Петербургский стиль: Петербургский стиль — каталог 2021-2022 в интернет магазине WildBerries.ru

26 Июл

Содержание

Петербургский Стиль — апартаменты в Санкт-Петербурге: описание и отзывы, цена

ОбщиеПарковка, Можно с питомцами, Парковка на территории, Частная парковка, Wi-Fi доступен на всей территории
СервисыИнтернет, Wi-Fi, Бесплатный Wi-Fi
Бассейн и оздоровительные услугиГидромассажная ванна/джакузи
ТранспортТрансфер от/до аэропорта, Трансфер от/до аэропорта (оплачивается отдельно)
Стойка регистрацииУскоренная регистрация заезда/отъезда, Хранение багажа, Услуги консьержа, Индивидуальная регистрация заезда/отъезда, Выдаются счета
Услуги бизнес-центраФакс/ксерокопирование
РазноеНомера для некурящих, Лифт, Звукоизолированные номера, Отопление, Гипоаллергенный номер, Курение на всей территории запрещено, Круглосуточная охрана
Обеспечение безопасностиСоблюдаются все протоколы безопасности, принятые местными властями, Нет предметов совместного использования (бумажное меню, журналы, ручки, газеты и т. д.), Антибактериальный гель для рук доступен в номерах и местах общего пользования, В объекте следят за состоянием здоровья гостей, Есть аптечка первой помощи, Доступ к медицинской помощи, Гостям предоставляются термометры, Есть маски для гостей
Физическое дистанцированиеМожно заплатить без наличных, Соблюдаются правила физического дистанцирования, Предусмотрены защитные экраны или перегородки между сотрудниками объекта и гостями, где необходимо
Уборка и дезинфекцияИспользуются чистящие средства для защиты от коронавируса, Стирка постельного белья, полотенец и вещей гостей выполняется в соответствии с местными нормативными требованиями, Дезинфекция жилья проводится перед приездом каждого нового гостя, Уборка объекта выполняется профессиональными клининговыми компаниями, Гости могут отказаться от уборки
Еда и напиткиВсе тарелки, стаканы, столовые приборы и другая кухонная посуда продезинфицированы

одежда и коллекция весна-лето 2022, школьная форма, платья и плащи, отзывы о бренде

Бренды одежды и обуви

Качественная, разнообразная, доступная одежда – такое сочетание является сегодня редкостью. Но бренд «Петербургский стиль» старается приятно удивлять покупателей и каждый сезон представлять красивые коллекции по приятной цене.

В ассортименте марки – большой выбор моделей брюк, пиджаков, платьев, юбок, блузок, кофт. Разнообразие позволяет создавать утонченный, индивидуальный стиль каждый день.

О бренде

Компания уже несколько лет выпускает качественную одежду для женщин, девушек и девочек. Каждая коллекция выполнена в соответствии с модными тенденциями. Для создания актуальных вещей привлекаются лучшие дизайнеры и модельеры северной столицы. Благодаря этому удается достигать серьезных успехов в индустрии моды.

Работники компании регулярно посещают семинары, обучающие курсы, fashion выставки, модные показы, встречи с великими кутюрье. Это позволяет сохранять профессионализм на высоком уровне, создавать безупречную репутацию.

Продукция бренда пользуется спросом среди покупателей. Сегодня магазины компании можно найти в крупных городах России, также налажено оптовое партнерство по всей стране.

Преимущества

  • Обширный модельный ряд. В одежде бренда можно пойти на работу, отправится на прогулку, пройтись по магазинам, встретиться с друзьями или со второй половинкой;
  • Соответствие ассортимента последним модным тенденциям. Каждая женщина, примерив одежду марки, ощутит себя уверенной, обаятельной, красивой и стильной;
  • Привлечение к работе опытных и молодых, креативных дизайнеров. Это позволяет добиться почти невозможного – сделать вещи качественными, в лучших швейных традициях, но при этом учесть новые модные веяния;
  • Использование только качественных, сертифицированных тканей и фурнитуры разнообразных расцветок и фактур;
  • Оснащение производства современным, новейшим оборудованием, соответствующим мировым стандартам;
  • Сочетание в одежде идеального кроя, доступной цены, что позволяет составлять конкуренцию знаменитым домам моды.

Ассортимент

«Петербургский стиль» предлагает большое количество разнообразных моделей женской одежды.

Брюки представлены несколькими фасонами:

  • классические прямые со стрелками;
  • актуальные и модные брюки-клеш;
  • зауженные дудочки;
  • брюки длиной 7/8.

Среди платьев особенно выделяются строгие футляры, предназначенные для офиса и создающие деловой образ, и платья-рубашки, которые визуально стройнят и подходят под любой стиль.

Среди юбок модницы обязательно найдут понравившийся вариант – это может быть юбка-карандаш, колокол, длиной миди или мини, прямая, принтованная или одноцветная.

Коллекции весна-лето поражают буйством красок, использованием легких, летящих тканей, а также интересными дизайнерскими решениями. Особенно в этих коллекциях выделяются две вещи:

  • Первая – укороченные брюки с флористическими мотивами. Они хорошо смотрятся с жакетами, кардиганами, жилетами, футболками и майками. Из обуви сочетаются как с балетками, кедами, так и с высоким каблуком.
  • Второе изделие – цветочный комбинезон. Он универсален и отлично смотрится с туфлями и плоской подошвой, создавая непринужденный образ. Добавив к комбинезону джинсовку, получится молодежный вариант – динамичный, свежий и одновременно женственный.

Верхняя одежда представлена пальто и плащами. Все они имеют классический крой, простой и элегантный.

Также в коллекциях бренда модницы найдут блузы, жакеты, сарафаны и жилеты.

Школьная форма

«Петербургский стиль» славится своим производством детской одежды. Компания получает заказы на форму из разных точек России. Такая популярность достигнута благодаря следующим факторам:

  • Менеджеры компании предлагают специальные условия для школ и родителей. Можно организовать совместную закупку, где процент скидки будет зависеть от количества заказанных форм, их комплектации, ткани.
  • Для пошива детской одежды используются гипоаллергенные ткани. Их состав обязательно включает натуральное сырье (не менее 30%). Материалы воздухопроницаемые, гигроскопичные – эти показатели важны для детской одежды.
  • Собственное производство позволяет технологам полностью контролировать процесс создания вещей, в результате чего получается качественная, отвечающая всем гигиеническим и эстетическим требованиям одежда. Компания внесена в Реестр производителей школьной формы, что является гарантией безопасности детей.
  • Возможность изготовления эмблемы школы в качестве нашивки на форму.
  • Возможность сшить форму на любые параметры и на любой возраст.

Размерная сетка

Размеры одежды «Петербургский стиль» соответствуют российским. Измерив параметры, легко определить свой размер.

Отзывы

Угодить современным модницам непросто. Все женщины хотят чего-нибудь красочно необычного, элегантно красивого, оригинально интересного, качественного, модного и стильного. Все эти требования смог учесть питерский бренд. Отзывы об ассортименте этого швейного производства в большинстве своем положительные.

Покупателям нравится разнообразие модельного ряда, качество тканей, интересную задумку фасонов, необычность принтов.

Женщины отмечают износостойкость материалов, ткань не линяет после стирки, не скатывается.

Качество пошива находится на высоком уровне – все швы ровные, отсутствуют торчащие нитки.

Из недостатков чаще всего выделяют несоответствие одежды заявленным размерам: вещи маломерят.

Как одеваются в Петербурге? — Петербургский стиль! (что брать с собой, лучший сезон??)

Любой уважающий себя гражданин России должен посетить Культурную столицу нашей Родины, также из-за рубежа каждому уважающему себя туристу следует посетить Санкт-Петербург хотя бы раз в жизни. Питер подходит для туристических вылазок. В город на Неве со множеством памятников, дворцов, мостов и театров невозможно не влюбиться.

Решив приехать в Северную столицу на осмотр достопримечательностей, готовьтесь быть здесь постоянным гостем. Тут настольно всё красиво и просто, безо всяких условностей и ограничений, что хочется ехать и ехать в этот город на Неве всякий раз, как выдаётся свободное время. Это по отзывам туристов. Только поселиться в нём решаются не все, из-за капризного, сырого порой сурового климата и непредсказуемой погоды.

В Петербурге часто пасмурно, ведь в году выпадет всего около 60 солнечных дней. Тем не менее петербуржцы одеваются ярко и в светлое, как бы в противовес серому небу. А ещё говорят, что жители Северной столицы своей одеждой со всеми оттенками белого хотят задобрить погоду, чтобы она улыбнулась. В Санкт-Петербурге как нигде верят в магию, город на Неве — самый мистический город России. Посему, в первую очередь, поговорим, как одеваются жители Петербурга.

Во что одевается Санкт-Петербург?

Один из влиятельных порталов, специализирующейся на вопросах изучения моды и успешно продвигающийся в своей нише модной индустрии опубликовал фоторепортаж с улиц Петербурга. Как одета публика в центре города, известно многим, например на Дворцовой площади, Невском проспекте и других знаковых местах Северной столицы, и этот стиль можно охарактеризовать — эксцентричный.

Но это мало сказано. Фотоотчёт позволил людям во всём мире узнать об уникальном стиле Петербурга. Весь свет смог полюбоваться на то, как одеваются петербуржцы.

И вы это сделать сможете тоже (см. фото ниже). Эксперты по моде сразу подытожили. В Северной столице, что сразу бросается в глаза, так это то, с какой лёгкостью и без стеснения петербуржцы, причём любого возраста, сочетают разные стили и направления.

Особо отличается индивидуальность каждого жителя, что выражается в одежде. И главное, оригинальность ненавязчивая. Нет в одежде пафоса и напыщенности. Шедевры одежды как бы созданы из самых простых вещей, а колорит прослеживается в гармонии. Есть ощущение, что надевают на себя люди то, что было под рукой в момент выхода на улицу. Но это не так.

В одежде петербуржцев просматривается смысл. Есть тонкая продуманность. Но и не совсем так. Погода всегда ставит свои приоритеты. Например, встав с постели, можно в окне увидеть летнее солнце, а перед самым выходом уже лупит вовсю осенний промозглый дождь. Поэтому у петербуржцев всегда есть что-то в запасе. Но и не всегда. В уличных образах местных можно увидеть необычное сочетание.

Самые простые вещи могут сопровождаться роскошным декором, или брендовые модели с бижутерией. Подбор тканей определяет балтийский климат, фасоны — насыщенность дня, а зонтик берут всегда. К основным предпочтениям можно отнести обилие однотонного и холодных красок, прослеживаются также естественные цвета — льняные и всё равно светлые. Здесь не пренебрегают возможностью разбавить строгий цвет яркими и свежими деталями гардероба, такими как бирюзовые, оранжевые, красные сумочки, перчатки и шарфики, зонты и туфли.

Необычно светлые элементы подчёркивают аристократичную классику тёмных предметов гардероба. Элегантность и чувство меры только приветствуются, офисные костюмы освежаются красивыми сорочками и нежными блузками, а однотонные платья интересными аксессуарами и бижутерией. В целом, петербуржцы предпочитают удобство нарядности, а стиль моде.

Кому-то петербуржский стиль может показаться даже мешковатым. Реально на берегах Невы и невдалеке от Финского залива любят кутаться в объёмные формы, так теплее. Причём, старшее поколение не уступает в стиле молодому. Женщины и мужчины после 50-60 тщательно ухаживают за собой и следят за модой, находят уникальный стиль, подчёркивающий красоту и эстетику возраста.

Жителям Санкт-Петербурга нравятся недорогие, но стильные вещи разных марок. Оригинальность достигается сочетанием и комбинированием. На улицах Северной столицы увидеть можно такое разнообразие, что удивлению не будет предела: мех и боты, костюм и кроссы, шарф и туфли на босу ногу, трикотаж и тёплая обувь, разве всё перечислишь? Смотрите и вдохновляйтесь.

Как одеваться в Петербурге?

Безусловно, туристам отправляясь в Северную столицу нужно знать, как одеваются в Петербурге, чтобы и погоде соответствовать, так и сказать, и местной моде, чтобы не смотреться белой вороной. Санкт-Петербург — восхитительный город, в котором можно встретить лучшие черты множества красивейших столиц мира.

Походить по нему необходимо, чтобы ощутить всю ту красоту жизни этого сравнительно молодого города со множеством старинных достопримечательностей. Петербург более спокоен и уникален в отличие от Москвы. Кстати, в столице России замечено, что местные одеваются строго по погоде, например, серое небо и одежда ему как бы в тон, ничем не выделяющаяся по цветовой гамме, но разве что с множеством оттенков этого цвета. Однако стиль, материал и бренд можно охарактеризовать одним словом — добротный.

Согласно отзывам туристов, самым важным и наиболее необходимым предметом одежды при посещении Петербурга в более или менее тёплое время года является обычный дождевик. Также всегда нужно иметь при себе складной зонт. Желательно в поездку захватить ветровку. К счастью, современные производители предлагают богатый ассортимент подобных товаров в Петербурге и недорогих, как для взрослых, так и для детей.

Наш совет: зимой не нужно кутаться и нагружать себя одеждой. При беготне по городу вы больше устанете от одежды, чем от хождения по интересным местам и музеям Санкт-Петербурга. И вас будет хоть выжимай, если вы наденете тяжёлую шубу, ещё и от влажного воздуха. Продумайте насчет легкой и тёплой одежды из натуральных тканей; утеплённая и непродуваемая куртка, или пуховик, зимой будет в самый раз.

Как соблюсти Петербургский стиль?

Жители некоторых российских городов привыкли к тому, что перед выходом на улицу они очень щепетильно продумывают свой наряд, как артисты, которые выходят на сцену. Оно и понятно, у подъезда на лавочке всегда собирается строгая публика в виде старушек, которые как взыскательные зрители в театре оценивают всё до мелочей — с головы до ног, и наоборот. Они считают, что нельзя золото носить с серебром, кеды с пиджаком, ходить с ободранным лаком и без никакой причёски.

В Петербурге на такие мелочи жители абсолютно не обращают никакого внимания. И это вовсе не значит, что в Петербурге одеваются, во что придётся и как попало, о чём мы говорили выше. Петербуржцы не любят вызывающих нарядов, не терпят вульгарности и безвкусицы, но спокойно относятся к иноземной или национальной моде. Жители города на Неве толерантны.

Но в то же время петербуржцы самодостаточны, следят за западной модой и в стране, проецируя её на себя, стараются одеваться симпатично и гармонично, но по своему. Также в Северной столице как нигде доминирует спортивный стиль. Исходя из этого шорты, джинсы, майки, футболки и кеды станут самыми лучшими вещами для путешествия по городу летом.

В Санкт-Петербурге девушки любят носить простые платья и балетки, парни — джинсы и футболки, босоножки. Часто дамы, которые впервые едут в Петербург, думают, что в потрясающих, дорогущих платьях и туфлях на высоченных каблуках получатся отличные фото в свете таинственных фонарей около Зимнего дворца. В «лабутенах» можно увидеть немало туристов из России и их измученный вид к концу дня.

Хотя на высоченных каблуках ходят на определённые мероприятия. Ведь тротуары в Петербурге отличные, покрыты асфальтом, а добираться до необходимого места можно на метро, которое удобно тем, что не нужно бежать за транспортом, как в случае с маршруткой или автобусом. Можно весьма грациозно спуститься в подземный переход, приобрести жетон, пройти через турникет и спуститься на эскалаторе на станцию. Стоять, свернувшись в три погибели, в электричке тоже не придётся.

И это огромное достоинство прекрасного Петербурга, что позволяет каждому наряжаться так, как душе угодно и телу удобно. Только для визита в знаменитый Эрмитаж желательно взять с собой туфли без каблуков и классический наряд. Каблуки не только не удобны при посещении множественных залов Эрмитажа, но и как бы не комильфо. При ходьбе по залу на каблуках разносится эхо, что считается некультурным в приличном обществе, более того отвлекает других зрителей от созерцания прекрасного.

Оказаться в Питере и не посетить Петергоф — непростительно. Его знаменитые фонтаны славятся по всему миру, на открытие и закрытие фонтанов в Петергоф съезжаются туристы со всей планеты. Разумеется, для посещения праздника фонтанов потребуется определённая лёгкая классика, а для простого посещения лучшим вариантом одеяния, когда едва тепло, станет лёгкая куртка и ботинки, летом вполне подойдут шорты с майкой и босоножки, сандалии. В шлёпанцах ещё можно ходить по городу, а от сланцев необходимо отказаться сразу. Всё же Петербург — не курортный город. На природе в пригородах Петербурга сланцы покатят.

Изучая то, как одеваются в Питере, туристы приходят к выводу, что не следует набирать вагон вещей, подходящих исключительно для одного — летнего или зимнего сезона. Гораздо разумнее взять по комплекту одежды для разной погоды. Тогда удастся не замерзнуть, не «зажариться» и выглядеть стильно и красиво. Зонт, куртка или кардиган всегда есть в гардеробе петербуржца, даже в самую тёплую погоду. Лето — не исключение из правил.

В повседневной моде жители города на Неве предпочитают удобную одежду — джинсы, тренчкот, кроссовки, большая сумка. Наряжаться принято для похода в театр. В театрах Петербурга можно встретить дам в коктейльных платьях, в нарядах с открытыми плечами, в кружевных или меховых накидках и роскошных украшениях, а мужчин — в строгих и дорогих костюмах. Визит в ресторан у горожан не считается особенным событием. Туда одеваются, соответственно поводу.

Какой лучший сезон для поездки в Петербург?

Часто можно услышать советы, что приезжать в Питер лучше всего в июне. Это сезон белых ночей, и нет лучшего времени, когда тепло, светло и мухи не кусают, как говорят просто в народе о полной красоте и гармонии. Доля правды в этом есть.

Лето считается самым популярным туристическим сезоном, когда в Северной столице наступает период белых ночей. Началом белых ночей принято считать 25 мая, окончанием — 17 июля. Но всё зависит от целей посещения, предпочтений и возможностей туристов.

Однако стоит отметить, что Санкт-Петербург — прекрасен в любое время года. Каждый сезон придаёт Северной столице свой шарм, изыск и очарование. Поэтому туристический поток в городе на Неве никогда не иссякает. В Культурную столицу России невозможно не влюбиться, причём, с первого раза.

В Питер можно ехать в любое время года. Он примет по-свойски, просто и радушно. Высоким туристическим сезоном в Петербурге принято считать майские праздники, лето и январские каникулы. Кто-то любит осмотр достопримечательностей Города мостов без суеты, и едет в межсезонье. Кому-то нравятся людность Петербурга и отдыхает в нём в самые тур-пики.

«Петербургский стиль» как маркетинговый ход

Исторический контекст помогает продаже объектов недвижимости, поскольку покупатель пока консервативен.

Спрос определяет предложение — в том числе в архитектуре. Допустим, покупатель квартир-студий ориентируется только на цену, но люди, выбирающие жилье в верхних ценовых сегментах рынка недвижимости, ищут продукт по душе. А если это так, то изменения в составе покупателей дорогой недвижимости — переезд «Газпрома», предстоящий перенос в Петербург судов и так далее — отразятся на стиле городской застройки. Чтобы проверить эту гипотезу, корреспонденты РБК попросили экспертов назвать характеристики петербургского стиля современной архитектуры и рассказать, как он эволюционирует.

Строгость и сдержанность vs «купечество»

Беглый взгляд на новую застройку двух российских столиц позволяет заметить, что в обоих городах уродливых объектов немало, но при этом в Москве их все же больше и московская застройка хаотичнее и эклектичнее. Из этих наблюдений может следовать лестный для петербуржцев вывод, что во второй столице покупатели недвижимости, архитекторы и девелоперы обладают большим вкусом.

«Две трети петербургской застройки ХIХ — начала ХХ века было создано гражданскими инженерами, которые вроде бы строили рядовые объекты, а не архитектурные шедевры, — рассуждает председатель Союза архитекторов Петербурга Олег Романов. — Однако они обладали таким безупречным вкусом, что сформировали уникальную в мировом масштабе типовую застройку. На фоне их работ будут совершенно неуместны проявления китча, купечества, которые распространены в Москве; в этом, и только в этом, смысле петербургский стиль сегодня существует». В то же время некоторые московские архитекторы создают аристократические по духу объекты. «Например, работы мастерской «Остоженка» в Москве мне хочется назвать петербургскими», — добавил О. Романов.

«Новые проекты в историческом центре Петербурга продумывают так, чтобы не выделиться, а, наоборот, вписаться в окружающую архитектурную среду. Если эта задача решается успешно, то современные объекты естественным образом характеризуются строгостью и сдержанностью», — говорит Михаил Гущин, директор по маркетингу Холдинга RBI.

Две доминанты

По словам директора архитектурной мастерской «А-Лен» Сергея Орешкина, можно говорить о двух преобладающих подходах современной петербургской архитектуры — неоклассицизме и модернизме, а между ними присутствует небольшое количество переходных форм. Как он продолжает, модернистские прочтения заметны в БЦ «Авеню» Михаила Мамошина и жилом доме Stella Maris Студии Евгения Герасимова; стилистика ар-деко или даже постмодерна присутствует в проекте Omega House на Карповке (архитектрор М. Мамошин). Совсем открытый модернизм — «Дом у моря» Сергея Чобана и Евгения Герасимова. Подход к застройке «Морского фасада» и «Каскада» был модернистским, добавляет архитектор, и в модернистском стиле Eightedges («Восемь граней») лондонского архитектурного бюро Николаса Гримшоу выполнено здание Банка «Санкт-Петербург». К переходным формам можно отнести неоэклектику, например дом по проекту Юрия Земцова напротив Инженерного замка.

«К неоклассицизму принадлежит «Венеция» Евгения Герасимова — это чисто венецианское палаццо, но в нашем исполнении, — отмечает С. Орешкин. — Из классики можно назвать «Смольный квартал» Юрия Земцова и Михаила Кондиайна, а также здание Арбитражного суда по проекту Владимира Григорьева».

Менеджер, стань дворянином!

«В Петербурге легче и эффективнее торговать Серебряным веком, а в Москве – неоконструктивизмом, – рассуждает доцент Европейского университета в Санкт-Петербурге Вадим Басс. — Поэтому в Петербурге строят дома, условно говоря, серые и с эркерами, а в Москве – со скругленными углами, «коронами» и горизонталями окон. Едва ли здесь можно говорить про московский или петербургский стиль».

«Гений места, традиции, контекст — все это типовые элементы, из которых составляется продукт для продажи, — продолжает он. — И я не против коммерческого продукта — обидно, что он получается, за редкими исключениями, устаревшим. Зодчие совместно с девелоперскими компаниями создают пафосные маркетинговые конструкции в стиле 1990-х годов. Архитектурные решения — сродни названиям объектов, таких как «Благородное собрание» и т. д. Благородные семейства исчезли сто лет назад — как своевременно мы играем в служивое дворянство!»

По мнению Вадима Басса, вкусы клиентов, продавцов и архитекторов взаимно влияют друг на друга: «Предлагаемое продавцами вполне отвечает вкусам клиентуры, здесь маркетинг приобретает черты игры в поддавки — особенно со стороны архитекторов».

Сходную мысль высказывает искусствовед и научный сотрудник Государственного Эрмитажа Алексей Лепорк: «Я не общаюсь с покупателем недвижимости, но если судить по зданиям, то очевидный симптом — непреодоленное голодное детство, потому и играют в дворянство 1890-х, но для правдоподобия совершенно не хватает «стати». Вот и получается одно купечество с недавним крепостным прошлым». С его точки зрения, нет объективных оснований говорить о петербургской архитектурной «интеллигентности» в противовес московскому «купечеству».

«Никакого петербургского стиля в постсоветской архитектуре, увы, не случилось, — считает Алексей Лепорк. — До недавнего времени казалось, что неосталинизм свойственен только Москве, но и это оказалось не так — появился «Граф Орлов» и другие примеры. Да и настойчивое приглашение звезды раннего постмодернизма 1970-х Рикардо Бофилла — больной симптом». «Упрощенные парафразы неоклассики у нас процветают, а в мире про них вспоминают лишь как о курьезах прошлого, — критикует он городскую архитектурную практику. — И лучшим жилым домом остается все та же старая постройка мастерской Земцова у Инженерного замка».

Игорь Оноков, генеральный директор девелоперской компании «Леонтьевский Мыс»:

«Внешний облик — это лишь одна из составляющих архитектурной концепции. Форме предшествует содержание — функциональное наполнение объекта, зонирование помещений и планировки. Роль архитектора, который сможет создать форму, не отделяя проект от местоположения и других характеристик дома, очень важна. К примеру, если дом в историческом центре, то он должен органично вписаться в уже существующую городскую панораму, которая создана несколько сотен лет назад. Если объект строится у воды, то он просто обязан раскрыть все свои видовые преимущества. В этом случае в оформлении может быть использовано панорамное остекление, а крышу здания лучше благоустроить и сделать доступной для жильцов, которые смогут наслаждаться видами с высоты птичьего полета.

Также в современном элитном домостроении очень важна концепция так называемого «плейсмейкинга» или «дизайна среды». Все, что необходимо для жизни и отдыха, должно находиться в непосредственной близости от дома, а лучше — в его составе. Раньше придомовая инфраструктура воспринималась как некое дополнение к объекту. Сейчас эти опции воспринимаются как одни из ключевых критериев при выборе будущей квартиры. Порядка 80% своих ежедневных потребностей человек должен решать недалеко от дома».

«Петербургский стиль» против петербургского духа

По словам профессора кафедры градостроительства Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета Валерия Нефедова, стремление повторять старую застройку больше всего отдаляет современную архитектуру от настоящей петербургской. «С появлением новых построек, в которых максимально выражен пресловутый «петербургский стиль», можно уверенно говорить о тенденции карикатурного историзма. Атрибутом «петербургского стиля» в нашем городе являются колонны, фронтоны, башенки, балясины, кривые балконы, лепнина и прочие декорации. Этот надуманный стиль стал синонимом таких понятий, как «устаревший», «застывший», «декорированный»», — считает он.

В. Нефедов напоминает, что изначально петербургский стиль был чем-то противоположным: «В городе Петра I была синтезирована живая культура европейских стран. Этот уникальный стиль транслировал передовые достижения Италии, Франции, Германии, Голландии. Сегодня он транслирует желание имитировать прошлое. Такая заявка абсолютно несостоятельна!»

По мнению же публициста, руководителя архитектурного форсайта «Будущий Петербург» Федора Гаврилова, не стоит винить в этой проблеме архитекторов — просто городское сообщество не хочет изменений, что отражается в эстетике застройки. Ностальгические вкусы покупателей недвижимости — частный случай общего консервативного запроса.

И все-таки эволюция

На одной из дискуссий, проведенных РБК Петербург, девелоперы и архитекторы назвали элитный сегмент рынка недвижимости потенциальным локомотивом прогресса. В «элитке» есть деньги, необходимые для творческих и технологических экспериментов, — и есть стимул их осуществлять, поскольку покупатель развивается и его требования растут. Вполне возможно, что участники этой дискуссии были правы.

В этом году продавцы дорогой недвижимости констатируют: их клиент быстро молодеет. Теперь это во многих случаях человек около тридцати лет, без определенного надолго места жительства — он регулярно меняет города и даже страны. По мнению Вадима Басса, смена поколений изменит облик застройки вернее, чем что-либо еще. «Сегодняшний российский покупатель «элитной недвижимости» поездил и многое видел. Представителей бизнеса уже не купишь маркетинговыми лозунгами – они знают европейские стандарты стиля жизни Upper Class получше архитекторов, на собственном опыте». «Другое дело, что это еще не означает оформленных предпочтений в смысле «языка» архитектуры», — добавляет эксперт.

«ПЕТЕРБУРГСКИЙ СТИЛЬ» – ФРАНШИЗА С «ФИШКОЙ» И ХОРОШЕЙ РЕПУТАЦИЕЙ

Секреты успеха

«Петербургский стиль» – бренд-долгожитель на рынке одежды для женщин. Успешность торговой марки объясняется точным соответствием ожиданиям покупательниц. Женщины желают носить современную качественную одежду, «Петербургский стиль» дарит им такую возможность. Торговая марка давно завоевала репутацию бренда, который хорошо знает и понимает свою целевую аудиторию.

«Репутация – это когда тебя знают, любят и доверяют тебе. Это не просто слова – это, прежде всего, отношения с нашими покупателями. Отношения, выстроенные годами внимания и заботы.

Почему наши покупатели доверяют нам? Потому что мы никогда их не подводим. Женщины, ставшие нашими покупательницами однажды, как правило, остаются с нами навсегда.

С точки зрения маркетинга и востребованности у целевой аудитории, нужно понимать вот что. Сейчас на рынке российских производителей очень широко представлена молодежная ультрамодная одежда, одежда для спорта и отдыха и домашняя одежда. А что делать тем женщинам, которые достигли взрослого возраста, скажем 30 лет, прошли определенный путь в карьере или бизнесе и стремятся продолжать его? Их почти никто не одевает. А ведь это самая платежеспособная аудитория! И найти достойную одежду по адекватным, разумным ценам – целая проблема. Вот мы и решаем эту проблему – вполне успешно, как нам кажется», — объясняет Александр Филиппов.

«Петербургский стиль» несет покупательницам собственный стиль, отличный от других, очаровывая представительниц прекрасного пола своей неповторимостью. У питерского бренда есть свой секрет популярности у потребителей.

«Фишка» и особенность нашего ассортимента в том, что, во-первых, мы представляем большое количество женских деловых костюмов, но при этом наши костюмы не являются «излишне» деловыми и скучными – они выполнены в разных стилях, они яркие, интересные, а главное, эмоционально заряженные. Каждая капсула – это определенное мироощущение, ощущение себя. Надеваешь один костюм – ты строгая леди-босс, надеваешь другой – кокетливая француженка, третий – становишься юной, быстрой и дерзкой, меняешь блузку – и вот ты уже роскошная женщина, которая всем все уже доказала…

Они, действительно, создают настроение, наши костюмы.

Петербургский стиль гостеприимства – Коммерсантъ Санкт-Петербург

Интерьеры отелей Петербурга стараются соединить классический канон с модой и функциональностью.

Ведущие отели Петербурга сохраняют тенденцию соответствовать своей исторической концепции, приближать интерьер к экстерьеру, считает член Союза архитекторов Андрей Макаров. В этом состоит искусство дизайнеров — соединять классический канон с модой и функциональностью. Пять лет назад, в 2005 году гранд-отель «Европа» начал полномасштабное обновление номерного фонда. Концепцию интерьера гостевых комнат и коридоров создавал француз Мишель Жуане, который также оформлял «Чиприани» в Венеции, «Риц» в Мадриде, «Копакабана Палас Отель» в Рио-де-Жанейро. Новые комнаты сделаны в духе частной резиденции — однородная цветовая гамма, подчеркнутое мягкое освещение, массивные кресла, портьерный рисунок в стиле позапрошлого века. Арочные проходы и красные оттенки создают ощущение дворцовых коридоров. Кафе «Мезонин» в атриуме стилизовано под петербургский дворик — кованые фонари сделаны по мотивам проекта архитектора Жана Леблона, прибывшего в Петербург в 1718 году по приглашению Петра I. В 2008 году после реставрации открылись 12 номеров в стиле Belle Chambre, реставрация каждого обошлась в $300 000. Отдельная тема — элементы русского убранства: настольные лампы в форме самоваров и мебель с отделкой из карельской березы. Каждый из десяти люкс-апартаментов имеет свое название и отличительные мотивы оформления интерьера: «Лидваль» — с зимним садом на остекленной веранде и антикварной мебелью из коллекции отеля, «Паваротти» — золотое на красном и старинный рояль в гостиной, «Фаберже» — золотое на лиловом, мебель инкрустирована драгоценными камнями и патиной.

Зачастую искушенным путешественникам требуется гораздо больше, чем комфорт и услуги. В цене стиль и авторство. Управляющая компания Rocco Forte Hotels, в которую входит петербургский отель «Астория», в дизайне предоставляет каждому отелю право на национальный колорит. Петербургский модерн в здании архитектура Фредерика Лидваля — главное в концепте антуража «Астории». В холлах — фламандские гобелены XVI века, хрустальные люстры начала XX века и копии римских скульптур из белого мрамора. В номерах каминные часы из яшмы, настольные лампы из белого оникса и оригиналы картин русских художников. Два года назад номерной фонд частично реконструировался — номера люкс категорий Classic Suite и Deluxe Suite в шестом этаже оформила Ольги Полицци, директор по дизайну The Rocco Forte Collection. Интерьеры, перегруженные дизайнерскими идеями, редко бывают удобными и привлекательными для гостей, считает госпожа Полицци, поэтому в обновленных номерах спокойные, близкие к пастельным цвета, светлые деревянные полы, лен. Интерьер отеля был бы неполон без экстерьера: окна большинства номеров «Астории» смотрят на Исаакиевскую площадь.

В результате реализации проекта реконструкции и расширения отеля «Коринтия Санкт-Петербург», завершенного в июне 2009 года, внутренние интерьеры отеля претерпели значительные изменения. Холл отеля был полностью реконструирован, появилось крыло представительского класса с дополнительными 107 номерами и с крупнейшим среди пятизвездочных отелей города конференц-залом на 600 человек.

Все новые интерьеры отеля, включая холл в основном здании, выполнены в стиле ар-деко (art deco modern). Архитектурное решение предложено GA Design International (Англия), одной из ведущих в области гостиничного дизайна компанией. Компания подписала договор с Corinthia Hotels International на реставрацию и обновление некоторых гостиниц этой сети. Следуя современным тенденциям в области гостиничного интерьера, GA Design представила интересное концептуальное решение новых номеров в крыле представительского класса в стиле fusion. В отделке номеров использованы деревянные декоративные панели, в туалетных комнатах — мрамор, ковровые покрытия и дубовый паркет. Для декорирования интерьеров привезены зеркала и светильники английских фирм Porta Romanno, Chelsom и CTO, картины и керамические вазы лондонской художественной галереи Artefact. А новые кровати в номерах уже получили образное название «Кровати сладких снов» (Sweet Dream Beds).

Панорама

Многие отели города привлекают гостей видами. Так, шарма отелю «Амбассадор» добавляет размещенный на шестом этаже ресторан «Вернисаж» с панорамным видом исторического центра Петербурга. Новое здание отеля выполнено сообразно архитектурной композиции центрального района с исторической застройкой. В отделке интерьеров использовались ценные породы дерева, мрамор и гранит, восстанавливались старинные люстры и лепнина. Дворцовую площадь с Эрмитажем и аркой Главного штаба могут наблюдать гости Kempinski Hotel Moika 22. Отель располагается в бывшем петербургском особняке, построенном Василием фон Витте в 1853 году; реконструкция сохранила классические фасад и внутреннее убранство времен правления Николая I — от старинного клавира и антикварных ширм в Чайной комнате до пышного императорского стиля президентских люксов. Kempinski Hotel Moika 22 стоит на воде, поэтому дизайн большинства номеров посвящен морской тематике. Здание Radisson Royal Hotel на углу Невского и Владимирского проспектов также реконструировалось с оглядкой на историческое прошлое. По-другому обстоит дело с тремя петербургскими отелями Park Inn, которыми, как и Radisson Royal Hotel, управляет компания Rezidor. Идея оформления отелей Park Inn прежде всего состоит в повторяемости, тиражировании бренда. Узнаваемость и соблюдение принятых стандартов — главная составляющая интерьера таких отелей, как Sokos и Marriott.

Малые отели

Свое место в системе координат отельного рынка в городе занимают так называемые малые отели. В этом сегменте наиболее заметны отель «Александр хаус» на Крюковом канале, а также гостиница «Невский форум» на Невском. Как говорит Сергей Домбровский, совладелец управляющей компании Valka, при оформлении «Невского форума» ориентировались на то, чтобы дать каждому из 28 номеров свою идею. Привязываться к классическому петербургскому стилю не было нужды — во время капитального ремонта в 1978 году внутренности здания практически не восстанавливали. Архитектор проекта Андрей Зуев выполнил каждый номер в индивидуальном стиле — пол из португальской пробки, гранитная лестница, решетчатые металлические потолки. Общий посыл: минимализм с оглядкой на комфорт и экологичность. А вот отелю «Комфорт» (той же управляющей компании) на Большой Морской улице пришлось придерживаться классического подхода к дизайну: во всех 18 номерах сохранена лепнина, камины и общий стиль позапрошлого века.

Мини-решения

Отдельной темой выступают мини-отели, число которых в Петербурге неуклонно растет. Причина — огромное количество бывших коммунальных квартир в центральных районах города; редкий дом на Невском проспекте не может похвастаться собственной мини-гостиницей. Обычно площадь мини-отеля составляет 200-300 кв. метров, эти размеры позволяют создать 6-10 номеров с удобствами, маленькой кухней-кафе и ресепшен. Бюджетные мини-отели, как правило, тяготеют к простейшим оформительским решениям, интерьеры к экстерьеру не апеллируют. В зданиях XIX века возводят стены из гипрока и ставят мебель советских времен. Но многие мини-отели в центре города вполне соответствуют исторической составляющей. Отель Ermitage расквартирован в двух этажах на Миллионной улице в доме, подаренном императором Павлом своей фаворитке, княгине Гагариной. Холл первого этажа с мраморным полом и камином, все четыре номера отеля выдержаны в стиле эпохи рубежа XVIII-XIX веков. Мини-отель бизнес-класса «Старая Вена» расположен в бельэтаже дома по Малой Морской, на месте знаменитого в начале ХХ века ресторана столичной богемы «Вена». Отель напоминает музей петербургской богемы Серебряного века: во всех 14 номерах на стенах разместились архивные фотографии, в распоряжении гостей библиотека с дореволюционными изданиями, состоящая из произведений и мемуаров постоянных посетителей ресторана «Вена». Отель «Пушка Инн» на Мойке, разместившийся в бывшем доме Ивана Пущина, частью интерьерных деталей тоже старается напоминать XVIII век. Но порой звучная культурная подоплека содержится только в названии — про интерьеры мини-отелей «Братья Карамазовы», «Филиппов на Невском проспекте», «Герцен-хаус» можно с уверенностью сказать, что они «выдержаны в духе европейских стандартов».

Анна Коварская

Торговый центр Аврора — Женская одежда

Бутик VAI VAI
Размерный ряд: 42-54
1 этаж

Бутик VAI VAI эксклюзивно в Нижнем Новгороде представляет коллекции дизайнера Светланы Зотовой. Светлана Зотова — обладатель 4-х хрустальных манекенов и других наград в области модной индустрии.

Марка придерживается коллекционного принципа выпуска одежды, т. е. все изделия гармонично сочетаются друг с другом, и покупателю предоставляется возможность полностью обновлять гардероб, при этом одежда будет иметь свой неповторимый образ, особый дизайнерский налет, который отсутствует в массовых марках.

тел. 8(902)3077714

Супер распродажа!

Скидки до 50%!

Успей купить любимую одежду по доступным ценам!

 

Салон вечерних платьев «ViVIANO»
Размерный ряд: 38-54
1 этаж

В салоне представлены вечерние платья американских брендов. Отличительным признаком является богатая палитра расцветок и удивительно элегантный силуэт вечерних платье, многие из которых являются копиями «красной дорожки».

тел. 8(910)1451588
сайт: www.viviano.ru

Салон «Le DeVi»
Размерный ряд: 42-58
1 этаж

Шубы, пальто, платья, блузки, юбки, брюки.

Марки:

  • «Парадокс», «Авалон», «Кристи», «Эгра» (Россия)
  • «Mockuno», «Soco», » DEVASPIGA», «VDP» (Турция)
  • «BALL», «[email protected]», «Wendy Trendy», «Jacopomoda»,»Pola», «[email protected]»,»Mihos»

тел. 8(920)0158246

Салон «Шарм»
Размерный ряд: 44-56
1 этаж

Широкий ассортимент одежды для стильных и уверенных в себе женщин.

Разнообразие блузок, юбок, брюк, верхней одежды и аксессуаров производства стран Россия, Белоруссия, Польша.

Салон «Польский стиль»
Размерный ряд: 42-56
1 этаж

Наш салон представляет женскую одежду известных польских марок «Паола», «Жан Поль», «H.D.», «Мерла».

Ассортимент регулярно обновляется.

тел. 8(930)7055576

Салон «Елена»
Размерный ряд: 44-60
1 этаж

Наш салон предлагает эксклюзивный ассортимент стильной польской женской моды. Мы работаем напрямую с производителями и предлагаем товар гарантированно высокого качества. Вся одежда соответствует мировым модным тенденциям и постоянно обновляется. Одежда, предлагаемая нашей компанией — это всегда актуальность моделей и гарантированно высокое качество изделий.

тел. 8(920)0405744

Сеть магазинов «Настоящие джинсы»

«Настоящие Джинсы» — это сеть магазинов, где вы можете с уверенностью купить оригинальную продукцию марок Levi’s, Wrangler, Lee, Montana, Westland.

Мы представляем известные всем марки и продаем только фирменные джинсы по разумным ценам. Поставки от производителей, гарантии качества, приятный сервис в магазине.

Высокое качество товара, внимательный персонал, а также разумные цены приятно удивят посетителей магазина.

тел. (831)2776458
сайт: https://vk.com/realofjeans

Салон «Каприз»
Размерный ряд: 44-58
1 этаж

Мы собрали в своем салоне лучшие модели женской одежды, которые отличаются естественными линиями кроя, лаконичным выражением стиля, современными качественными материалами и разнообразием.

Предоставляем богатый выбор: легких блузок, брюк, жакетов, а также множество других оригинальных моделей из последних коллекций от производителя.

тел. 8(910)3811987

Бутик «Pepper Style»
Размерный ряд: 50–68
2 этаж

Мода больших размеров.

Женская одежда: пальто, плащи, костюмы, платья, жакеты, юбки, брюки, блузки.

Марка придерживается коллекционного принципа выпуска одежды, т. е. все изделия гармонично сочетаются друг с другом, и покупателю предоставляется возможность полностью обновлять гардероб, при этом одежда будет иметь свой неповторимый образ, особый дизайнерский налет, который отсутствует в массовых марках.

тел. 8(929)0504341

сайт: www.pepperstyle.ru

Салон «Петербургский стиль»
Размерный ряд: 42-58
2 этаж

Большое разнообразие верхней одежды, костюмов, блузок, джемперов.

Марки: «Vemina city», «TINONA», «URDAN STYLE», «BULAEVICH»

тел. 8(904)3914195
сайт: www.peterstyle.ru

© 2022 Торговый центр «Аврора»
603002 ул. Советская 12, тел.(831) 277-62-29, 8 (910) 798-11-10

Петербургский стиль / Петербург ГОРОД / Путеводитель по Санкт-Петербургу, Россия

Предупреждение: current() ожидает, что параметр 1 будет массивом, ноль указан в /home/webs/city.air.spb.ru/system/advert.robo в строке 24.
Культура
Театры
Музеи
Галереи

Есть вопросы?
Свяжитесь с нами!
Актуальные темы
Визовая поддержка
Белые звезды
Фестиваль Ночи
День города
программа

Популярные поисковые слова на этой неделе

ул. Карта Петербурга
Новости Петербурга Петербургские апартаменты Русские деньги Бизнес-гид Заметки путешественника Все отели Санкт-Петербурга русская кухня Арендуйте квартиры прямо сейчас! Санкт-Петербург Тревел Ваш личный гид Путеводитель по Петербургу Специальное предложение для пассажиров Круиза Размещение в Петербурге Климат Рекламируйте с нами Информация о визе карта


портфолио
Все, что вам нужно знать о петербургских модельерах, кутюрье и стилистах.Интервью, подборки и биографии помогут найти подходящего вам дизайнера.
Да здравствует мода!!!
Новости и тенденции глазами Петербурга. Подробнее о дефиле, показах и последних коллекциях на английском языке! Мы предоставляем читателям PetersburgCity. com эксклюзивные материалы. Быть на связи!
Путеводитель по моде
Здесь вы найдете всю информацию о городских домах моды, студиях и бутиках. Высокое качество, доступные цены и изысканный стиль – вот что мы называем петербургской модой.Будучи в Петербурге, посетите эти места и увезите домой стильную часть города.
Санкт-Петербург в картинках

Продажа фотографий!


Информация для пассажиров круиза

Поиск событий
Ключевое слово

тип

типа
Все листинги 300 — годовщина чел. СообщенияConcerscersexhibitesfestivalskidsmoviesmuseumsnightLifissportTheaterTheater
Дата
TodayNext 3 Daysnext 7 Daysnext 30 Dayselex Headall Dates

Мастер Петербурга и мученик стиля

В конце 2021 года произошло необычное литературное событие: двухсотлетия двух гениев современной фантастики.Возможно, это были ведущие романисты своих стран: русский Федор Достоевский (11 ноября) и француз Гюстав Флобер (12 декабря). Не существует убедительных биографических свидетельств того, что Достоевский когда-либо читал « мадам Бовари» (1857 г.) или что-либо еще Флобера. Верно, конечно, и обратное: Флобер не знал русского языка, тогда как Достоевский был мало известен во Франции до своей смерти в 1881 году, через год после смерти самого Флобера.

Тем не менее, совпадение двухсотлетних годовщин их рождения дает возможность исследовать удивительные сходства между двумя писателями на огромном континенте их различий. В противном случае никому бы и в голову не пришло ставить в пару столь непохожих друг на друга авторов, как педантичный, перфекционистский образец французской прозы и хаотичный, беспорядочный гений русского романа. В самом деле: даже недавнее прохождение их двойного двухсотлетия не вызвало научных размышлений об их сходствах и различиях, что говорит как об академической чрезмерной специализации, так и о двух авторах.

Родоначальники современного романа

Достоевский и Флобер, на первый взгляд, стоят на противоположных полюсах стиля и чувственности в европейском сознании конца XIX -го -го века — «европейской оси» «литературного пространства», как литературовед Анджей Бушка сформулировал это.С одной стороны, мы видим мучительно контролируемую точность флоберовской фантастики; с другой — дикие, страстные, часто кошмарные настроения и литературные манеры романа Достоевского. С этой точки зрения, Флобер, «отшельник из Круассе», является утонченным гением, отцом литературного реализма, перфекционистом, который неустанно стремился к le mot juste, , в то время как Достоевский стал, пожалуй, величайшим творческим художником психологического реализма. Фрейд назвал « Братья Карамазовы » (1880) самым сильным романом из когда-либо написанных.Джозеф Конрад, поляк, презирая панслависта, процариста Достоевского («он для меня слишком русский») и понося его как «гримасничающее, преследуемое ужасом существо», признал, что он был величайшим психологом, когда-либо писавшим Роман.

И именно здесь мы видим поразительно общее достижение этих соавторов современного романа — этих практиков новых способов «реалистичного повествования» — термина, который оба автора будут отрицать, оспаривать и переоценивать. Придя с разных сторон и опираясь на разные литературные ресурсы — факт, который, как мы увидим, затмил наше признание слияния двух авторов, — они отбросили традиционного рассказчика и тем самым изменили искусство повествования.

Подход Флобера был стилистическим, даже деистическим, посредством чего форма нарративного отстранения или отречения делает бесстрастного рассказчика нейтральным, «невовлеченным» свидетелем, наблюдателем событий. Подход Достоевского, выраженный через характер, был психологическим, даже психопатологическим. Традиционный авторитетный рассказчик растворяется в эфироподобном сознании. Внутренний диалог и внешние события кружатся, смешиваются и расплываются в этом фантастическом психическом пространстве, где герои романа говорят нестройным хором голосов — персонажи в поисках (единого) сознания а-ля Пиранделло.Рассказчик Флобера стремится к скрупулезной объективности; Достоевские «голоса» неизбежно отрывочны и субъективны.

В своей совместной атаке на условности беллетристики 19-го -го -го века и Флобер, и Достоевский участвуют в своего рода литературном kenosis , опустошая или лишая традиционное повествование характерных черт, таких как авторитетный комментарий, вмешательство или вторжение. «Все начинается снова с Флобера», — писал критик Джеймс Вуд в книге How Fiction Works (2008).Надо было добавить: «И с Достоевским».

Избирательные сродства и дисаффинити

Давайте начнем с некоторых общих обобщений, которые предлагают некоторую общую основу, несмотря на различия, которые мы упоминали в начале. И Достоевский, и Флобер были не только гениальными аналитиками человеческой мотивации, но и создали бессмертных литературных персонажей, которые будут жить до тех пор, пока ценится литература. Однако как творцы оба писателя были замучены, хотя и очень по-разному: Флобер — невозможно чистым и возвышенным эстетическим идеалом; и Достоевского — догматическими взглядами на религиозные принципы (русское православие) и этническими/националистическими убеждениями (например, последние включали в себя яростный антисемитизм, антипатию к полякам и превознесение якобы предопределенной духовной миссии России по спасению и возглавлению рода человеческого).Тем не менее, жизнь и творчество Достоевского искуплены его безграничным состраданием ко всем страждущим, его яростным обличением пороков самодержавия и его искренним, иногда сентиментальным, сочувствием к угнетенным. Каким бы реакционным ни стало его мировоззрение в последующие годы, он во многих отношениях оставался юным революционером, проникнутым стремлением к справедливости и ненавистью к тирании.

Если Флобер стремился сделать из искусства религию, то Достоевский стремился возвысить религию через свое искусство.Оба писателя были убеждены, что их собственные представления о культуре и цивилизации являются самыми передовыми и творческими и необходимы для будущего благосостояния человечества.

Вполне уместно, что автор « Мадам Бовари » стал известен как «мученик стиля» — характеристика, высказанная Вальтером Патером и столь часто применяемая критиками после публикации журналов и писем Флобера, что ее можно было бы выгравировать на его надгробие. Столь же уместно и то, что Достоевский был увековечен как «хозяин Петербурга» — название выдающегося биографического романа, опубликованного в 1994 году южноафриканским лауреатом Нобелевской премии Дж.М. Кутзее, поскольку действие многих произведений Достоевского происходит в его приемном городе.

Важность таких сравнений заключается в том, что оба автора сегодня считаются выдающимися образцами своих стран. Флобер — это la France , идеализированный в западном воображении как страна безупречного стиля, непревзойденной точности (от Декарта до Валери и далее), l’amour и la beauté . Он представляет эти аспекты французского коллективного сознания своей эпохи полнее, чем Гюго, Стендаль или Бальзак — три французских литератора, считавшихся его ровесниками во второй половине XIX века.

Достоевский, со своей стороны, олицетворяет необузданную страсть, безграничные интеллектуальные перспективы, бесконечные теоретические размышления и, прежде всего, мессианский утопизм русской души. Некоторые из этих элементов также присутствуют у других русских авторов 19 веков, таких как Толстой, Пушкин и Лермонтов; Гоголь оказал решающее влияние на Достоевского как на новаторского литературного психолога, так же как франкофил Тургенев сильно повлиял на Флобера. А между тем четыре величайших романа Достоевского — Преступление и наказание (1866), Идиот (1869) , Бесы (1872) , и особенно Братья Карамазовы — . Русские общественные потрясения и литературное великолепие наиболее полно и непосредственно.

Ориентализм Флобера и «фантастический реализм» Достоевского?

Но есть еще, гораздо больше, и это усложняет — и часто противоречит — предварительные обобщения об этих авторах. (Флобер, с его отвращением к банальностям, был бы первым, кто возразил бы.) Общеизвестный Флобер из Мадам Бовари традиционно ассоциируется с le mot juste и высшим контролем над повествованием. Тем не менее, тот же автор продолжил этот роман своей непристойной, жестокой сагой о древнем Карфагене, Саламбо (1862), сенсационный бестселлер во Франции времен Второй империи, о котором сегодня почти забыли.

После публичных споров и судебной драмы с участием г-жи Бовари и ее скандального мнимого «одобрения» прелюбодеяния и безнравственности другой и совсем другой Флобер берется за новый роман, такой же бурный и яростный, как старый Карамазов, и такой же бурный, как любая оскорбительная ссора в Демоны или Братья Карамазовы . Флобер представляет панораму, более близкую к «Тысяче и одной арабской ночи» , чем к любому русскому современнику, и столь же дикую и развратную, как любой бред, когда-либо изображаемый Достоевским.

Что касается известного небрежного и хаотичного Достоевского, наполовину обезумевшего от еженедельных эпилептических припадков и лихорадочно строчащего строчки, то и дело пропуская сроки от одного издателя к другому, то его первый и самый читаемый крупный роман « Преступление и наказание, » представляет собой тщательно проработанное произведение. . Как впервые утверждал Эдвард Васиолек в 1950-х годах, роман демонстрирует не только искусное мастерство, но и формальный замысел, характеризующийся симметричным соотношением между эпизодами на протяжении двух его половин, с преимущественно рациональным и гордым Раскольниковым (части I–III) и появляющимся невменяемым, аббат Раскольников (III–VI).Книга не только туго написана; он демонстрирует впечатляющий драматический темп и сложную психологическую логику, проявляющуюся в неуклонном, безжалостном распаде героя по мере того, как его преступление и хладнокровие рушатся.

Преобладающее мнение о том, что Достоевский был довольно бесхитростным, небрежным рассказчиком, в немалой степени проистекает из его новаторских приемов повествования (чередование первой/третьей/всеведущей точек зрения, противоречивых воспоминаний, резких сдвигов временной последовательности, внутренних «диалогов»). », представленный как резкое пересечение «голосов» персонажей или их мыслей), все из которых господствующие европейские литературные критики осуждали как диссонирующую смесь зигзагообразного сюжета и театральных персонажей, склонных к бурным разглагольствованиям и ораторскому искусству.Они как бы отшатывались от того, что позже будет признано литературным эквивалентом «какофонической» атональной музыки авангарда. Как объяснил Джозеф Франк в своей авторитетной пятитомной биографии Достоевского, читатели викторианской и эдвардианской эпохи, привыкшие к относительно упорядоченным, линейным повествованиям, недооценили «Преступление и наказание », а также большую часть более поздних работ Достоевского. Только когда формалистические эксперименты модернистов «перевоспитали» чувства, новаторское достижение Достоевского было полностью оценено.

Франк основывался на прозрениях Михаила Бахтина, который с 1920-х годов утверждал, что любая «монологическая» критика, которая подходит к творчеству Достоевского с внешних интеллектуальных рамок, таких как марксизм, психоанализ или экзистенциализм, никогда не сможет оценить запутанную «художественную архитектонику» Достоевского. Искусство Достоевского «логично» — т. е. по своей сути dia логично, — с повествованием, идущим яростными залпами, которые ведут как бы боевые внутренние критики: сознание Раскольникова — это капризное поле битвы всех конфликтов и противоречий внешнего Петербурга. Мир.

Начиная с «Преступление и наказание» критики сокрушались и даже высмеивали склонность Достоевского к якобы диковинным сюжетам и экстремальным персонажам. Достоевский, однако, всегда утверждал, что его повествования и главные герои отражают действительность и являются вполне реалистичными, демонстрируя, по его парадоксальному выражению, «фантастический реализм». Он отметил, что его собственная болезнь — височная эпилепсия, от которой также страдают его главные герои, от Раскольникова до князя Мышкина (в Идио t), — могла вызвать «фантастические» ситуации и поведение, но при этом занимала самый центр его повседневной реальности. .Достоевский стремился к реализму, отражающему не только «поверхностную» фактическую реальность, но и более глубокий реализм, показывающий, «как работает разум в экстремальных ситуациях», как выразился Гэри Сол Морсон.

Экзотика, излишества и буржуазная эпатажность!

Как ни странно, двадцатилетний Флобер имеет жуткое сходство в некоторых отношениях с Достоевским: еще до того, как позорно провалить экзамены по юриспруденции в 1842 году, в подлой насмешке над сокурсником Флобер неоднократно и жестоко разыгрывал существо. в приступах эпилепсии.(Или, как задаются вопросом некоторые биографы и ученые-медики: Действительно ли было «насмешкой»? Или настоящими припадками?) русского православия и защитника просвещенного самодержавия, — может быть, полезнее представить себе Флобера не просто анатомом «Провинциальных нравов» (подзаголовок г-жи Бовари в первом издании), а скорее фантастом par excellence , начиная от собственной эпохи середины 19 -го века ( Мадам Бовари , Воспитание чувств [1869]) до римской и христианской древности ( Саламбо , «Легенда о св. Жюльен» [1877], «Иродиада» [1877]).

У Флобера-фантаста была особая склонность к «драгоценному» прошлому, к экзотике, к тепличной атмосфере роскоши или упадка. Это важные отличительные черты большей части его творчества . Эти аспекты его творчества — наряду с его иногда привередливым педикюром, с одной стороны, и склонностью Достоевского к широкому, бальзаковскому или гюголевскому размаху и разрастанию, с другой, — служат тому, чтобы сильно разделить двух писателей.

Читатели романа «Мадам Бовари », сосредотачивающиеся на его описательном реализме и его действиях в недалеком настоящем, как правило, упускают из виду ту самую искусность — или, лучше сказать, искусность, — которая отличает большую часть творчества Флобера от творчества Достоевского: экзотика Флобера , востоковед, разреженная сторона.О его важности свидетельствует тот факт, что он начал свою зрелую карьеру писателя-фантаста в середине двадцатых годов со своего стихотворения в прозе «Искушение святого Антония» (1849 г. , бесконечно исправленное а-ля Прелюдия Вордсворта) друзья упрекали его за то, что он не работал с современными настройками или персонажами. Тогда в ответ он начал Госпожа Бовари . Однако, противодействуя этому, он добавил Саламбо, , что, в свою очередь, вернуло его в близкое настоящее (революции 1848 года и прихода Второй империи) в Сентиментальное воспитание , только еще раз, чтобы достичь к варварской, бурной древности в своих рассказах «Иродиаде» и «Легенде о св.Жюльен.

Экзотика, ориентализм и католицизм с эротическим подтекстом, все это выражено в очень выверенной, иногда, возможно, чрезмерной манере, напоминающей французские идиомы и обороты 17 -го -го и 18-го -го -го веков, и повсюду сочетание необыкновенная дисциплинированность в отношении психологии персонажей и бесконечно разветвленная ирония (даже в любвеобильных изображениях, как главная героиня крестьянки в третьем conte конца 1870-х годов в «Un coeur simple» Флобера («Простое сердце») — все это действительно лежит полюсами отдельно от Достоевского. Именно эти пестрые, экзотические произведения наиболее полно выявляют контрасты между двумя авторами.

И все же в их общем литературном и аксиологическом пространстве преобладает важное и безошибочное сходство в крайнем пренебрежении, питаемом обоими писателями к простой условности, «безопасному» мышлению и действию, вялым реакциям, интеллектуальному позерству и ленивым мнениям.

Флобер с аристократическим презрением, пропитанным суверенной иронией, обрушивался не только на буржуазный материализм, но и на рабочую пошлость.Оба класса, по его мнению, были врагами искусства и любителями маммоны. С испепеляющей насмешкой он издевался над ними в своем последнем незавершенном романе « Bouvard et P é cuchet » (1881 г.) и в « «Словарь банальностей» » (1913 г.). Большая часть Сентиментальное воспитание также обращается к тому, что Флобер считал банкротством, самодовольством и разлагающей душу посредственностью самодовольной банальности.

Достоевский тоже с жгучим отвращением писал к конформистским общественным нормам, хотя с огромным сочувствием относился к «беднякам» (название его первого, эпистолярного романа 1846 года). Более того, каким бы психологически неуравновешенным ни был человек из подполья, разглагольствующий рассказчик от первого лица в « Записках из подполья » (1864), он также бесспорно более аутентичен, более человечен, чем окружающие его ничтожества, которые ничего не делают, чувствуют. ничего, болеть и кровоточить ни за что. Здесь, как и везде, психологическая проницательность портретной живописи Достоевского полностью оправдывает нехарактерно скромное заявление Фрейда о том, что психоанализ просто выражает в разъяснительной прозе то, что «поэты», такие как Достоевский, изображали в своих произведениях.

Результат влияния Достоевского …

Статус Достоевского как мирового автора — хорошо известен только Диккенсу и Толстому как выдающемуся представителю художественной прозы. Его влияние на современных западных писателей, от Джойса, Лоуренса и Вульфа до Ницше, Кафки, Сартра и Камю, огромно; он писатель философа, писатель психолога. Портрет Достоевского висел в кабинете Хайдеггера во Фрайбурге на протяжении всей жизни философа. Фрейд и Фолкнер превозносили «Братья Карамазовы » как вершину достижений романа; и Пастернак, и Солженицын номинировали на эту награду «Преступление и наказание »; третьи, такие как Айрис Мердок, назвали « Демоны » «величайшим романом из когда-либо написанных».Даже Толстой написал только два романа, предложенных для такой похвалы; ни у одного другого автора, включая Флобера, нет более одного претендента, который постоянно получает первое место в голосовании.

Достоевский не только философ и психолог романа; автор книги « Демоны» — несомненно, самой грозной критики нигилизма и революции из когда-либо написанных — также является ее пророком. Пастернак и Солженицын превозносили и трепетали перед предвидением Достоевского, считая его демоническое учение о «шигалевщине» ( шигалевщина ) поразительным, ужасающим, полномасштабным видением «Великой чистки» и ГУЛАГа их сталинского настоящего.

Превознесенный сокамерниками как «гений», Шигалев, социальный теоретик среди членов заговорщической секты, изображенной в Демоны, , провозглашает, что «неограниченный деспотизм» является sine qua non утопии. Предвосхищая антиутопии, начиная от « We » Евгения Замятина (1924) до « Скотный двор » (1945) и 1984 (1949) Джорджа Оруэлла, Шигалев провозглашает, что революционный авангард будет иметь неограниченную власть над овцами. как массы, которые будут «безопасны и счастливы в своем равенстве»: они будут низведены до животных.«Они все будут равны в своем рабстве!» восторженно развивает учение Шигалева лидер сектантов Петр Верховенский. Не менее «сто миллионов будет уничтожено». (Воистину пророческая! Эта цифра совпадает с международным числом погибших от коммунизма, подсчитанным экс-маоистскими французскими авторами «Черной книги коммунизма ».) и Верховенский — самые безжалостные представители «культуры отмены», какие только можно вообразить.Все, что является благородным и ценимым в цивилизации, будет уничтожено во время Холокоста. Как провозглашает Верховенский, «Цицерону отрежут язык, Копернику выколют глаза, Шекспиру побьют камнями — это шигалевщина. Рабы должны быть равны».

А что же Флобер? Его собственный роман о неудавшейся революции до и во время событий 1848 года, Воспитание чувств, — единственное известное произведение европейской художественной литературы 19-го -го века, затрагивающее большинство тех же тем, что и Демоны: дилемма того, как построить хорошее и справедливое общество, мудрость радикальных перемен, роль интеллектуалов, отношения между элитами и массами, а также природу классового конфликта и классовой солидарности.(Запоминающиеся сцены в «Воспитание чувств» усеяны дискуссиями и дебатами, касающимися всеобщего избирательного права, статуса женщин и предпосылок демократического государственного устройства.)

Является ли это ошеломляющим упущением, которое ни один ученый или критик никогда не сравнивал эти два политических романа? Казалось бы, конечно, но, может быть, это и не так уж удивительно. Тематические сходства ускользнули от критического внимания, потому что трактовка этих тем одним автором сильно отличается от трактовки другого. Пропасть высвечивает большие различия между воображением Достоевского и Флобера — и причины, по которым сами авторы никогда не получали постоянного сравнения.

В отличие от Демоны , роман Флобера Сентиментальное воспитание на самом деле вовсе не политический роман. Скорее, как и его предшественник, действие которого происходит на пару десятилетий раньше во Франции 19 века, это роман, посвященный les moeurs de Province мадам Бовари с политическим прошлым и большим набором персонажей, которые отваживаются и от la grande metropole.

То есть Воспитание чувств — это в основном роман о домашних «делах»; его внимание к общественным делам второстепенно. Вместо этого Флобер тщательно исследует личные отношения: непреодолимая озабоченность главных героев сосредоточена на будуаре, а не на политике. Бесконечные романтические запутывания и свидания бесцельного героя романа Фредерика Моро — его бесплодные поиски замужней женщины, череда любовниц, его попытки обмануть своих женщин и деловых партнеров — составляют центр романа.

И это точка зрения Флобера, хотя ее легко упустить: неудачи в домашних делах «поколения 1848 года» отражают их неудачи в общественных делах и усугубляют их. Их снисходительное поведение в личных отношениях находит отражение в их несчастном поведении в общественной жизни. Флобер однажды сказал, что он стремился написать «моральную историю людей моего поколения». Для многих читателей « Сентиментальное воспитание » ближе к деморализующей мыльной опере его поколения.

Политическая тема Флобера легко упускается из виду или неправильно истолковывается не только потому, что Воспитание чувств раскрывается на меньшем и более бледном полотне, чем Демоны , но и потому, что его персонажи подавлены; его тема удручает. Достоевский и его революционеры страстны; Фредерик Флобера бесстрастен.

… и флоберовский культ безличности

Преимущественно бытовые картины и микроскопическое рассмотрение личных отношений в двух лучших романах Флобера — «Мадам Бовари» и «Воспитание чувств» — также наводят на размышления о том, как репутация Флобера как романист отличается от Достоевского.

Широта влияния Флобера уже: он писатель писателя. Однако она не менее глубока, а, пожалуй, даже глубже: более страстная, более напряженная. Поборники Флобера — благоговейные помощники и даже ярые прозелиты его искусства и его поведения в художественной жизни.

Действительно, о «влиянии» и говорить не приходится. Флобер не что иное, как культовый герой в некоторых кругах. Этот статус во многом обязан его мучительной преданности своему делу и его стремлению к эстетическому совершенству, что в бесконечных подробностях задокументировано в его дневниках и объемной переписке.Флобер был набожным, пожизненным, платящим взносы членом Высокой церкви belle littérature, , полной самоуничижительной мешковины и шипов, и сегодня председательствует в качестве ее первосвященника. Его самопровозглашенный миссионерский поход за le mot juste , его безоговорочное подчинение самоотверженным требованиям его письма и его беспримесная ненависть к буржуазии представляют собой святую троицу «мученика стиля». (Несмотря на явный антагонизм Флобера ко всему буржуазному, его собственная буржуазная рутина — дом деревенского помещика, pied à terre в Париже и т. д. — побудила Жан-Поля Сартра в своей экзистенциальной биографии изобразить его как буржуазную икону. .)

Легион литераторов, которые защищают и лелеют Флобера как квинтэссенцию «писателя-писателя» и превозносят его бескомпромиссную приверженность своему творческому призванию, существует уже давно. Писатели, начиная от его первых учеников (Ги де Мопассан, Эдмон де Гонкур, Альфонс Доде, Эмиль Золя) и заканчивая уважаемыми авторами наших дней (Иэн Макьюэн, Орхан Памук, Марио Варгас Льоса, Милан Кундера, Владимир Набоков) входят в число верных «Культ Флобера». Джулиан Барнс назвал « Мадам Бовари » «лучшим романом из когда-либо написанных.Литературный импрессионизм Форда Мэдокса Форда и Джозефа Конрада, который руководствуется их ключевой концепцией Progression d’effet — собирательной силы нюансов и деталей, которая достигает крещендо в последнем, кульминационном предложении, — выражается в фразе одна из эстетических целей Флобера. (Читатели встречают его блестяще исполненным в изысканных заключительных абзацах как Madame Bovary , так и «Un Coeur simple».) когда он пишет (в отрывке, который мы цитировали ранее): «[Я] все начинается снова с него.Вуд продолжает:

Действительно есть время до Флобера и время после него. Флобер решительно установил то, что большинство читателей и писателей считают современным реалистическим повествованием, и его влияние слишком знакомо, чтобы быть заметным. Мы почти не замечаем, что хорошая проза любит красноречивые и блестящие подробности; что он дает преимущество высокой степени зрительного восприятия; что он сохраняет несентиментальное самообладание и умеет уклоняться, как хороший камердинер, от лишних комментариев; что он оценивает добро и зло нейтрально; что оно ищет истину, даже ценой отталкивания нас; и что отпечатки пальцев автора на всем этом парадоксальным образом прослеживаются, но не видны.

«Несентиментальное хладнокровие» Флобера, его смиренная готовность «уйти в себя» и оставаться «нейтральным», его «искатель истины» смелость даже «отталкивать» нас, читателей: поклонники Флобера гордятся тем, что видят и ценят эти «невидимые» признаки его кенозис . Если это культ, то это культ im личности — или лучше: культ личности в облике безличности, хозяина как камердинера. (Т. С. Элиот был объектом аналогичной мистики в середине 20-х годов 90-х годов 19-го века, хотя это в значительной степени прошло.)

Превыше всего поклонники Флобера ценят его пример: Художник как неукротимый творец, герой духа, всю жизнь участвовавший в сизифовых битвах за своим письменным столом. Иллюстрацией этого мучительного героизма является анекдот о его разговоре с посетителем Круассе. Когда отчаявшийся Флобер причитал, что за дневные мучения вылил кровью всего дюжину слов, гость ответил: «Ну, Гюстав, это больше, чем вчера!» Пауза. Пронзительный крик. Флобер: «Но как же мне их расставить в правильном порядке?!» (Апокриф? Да.Неправдоподобно? Больше нет. )

Достоевский же презирал всякое такое понятие, как «религия» искусства. Не потому, что он не ценил искусство, а потому, что больше дорожил «религией». Свидетель Демоны , в котором второстепенный персонаж озвучивает заветный символ веры Достоевского, протестуя против надвигающегося призрака шивалевщины. Речь должна положить конец настойчивым обвинениям в том, что Достоевский был идеологом и полемистом, мало заботившимся об искусстве:

Я заявляю, что Шекспир и Рафаэль выше крепостной эмансипации, выше национализма, выше социализма, выше молодое поколение, большее, чем химия, почти большее, чем Человечество! Потому что это плод, подлинный плод всего человечества, возможно, величайший плод, какой только может быть.… Человечество может обойтись без науки, без хлеба, но не без красоты. Ибо тогда ничего не останется.

Достоевский считал, что «красота» — нравственная и физическая — есть эликсир человеческого расцвета, потому что она воспитывает величайшее искусство: искусство жить. В этом смысл задорного достоевского возгласа князя Мышкина, квазиавтобиографического героя Идиота : «Красота спасет мир!» Искусство улучшает жизнь .

Напротив, подобно князю Мышкину , «совершенно хорошему человеку», Достоевский считал кощунством «религию» искусства, т. Для князя, как и для Достоевского, «религиозное» мировоззрение культивировало красоту тела и души, так что религия была не только совместима с искусством, но и необходима для него.

И здесь опять странные параллели. Был ли сам Флобер князем Мышкиным, «совершенно хорошим»… художником? » Как и Достоевский, Флобер был предметом обширной пятитомной биографии: так и не завершенного, вышеупомянутого психоаналитического исследования Сартра, «Семейный идиот». В четвертом томе Сартр исследует взаимосвязь эпилептических припадков Флобера, его мнимого детского идиотизма и поведения «идиота-ученого» в юридической школе, после чего Флобер вернулся домой, быстро закончил две рукописи (одна из которых стала его первой публикацией, новелла ноябрь флоберовец Вертер) , и пришел к выводу, что он был гением, которому суждено было стать великим художником.

Un Coeur «Простой» — или сморщенный?

Великий художник или нет, но Флобер «писал с сморщенным сердцем, которое не может увеличить ни акцент на форме, ни акцент на стиле?» Джозеф Эпштейн осудил его по этому обвинению десять лет назад. Он не единственный истец. Любимый писатель Эпштейна, «Мастер» Генри Джеймс, лично знавший Флобера, обвинил французского мэтра (как называли его младшие члены его литературного круга) в аналогичных выражениях. Так же поступал и Мэтью Арнольд, объявивший «Госпожу Бовари» «произведением окаменевшего чувства », неблагоприятно сравнив его (и его автора) с романом Толстого о прелюбодейной женщине, попавшей в беду, Анне Карениной. Последняя и ее героиня настолько живы для Арнольда, что он произносит ее гораздо больше, чем «произведение искусства»; это «кусок жизни.Напротив, шедевр Флобера пропитан «атмосферой горечи, иронии, бессилия; ни один персонаж в книге, чтобы радоваться или утешать нас; источники свежести и чувства существуют не для того, чтобы создавать таких персонажей».

Священные достоинства флоберовской «безличности», описанные Джеймсом Вудом в книге «Как устроена художественная литература» , — это те самые недостатки, которые заставляют недоброжелателей осуждать его как эмоционального инвалида с «сморщенным сердцем» — на самом деле, садиста, одержимого « жестокость окаменевшего чувства.

Правда или ложь? Эта предполагаемая «жестокая истина» растворяется в полуправде самое большее при длительном размышлении. Он удачно игнорирует проявление силы, которое может претендовать на звание лучшего — и самого пронзительного — conte на французском языке: «Un Coeur simple».

Героиня Фелисити любит любить. Она благородна и чиста, как князь Мышкин. Она отдает, отдает и отдает, воплощая то, что Рильке позже назвал «несобственнической любовью». Идет безответно. С тихим героизмом и ни с чем не думая о своем благополучии, не говоря уже о тени обиды или сомнения, она сохраняет свое простое, открытое сердце — и даже свое невинное «счастье» — через во всех отношениях бедную жизнь.Как описывает это Флобер в письме другу, «Простое сердце» — это

рассказ о безвестной жизни бедной деревенской девушки [на основе любимой служанки в доме его детства], набожной, но не склонной к мистицизму, преданной тихой, трезвой и мягкой, как только что испеченный хлеб. Одного за другим она любит мужчину, детей своей хозяйки, племянника, старика, а потом и попугая… Это совсем не иронично, а, наоборот, очень серьезно и очень грустно. Я хочу растрогать читателя. Я хочу сделать чувствительные души слабыми, будучи одной из них.

Эта история является ответом (и мягким ответом), а также подарком его дорогой подруге Жорж Санд, которая иногда упрекала его в языке, вторя Мэтью Арнольду. История, начавшаяся после того, как она получила резкое письмо от нее, жалующейся на то, что он всегда был циником, сатириком и скептиком, излилась из Флобера в течение нескольких недель. Об этом беспрецедентном, радостном кровопускании он заключил: «На этот раз они не скажут, что я бесчеловечен. Наоборот, меня будут считать человеком чувства.

Обвинения в бесчувственной отстраненности и даже бесчеловечной жестокости продолжаются. Тем не менее, помимо якобы загипнотизированных сектантов, многие читатели не согласились. Лауреат Нобелевской премии Франсуа Мориак — ревностный католик и уж точно не сторонник культа Флобера — признался, что непреклонный атеист-отшельник из Круассе глубоко тронул его своей «мистической невинностью»; он был религиозным попутчиком, мистиком, который не мог признать божественное, «искателем Бога вопреки самому себе».

Верно, что Флобер срывает покровы, скрывающие зловещие иллюзии, распространяемые религией и обществом, представляя читателю простую «реальность».Однако и здесь нас вводит в заблуждение поверхностное понимание реализма Флобера. Он неоднократно отрекался от имени «реалист», которое связывал с фотографическим реализмом (или «натурализмом») Золя и его последователей, протестуя против того, что «реализм» сводится к неусыпному наблюдению и кропотливо точному описанию поверхностных реальностей.

Флобер гордился тем, что ищет большего. Он считал себя поэтом-прозаиком — более того, визионером, воплощающим в беллетристике лазерный луч интенсивности и плотно сконцентрированный фокус поэзии, явно для того, чтобы проникнуть сквозь поверхностную реальность.Деликатно, неустанно заботясь даже о мельчайших подробностях, он стремился тем самым раскрыть зрелище, которое захватывало бы и удерживало существо читателя. Акценты на форме, стиле и преданности делу не были самоцелью. Скорее, они были ключевыми приемами метода романиста для оттачивания и реализации своего видения. Шаг его критиков, его страстное паломничество к le mot juste не было принуждением чопорного эстета. Это было центральным в его поисках видения, и лучше всего его можно понять в свете другой, часто забытой флоберовской заповеди, которую Мопассан закрепил в мемориальной дани Учителю: Les mots ont une ame (Слова имеют душу).

Здесь бросается в глаза тот поразительный факт, что, исходя из совершенно разных концов — якобы «полюсов врозь» на европейской оси литературного сознания, — конечная цель Флобера-художника во многом совпадает с целью Достоевского. Флобер так глубоко отождествлял себя с видениями, которые вырвались из-под его пера, что для него не было ничего необычного в том, чтобы жить борьбой своих персонажей — и чувствовать себя подавленным ими: не отсутствие эмоций, а, скорее, поток непреодолимых чувств. . Что — это экзистенциальная реальность, указывающая на более глубокий смысл его знаменитого высказывания «Госпожа Бовари — c’est moi». Более интуитивно, чем опыт чтения любого из его читателей, он часто обитал в персонаже, как если бы персонаж был им самим. Как писал французский критик Морис Надо: «Вся самостоятельная дисциплина, все строгие требования его художественных убеждений не могли удержать его от рвоты, когда Эмма приняла смертельную дозу мышьяка». Это также не могло помешать ему «наконец принять наивные и простые взгляды [жалких болванов] Бувара и Пекюше.Если бы он был менее начеку, то стал бы… жертвой воображаемого мира, который сам же и создал». Его насмешливые критики также упускают из виду глубину его знаменитого высказывания: «Я un homme plume . Я чувствую своей ручкой, я чувствую по отношению к ней и многое другое с ней в руке».

Да, Гюстав Флобер. Он был больше, чем человек с пером, он был человеческим пером.

Обвинения Арнольда, Джеймса и других в том, что Флобер, проклятое человеческое чернильное перо окаменевшего чувства , был эмоциональным инвалидом, который нуждался в собственном образовании сентиментальном , следует перевернуть с ног на голову: это его критики требуют воспитание их чувств, чтобы оценить эстетику, далекую в концепции — а также, в лучшем случае, на практике — от искусства ради искусства. Наоборот, это ежедневная самодисциплинарная тренировка писателя для рождения его творческого видения.

Князь-идиот, «Совершенно хороший человек» Достоевского

За несколько лет до публикации «Простого сердца» в 1877 году Достоевский тоже изобразил человека с чистым и любящим сердцем: Князь Мышкин в Идиот (1869 ). В письме своему близкому коллеге Достоевский объяснял, что Мышкин был его видением «положительно прекрасного человека», о котором «нет ничего труднее в мире» — настолько трудно, что во всей литературе даже попытки его не предпринимались. добавил Достоевский.Создать человека правды, красоты и любви: прекрасную душу. Только «Дон Кихот» Сервантеса и «Мистер Пиквик» Диккенса можно представить в качестве кандидатов, и все же они терпят неудачу, потому что они добродетельны «и в то же время смешны». Читатель испытывает к ним «сострадание», но не может воспринимать их всерьез. Жан Вальжан в «Отверженных » — «еще одна мощная попытка», но он вызывает у читателя сочувствие «из-за своего ужасного несчастья», а не из-за сверхъестественной добродетели. (Достоевский упускает из виду великодушного епископа «Бьенвеню» Мириэля Гюго, моего собственного кандидата на звание умного, остроумного и «совершенно хорошего человека» современной западной литературы.)

Вероятно, не зная о «Un Coeur simple », Достоевский также не упоминает о Фелисити, хотя он, вероятно, исключил бы ее как неполноценную в самосознании или даже как нелепую или жалкую. Князь Мышкин — в своих ранних записях Достоевский называет его «князем Христом» — проникнут, как и Фелисити, самоотверженным милосердием ко всем. Некоторые из его декламаций равносильны фактическим комментариям — по сути, флоберовской защите — скромной, простодушной крестьянской героини Флобера, как, например, когда принц заявляет, что «религиозное чувство не происходит ни от каких рассуждений.… Вы заметите это яснее и быстрее в русском сердце, чем где-либо еще».

Однако, в отличие от Фелисити, Мышкин — интеллигентный молодой человек двадцати шести лет. Он испытывает острую боль, когда видит кого-то обезумевшим или несчастным. В то время как Фелисити действует спонтанно, как будто из первобытного материнского инстинкта всеобщей любви (когда она спасает жизнь своей любовнице и двум ее маленьким детям), Мышкин обладает духовным ясновидением, которое позволяет ему ясно видеть мысли и мотивы других.Он прекрасно понимает, что большинство людей считают его «идиотом»; он даже говорит им, как понятно и простительно, если и ошибочно, их суждение.

И все же Мышкин не комичен. Другие не насмехаются и не смеются над ним. Наоборот, его совершенно естественная откровенность, его свобода от тщеславия и тщеславия, его чистая невинность и его безграничное сочувствие к человеческим слабостям и немощам преображают его слишком человеческих спутников, которые чувствуют, что он обладает разумом сердца, высшей мудростью. юродиви (юродивый).Они начинают испытывать к нему привязанность, благодарность и даже почтение.

Однако, в отличие от юродивого , невинный принц вызывает всеобщее восхищение, образованный аристократ и искусный каллиграф, а не причудливый, антисоциальный, истеричный шут (или «идиот») в традициях шута для Христа. Разве что во время эпилептического припадка.

Мало того, что Мышкин, как и Раскольников, эпилептик — и здесь, как и сам Достоевский, — он еще и страстно верит в великую судьбу русского православия вести род человеческий к святости, а также откровенный противник смертной казни. .Он набрасывается на Ипполита, радикального, туберкулёзного молодого нигилиста. Во время приема по случаю помолвки он разражается смущающе гротескной тирадой о пороках католицизма, достоинстве русской аристократии и благородстве славянской души.

Эти сцены ставят под сомнение непризнание критиками Достоевского как пропагандиста русского православия; действительно, они свидетельствуют о его художественной целостности. Вложив свои самые сокровенные убеждения в уста Мышкина во время крупного эпилептического припадка, сокрушительного события, шокирующего петербургское общество, Достоевский ставит искусство выше идеологии или догмы.Вспышки Мышкина идут вразрез с самыми твердыми доктринальными позициями автора — точно так же, как сочувствующий, пронзительный портрет Фелисити Флобера противоречил бы его собственному устоявшемуся литературному кредо авторской отстраненности и дистанцированности.

Как пишет Йозеф Франк:

Ибо с честностью, которую нельзя переоценить, Достоевский справедливо подвергает свои самые священные убеждения тому же тесту, который он использовал для убеждений нигилиста, тесту того, что они означали бы для человеческую жизнь, если воспринимать ее серьезно и буквально, и прожить ее в полной мере как руководство для личного поведения.С образцовой честностью он изображает экстремизм собственного эсхатологического идеала, воплощенного князем, как столь же несовместимый с нормальными требованиями обыденной общественной жизни. Это представляет собой такой же разрушительный скандал, как появление самого Христа среди самодовольно респектабельных фарисеев.

Кажется, ни Флобер, ни Достоевский не читали друг друга. Это, безусловно, верно для Флобера, который не умел читать по-русски, хотя он наверняка много слышал о Достоевском от своего хорошего друга Тургенева (чей портрет известного русского писателя-еврофила в жестокой сатире высмеивал Тургенева). Однако ни Сартр, ни какой-либо другой биограф не упоминает имени Достоевского. Точно так же указатели, охватывающие 3500 страниц биографии Достоевского Франка, не содержат записи о Гюставе Флобере.

Тем не менее, в заключительной сцене Идиот, , когда князь (вместе с убийцей Рогожиным) входит в кабинет и обнаруживает труп Настасьи Филипповны — отчаявшейся, невротичной красавицы, в которую влюблен Мышкин, — он случайно замечает открытую книгу на ночном столике: Мадам Бовари. Он ничего не говорит; он кладет его в карман и уходит. Нам предлагается противопоставить судьбу его невесты, пронзенной ножом в сердце в день свадьбы, судьбе отчаявшейся прелюбодейки Флобера на смертном одре, доведенной до позора и самоубийства.

Увлекательный, хотя и педантичный, биографический вопрос: читал ли Достоевский мадам Бовари ? Если да, то когда? Его жена Анна, согласно ее (все еще в основном непереведенным) дневникам, купила и прочитала его после того, как Достоевский вернулся из напряженного визита в 1867 году к Тургеневу, который назвал его лучшим европейским романом по крайней мере за десятилетие. Достоевский тоже читал ее в то время? Или просто спросили об этом Анну? Никаких убедительных доказательств в виде ее дневниковых записей или его записных книжек, их личной переписки или показаний выживших не существует. Косвенные свидетельства указывают на правдоподобие (или вероятность?), что он читал ее до написания «Идиота», возможно, в 1867 году, после боевой встречи с Тургеневым; и тем не менее, в более поздней (после Идиот ) записной книжке Достоевского записана его цель прочитать ее, «если позволит время», прежде чем писать Подросток (1875).(Более дюжины других работ также названы в этом самостоятельно составленном списке для чтения.) Или эта запись означала, что он намеревался повторно прочитать ее? Другая возможность состоит в том, что он действительно перечитал ее примерно в то же время, в середине 1870-х годов, однако его первоначальное прочтение произошло не до написания « Идиот », а скорее только после того, как он обратил свое внимание на свое последующее художественное произведение, его меньшую часть. известная новелла о супружеской неверности, Вечный муж (1870), рассказ о простодушном («вечном») рогоносце, похожем на Шарля Бовари.

Русская мемуаристка, писавшая в 1929 году в старости, вспомнила, как Достоевский говорил ей более пятидесяти лет назад, незадолго до своей смерти, что он «прочел и оценил… один роман» Флобера. Без даты, без уточнения.

Это бесспорно: решение поместить эту деталь в кульминационную сцену Идиот показывает, что сюжетная линия Мадам Бовари была хорошо известна грамотной франкоязычной русской публике (русский перевод не появлялся до тех пор, пока 1881 г.).

О сознании и «карнавализации»

Ранее мы отмечали, что Достоевский как литературный психолог, изменяющий манеру речи и взаимодействия рассказчиков и персонажей, заслуживает признания прародителем современного романа — современного романа «сознания», как были с буйной труппой полифонических, иногда какофонических голосов. «Все начинается заново» и у Достоевского — прежде всего в «Идиоте », где его новации в нарративном сознании наиболее основательны.

И поскольку эти эксперименты были настолько радикальными, настолько опережающими свое время и настолько шокирующими читателей 19-го -го -го века, Идиот уже давно высмеивается как не что иное, как «полный беспорядок», как сказал Гэри Сол. Морсон резюмировал раннюю критическую реакцию. Однако с момента повсеместного перевода произведений Михаила Бахтина в конце 1960-х годов влияние на Западе его литературных теорий в целом и переоценка « Идиот » в частности изменили взгляды читателей на роман.

Бахтин научил читателей, как читать романы Достоевского, и особенно, как и почему ценить Идиота. Благодаря бахтинской критике мы видим, что нарративные новации Достоевского представляли собой новаторские прорывы, а не неумелые провалы. Защищая сюжетные разрывы, бесформенную структуру и «фантастических» персонажей, Бахтин приветствовал « Идиот » как произведение, пульсирующее жизнью. Его повествовательные вращения придают форму напряженности, мучениям и суматохе, умственным и физическим, в современности. «Идиот » — высший, во многом беспрецедентный пример «карнавала» в литературе, то есть произведения, разыгрывающего — в бурлящей атмосфере, порождаемой общением святого, кипучего Мышкина, болезненной Настасьи, полусумасшедшего Рогожин и все остальные — литературная «полифония», не поддающаяся условностям сюжета, построения и характера.

«Идиот » — любимое и самое личное произведение Достоевского, «такое, в котором его личное видение жизни, во всей ее трагической сложности, выражено с величайшей интимностью, с наибольшей остротой и с лирическим пафосом, затрагивающим душу». возвышенный», по словам Джозефа Франка.Хотя некоторые читатели могут счесть его неровным и отвлекающим — конечно, это не «хорошо сделанный роман» — «Идиот » «побеждает все несоответствия и неуклюжесть своей структуры и мотивации» из-за блеска многочисленных сцен, достигающих кульминации в « навязчивое, похожее на сон бдение» финала, в котором князь с Рогожиным рядом с ним «парят над… трупом…. Никакая другая фигура Христа в современной литературе не может сравниться с князем Мышкиным по чистоте его привлекательности».

В коде нам рассказывают, что принц сошел с ума, вернулся в швейцарский санаторий, из которого приехал, и так и не оправился.Как и Флобер, Достоевский не колеблясь разъясняет, что мир требует высокой цены за добродетельную царственную душу, которая, подобно бедной невинной Фелисити, страдает, по выражению Мюррея Кригер, от «проклятия святости».

Двойственность и расхождение

Двойное двухсотлетие Достоевского и Флобера побуждает к размышлению о богатстве неисследованных сходств и расхождений между этими двумя выдающимися авторами и побуждает к тщательному анализу наших случайных обобщений и общепринятых представлений о них.Есть что-то сверхъестественное и парадоксальное в том, что «петербургский мастер» и «мученик стиля» родились с разницей в один месяц зимой 1821 года, культивируя искусство романа на противоположных крайностях смысла и чувствительности, обретая статус символических национальных деятелей и образцов литературного величия и умирающих в возрасте до шестидесяти лет с разницей всего в девять месяцев друг от друга, возможно, не прочитав ни строчки из произведений друг друга.

Джон Родден написал эссе о своеобразном разнообразии европейских деятелей последних двух столетий, в том числе об Эдмоне Ростане и Альбере Камю.

Ампир — История архитектуры Санкт-Петербурга

 

 

На ум приходят многие достопримечательности, которыми туристы могут насладиться во время своего путешествия в Санкт-Петербург . Среди этих достопримечательностей можно отметить архитектуру, использованную при строительстве Санкт-Петербурга. В Санкт-Петербурге на протяжении многих лет использовались различные архитектурные стили, многие образцы которых все еще существуют в Санкт-Петербурге.в Санкт-Петербурге и стали частью тура по России в Санкт-Петербурге. Каждый из архитектурных стилей, используемых в Санкт-Петербурге, относится к разным периодам истории Санкт-Петербурга, и их посещение может представлять особый интерес для туристов. Один из стилей, используемых в Санкт-Петербурге, который широко использовался во время царствования Александра I в России, — это архитектура в стиле ампир.

 

Ампир был второй волной неоклассической архитектуры, любимой русским императором Александром I и широко использовавшейся во время его правления в Санкт-Петербурге.Петербург и Москва. Стиль ампир в основном используется в ознаменование победы Российской императорской армии в наполеоновских войнах. Почти все архитекторы-неоклассики, работавшие в России в период с 1801 по 1825 год, в царствование Александра I, использовали этот архитектурный стиль в своих проектах. Этот архитектурный стиль является прекрасным отражением величия Российской империи в современном формате, поэтому его высоко ценил императорский двор.

 

Один из лучших образцов архитектуры в стиле ампир в Санкт-Петербурге.Санкт-Петербург Казанский собор . Это знаменитое здание, многие годы считающееся центральным храмом Санкт-Петербурга, является одним из лучших образцов архитектуры в стиле ампир, который туристы Россия тур могут увидеть во время поездки в Санкт-Петербург. Это знаменитое в петербургском туре здание расположено на одной из главных и оживленных улиц Санкт-Петербурга, Невском проспекте. Его спроектировал один из ведущих российских архитекторов этого архитектурного стиля Андрей Воронихин.Казанский собор каким-то образом представлен как неоклассический пример Хельсинкского собора в Финляндии. Эта церковь — одна из главных туристических достопримечательностей Санкт-Петербурга, которую большинство туристов посещают во время экскурсии по Невскому проспекту. Вид на собор и Невский проспект — одно из преимуществ кафе и ресторанов вокруг собора на Невском проспекте, которое привлекает множество туристов. Вы можете посетить наш блог, чтобы узнать об истории этого собора, а также о ресторанах и кафе, расположенных вокруг него.

 

Еще одним образцом ампирной архитектуры в Санкт-Петербурге является здание Адмиралтейства , расположенное на пересечении трех главных улиц Санкт-Петербурга: Невского проспекта, Гороховой улицы и Вознесенского проспекта. Это породило местные легенды о здании и его шпиле, который виден со всех трех улиц. Хотя здание было построено за много лет до появления ампира в Санкт-Петербурге.В Санкт-Петербурге облик ампира мы приписываем русскому архитектору Андреяну Захарову, который работал над ним между 1806 и 1823 годами и восстановил здание в его нынешнем виде. Хотя внутри здание недоступно и не входит в экскурсию по Санкт-Петербургу, архитектура здания привлекает туристов, тем более что оно находится в начале Невского проспекта, одной из самых оживленных улиц Санкт-Петербурга. Он введен в качестве отправной точки для одного из основных Санкт-Петербурга.Петербургский тур .

 

Один из образцов архитектуры ампир в Санкт-Петербурге расположен на центральной городской площади, Дворцовой площади. Главный штаб перед Зимним дворцом — одно из зданий, спроектированных и построенных известным итальянским архитектором Карло Росси в Санкт-Петербурге. Это красивое здание, идеально вписывающееся в атмосферу Дворцовой площади, является одним из немногих образцов зданий, спроектированных Карло Росси в стиле неоклассической архитектуры в Санкт-Петербурге. Петербург. Хотя само по себе это здание не имеет такой крупной туристической достопримечательности, как Зимний дворец, архитектура этого здания полностью привлекает внимание туристов, совершающих тур по России . Вы можете посетить наш блог, чтобы ознакомиться с другими работами Карло Росси в Санкт-Петербурге.

 

Еще один пример оформления в стиле ампир на Дворцовой площади – Александровская колонна. Этот величественный столб, посвященный одному из самых выдающихся российских императоров, увековечивает победу Российской Императорской Армии в наполеоновских войнах.Создателем этой колонны был известный французский архитектор Огюст де Монферран, который был в близких отношениях с императором Александром I и представил его как один из своих образцов для подражания. Эта колонна высотой 47,5 метров некоторое время была самой высокой в ​​своем роде. Конечно, это не единственное знаменитое сооружение в петербургских турах, принадлежащее Огюсту де Монферрану; Исаакиевский собор также является одним из известных проектов Огюста де Монферрана, который вы можете увидеть во время вашего тура в Санкт-Петербург. Петербург .

 

Александровская колонна — не единственный в Петербурге военный мемориал, выполненный в стиле ампир. Нарвская триумфальная арка, расположенная на площади Навра, является еще одним памятником победе Российской императорской армии в наполеоновских войнах. Конечно, Нарвская Триумфальная арка изначально была сделана из материала, который не должен был уцелеть. Это был всего лишь ответ на Триумфальную арку на Карусели в Париже, посвященную победе армии Наполеона в битве при Аустерлице.Первоначальным проектировщиком Нарвской триумфальной арки был Джакомо Кваренги, но Василий Стасов перестроил ее из камня, чтобы туристы могли посетить ее во время поездки в Санкт-Петербург . Хотя из-за географического положения этого здания вероятность его посещения во время программы тура в Россию достаточно мала; тем не менее, если вам интересно посетить этот памятник во время вашего тура по Санкт-Петербургу, о способах добраться до площади Навра вы можете прочитать в нашем блоге.

 

Конечно, ампир использовался не только в Санкт-Петербурге.Петербурге, но и в Москве. Сегодня во время путешествия по России туристы могут увидеть много зданий в Москве, выполненных в стиле ампир. Несомненно, одним из таких является Большой театр , который использует этот архитектурный стиль в своем дизайне. Архитекторами этого красивого здания были Питер Уруссофф и Майкл Мэддокс. Большой театр также является одним из лучших мест для посещения в России, где туристы могут познакомиться с русской культурой во время просмотра художественных представлений.

 

Ампир — один из нескольких распространенных в Санкт-Петербурге архитектурных стилей, который рассматривался архитекторами и императорским двором во времена Российской империи. Вы можете посетить наш блог, чтобы узнать о других распространенных архитектурных стилях в Санкт-Петербурге и Москве. В нашем блоге мы также представили лучшие туристические достопримечательности России, лучшие рестораны и лучшие торговые центры в России, чтобы наилучшим образом использовать их время во время их путешествия по России .

Комфортное двухдневное посещение Санкт-Петербурга в свободном стиле (визы включены) | Береговая экскурсия по Санкт-Петербургу

Малые береговые экскурсии обычно рассчитаны на 2-20 человек и обеспечивают более индивидуальный подход, чем большие экскурсии, предлагаемые круизными линиями.

Стандартные береговые экскурсии обычно включают от 20 до 50 человек. Эти туры по размеру аналогичны круизным линиям. Несмотря на то, что эти однодневные экскурсии больше по размеру, мы уделяем особое внимание качеству.

Экскурсии на частный берег позволяют вам путешествовать с группой в одиночку. Для групп из 4 и более человек мы обычно можем организовать частную береговую экскурсию по цене, меньшей, чем стоимость тура большой круизной линии.

Легкая/минимальная физическая активность: Только легкая ходьба и не требуется серьезного лазания. Возможно, вам придется согласовать несколько шагов.

Умеренная физическая активность: требуется значительное количество прогулок, и вам, возможно, придется подниматься по всем лестничным пролетам или преодолевать неровную местность.

Тяжелая/значительная физическая активность: требуется много ходить и/или лазать, часто по грунтовой и неровной местности. Если вы бронируете один из этих туров, у вас должно быть хорошее физическое здоровье.

Ваше подтверждение бронирования будет содержать четкие инструкции о том, куда и когда отправиться, чтобы начать каждый из ваших туров. Он также будет включать инструкции о том, что делать в очень маловероятном случае, если вы столкнетесь с трудностями при встрече с вашим гидом.

Выберите дату и время отправления тура, чтобы добавить этот товар в корзину.

Необходимая паспортная информация

Для того, чтобы обеспечить вам необходимое разрешение для поездки в этот тур без независимой визы, нам необходимо получить от вас некоторые необходимые паспортные данные. Вся паспортная информация каждого гостя должна быть предоставлена ​​и актуальна, иначе ваш запрос будет отклонен.

ПОЖАЛУЙСТА, ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ: Как правило, паспорта должны быть действительны в течение не менее шести месяцев для международных поездок. Большинство стран, включая Россию, не разрешают путешественнику въезжать в свою страну, если срок действия паспорта не истекает не менее чем через шесть месяцев после последней даты поездки.Если срок действия вашего паспорта истекает в течение шести месяцев после последней даты поездки, пожалуйста, обновите его перед размещением заказа на этот тур. Для получения дополнительной информации посетите веб-сайт Государственного департамента США (http://travel.state.gov).

Для каждого гостя тура, пожалуйста, введите 1) Полное имя, как указано в паспорте; 2) Дата рождения; 3) номер паспорта; 4) Дата выдачи паспорта; 5) срок действия паспорта; 6) национальность; 7) Пол (мужской или женский). Например, введите информацию в следующем формате:

Клиент 1: Роберт Джозеф Смит, 5 декабря 1957 г., паспорт № 123456789, 8 апреля 2015 г., 9 апреля 2025 г., американец, мужчина

Клиент 2: Мэри Энн Смит, 15 января 1959 г., паспорт № 123456789, 12 мая 2015 г., 13 мая 2025 г. , американка, женщина

STRONG STYLE EVOLVED in Tampa Tickets, Sun, 20 марта 2022 г., 17:00

«Strong Style Evolved 2022» приходит в Колизей в Санкт-Петербурге.Санкт-Петербург, Флорида, 20 марта для будущей трансляции на STRONG! New Japan Pro-Wrestling проводит мероприятия с участием фанатов в США с августа 2021 года, при этом безопасность фанатов, персонала и борцов является главным приоритетом. В результате и для предотвращения распространения COVID-19 настоятельно рекомендуется носить маски во время мероприятия, когда не едят и не пьют.

Неприсутствующие болельщики могут смотреть NJPW STRONG каждую субботу вечером в 8e/5p на NJPW World и FITE.

NJPW STRONG: STRONG STYLE EVOLVED 2022

Воскресенье, 20 марта 2022 г. Вход: 16:00 / Начало: 17:00

Колизей

535 4th Ave N, St.Petersburg, FL 33701

Продажа билетов: понедельник, 3 января, 12:00 по восточноевропейскому времени

Арена B: 30 долларов США

Арена A: 50 долларов США

Рингсайд B: $80

Ринг A: $150

когда не ест и не пьет.

* Другие сборы, такие как плата за обслуживание/обработку и налог с продаж, могут взиматься

* Обратите внимание, что билеты на мероприятие могут быть распроданы раньше. Спасибо за Ваше понимание.

Участвующие борцы (возможны изменения):

СИЛЬНЫЙ чемпион в открытом весе: «Грязный» Том Лоулор

«Перекидной нож» Джей Уайт

«Яркий» Джус РобинсонБез выходных» Фред Россер

ДЖОНА

«Альфа-волк» Карл Фредерикс

«Дикий носорог» Кларк Коннорс

«Молодой стрелок» Хикулео

Рокки «Азукар» Ромеро

Дополнительные имена и карты матчей уточняются.

———————————————

На площадке запрещено:

・Любые отвлекающие факторы во время выступления, в том числе стример

・Продажа еды и напитков, включая алкоголь

・Запрещенные вещества и/или оружие любого вида

・Рюкзаки/сумки размером более 10 x 10 дюймов

Примечание. Все сумки подлежат досмотру до въезда

・Профессиональные фотоаппараты, фотоаппараты со съемным объективом, видеокамеры или штативы

・Любой посетитель, считающийся находящимся в состоянии алкогольного опьянения

・Безответственное употребление алкоголя или поведение

・Хулиганство, драка, насмешки или угрозы (вербальные или невербальные)

・Плохое обращение с исполнителями, посетителями или персоналом, включая словесные оскорбления, домогательства. , ненормативная лексика, конфронтация, запугивание или угрожающее поведение

・Несоблюдение указаний помощников, менеджеров заведений, полиции или персонала скорой медицинской помощи

・Вывески/баннеры/транспаранты

・Штанги /селфи-палки

・Воздушные шары, мячи, фрисби

・Ноутбуки, планшеты (напр.грамм. iPad) и т.п.

・Клаксоны, мегафоны, свистки или другие шумовые устройства

・Лазерные указки

・Курение, вейпинг – внутри и/или в неотведенных для этого местах на открытом воздухе

Особое примечание. курили, испаряли или проглатывали в любом общественном месте. Нарушители будут оштрафованы.

Дополнительная информация:

・По прибытии ко входу на стадион с любым из запрещенных предметов вас попросят вернуть этот предмет в автомобиль. Запрещенные предметы не будут храниться на месте.

・Любые запрещенные предметы, если они будут конфискованы, будут утилизированы и не подлежат возврату посетителю.

・Мы оставляем за собой право усиливать меры безопасности для различных шоу по разным причинам, чтобы обеспечить безопасность посетителей.

Архитектурные жемчужины Петербурга: классицизм

Конец 18 века ознаменовался упадком архитектуры барокко и появлением нового стиля — классицизма. Яркие свадебные торты в старинном стиле были заменены изысканными конструкциями, вдохновленными элегантностью и уравновешенностью классической античности.Санкт-Петербург тоже был охвачен этой общеевропейской архитектурной модой, что привело к появлению множества архитектурных шедевров.

В 1762 году, вместе с кончиной императрицы Елизаветы, закончилась эпоха роскошных дворцов и пышных соборов. Всего через семь лет после того, как его главный шедевр, Екатерининский дворец, был закончен, Франческо Бартоломео Растрелли было приказано уйти в отставку. Один из крупнейших архитекторов барокко Петербурга, всю свою жизнь посвятивший городу, умер в Италии бедным и почти забытым.Он просил новую администрацию хотя бы вернуть его архитектурные чертежи, но его просьба осталась невыполненной.

Новая императрица Екатерина II не любила роскошные «взбитые сливки». Покровительница искусств, Екатерина Великая руководила эпохой русского Просвещения, периодом, когда правительство начало активно поощрять распространение искусств и наук, что оказало глубокое влияние на русскую культуру. Архитектура не стала исключением. Классицизм, новый архитектурный стиль, должен был воплотить идеал гармоничного общества, построенного на рационализме и вере в прогресс, и восславить элегантность и славу самой большой европейской страны.

Екатерина Великая. Фото: mir24.tv

На русскую классическую архитектуру большое влияние оказала европейская, которая, в свою очередь, черпала вдохновение в античности с ее классическими ордерами, симметричными планами и фасадами и использованием других традиционных элементов, таких как фронтоны, портики , пилястры и так далее. Среди первых приверженцев этого нового стиля в России были французский архитектор Жан-Батист Мишель Валлен де ла Мот . Самая известная его работа — здание, именуемое сейчас Малым Эрмитажем , построенное по заказу не кого иного, как самой императрицы.Екатерина Великая, возмущавшаяся величием и необъятностью барочного Зимнего дворца, называла это правильное мятно-зеленое здание, обращенное к Неве, скитом (от фр. место» (маленькое, да?). Именно здесь она поместила свое самое большое сокровище, свою коллекцию произведений искусства, которая впоследствии сформировала один из крупнейших художественных музеев мира — Государственный Эрмитаж.

Малый Эрмитаж. Кредит: opeterburge.comru

Другие работы Валлена де ла Мота в Северной Венеции включают старейший католический храм в России, католический костел Святой Екатерины , дворец на Мойке , известный как место, где в 1916 году был убит Григорий Распутин, и Большой Гостиный Двор и др. Гостиный двор, растянувшийся на пересечении Невского проспекта и Садовой улицы более чем на километр, является не только старейшим торговым центром города, но и одним из первых торговых рядов в мире.

Большой Гостиный Двор. Фото: ptmap.ru

За более чем 30 лет правления Екатерины барочные постройки в Петербурге полностью затмили классические. Придя к власти в 1801 году, Александр I не только поддержал архитектурное видение своей бабушки, но и вывел его на новый уровень. Начало XIX века в России было отмечено патриотическим подъемом, поскольку страна приближалась к войне с Наполеоном, и все виды искусства, в том числе и архитектура, были призваны воспевать могущество и славу Империи.В этот период правильный и уравновешенный классицизм превратился в гораздо более тяжеловесный и торжествующий ампир , характеризующийся синтезом классического ордерного строя и монументальной скульптуры.

Среди наиболее выдающихся творцов этого периода был русский архитектор Андрей Воронихин , наиболее известный своей работой над Казанским собором , созданным по образцу собора Святого Петра в Риме. Прогуляйтесь по Невскому проспекту и полюбуйтесь его поистине великолепной колоннадой, состоящей из 94 колонн. Кстати, такую ​​же колоннаду Воронихин хотел сделать и с другой стороны собора, но судьба распорядилась иначе.

Казанский собор. Фото: KudaGo.com

Жан-Франсуа Тома де Томон — еще один известный архитектор эпохи Александра. Именно он спроектировал один из главных и красивейших архитектурных ансамблей Петербурга — Стрелку Васильевского острова . Когда-то здесь, в месте разветвления Невы на две части, располагался главный порт.Вдохновленное греческим храмом Геры, здание Старой фондовой биржи имеет перистиль из 44 дорических колонн, покоящихся на массивном стилобате из красного гранита. Стрелка просто немыслима без Ростральных колонн , расположенных по обеим сторонам Биржи. Эти массивные дорические колонны высотой 32 метра покрыты лепниной глубокого терракотово-красного цвета и украшены скульптурами наяд, морских существ, якорей и бронзовых носов кораблей (ростры). В основании каждой колонны помещены мраморные фигуры, изображающие крупные реки России: Волгу, Днепр, Неву и Волхов. Обратите внимание, что колонны особенно впечатляют в дни крупных государственных праздников, когда на них зажигают факелы.

Старая фондовая биржа. Фото: peterburg.ru

Говоря о классической архитектуре Петербурга, нельзя не упомянуть имя Карло Росси , одного из самых плодовитых архитекторов своего времени. Его многочисленные работы включают в себя Михайловский дворец , в котором сейчас находится Русский музей, здание Главного штаба , расположенное на Дворцовой площади перед Зимним дворцом, Елагин дворец и многие другие великолепные здания.Однако моя любимая его работа — Александринский театр . Мне очень нравится проходить мимо этого монументального, но элегантного здания вечером, когда оно подсвечивается и мягко светится так, как ни одна фотография никогда не передаст. Это может показаться странным, но каждый раз, когда я смотрю на это сооружение в темноте, я думаю о белоснежных кружевах. Если вам случится прогуляться туда, я очень рекомендую заглянуть с другой стороны театра и прогуляться по Rossi Street , самой пропорциональной улице в городе. Она прекрасна с любой стороны: ширина равна высоте зданий с обеих сторон — это будет 22 метра, а длина улицы — 220 метров: в десять раз больше ширины!

Александринский театр.Фото: culture.ru

В середине XIX века ампир достиг своего наивысшего расцвета, который оформился в Исаакиевском соборе , крупнейшей православной базилике города и четвертой по величине (по объему под купол) собора в мире. Здание, спроектированное французским архитектором Огюстом де Монферраном , строилось 40 лет! Огромный, монументальный и немного непропорциональный, этот собор ознаменовал упадок стиля классицизма в Санкт-Петербурге.Петербург и открыл двери для следующей архитектурной эпохи, Эклектика .

1 кредит

Винтажная квартира в классическом петербургском стиле, Санкт-Петербург, Россия | VacationHome.

rent

Квартира | От 10 770 ₽/сутки

Винтажная квартира в классическом петербургском стиле

6 Гости

2 Спальни

1 Ванная комната

1 Ночь Мин.Оставаться

Винтажная квартира в классическом петербургском стиле расположена в Адмиралтейском районе Санкт-Петербурга, в 1,5 км от музея Фаберже, в 1,8 км от Исаакиевского собора и в 2,2 км от Государственного Русского музея.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.