, такого как кафе-бар, ресторан или любой другой бизнес. Парковка для этого здания предназначена для розничного бизнеса, который занимает пространство. Во втором, более крупном комплексе, предусмотрена двухуровневая парковка на 52 места, а перед квартирами на Пасео-Санта-Фе будет обустроена дополнительная парковка, а за комплексом ведутся работы по благоустройству дорог.

Во втором корпусе будут 1-, 2- и 3-комнатные квартиры. Квартиры с тремя спальнями имеют 2 ванные комнаты и имеют площадь около 1200 кв. футов. Все квартиры оборудованы кондиционерами, имеют окна с двойным остеклением и раздвижные стеклянные двери. У них есть большие кухни с посудомоечными машинами, холодильниками, электрическими плитами и плитами. Большинство квартир имеют открытые патио разного размера. В зданиях есть места общего пользования, в которых будет удобная мебель для жителей и общения.

В большом комплексе на первом этаже также будет офис по аренде и несколько комнат для жильцов. В этих комнатах разместятся компьютерный зал, кухонная зона со столами и стульями для жителей, кофейный уголок, читальный зал, и они примыкают к большому открытому двору. Во дворе будут установлены кашпо и уличная мебель для жителей. В двухуровневом гараже будет помещение для велосипедов, в котором можно хранить до 18 велосипедов.

На другой стороне двора запланирована выставка художников и рабочая зона площадью 2100 кв. футов, открытые для жителей, которые могут использовать их для своих художественных проектов, и открытые для других в Висте, а также галерея для демонстрации их работ. Более подробная информация будет доступна на этом пространстве, как только сайт откроется. На 5-м этаже большего здания запланирована детская игровая площадка с рядом игровых площадок на свежем воздухе.

Для тех, кто интересуется Paseo Artist Village или любым другим проектом CHW, перейдите на их веб-сайт и нажмите на сайт поиска квартир, а затем перейдите во все сообщества.В этом районе будет Paseo Artist Village, а также несколько других проектов, которые CHW либо планирует, либо уже завершила. Если вы заинтересованы в том, чтобы попытаться быть выбранным для проживания, нажмите на регистрацию, чтобы проверить доступность и выразить свою заинтересованность в выборе и регистрации в списке ожидания.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.