Хекль вольфганг новая жизнь старых вещей: Книга: «Новая жизнь старых вещей» — Вольфганг Хекль. Купить книгу, читать рецензии | Die Kultur der Reparatur | ISBN 978-5-00057-671-7

15 Окт

Содержание

Вольфганг Хекль ★ Новая жизнь старых вещей читать книгу онлайн бесплатно

Вольфганг Хекль

Новая жизнь старых вещей

Wolfgang M. Heckl

Die Kultur der Reparatur

Издано с разрешения Carl Hanser Verlag GmbH & Co. KG

Правовую поддержку издательства обеспечивает юридическая фирма «Вегас-Лекс».

© Carl Hanser Verlag, Munich 2013

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2015

* * *

Речь в защиту ремонта

Счастье часто возникает благодаря вниманию к малым вещам.

Вильгельм Буш[1]

«Шапка! Где моя шапка?» – Нора нервно оглядывается по сторонам. Каждый в HUIJ – мюнхенском креативном центре, заполненном неимоверным количеством магазинчиков, кафе и мастерских, – легко поймет ее отчаянье. И дело всего-навсего в простой вязаной шапке, а не в дизайнерской модели из бутика, как можно было бы подумать. Единственный экземпляр. Вещь, сделанная собственными руками. К поискам подключаются другие посетители, и пропажа вскоре обнаруживается на заднем дворе у стойки с велосипедами. Какое облегчение!

Вот начинаются занятия на курсе «Одежду на прокачку». За длинным деревянным столом сидят семь женщин различного возраста и раскладывают футболки, юбки и свитера. Это одежда, когда-то нравившаяся им, но теперь, после частой носки, она приелась и кажется скучной. Обычная участь когда-то любимых вещей. Раньше слушательницы курсов выбросили бы вещи в мусорный бак и купили себе что-нибудь новое. «Чистое безумие. Одежда не была изношенной, она всего лишь надоела. Мне самой никогда не пришла бы в голову мысль вставкой или кантом придать старой вещи новый шик». Но теперь девиз этих женщин – сохранить одежду и сделать ее стильной! Рядом лежат отслужившие свое махровые полотенца разных цветов, обрезки красивой ткани, шнуры, блестки, мишура. В углу стоит швейная машинка «Зингер», отличная вещь для обновления одежды. Под руководством Ани Шпиглер, дизайнера и одной из трех основательниц HUIJ, в ближайшие четыре часа вещи, избежавшие мусорного бака, обретут вторую жизнь. Так, у белой футболки верхнюю часть заменит ярко-оранжевая махровая ткань, протертая тряпичная дамская сумка преобразится благодаря светло-зеленому бархату, юбку украсит связанный крючком кант из особой пряжи. После ручной работы одежда, как правило, выглядит по-настоящему круто.

В креативном центре HEi[2] сорокапятилетняя ткачиха Вальтрауд Мюнцгрубер демонстрирует чудеса апсайклинга[3] – творческое обращение с выброшенными вещами. Предметы, считавшиеся бесполезными, переделываются и тем самым приобретают новую ценность. Марсель и Эстер также занимаются апсайклингом: создают из разрезанных шин табуретки, украшения и сумки. В do-it-yourself центрах[4] каждый может обучиться технике плетения из пластика и резины. Желающих хватает, а особенно популярным направление становится в развивающихся странах.

Если еще несколько лет назад многие воротили нос от секонд-хенда, то теперь бывшие в употреблении вещи допустимы в приличном обществе, особенно если это одежда с оттенком индивидуальности, к которой человек сам приложил руку. Сегодня существенно продлилась жизнь не только одежды, но и радиоприемников, миксеров и другой бытовой электроники. Движение зародилось в кафе-мастерской в Амстердаме. В октябре 2009 года его основала журналистка Мартина Постма в знак протеста против общества изобилия и бездумного потребительства, где не многие способны починить тостер или кофеварку. Манифест кафе-мастерской призывает не быть рабами технологии, а в большей степени овладеть ею. Предполагается, что в будущем такие мастерские станут местом не только для любителей делать что-то своими руками, но и для людей, которые не могут себе позволить дорогое обслуживание. Это движение призывает задуматься об исчерпаемых ресурсах Земли и о рачительном к ним отношении и противостоит отраслям промышленности, нацеленным на воспитание безропотных потребителей.

Идея культуры ремонта стара, но благодаря голландскому движению она заняла социально значимую позицию: активный протест против растущих гор мусора (особенно в странах третьего мира, куда Запад вывозит отработанное оборудование) и пропаганда развития новых технологий в сфере утилизации.

Концепция голландских кафе-мастерских с помощью интернета достигла и других стран: Бельгии, Франции, США и Германии. Первая немецкая кафе-мастерская возникла в Кёльне, а затем и в Гамбурге, Дюссельдорфе и Мюнхене.

Читать дальше

Вольфганг Хекль и «Новая жизнь старых вещей» – Вдохновение

Профессор и директор Немецкого политехнического университета в Мюнхене (а также мастер на все руки) Вольфганг Хекль написал замечательную и нужную книгу «Новая жизнь старых вещей». О чем она и почему стоит ее прочитать?..

Мир нынче устроен так, что еще вчера суперсовременные вещи и самые последние модели чего бы то ни было устаревают с пугающей скоростью. Не успеваем мы привыкнуть к одним трендам, как их сменяют другие. Часто ли вам приходилось с грустью смотреть на смартфон, которому всего год, а он уже не такой прокаченный (уже ни для кого не секрет, что это запланированное устаревание, заданное производителем), на ноутбук (телевизор, микроволновку, колонки, да что угодно), который вроде бы работает, но ему на смену уже подоспел десяток более навороченных моделей. И это только половина беды. Вторая ее часть – культивированная в нас привычка без лишних колебаний избавляться от того, что сломано, что дорого, трудно или долго чинить (ведь проще купить новое). Собственно, из этих тезисов исходил профессор и директор Немецкого политехнического университета в Мюнхене (а также мастер на все руки) Вольфганг Хекль, когда писал замечательную и нужную книгу «Новая жизнь старых вещей».

Немногие знают о do-it-yourself центрах (от англ. do it yourself – сделай сам), а тем временем они набирают популярность и весьма активно развиваются. Само движение DIY зародилось в Амстердаме, основала его журналистка Мартина Постма в качестве протеста против бездумного потребительства. Возмущенная тем, что люди предпочитают купить новую кофеварку или тостер вместо того чтобы починить старые, она решила: хватит быть рабами технологий. Так появились первые кафе-мастерские (например, известное Repair Cafe в столице Нидерландов), где люди (как это ни странно) собираются, чтобы чинить сломанные вещи (бытовую технику, одежду и т.

д.). Приходят и профессионалы, и любители, и совсем новички, и просто любопытные. Все посетители обмениваются опытом и знаниями, учатся, ошибаются и добиваются успеха.

  
«Ремонт – это творчество, чудесный и полный смысла досуг».

И не случайно DIY движение оказалось в струе времени именно сейчас. Оглянитесь вокруг: с каким упоением модницы стали рыться в бабушкиных шкафах, ведь там сплошное ретро и винтаж. А с каким наслаждением многие возвращаются к музыке на пластинках, съемке на пленочные фотоаппараты!.. Как много на YouTube всяческих мастер-классов, начиная от рамок для фото и заканчивая сборкой собственной мебели.

  
«Человек, хоть раз собственноручно сделавший какую-нибудь вещь, не захочет просто поменять ее из-за дефекта, а попытается восстановить. Ремонт не всегда выгоден, но тут каждый сам для себя определяет прибыльность, поскольку кроме экономических причин есть еще и эмоциональные».

Конечно, вот так вот запросто взять, сесть и заменить аккумулятор на Iphone или соорудить книжный шкаф мало у кого получится. Помимо определенных навыков и знаний нужны еще силы и время. И так постепенно происходит отчужденность от вещей: мы не можем просто разобрать сломавшийся или забарахливший предмет, покопаться в деталях, понять, в чем проблема и устранить ее. Чаще всего мы несем вещь в ремонт, а иногда не утруждаем себя и этим, попросту покупая новую.

 

Почему этот подход не так уж рационален, как мы привыкли считать, мистер Хекль убедительно расскажет вам в свой небольшой, но очень живой и душевной книге, подкрепив повествование занимательными и забавными историями из своей жизни.

А для тех, кто уже давно задумывается об изменении подхода к вещам, но не знает с чего начать, Вольфганг Хекль разработал пошаговую инструкцию:

  1. Выбрать первый проект: желательно, чтобы это была не любимая вещь (если вы не профессионал, конечно), а что-то простенькое. Например, шатающаяся ножка стула.
  2. Найти видеоурок, статью или любое другое руководство, которое будет вас вести.
  3. Создать комфортные условия для работы (хорошее освещение, много свободно пространства, полная тишина или, наоборот, негромкая музыка).
  4. Оставить на этот проект необходимое количество времени.
  5. Запастись всеми необходимыми инструментами.
  6. Записать результат в блокнот или ежедневник (особенно, если вы распланировали проект на несколько дней).
  7. Пригласить помощников: друзей, родных. Того и глядишь – у вас тоже соберется ремонтная тусовка.
«Когда вы сами чините вещь, то вкладываете в нее часть себя».

Многие из нас в детстве с упоением собирали конструкторы. Восторг от возведения башен, домиков и других, пусть даже бессмысленных, конструкций, вспоминается до сих пор. Еще с 1850 года конструктор был классическим и долгожданным подарком детям на Новый Год, представляете? Сейчас конструкторы совершенно другие, но принцип тот же: дети учатся строительству.

«За этими играми стоит идея само-деятельности, и только так приобретается опыт. Само-деятельность и учение тесно связаны друг с другом. Тот, кто ничего больше не берет в свои руки, не научится новому».

Стоит ли говорить, что успешный ремонт, неважно каких масштабов, принесет вам бездну радости! Многие пожилые люди, рассказывает автор, могут подзабыть какие-то события прошлой недели, но то, как они были счастливы, когда, будучи детьми, получили в подарок желанную игрушку, вспомнят так ярко и живо, будто это произошло вчера.

«У человека, успешно починившего что-либо, положительный опыт запечатлевается в мозге. Нейротрансмиттеры – крохотные биологически активные вещества – переходят от одной нервной клетки к другой и таким образом передают информацию».

Квартблог искренне поддерживает DIY-движение, и наши постоянные читатели знают, как мы любим do-it-yourself проекты, поэтому с радостью рекомендуем вам не только книгу Вольфганга Хекля, но и нашу рубрику «Своими руками».

Фотографии Екатерины Алексеевой и с сайтов pinterest.com, img0.joyreactor.cc, www.rtl2.de

ремонт, книги, DIY

РЕЦЕНЗИЯ: «Новая жизнь старых вещей» — антикризисный манифест

Если честно, я рассчитывала увидеть в книге сборник советов «Как собрать подводную лодку из сломанных погремушек».  Но автор пишет о другом. Вся книга — это манифест человека, искренне увлечённого ремонтом.

Вольфганг Хекль

Профессор, биофизик, директор Немецкого политехнического университета в Мюнхене.

Мы уже привыкли выбрасывать всё, что поломалось, и сразу бежать за новым. Что уж лукавить, мы покупаем новые вещи, когда и старые прекрасно работают. Но они устаревают — и отправляются на свалку.

С гаджетами, как правило, иначе нельзя: иногда нам действительно нужно, чтобы вещь работала быстрее, лучше. Но такая схема распространяется вообще на всё, что нас окружает.

Существует небезосновательное подозрение, что срок службы продукта точно рассчитан. Мы наблюдаем планируемое устаревание, заданное производителем и иногда даже желаемое клиентом (как у мобильного телефона, которым не хочется пользоваться более года).

Вольфганг Хекль предлагает немного подумать перед тем, как отправить что-то в мусорный бак. Вполне возможно, что у вещи есть шанс получить вторую жизнь.

Спрашивается, зачем нам мучиться над ремонтом, если можно почти всё заказать с доставкой на дом?

Причин больше, чем кажется. Ремонт обходится дешевле. Ремонт заставляет думать и действовать. Ремонт бережёт планету от мусора, в конце концов (у нас это непопулярная идея, но отмахиваться от неё глупо).

Ремонт — это циркуляция анализа, стратегии, реализации и успешного переживания.

Автор рассказывает бессчётное количество ремонтных историй из своей жизни. Вы представляете, какой квест нужно пройти, чтобы починить насос или старую швейную машинку? А через какие преграды прорвётся человек, решивший починить MacBook?

Истории спасения вышедшей из строя техники или мебели превращаются в неплохой экшен. Понятно, почему автор готов посвящать ремонту свободное время. Оказывается, восстановление сломанного — это азартное занятие.

Каждый ремонт — проверка на прочность своей сообразительности и упорства. Вот о том, как эту проверку пройти, и написана книга.

Зачем нужна эта книга

Хотя бы затем, чтобы поверить в свои силы. В книге есть пошаговое руководство для тех, кто решится впервые взять в руки отвёртку или иголку. Главное — ничего не бояться. Ведь вещь и без того сломана, так что терять нечего.

Человек, хоть раз собственноручно сделавший какую-нибудь вещь, не захочет просто поменять её из-за дефекта, а попытается восстановить. Ремонт не всегда выгоден, но тут каждый сам для себя определяет прибыльность, поскольку кроме экономических причин есть ещё и эмоциональные.

Ремонт — это, конечно, полезно. Сохраняет ресурсы, спасает окружающую среду, оберегает от падения в финансовую яму. Даже противостоит обществу потребления. Но ремонт — это ещё и весело. Поверьте Вольфгангу Хеклю: вам тоже захочется переделать мир своими руками.

«Новая жизнь старых вещей», Вольфганг Хекль

Купить на LITRES.RU

Книга «Новая жизнь старых вещей» автора Хекль Вольфганг

Язык: русский

Год: 2015

Издатель: Литагент «МИФ без БК»

ISBN: 978-5-00057-671-7

Город: Москва

Переводчик: Ольга Бычкова

Добавил: Admin 26 Окт 15 Проверил: Admin 26 Окт 15 События книги

Формат:  FB2, ePub, TXT, RTF, PDF, HTML, MOBI, JAVA, LRF

КУПИТЬ
ЧИТАТЬ онлайн фрагмент книги для ознакомления
СКАЧАТЬ фрагмент книги

Рейтинг: 0. 0/5 (Всего голосов: 0)

Новая жизнь старых вещей Вольфганг Хекль

Опубликовано: 25 Окт, 2015

Почему я выбрала эту книгу:

 Одного названия хватило, чтобы привлечь мое внимание, и надо сказать в целом книга понравилась, но есть нюансы, о них ниже.

Что понравилось: 

Автор делает большой упор на тему осознанного потребления, ремонта старых вещей и вторичного использования. Это мне очень созвучно, и здорово, что нашелся человек, транслирующий подобные мысли.

Действительно, зачем выпускают новые модели телефонов, которые отличаются от старых в больше степени ПО, чем начинкой?

Зачем выкидывать принтер и покупать новый, если можно отремонтировать и заменить одну деталь?

Таких примеров в книге масса, и все они классно иллюстрируют тот факт, что современному потребителю надо уже как-то осознаннее подойти к этому вопросу, даже в мелочах. 
Давайте разберем простой пример с ручкой. Обычно если ручка заканчивается, человек покупает новую. Я однажды завязала с этим круговоротом ручек: у меня есть любимая гелевая ручка, и когда она закончилась, я купила к ней десяток запасных стержней, и теперь периодически пополняю запасы. В итоге мы со старой ручкой неразлучны уже год. Конечно, это только ручка, но почему бы с нее не начать?

Автор книги уверен, что экономика совместного пользования и потребления — это будущее нашей планеты, и тут я полностью разделяю его точку зрения. Еще он поет дифирамбы ремонту, как варианту социализации и взаимодействия людей. Эта мысль кажется мне довольно интересной. Я помню, как папа уходил в гараж на все воскресенье, где они с соседом по гаражу постоянно что-то ковыряли там и чинили, и ему очень нравилось так проводить время.
Ремонтом и переделкой вещей заниматься интересно и весело. Это разгружает мозг во время интернет-шаббатов, это заставляет больше ценить то, чем мы уже владеем. Потратив пару часов на ремонт, вы вряд ли быстро сможете расстаться с этой вещью. Я раньше очень любила вязать и перевязывать что-то. Старое платье превращала в шарфик, а свитер в шапочку.

Мне нравится давать вещам новую жизнь, мне кажется, это какая-то возможность для них перерождаться, нести новую функцию и смысл, меняя свою форму.
Я тоже всеми руками и ногами за осознанное потребление, у меня уже несколько лет телефон-фонарик, и я не собираюсь его ни на что менять, хотя муж очень хочет «купить мне наконец-то нормальный телефон». Я иногда слушаю старый радиоприемник, включаю диапроектор и печатаю на печатной машинке, и меня радует, что дома есть такая аналоговая техника.  

Тема осознанного потребления давно варится у меня в голове, так что ждите новых постов на эту тему, мне есть что рассказать)

Чтобы вы могли сами составить предварительное впечатление о книге, делюсь понравившимися цитатами из нее:

Группа исследователей во главе с американским профессором психологии Гарвардского университета Даниэлем Гилбертом выявила основные условия обретения счастья. Оказалось, что для обретения счастья надо помогать людям и ценить мелочи жизни. А вот покупка дорогой, но ненужной вещи не приносит длительного ощущения счастья, потому что вы к ней быстро привыкаете, и она теряет свое значение. Вообще «купленные» переживания быстро уходят в небытие.

А еще нам нужен разумный покупатель: приобретая товар, пусть даже за высокую цену, человек будет выбирать более длительный срок годности. При свободной рыночной экономике в наших силах остановить волну бездумного потребления. Всем следует строго относиться к расходу ресурсов в производстве. Общий эко-баланс стоит подробно указывать на упаковке продукта или на интернет-страничке изготовителя, как сегодня указывают состав и энергетическую ценность.

Конечно, потребитель не всегда может купить качественные товары с длительным сроком службы, просто потому что их уже не существует или они стали редкостью. Однако ситуация изменится, если мы начнем ценить товары, долговечность которых оправдает их высокую цену.

Экологические последствия короткого срока службы товаров могут оказаться плачевными. Горы мусора вырастают в основном из-за аргументов, которые мы часто слышим, когда устройство сломалось: «Ремонтировать невыгодно, проще купить новую вещь, а эту выкинуть». Следовательно, для охраны окружающей среды лучше обеспечить ремонтоспособность и долговечность устройств. В силах потребителя инициировать эту тенденцию. В идеале мы должны прийти к тому, что даже в рекламе будут говорить о возможности легкого восстановления устройств.

Планируемое устаревание и реклама новинок будят в покупателях изначально отсутствующие потребности: например, желание иметь последнюю модель мобильного телефона или носить модную среди молодежи одежду. Сомнительное поведение, особенно с учетом числа людей на планете, которые не в силах удовлетворить даже базовые потребности. Они голодают, не имеют одежды, жилья и возможности получить образование, и мы исключили их из общества всеобщего благоденствия.

Но на самом деле мы все уже давно привыкли к короткому жизненному циклу продукции. Если нашему мобильному больше двух лет, мы с нетерпением ждем выхода новой модели. Потребление доставляет удовольствие. Новое ассоциируется с радостью, и кажется, что новый сотовый не может быть плохим.

Понятие shared economy — экономика совместного пользования — пришло из 80-х благодаря американскому экономисту Мартину Вайцману. Это принцип совместного потребления, распространяющийся на всевозможные товары: от рабочего инструмента до ставшей маленькой детской одежды и продуктов питания. В центре внимания находится не обладание собственностью как таковой, а владение ею в течение определенного времени. Вспомните о современном направлении совместного пользования прокатным автомобилем или о каучсерфинге* — новой модели обмена жилплощадью. Когда вещь дают напрокат, то советы по ее ремонту становятся необходимы, ведь с каждым разом она все больше изнашивается.

Человек в каменном веке владел одним ручным рубилом, и если оно ломалось, делал все, чтобы оно снова стало пригодным к эксплуатации. Нам еще предстоит постепенно прийти к такому образу мыслей.
Когда вы сами чините вещь, то вкладываете в нее часть себя. А к новому товару, сделанному где-то в Азии, у меня не возникает никакой привязанности. Я не знаю всех процессов его изготовления, почему он работает так, а не иначе. Когда вы начинаете ремонтировать что-то, у вас появляется интерес к продукту. Узнать о продукте можно, прочитав приложенную к нему инструкцию. Сегодня, если у вещи обнаруживается небольшой брак или возникает поломка, недолго думая ее меняют или выбрасывают.

Если я что-то создал своими руками или хоть раз успешно отремонтировал, я просто так не выброшу эту вещь, разве что в чрезвычайных обстоятельствах. Если результат моих стараний окажется невпечатляющим, то я всеми силами попытаюсь отремонтировать этот предмет снова и снова, обязательно сохранить его, даже если речь об обыкновенном молотке.

Сегодня человеку, который ездит на работу в метро, незачем высекать огонь методом пещерного человека. Но знать, как это делается, не будет лишним.

Не удивительно, что люди после недели, проведенной в офисе за компьютерами, в выходные ложатся под машину, разбирают мотоциклы или оклеивают ванную комнату новой плиткой. В порядке компенсации им требуется механическое мышление и действие.

Испытать самому счастье удачного ремонта — маленький, но важный камушек в мозаике глобального обращения к устойчивому развитию. Я очень надеюсь, что в рамках развивающейся культуры ремонта все больше и больше людей станут вносить свой вклад в достойное будущее на нашей крошечной планете по имени Земля.
Многие люди в промышленно развитых странах мира не нуждаются больше в бездумном шопинге, их внимание направлено на удовлетворение реальных потребностей, так как, в зависимости от соответствующего состояния ресурсов, для каждого продукта имеется числовой предел, а этика обмена с другими жителями планеты играет важную роль.

Площадки по обмену товарами помогают укрепить общественное единство. Так, человек, хорошо шьющий одежду, может обменять результаты своего труда с тем, кто умеет чинить мопеды. Во многих регионах, хотя и в меньшем объеме, организован подобный круг обмена.

Так, возникают компании buy local*: местные независимые предприниматели своей деятельностью призывают активно участвовать в жизни окружающего тебя общества. Речь, например, о поддержке движения за сохранение экологии или рабочих мест.

Я настаиваю на ремонте до тех пор, пока это имеет смысл. Вторичная переработка также желательна для каждого хозяйства. Сегодня для этого уже существуют специальные центры, а в ближайшем будущем перерабатывать будут все в обязательном порядке.

Что не понравилось: 

Первая часть книги повествует о переработке всего в природе, это логично с точки зрения содержания книги, но мне как читателю было это совсем неинтересно и хотелось побыстрее перейти к следующей части.  
 Я думала книга будет больше направлена на практическую пользу. Конечно, я не ждала в ней мануалов по ремонту, или инструкций «как сделать табуретку», но хотя бы что-то реально применимое в жизни. А по факту мы получаем один сплошной инспирейшн и пищу для ума, что в целом неплохо, но вырубать из-за этой книги деревья не стоило. Я даже рада что получила её в электронном виде. К тому же книга очень сильно дублирует по смыслу крутой документальный фильм «Купить, выбросить, снова купить» или «Заговор против лампочки», я недавно выкладывала его в свой паблик Жить проще.

Для кого эта книга:

Да может показаться что тут опять «про вещи», но на самом деле в этой книге за отношением к вещам кроется нечто более глубокое. Она воспитывает уважение к труду, учит ценить время и другие ресурсы, заботиться об экологии и осознанно относится к потреблению. Налаживать социальные связи, чтобы обмениваться опытом по ремонту и помогать друг другу. После этой книги как-то невольно задумывается: «а давно ли я делал что-то руками?», и сразу хочется что-то мастерить, и так далее)

Книга для обзора предоставлена издательством «Манн, Иванов и Фербер».  Скачать ознакомительную главу «Устаревание» можно на сайте издательства. Купить книгу можно на Озоне и в Лабиринте.

А что вы думаете о ремонте и экономике совместного потребления? Делаете что-то руками?

 

comments powered by HyperComments
Поделиться:

Вконтакте

Facebook

Twitter

Одноклассники

Google+

← Магия уборки от Мари Кондо #ячитаю Астраханские локальные бизнес-проекты в лицах →

Вольфганг Хекль: Новая жизнь старых вещей

Книга об осознанном и бережном отношении к вещам в эпоху одноразового потребления. Срок гарантии гаджета истек? Пора на свалку! Если, конечно, устройство не сломалось ещё раньше. Дисплей MP3-плеера перегорел — и вы просто покупаете новый плеер. Ноутбук стал перегреваться и отключаться в любой неподходящий момент — нужно купить новый ноутбук. Вещи стали одноразовыми. Нам пора вспомнить утраченные навыки ремонта и обращения с вещами. И дело не только в том, что это экономично и полезно для окружающей среды, так как снижает количество мусора. Как доказывает автор этой книги — директор политехнического музея Мюнхена — это ещё и увлекательно! Движение DIY (Do It Yourself, сделай своими руками) — это новый тренд на Западе. Культура ремонта делает вас самостоятельнее, экономичнее, развивает творческие навыки. А покупка новой дорогой вещи взамен слегка износившейся или требующей ремонта вызовет лишь секундный прилив радости — как доказали психологи, бесконечная череда новых покупок не способна сделать нас по-настоящему счастливее. Знания для ремонта Для ремонта вещи необходимы знания о её устройстве, способе производства и сроке годности. А если вещь уже не подлежит ремонту, то её нельзя просто выкинуть — нужно позаботиться о правильной утилизации, а значит, необходимо обладать знаниями в области кругооборота сырья. Качество продукции При покупке крайне важно обращать внимание на качество продукции. В комплекте должны быть запасные детали. Не все могут позволить себе дорогие продукты, так что при выгодной покупке нужно требовать, чтобы срок гарантии составлял по крайней мере пять лет. Возможность ремонта К сожалению, к электроприборам больше не прилагают схему, помогающую при ремонте. Однако уже при покупке техники, одежды и мебели возможность ремонта должна быть очевидна. На это могут указывать как дизайн, так и сопроводительная документация. Бездумное потребление Повышение эффективности производства и использования дешевых материалов стали важными предпосылками для развития общества бездумного потребления, которое не ценит долговечность и не считает разумным ремонт продукта. Эмоции во время ремонта Научиться ремонтировать — значит противостоять беспомощности, обрести веру в свои силы, которая в конце концов принесёт ощущение счастья. Техобслуживание приборов Тщательные плановые осмотры и устранение неполадок — мудрый принцип предотвращения аварий и минимизации рисков. Принципы промышленного техобслуживания имеет смысл перенести и на домашние приборы: техническое обслуживание и ремонт предупреждают быстрый износ

. .. [Full Description]

Новая жизнь старых вещей — Вольфганг Хекль » 📚 Книгомир — Бесплатная Онлайн Библиотека

Ознакомительный фрагмент

Я унаследовал от деда костюм в стиле двадцатых годов. Видно, что он несколько раз перешивался, в зависимости от того, худел его хозяин или толстел, но это было предусмотрено при изготовлении, поскольку долговечность, изменение и ремонтопригодность в те времена считались разумными аргументами при продаже вещей. Следовательно, в костюме можно было не только заменить пуговицы, но и при помощи запасных кусочков ткани и подкладки легко расставить севшую вещь. Сегодня же одежда слишком часто сшита на скорую руку – иногда только вынешь из шкафа неношеный свитер, а у него уже отваливаются пуговицы.

Конечно, при покупке крайне важно обращать внимание на качество продукции. В комплекте должны быть запасные детали. Устройство с бо́льшим количеством, например, крючков, чем клееных или приваренных деталей, указывает на возможность его ремонта. Не все могут позволить себе дорогие продукты, так что при выгодной покупке нужно требовать, чтобы срок гарантии составлял по крайней мере пять лет. Производители могли бы сделать продукт долговечным и не заоблачно дорогим, а потребители по достоинству бы оценили такую вещь – вот первый шаг на пути ухода от общества разового потребления.

Иногда компании пытаются обвести клиентов вокруг пальца, утверждая, что стиральные машины становятся все мощнее и что на их качество указывает большое количество функций и программ. Это не всегда так. И в высоком ценовом сегменте многие электронные приборы имеют слабые места. Например, нагреватель стиральной машины теперь работает не пятнадцать лет, как раньше, а семь-восемь. Однако его ремонт обойдется в ту же цену, что и покупка новой вещи.

Вероятно, стоит придумать форму регулирования, подобную той, что существует для атомных электростанций. Они приобретают эмиссионные сертификаты за выброс в атмосферу углекислого газа. Так и компании, выпускающие одноразовые вещи, могли бы облагаться налогами, поскольку они наносят окружающей среде больший вред, чем производители долговечных продуктов. За исключением компаний с технологией полной переработки.

Было бы полезно оснащать холодильники, плиты и стиральные машины наклейками с указанием их эффективности. Почему бы не требовать указывать на товаре класс долговечности, а в случае отсутствия этикетки сразу штрафовать? Эту информацию резонно использовать и в рекламе: «Наш товар имеет более длительный срок пользования, чем продукция конкурентов». Классный – это мобильный телефон не последней модели, а тот, что выжил после падения на пол и служит дольше остальных.

Насос для бассейна

Как-то раз в нашем бассейне сломался старый насос, которому было лет двадцать. Местами его корпус покрылся ржавчиной, и он треснул, когда я слишком сильно дернул, пытаясь отделить насос от двигателя. Ржавчина указывала на то, что я, конечно же, не делал регулярного техосмотра, а подобная небрежность всегда сказывается на приборе. Я узнал у компании-изготовителя стоимость нового насоса – 2300 евро. Так дорого, потому что он поставлялся только вместе с двигателем. Но я и не думал покупать новый, потому что в устройстве еще имелись отлично работавшие водонепроницаемая муфта и электродвигатель.

Я тут же загорелся идеей покопаться в приборе и посмотреть, можно ли новый корпус насоса присоединить к старому двигателю, чтобы не покупать целый блок с мотором и насосом. Это мне напомнило типичную ситуацию, когда владелец автомобиля приходит в мастерскую и узнает, что из-за неисправного выпускного коллектора ему предлагают обновить всю выхлопную систему. Или когда в ламповом телевизоре требуется обновить только строчный трансформатор, а так называемые эксперты утверждают, что менять надо всю отклоняющую систему. Последний пример, конечно, со смертью ламповых телевизоров ушел в историю.

Я снова позвонил в компанию и объяснил, что хотел купить только насосную часть и соединительные элементы, без двигателя. «Но почему? Это устройство можно приобрести только в комплекте», – ответил человек на другом конце провода. «А к нему в придачу еще и впускные форсунки, отдельно ничего не продается. Заодно неплохо бы сразу подумать и о новом управлении для насоса, конечно, за отдельную плату». На мое возражение, что управляющее наружным насосом устройство в полном порядке, мой собеседник пробормотал что-то о «предоставлении гарантии». Ага, подумал я, продавец-то хороший, но как быть с экологическими проблемами, раз придется выбросить исправные части?

Так как на «предоставление гарантии» я не отреагировал, продавец продолжил:

– Итак, вы хотите к насосу только одну запчасть?

– Точно.

– Их больше нет. Эти запчасти уже устарели.

– Что значит «устарели»? – переспросил я.

– За это время у нас появилась новая модель.

Ага, новая модель. Думаю, что она-то и являлась реальной причиной, по которой мне усложняли ремонт старого прибора. Для перекачивания воды, для противотока деталь осталась такой же, как и двадцать лет назад. Но как выяснилось из разговора, мне необходимо было купить более привлекательную следующую модель, которая, тем не менее, не отличалась по эффективности от предыдущей. При смене модели произошла так называемая желаемая несовместимость, и теперь деталь оказалась несовместима со старым двигателем.

Замечательный контрпример невозможности ремонта – кухонный комбайн Mixi. Мама купила его почти пятьдесят лет назад и постоянно измельчала в нем овощи, фрукты, замешивала тесто или взбивала дивные банановые и земляничные коктейли. Этот комбайн используется и по сей день, но, когда уплотнительное кольцо, отделяющее стеклянный сосуд от мотора, после многих лет стало пористым (пластмасса износилась, известное дело) и пришло в негодность, я предсказывал огромную проблему с ремонтом. Где найти запчасти для устройства пятидесятых годов? Но вот сюрприз: на задней крышке комбайна я обнаружил не только уже едва читаемую заводскую табличку, но и контакты торгового представителя. Телефонный номер, конечно, устарел, зато поиск в интернете указал на то, что компания все еще существует.

Я не ожидал слишком многого и был крайне удивлен, услышав, что, само собой разумеется, у них есть и запчасти, и новые насадки для других целей. И это спустя пятьдесят лет! Компания явно придавала большое значение длительному сроку службы.

Но вернемся к проблемам с насосом для бассейна. В разговоре я показал себя как техник-любитель, и сотрудник компании рассказал, что у одного коллеги, возможно, завалялась соответствующая насадка для насоса старомодной модели. Сотрудник даст ему технические характеристики насоса. Спустя некоторое время мне позвонил тот коллега и сообщил, что, к сожалению, таких насадок больше не существует. И все началось сначала.

– Могу я купить, по крайней мере, насосную часть новой модели как отдельную деталь? – спросил я.

– Можете, – ответил сотрудник.

– И сколько мне это будет стоить?

– М-м-м… отдельная деталь примерно тысяча евро.

Хотя бы так. Это было намного дешевле, чем прибор целиком.

Другими деталями вроде шлангов с хомутами я мог бы даже поделиться. Но я решил позаботиться о необходимых дополнительных деталях для оборудования и сходить в хозяйственный. Однако по непонятным мне техническим причинам муфту с нужной резьбой для подключения водяного шланга оказалось практически не достать. Резьба была не полдюйма, не один дюйм, даже не две третьих и не два с половиной дюйма. Диаметр резьбы равнялся трем четвертям дюйма. Даже узкоспециализированные магазины не могли сделать на заказ деталь с такой резьбой.


Конец ознакомительного фрагмента

Купить полную версию книги

Перейти на страницу: 1234567

Вольфганг чертовски новая жизнь старых вещей. Новая жизнь для старых вещей

Текущая страница: 1 (всего в книге 10 страниц) [доступный отрывок для чтения: 3 страницы]

Вольфганг Хекль


Новая жизнь старых вещей

Вольфганг М. Хекль

Die Kultur der Reparatur

Опубликовано с разрешения Carl Hanser Verlag GmbH & Co. KG

Юридическую поддержку издательству оказывает юридическая компания Vegas Lex.

© Carl Hanser Verlag, Мюнхен, 2013 г.

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, дизайн.ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2015 г.

* * *
Выступление в защиту ремонта

Счастье часто приходит от внимания к мелочам.

«Кэп! Где моя шапка? Нора нервно оглядывается по сторонам. Все в HUIJ, творческом центре Мюнхена, наполненном невероятным количеством магазинов, кафе и мастерских, легко могут понять ее отчаяние. И это всего лишь обычная вязаная шапка, а не дизайнерская модель из бутика, как можно подумать.Единственный экземпляр.Вещь, сделанная своими руками. К поискам присоединяются другие посетители, и вскоре пропажу обнаруживают на заднем дворе у стойки для велосипедов. Какое облегчение!

Здесь начинаются занятия по курсу «Одежда для прокачки». Семь женщин разного возраста сидят за длинным деревянным столом и раскладывают футболки, юбки и свитера. Это одежда, которая когда-то нравилась, но теперь, после частого ношения, приелась и кажется скучной. Обычная судьба когда-то любимых вещей. Раньше участники курсов выбрасывали вещи в мусор и покупали себе что-то новое.«Чистое безумие. Одежда не износилась, просто устала. Мне самой никогда не пришло бы в голову придать старой вещи новый шик путем вставки или окантовки. Но теперь девиз этих женщин – сохранить одежду и сделать ее стильной! Рядом используются махровые полотенца разных цветов, обрезки красивой ткани, шнуры, пайетки, мишура. В углу стоит швейная машинка Зингер, отличный предмет для обновления одежды. Под руководством Ани Шпиглер, дизайнера и одного из трех основателей HUIJ, вещи, вырвавшиеся из мусорного бака, в ближайшие четыре часа обретут вторую жизнь.Так, у белой футболки верхнюю часть заменит ярко-оранжевая махровая ткань, потертая тряпичная сумочка преобразится благодаря салатовому бархату, юбку украсит вязаный крючком кант из специальной пряжи. Когда-то сделанная вручную, одежда, как правило, выглядит очень круто.

В творческом центре HEi 2
От него. Haus der Eigenarbeit — дом индивидуального труда.

Сорокапятилетний ткач Вальтрауд Мюнцгрубер демонстрирует чудеса вторичной переработки 3
С англ.апсайклинг — вторичное использование.

— Креативное обращение с выброшенными предметами. Предметы, считавшиеся бесполезными, переделываются и тем самым приобретают новую ценность. Марсель и Эстер тоже занимаются апсайклингом: из разрезанных покрышек создают табуретки, украшения и сумки. В центрах рукоделия 4
С англ. сделай сам — сделай сам.

Каждый может научиться технике плетения пластика и резины. Желающих достаточно, и направление становится особенно популярным в развивающихся странах.

Если еще несколько лет назад многие воротили нос от секонд-хенда, то сейчас в приличном обществе приемлемы подержанные вещи, особенно если это одежда с налетом индивидуальности, к которой приложил руку сам человек. Сегодня жизнь не только одежды, но и радиоприемников, микшеров и другой бытовой электроники значительно продлилась. Движение зародилось в кафе-мастерской в ​​Амстердаме. Он был основан в октябре 2009 года журналисткой Мартиной Постма в знак протеста против общества изобилия и бездумного потребительства, где не так много людей способны починить тостер или кофеварку. Манифест кафе-мастерской призывает не быть рабами технологий, а в большей степени овладеть ими. Предполагается, что в будущем такие мастерские станут местом не только для тех, кто любит что-то делать своими руками, но и для людей, которые не могут позволить себе дорогостоящее обслуживание. Это движение призывает задуматься об исчерпаемых ресурсах Земли и бережном отношении к ним и выступает против индустрий, направленных на воспитание безропотных потребителей.

Идея культуры ремонта старая, но благодаря голландскому движению она заняла социально значимую позицию: активный протест против растущих гор мусора (особенно в странах третьего мира, куда Запад вывозит б/у технику ) и содействие развитию новых технологий в области рециклинга.

Концепция голландских кафе-мастерских через Интернет достигла и других стран: Бельгии, Франции, США и Германии. Первые немецкие кафе-мастерские появились в Кёльне, а затем в Гамбурге, Дюссельдорфе и Мюнхене.

В наших объединениях все вращается не только вокруг точения, завинчивания и пайки; здесь еще и технику рукоделия учат, ведь многие уже разучились вязать крючком и работать на швейной машинке.

Многие школы отменили занятия по труду и домоводству в средних и старших классах много лет назад.Мастерских в гаражах больше нет, а швейные машинки обычно пылятся на антресолях.

Но в то же время любители хендмейда сегодня могут составить серьезную конкуренцию любителям новых гаджетов. Расширяются понятия ремонта и ручного труда. Кафе-мастерские предлагают не только помощь в самостоятельной работе, но и место, где можно полностью посвятить себя творческому мышлению. Поскольку люди в этом районе знают друг друга, возникает форма соседской взаимопомощи. Семинары пробуждают командный дух и сотворчество, объединяют поколения.Курсы в HUJI не имеют возрастных ограничений и строгого разделения на техники.

Девиз

HUJI: «Всему можно научиться». Если пожилая женщина хочет научиться живописи, достаточно обратиться в местный дом престарелых. Программа постоянно расширяется: слушателям, например, рассказывают, как варить варенье или варить мыло.

В HUJI возникла идея самоокупаемости — например, выращивание овощей на балконе, а в центре регулярно встречаются городские пчеловоды. Помимо пчел обсуждаются трудности выращивания кресс-салата, огурцов и прочего.Есть обменный уголок, где каждый может предложить свои поделки и получить что-то взамен. И небольшое количество футболок с принтом, сумок или вязаных шапок отдают в магазин на продажу.

Открытая высокотехнологичная мастерская FabLab в Мюнхене также воплощает принцип «сделай сам». Здесь происходит обмен знаниями и творческими идеями, но все основано на изучении новейших технологий и на совмещении разных предметных областей. Ученые-компьютерщики, инженеры, техники, художники, дизайнеры, мастера и преподаватели встречаются в FabLab.Эксперты повышают квалификацию студентов и молодежи и приветствуют всех, кто интересуется высокими технологиями: лазерными станками, фрезерными станками или 3D-принтерами — и кто хочет лучше понять мир технологий.

Аттрактор — город мастеров в Гамбурге — место встречи любителей работы с деревом, металлом, электрическими схемами и программным обеспечением. Движимые истинным изобретательским духом, им нужен специальный цех с фрезерными и токарными станками и другим оборудованием. Здесь не только делают, но и учат. Например, они демонстрируют, как наносить краску. А еще там собирают и запускают квадрокоптеры!

Мастерам нужен круг единомышленников, им необходимо постоянно обмениваться идеями, поэтому компании завсегдатаев регулярно встречаются в FabLab. Женщин им явно не хватает, но тем не менее одна из участниц, указывая на две швейные машинки, гордо заявляет: «Да, мы работаем и с тканями».

Не меньшее внимание уделяется лекциям: освещаются такие темы, как сетевой нейтралитет или спорные идеи Рэя Курцвейла, американского изобретателя, футуролога и технического директора Google.Выбор многогранен — ​​и это только начало.

Нора и Аня из HUIJ убеждены в следующей формулировке: «Никто, кроме меня». Ремонт – это творчество, прекрасный и содержательный досуг.

При этом мой первый ремонт полностью провалился. В пять лет, в отсутствие родителей, я решил починить маленькое радио — на тот момент наше единственное радио в семье. На самом деле он не был сломан, но я решил, что требуется ремонт. Я хотел заглянуть внутрь приемника, чтобы узнать его секрет — как он работает.Я вынул вилку из розетки, взял отвертку и разобрал магнитолу. Я получил инструмент из небольшой мастерской моего отца. Он любил работать руками, сам делал шкафы и пытался починить все, что нужно было починить. Ему не всегда удавалось. И, похоже, я пошел по его стопам: мой ремонт закончился неудачей. Мне удалось только установить, что внутренности приемника, в частности, состоят из громкоговорителя, соединенного с магнитом. Меня поразило свойство таинственного магнита: он притягивал к себе металлические предметы, например гвозди.К сожалению, я не смогла собрать радио обратно и ожидала наказания от родителей, но они отреагировали удивительным образом, сказав: «Из ребенка что-то выйдет, он любознательный и стремится к чему-то новому».

Кто ремонтирует себя, тот внимательно и придирчиво изучает вещи и, следовательно, познает мир. Такой подход согласуется с гуманистическими идеалами Гумбольдта. 5
Фридрих Вильгельм Генрих Александр фон Гумбольдт (1769–1859) — немецкий ученый-энциклопедист, физик, метеоролог, географ, ботаник, зоолог и путешественник. Своей главной задачей он считал «постижение природы в целом и сбор доказательств взаимодействия природных сил»; за широту научных интересов современники называли его Аристотелем XIX века. Используя сравнительный метод, он создал такие научные дисциплины, как физическая география, ландшафтоведение, экологическая география растений.

О всестороннем и гармоничном развитии личности и познании мира вещей.

В этом ракурсе ремонт имеет педагогический аспект.Однако я считаю, что образование не должно быть просто теорией. Обучение принесет результат только тогда, когда теории будут подкреплены практикой, в первую очередь ручной работой. Это доказывают и исследования в области мозга и когнитивных способностей человека. Недаром слово «схватывать» тождественно глаголу «понимать».

Ремонтировать что-то своими руками и полагаться только на себя — значит занимать активную экологическую позицию и брать на себя ответственность. Именно это связывает человека с окружающим миром и учит внимательно наблюдать и открывать новое. Ремонт способствует пониманию функционирования вещей и внушает уважение к тем, кто придумал и воплотил в жизнь ту или иную деталь или устройство. Кроме того, в независимости выигрывает тот, кто что-то ремонтирует или создает. Ничто не вызывает в человеке такого сильного чувства свободы, как осознание своей независимости от других и возможность что-то сделать для них, например, помочь починить вещь. Все, что я делаю сам, над чем не теряю контроля, помогает мне определить себя, укрепляет мою самооценку.И чем больше я могу, тем больше я мотивирован на новые победы и тем чаще с любопытством высматриваю, за что еще взяться. Вот что отличает старого доброго изобретателя — не цепляться за что-то одно, а постоянно все глубже и глубже проникать в суть вещей. Кроме того, ремонт поднимает настроение и доставляет массу удовольствия. Успешное завершение дела приносит удовлетворение от их работы. Кто не испытывал этого радостного волнения, охватывающего с ног до головы, когда удалось создать что-то своими руками! Но раньше это казалось невозможным! У детей эти эмоции отчетливо видны во время творческой деятельности.

Группа исследователей под руководством американского профессора психологии Гарвардского университета Дэниела Гилберта определила основные условия обретения счастья. Оказалось, чтобы обрести счастье, нужно помогать людям и ценить мелочи жизни. Но покупка дорогой, но ненужной вещи не приносит длительного ощущения счастья, потому что к ней быстро привыкаешь, и она теряет смысл. В общем, «купленные» впечатления быстро уходят в небытие.

Культура ремонта также помогает сократить разрыв между поколениями. Есть много людей, которые что-то умеют, но их навыки не востребованы, потому что обществу уже не нужен их опыт. Пригласят ли пожилого мужчину, разбирающегося в двухтактных двигателях, в популярное ток-шоу? Скорее всего нет, и с этим ничего не поделаешь.

Но положительные изменения уже есть: мы поняли, что нам нужны образцы для подражания. Людям нужны те, кто покажет, как надо жить, сохраняя этот мир.В будущем из-за уменьшения природных ресурсов нам понадобится еще больше людей, умеющих ремонтировать. Это будут волонтеры, бабушки и дедушки, «неизвестные умельцы» — называйте их как хотите.

Ремонтное движение стремится к созданию и развитию сетей организаций, в которых молодой специалист и ремонтник могут встретиться со старшими специалистами.

Нехватка природных ресурсов — веская причина для новой культуры ремонта. Энергетика, окружающая среда и поставка сырья становятся важнейшими темами общественного диалога.Нужен замкнутый производственно-отходный цикл и переработка почти всех натуральных и синтетических материалов. А для этого нужны новые технологии и открытия в области естественных наук, на основе которых строится наше благополучие. А еще нужен разумный покупатель: приобретая товар, даже по высокой цене, человек выберет более длительный срок годности. В условиях свободной рыночной экономики в наших силах остановить волну бездумного потребления. Все должны строго относиться к потреблению ресурсов в производстве.Общий экобаланс должен быть подробно указан на упаковке продукта или на сайте производителя, как сегодня указывается состав и энергетическая ценность. Конечно, это непросто, ведь у каждого товара есть свои оптимальные условия использования, рыночная цена, срок службы, способ ремонта и утилизации. Но само желание оправдано. Каждый потребитель посредством сознательного обращения с продуктами способен внести свой вклад в новую культуру разумного потребления.

Разумная экономическая модель также включает в себя устойчивый баланс между процессами глобализации и регионализации.Конечно, международная торговля ведет к процветанию и имеет смысл по многим причинам, но, с другой стороны, локализация — это ресурсосберегающий принцип. Это полностью исключает такие цепочки поставок, когда выловленные в Северном море крабы очищаются в Марокко, а затем транспортируются за несколько тысяч километров до конечного потребителя, используя сложные холодильные установки.

Отдельные аспекты культуры ремонта и потребления будут представлены в разделах этой книги. Сразу поясню, что это лишь часть, хотя и важная, огромной головоломки глобальной экологической устойчивости. Наше будущее зависит от развития новых политических и экономических направлений и технических инноваций. Поэтому нам нужно помочь новому поколению развить аналитические способности и умение находить и принимать решения. Именно молодежь должна будет взять на себя ответственность за нашу планету.

Я ни в коем случае не пытаюсь показаться спасителем мира — скорее, я хотел бы инициировать дискуссии и размышления на очень важную тему. Мои идеи о ресурсосбережении исторически не новы, люди думали об этом несколько поколений назад и пытались реализовать свои идеи на практике.Например, компания по обращению с отходами уже довольно давно выпускает брошюру с указанием почти тысячи адресов мастерских и специализированных магазинов, перечислением всех видов ремонтных услуг.

Цель этой книги не только обратить внимание читателя на ремонтные мастерские, которые наверняка уже много лет не за горами, но и пробудить в людях желание ремонтировать и творить для себя. Прежде чем выбрасывать бывшие в употреблении вещи, стоит подумать о ремонте или хотя бы продаже на барахолке. Потому что маленький шаг еще и экономит ресурсы, а значит, делает нас, людей, счастливее.

Восстановление — принцип природы
Принцип самоорганизации

Для того, чтобы понять, что восстановление — это естественный способ избавиться от одноразовых вещей, мы должны убедиться, что этот принцип не изобретен человеком, а был заложено природой с незапамятных времен. Восстановительные процессы известны уже в неживой природе, но только среди живых организмов они разворачиваются в полную силу.За ними стоят свойства самоорганизации и самовосстановления, без которых жизнь не могла бы возникнуть и существовать ни секунды.

Конечно, природный принцип восстановления нельзя так просто взять и перенести в мир вещей: холодильник, который чинит себя, как только перестает мерзнуть, — это пока утопия. Еще смешнее представить, что содержимое холодильника можно было «восстановить»: пакет молока почти выпит, баночка с вареньем пуста, сыр съеден — короткое сообщение об ошибке, а полки снова заполнены едой. В таком мире никогда не было бы проблем со сломанными кофеварками или стиральными машинами, которые перестали отжимать белье.

То, что нам кажется абсурдом, оказывается естественным процессом в природе: восстанавливаются поврежденные системы. Вспомните хотя бы такой яркий пример, как заживление ран: мы восстанавливаем себя, включаем процесс самовосстановления. Это принцип самоорганизации, встречающийся прежде всего в неорганическом мире.

Горные кристаллы — прекрасные однородные тела — растут потому, что составляющие их атомы самоорганизуются в соответствии с законами физики.Сначала атомы беспорядочно плавают в маточном растворе, о чем писал Томас Манн в романе «Волшебная гора». Они ищут свое место в трех измерениях пространства, пока не найдут идеальное. Кристалл растет «правильно», только если секстиллионы составляющих его атомов находятся в правильном положении.

И здесь есть вероятность ошибки, возникающей из-за неправильного соединения атомов и молекул. Отдельные атомы стыкуются на неправильном расстоянии, «встают» в неправильном положении. Маточный раствор мог содержать не тот атом или молекулу с призывом: «Помогите, я попал не туда!» В большинстве случаев эта ошибка будет исправлена. Иначе не было бы красивого горного хрусталя, состоящего из числа атомов 10 в 23-й степени. Да-да, вы не ошиблись, прочитав «единицу с двадцатью тремя нулями». Это число невообразимо.

«Устранение неисправностей» работает на основе самоорганизации. Так как в природе все происходит по принципу минимизации энергии, кристалл определяет, что существуют энергетически выгодные положения для отдельных атомов, и «ставит» их именно в эти положения.

Минимизация энергии — высший природный принцип: так, если я брошу апельсины в коробку и встряхну ее, плоды встанут на свои места. Это то, что мы видим на овощном рынке. Оптимальный способ упаковки достигается тем, что после встряхивания энергетически невыгодные позиции смещаются, и плоды занимают упорядоченное положение. Точно так же и в растворе за счет теплового движения частиц «трясется» и растущий кристалл, который, однако, «запоминает» выгодные положения. Кристаллы возникли на Земле около 3,8 млрд лет назад, став первой упорядоченной структурой планеты и первым шагом к развитию жизни. Таким образом, атомная конструкция — это физический принцип, а кристаллы — это «шаблон», на поверхности которого зародилась жизнь.

Будучи студентом инженерного факультета, я проходил стажировку в Siemens, где выращивал кристаллы кремния. Передо мной стояла задача запустить физическим методом естественные процессы, чтобы удалить весь «мусор» — ненужные, неправильные атомы, которые еще присутствуют в кристаллах.Суть этого процесса, называемого зонной плавкой и рафинированием, заключалась в исправлении ошибок роста и получении в результате чистых кристаллов кремния. Полупроводниковая электроника, элементы солнечных батарей, транзисторные кристаллы и прочая техника — все работает только потому, что в процессе производства удаляются «грязные» атомы, а потом добавляются лишние, но нужные.

Принцип минимизации энергии и самоорганизации также применяется для регулирования определенных свойств материалов. Вспомним допинг 6
Легирование – это добавление примесей в состав материалов для изменения физических и/или химических свойств основного материала.

Полупроводниковые кристаллы, которые сделали возможным создание всей полупроводниковой электроники.

Важно, что природа делает ошибки, которые, однако, частично исправляет сама.

Поскольку любая неживая материя использует принцип «ремонта» дефекта, такое развитие свойственно всем веществам на нашей планете. Без функции самовосстановления Земля не могла бы образоваться, а без принципа минимизации энергии, самоорганизации и восстановления после ледникового периода не возникло бы человечество.

Возникновение жизни

Как и в случае с неорганическими молекулами горного хрусталя, молекулы в живых системах также связаны друг с другом. В так называемом первичном бульоне исходные молекулы, такие как аминокислоты и молекулы ДНК, самособираются.

Таким образом, был создан простой генетический код и первые полипептиды, которые затем разделились и образовали трехмерные системы из кодов ДНК и белков.

Но как именно возникла жизнь?

Гёте задал этот вопрос.Его беспокоило то, как из мертвого материала возникает живое: почему, например, черви через некоторое время выползают из разлагающегося вещества? Гете верил в vis vitalis, жизненную силу, присущую неодушевленным материалам. Его существование позже опроверг французский химик Луи Пастер, доказав, что живые организмы не могут возникнуть в стерильной среде. За это он был удостоен почетной премии Французской академии наук, которая якобы раз и навсегда сняла вопрос о самозарождении жизни из неживой материи.Как хотите, Пастер несправедливо получил награду, потому что жизнь на молодой планете Земля возникла самопроизвольно, и Пастер не смог объяснить этот факт.

Посмотрим на дерево в поисках «жизненных сил». Откуда он знает, что пришла весна и пора прорастать? Может быть, это потому, что на улице становится светлее и теплее? У дерева есть термометр? А почему, например, эдельвейс растет в бедных горных районах? В земле находятся различные молекулы в беспорядочной форме, а углеводы в виде молекул углекислого газа беспорядочно плавают в воздухе. Можно сказать, что эдельвейс способен поглощать молекулы из воздуха – углекислый газ – и молекулы из почвы – воду и минеральные вещества – и все это наполняет цветок жизненной силой. Какой цвет будет у растения, сколько листьев, решает не один атом, а сочетание нескольких. Как все это происходит на деревьях? Можно подумать, что такая информация заложена в их ДНК, но генетика дает лишь приблизительные инструкции, а остальное зависит от удивительной способности к самоорганизации.Гены не определяют точно, какое место должен занимать каждый атом в трехмерном пространстве. Генетический код — это больше, чем готовая копия. Он заранее определяет, что клеточная мембрана, например, поднимется вверх, но не диктует, куда именно пойдет каждая молекула жира и белка.

Генетика не может ответить на главный вопрос о происхождении жизни. Поиск точного ответа — увлекательная и особенная тема для исследователей. Она таится в принципах самоорганизации и регенерации: на молодой Земле господствовала атмосфера с большим количеством химических компонентов, например, существовала геотермальная энергия и энергия молнии. Многие молекулы встретились, связались друг с другом в соответствии с химическими правилами и принципом минимизации энергии. При определенных условиях плотности, концентрации и температуры случайным образом возникли необходимые основания ДНК как предпосылка возникновения жизни — четыре буквы генетического кода 7
ДНК использует четыре азотистых основания: аденин, гуанин, цитозин и тимин — первые буквы этих слов образуют так называемый алфавит генетического кода.

Теоретически могут соединиться миллиарды комбинаций других молекул.Но эти четверо появились. Почему? Ответ прост: они оказались энергетически удобными. Другие появлявшиеся комбинации были ошибочными, поэтому в процессе самопроизвольного синтеза четыре молекулы исправились и стали «правильными». Эти четыре молекулы способны составлять основу системы распознавания, кодировать, создавать и воспроизводить аминокислоты и белки — благодаря чему и возможна сама жизнь.

Поскольку принципы самоорганизации и минимизации энергии универсальны, этот процесс мог возникнуть в любом другом месте Вселенной или просто не произойти. Во всяком случае, в этом уверены и я, и мои коллеги из Планетарного общества в Пасадене, пытающиеся обнаружить внеземную жизнь.

Без сил самовосстановления природы не было бы живых существ, в том числе и человека. В клетках человека при чтении генетического кода постоянно возникают ошибки и происходят повреждения ДНК, например, из-за космического излучения или из-за высокоэнергетического света (остерегайтесь длительных сеансов в солярии!). Но при этом каждую секунду в каждой клетке цепочки ДНК восстанавливается неисправная молекула.В работу включаются ферменты самовосстановления, целый класс особых белков, благодаря которым жизнь «чинит» себя.

Вольфганг Хекль

Новая жизнь старых вещей

Вольфганг М. Хекль

Die Kultur der Reparatur

Опубликовано с разрешения Carl Hanser Verlag GmbH & Co. KG

Юридическую поддержку издательству оказывает юридическая компания Vegas Lex.

© Carl Hanser Verlag, Мюнхен, 2013 г.

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, дизайн.ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2015 г.

Речь в защиту ремонта

«Кэп! Где моя шляпа? Нора нервно оглядывается. Все в HUIJ, творческом центре Мюнхена, наполненном невероятным количеством магазинов, кафе и мастерских, легко могут понять ее отчаяние. простая вязаная шапка, а не дизайнерская модель из бутика, как можно подумать. Единственный экземпляр. Вещь, сделанная своими руками. К поискам присоединяются другие посетители, и вскоре пропажа обнаруживается на заднем дворе у велопарковки.Какое облегчение!

Здесь начинаются занятия по курсу «Одежда для прокачки». Семь женщин разного возраста сидят за длинным деревянным столом и раскладывают футболки, юбки и свитера. Это одежда, которая когда-то нравилась, но теперь, после частого ношения, приелась и кажется скучной. Обычная судьба когда-то любимых вещей. Раньше участники курсов выбрасывали вещи в мусор и покупали себе что-то новое. «Чистое безумие. Одежда не износилась, просто устала. Мне самой никогда не пришло бы в голову придать старой вещи новый шик путем вставки или окантовки. Но теперь девиз этих женщин – сохранить одежду и сделать ее стильной! Рядом используются махровые полотенца разных цветов, обрезки красивой ткани, шнуры, пайетки, мишура. В углу стоит швейная машинка Зингер, отличный предмет для обновления одежды. Под руководством Ани Шпиглер, дизайнера и одного из трех основателей HUIJ, вещи, вырвавшиеся из мусорного бака, в ближайшие четыре часа обретут вторую жизнь.Так, у белой футболки верхнюю часть заменит ярко-оранжевая махровая ткань, потертая тряпичная сумочка преобразится благодаря салатовому бархату, юбку украсит вязаный крючком кант из специальной пряжи. Когда-то сделанная вручную, одежда, как правило, выглядит очень круто.

В Творческом центре HEi 45-летний ткач Вальтрауд Мюнцгрубер демонстрирует чудеса вторичной переработки, творческого обращения с выброшенными вещами. Предметы, считавшиеся бесполезными, переделываются и тем самым приобретают новую ценность. Марсель и Эстер тоже занимаются апсайклингом: из разрезанных покрышек создают табуретки, украшения и сумки. В центрах рукоделия каждый может обучиться технике плетения из пластика и резины. Желающих достаточно, и направление становится особенно популярным в развивающихся странах.

Если еще несколько лет назад многие воротили нос от секонд-хенда, то сейчас в приличном обществе приемлемы подержанные вещи, особенно если это одежда с налетом индивидуальности, к которой приложил руку сам человек.Сегодня жизнь не только одежды, но и радиоприемников, микшеров и другой бытовой электроники значительно продлилась. Движение зародилось в кафе-мастерской в ​​Амстердаме. Он был основан в октябре 2009 года журналисткой Мартиной Постма в знак протеста против общества изобилия и бездумного потребительства, где не так много людей способны починить тостер или кофеварку. Манифест кафе-мастерской призывает не быть рабами технологий, а в большей степени овладеть ими. Предполагается, что в будущем такие мастерские станут местом не только для тех, кто любит что-то делать своими руками, но и для людей, которые не могут позволить себе дорогостоящее обслуживание. Это движение призывает задуматься об исчерпаемых ресурсах Земли и бережном отношении к ним и выступает против индустрий, направленных на воспитание безропотных потребителей.

Идея культуры ремонта старая, но благодаря голландскому движению она заняла социально значимую позицию: активный протест против растущих гор мусора (особенно в странах третьего мира, куда Запад вывозит б/у технику ) и содействие развитию новых технологий в области рециклинга.

Концепция голландских кафе-мастерских через Интернет достигла и других стран: Бельгии, Франции, США и Германии. Первые немецкие кафе-мастерские появились в Кёльне, а затем в Гамбурге, Дюссельдорфе и Мюнхене.

В наших объединениях все вращается не только вокруг точения, завинчивания и пайки; здесь еще и технику рукоделия учат, ведь многие уже разучились вязать крючком и работать на швейной машинке.

Вольфганг Хекль

Новая жизнь старых вещей

Вольфганг М.Хекл

Die Kultur der Reparatur

Опубликовано с разрешения Carl Hanser Verlag GmbH & Co. KG

Юридическую поддержку издательству оказывает юридическая компания Vegas Lex.

© Carl Hanser Verlag, Мюнхен, 2013 г.

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, дизайн. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2015 г.

* * *

Выступление в защиту ремонта

Счастье часто приходит от внимания к мелочам.

Вильгельм Буш

«Кэп! Где моя шапка? Нора нервно оглядывается по сторонам. Все в HUIJ, творческом центре Мюнхена, наполненном невероятным количеством магазинов, кафе и мастерских, легко могут понять ее отчаяние. И это всего лишь обычная вязаная шапка, а не дизайнерская модель из бутика, как можно подумать.Единственный экземпляр.Вещь, сделанная своими руками.К поискам присоединяются другие посетители, и вскоре пропажа обнаруживается на заднем дворе у велопарковки.Какое облегчение!

Здесь начинаются занятия по курсу «Одежда для прокачки».Семь женщин разного возраста сидят за длинным деревянным столом и раскладывают футболки, юбки и свитера. Это одежда, которая когда-то нравилась, но теперь, после частого ношения, приелась и кажется скучной. Обычная судьба когда-то любимых вещей. Раньше участники курсов выбрасывали вещи в мусор и покупали себе что-то новое. «Чистое безумие. Одежда не износилась, просто устала. Мне самой никогда не пришло бы в голову придать старой вещи новый шик путем вставки или окантовки.Но теперь девиз этих женщин – сохранить одежду и сделать ее стильной! Рядом используются махровые полотенца разных цветов, обрезки красивой ткани, шнуры, пайетки, мишура. В углу стоит швейная машинка Зингер, отличный предмет для обновления одежды. Под руководством Ани Шпиглер, дизайнера и одного из трех основателей HUIJ, вещи, вырвавшиеся из мусорного бака, в ближайшие четыре часа обретут вторую жизнь. Так, у белой футболки верхнюю часть заменит ярко-оранжевая махровая ткань, потертая тряпичная сумочка преобразится благодаря салатовому бархату, юбку украсит вязаный крючком кант из специальной пряжи.Когда-то сделанная вручную, одежда, как правило, выглядит очень круто.

В Творческом центре HEi 45-летний ткач Вальтрауд Мюнцгрубер демонстрирует чудеса вторичной переработки, творческого обращения с выброшенными вещами. Предметы, считавшиеся бесполезными, переделываются и тем самым приобретают новую ценность. Марсель и Эстер тоже занимаются апсайклингом: из разрезанных покрышек создают табуретки, украшения и сумки. В центрах рукоделия каждый может обучиться технике плетения из пластика и резины. Желающих достаточно, и направление становится особенно популярным в развивающихся странах.

Если еще несколько лет назад многие воротили нос от секонд-хенда, то сейчас в приличном обществе приемлемы подержанные вещи, особенно если это одежда с налетом индивидуальности, к которой приложил руку сам человек. Сегодня жизнь не только одежды, но и радиоприемников, микшеров и другой бытовой электроники значительно продлилась. Движение зародилось в кафе-мастерской в ​​Амстердаме. Он был основан в октябре 2009 года журналисткой Мартиной Постма в знак протеста против общества изобилия и бездумного потребительства, где не так много людей способны починить тостер или кофеварку. Манифест кафе-мастерской призывает не быть рабами технологий, а в большей степени овладеть ими. Предполагается, что в будущем такие мастерские станут местом не только для тех, кто любит что-то делать своими руками, но и для людей, которые не могут позволить себе дорогостоящее обслуживание. Это движение призывает задуматься об исчерпаемых ресурсах Земли и бережном отношении к ним и выступает против индустрий, направленных на воспитание безропотных потребителей.

Идея культуры ремонта старая, но благодаря голландскому движению она заняла социально значимую позицию: активный протест против растущих гор мусора (особенно в странах третьего мира, куда Запад вывозит б/у технику ) и содействие развитию новых технологий в области рециклинга.

Концепция голландских кафе-мастерских через Интернет достигла и других стран: Бельгии, Франции, США и Германии. Первые немецкие кафе-мастерские появились в Кёльне, а затем в Гамбурге, Дюссельдорфе и Мюнхене.

В наших объединениях все вращается не только вокруг точения, завинчивания и пайки; здесь еще и технику рукоделия учат, ведь многие уже разучились вязать крючком и работать на швейной машинке.

Многие школы отменили занятия по труду и домоводству в средних и старших классах много лет назад.Мастерских в гаражах больше нет, а швейные машинки обычно пылятся на антресолях.

Но в то же время любители хендмейда сегодня могут составить серьезную конкуренцию любителям новых гаджетов. Расширяются понятия ремонта и ручного труда. Кафе-мастерские предлагают не только помощь в самостоятельной работе, но и место, где можно полностью посвятить себя творческому мышлению. Поскольку люди в этом районе знают друг друга, возникает форма соседской взаимопомощи. Семинары пробуждают командный дух и сотворчество, объединяют поколения.Курсы в HUJI не имеют возрастных ограничений и строгого разделения на техники.

Девиз

HUJI: «Всему можно научиться». Если пожилая женщина хочет научиться живописи, достаточно обратиться в местный дом престарелых. Программа постоянно расширяется: слушателям, например, рассказывают, как варить варенье или варить мыло.

В HUJI возникла идея самоокупаемости — например, выращивание овощей на балконе, а в центре регулярно встречаются городские пчеловоды. Помимо пчел обсуждаются трудности выращивания кресс-салата, огурцов и прочего.Есть обменный уголок, где каждый может предложить свои поделки и получить что-то взамен. И небольшое количество футболок с принтом, сумок или вязаных шапок отдают в магазин на продажу.

Открытая высокотехнологичная мастерская FabLab в Мюнхене также воплощает принцип «сделай сам». Здесь происходит обмен знаниями и творческими идеями, но все основано на изучении новейших технологий и на совмещении разных предметных областей. Ученые-компьютерщики, инженеры, техники, художники, дизайнеры, мастера и преподаватели встречаются в FabLab.Эксперты повышают квалификацию студентов и молодежи и приветствуют всех, кто интересуется высокими технологиями: лазерными станками, фрезерными станками или 3D-принтерами — и кто хочет лучше понять мир технологий.

Аттрактор — город мастеров в Гамбурге — место встречи любителей работы с деревом, металлом, электрическими схемами и программным обеспечением. Движимые истинным изобретательским духом, им нужен специальный цех с фрезерными и токарными станками и другим оборудованием. Здесь не только делают, но и учат. Например, они демонстрируют, как наносить краску. А еще там собирают и запускают квадрокоптеры!

Мастерам нужен круг единомышленников, им необходимо постоянно обмениваться идеями, поэтому компании завсегдатаев регулярно встречаются в FabLab. Женщин им явно не хватает, но тем не менее одна из участниц, указывая на две швейные машинки, гордо заявляет: «Да, мы работаем и с тканями».

Не меньшее внимание уделяется лекциям: освещаются такие темы, как сетевой нейтралитет или спорные идеи Рэя Курцвейла, американского изобретателя, футуролога и технического директора Google.Выбор многогранен — ​​и это только начало.

Нора и Аня из HUIJ убеждены в следующей формулировке: «Никто, кроме меня». Ремонт – это творчество, прекрасный и содержательный досуг.

При этом мой первый ремонт полностью провалился. В пять лет, в отсутствие родителей, я решил починить маленькое радио — на тот момент наше единственное радио в семье. На самом деле он не был сломан, но я решил, что требуется ремонт. Я хотел заглянуть внутрь приемника, чтобы узнать его секрет — как он работает.Я вынул вилку из розетки, взял отвертку и разобрал магнитолу. Я получил инструмент из небольшой мастерской моего отца. Он любил работать руками, сам делал шкафы и пытался починить все, что нужно было починить. Ему не всегда удавалось. И, похоже, я пошел по его стопам: мой ремонт закончился неудачей. Мне удалось только установить, что внутренности приемника, в частности, состоят из громкоговорителя, соединенного с магнитом. Меня поразило свойство таинственного магнита: он притягивал к себе металлические предметы, например гвозди.К сожалению, я не смогла собрать радио обратно и ожидала наказания от родителей, но они отреагировали удивительным образом, сказав: «Из ребенка что-то выйдет, он любознательный и стремится к чему-то новому».

Wolfgang M. Heckl

Die Kultur der Reparatur

Публикуется с разрешения Carl Hanser Verlag GmbH & Co. KG

Юридическую поддержку издательству оказывает юридическая фирма Vegas Lex.

© Carl Hanser Verlag, Мюнхен 2013

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, дизайн.ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2015 г.

* * *

Выступление в защиту ремонта

Счастье часто приходит от внимания к мелочам.

«Кэп! Где моя шапка? Нора нервно оглядывается по сторонам. Все в HUIJ, творческом центре Мюнхена, наполненном невероятным количеством магазинов, кафе и мастерских, легко могут понять ее отчаяние. И это всего лишь обычная вязаная шапка, а не дизайнерская модель из бутика, как можно подумать.Единственный экземпляр.Вещь, сделанная своими руками. К поискам присоединяются другие посетители, и вскоре пропажу обнаруживают на заднем дворе у стойки для велосипедов. Какое облегчение!

Здесь начинаются занятия по курсу «Одежда для прокачки». Семь женщин разного возраста сидят за длинным деревянным столом и раскладывают футболки, юбки и свитера. Это одежда, которая когда-то нравилась, но теперь, после частого ношения, приелась и кажется скучной. Обычная судьба когда-то любимых вещей. Раньше участники курсов выбрасывали вещи в мусор и покупали себе что-то новое.«Чистое безумие. Одежда не износилась, просто устала. Мне самой никогда не пришло бы в голову придать старой вещи новый шик путем вставки или окантовки. Но теперь девиз этих женщин – сохранить одежду и сделать ее стильной! Рядом используются махровые полотенца разных цветов, обрезки красивой ткани, шнуры, пайетки, мишура. В углу стоит швейная машинка Зингер, отличный предмет для обновления одежды. Под руководством Ани Шпиглер, дизайнера и одного из трех основателей HUIJ, вещи, вырвавшиеся из мусорного бака, в ближайшие четыре часа обретут вторую жизнь.Так, у белой футболки верхнюю часть заменит ярко-оранжевая махровая ткань, потертая тряпичная сумочка преобразится благодаря салатовому бархату, юбку украсит вязаный крючком кант из специальной пряжи. Когда-то сделанная вручную, одежда, как правило, выглядит очень круто.

В творческом центре HEi 45-летняя ткачиха Вальтрауд Мюнцгрубер демонстрирует чудеса вторичной переработки, творческого обращения с выброшенными вещами. Предметы, считавшиеся бесполезными, переделываются и тем самым приобретают новую ценность.Марсель и Эстер тоже занимаются апсайклингом: из разрезанных покрышек создают табуретки, украшения и сумки. В центрах рукоделия каждый может обучиться технике плетения из пластика и резины. Желающих достаточно, и направление становится особенно популярным в развивающихся странах.

Если еще несколько лет назад многие воротили нос от секонд-хенда, то сейчас в приличном обществе приемлемы подержанные вещи, особенно если это одежда с налетом индивидуальности, к которой приложил руку сам человек.Сегодня жизнь не только одежды, но и радиоприемников, микшеров и другой бытовой электроники значительно продлилась. Движение зародилось в кафе-мастерской в ​​Амстердаме. Он был основан в октябре 2009 года журналисткой Мартиной Постма в знак протеста против общества изобилия и бездумного потребительства, где не так много людей способны починить тостер или кофеварку. Манифест кафе-мастерской призывает не быть рабами технологий, а в большей степени овладеть ими. Предполагается, что в будущем такие мастерские станут местом не только для тех, кто любит что-то делать своими руками, но и для людей, которые не могут позволить себе дорогостоящее обслуживание.Это движение призывает задуматься об исчерпаемых ресурсах Земли и бережном отношении к ним и выступает против индустрий, направленных на воспитание безропотных потребителей.

Идея культуры ремонта старая, но благодаря голландскому движению она заняла социально значимую позицию: активный протест против растущих гор мусора (особенно в странах третьего мира, куда экспортирует б/у Запад оборудование) и содействие развитию новых технологий в сфере рециклинга.

Концепция голландских кафе-мастерских через Интернет проникла и в другие страны: Бельгию, Францию, США и Германию. Первые немецкие кафе-мастерские появились в Кёльне, а затем в Гамбурге, Дюссельдорфе и Мюнхене.

В наших ассоциациях все вращается не только вокруг точения, завинчивания и пайки; здесь еще и технику рукоделия учат, ведь многие уже разучились вязать крючком и работать на швейной машинке.

Многие школы отменили занятия по труду и домоводству в средней и старшей школе много лет назад.Мастерских в гаражах больше нет, а швейные машинки обычно пылятся на антресолях.

Но в то же время любители рукоделия сегодня могут составить серьезную конкуренцию любителям новых гаджетов. Расширяются понятия ремонта и ручного труда. Кафе-мастерские предлагают не только помощь в самостоятельной работе, но и место, где можно полностью посвятить себя творческому мышлению. Поскольку люди в этом районе знают друг друга, возникает форма соседской взаимопомощи. Семинары пробуждают командный дух и сотворчество, объединяют поколения.Курсы в HUJI не имеют возрастных ограничений и строгого разделения на техники.

Девиз HUJI: «Всему можно научиться». Если пожилая женщина хочет научиться живописи, достаточно обратиться в местный дом престарелых. Программа постоянно расширяется: слушателям, например, рассказывают, как варить варенье или варить мыло.

В HUJI возникла идея самоокупаемости — например, выращивание овощей на балконе, а в центре регулярно встречаются городские пчеловоды. Помимо пчел обсуждаются трудности выращивания кресс-салата, огурцов и прочего.Есть обменный уголок, где каждый может предложить свои поделки и получить что-то взамен. И небольшое количество футболок с принтом, сумок или вязаных шапок отдают в магазин на продажу.

Открытая высокотехнологичная мастерская FabLab в Мюнхене также воплощает принцип «сделай сам». Здесь происходит обмен знаниями и творческими идеями, но все основано на изучении новейших технологий и на совмещении разных предметных областей. Ученые-компьютерщики, инженеры, техники, художники, дизайнеры, мастера и преподаватели встречаются в FabLab.Эксперты повышают квалификацию студентов и молодежи и приветствуют всех, кто интересуется высокими технологиями: лазерными станками, фрезерными станками или 3D-принтерами — и кто хочет лучше понять мир технологий.

Аттрактор — город мастеров в Гамбурге — место встречи любителей работы с деревом, металлом, электрическими схемами и программным обеспечением. Движимые истинным изобретательским духом, им нужен специальный цех с фрезерными и токарными станками и другим оборудованием. Здесь не только делают, но и учат.Например, они демонстрируют, как наносить краску. А еще там собирают и запускают квадрокоптеры!

Мастерам нужен круг единомышленников, им необходимо постоянно обмениваться идеями, поэтому в FabLab регулярно собираются компании завсегдатаев. Женщин им явно не хватает, но тем не менее одна из участниц, указывая на две швейные машинки, гордо заявляет: «Да, мы работаем и с тканями».

Не меньшее внимание уделяется лекциям: освещаются такие темы, как сетевой нейтралитет или спорные идеи Рэя Курцвейла, американского изобретателя, футуролога и технического директора Google.Выбор многогранен — ​​и это только начало.

Нора и Аня из HUIJ убеждены в следующей формулировке: «Никто, кроме меня». Ремонт – это творчество, прекрасный и содержательный досуг.

При этом мой первый ремонт полностью провалился. В пять лет, в отсутствие родителей, я решил починить маленькое радио — на тот момент наше единственное радио в семье. На самом деле он не был сломан, но я решил, что требуется ремонт. Я хотел заглянуть внутрь приемника, чтобы узнать его секрет — как он работает.Я вынул вилку из розетки, взял отвертку и разобрал магнитолу. Я получил инструмент из небольшой мастерской моего отца. Он любил работать руками, сам делал шкафы и пытался починить все, что нужно было починить. Ему не всегда удавалось. И, похоже, я пошел по его стопам: мой ремонт закончился неудачей. Мне удалось только установить, что внутренности приемника, в частности, состоят из громкоговорителя, соединенного с магнитом. Меня поразило свойство таинственного магнита: он притягивал к себе металлические предметы, например гвозди.К сожалению, я не смогла собрать радио обратно и ожидала наказания от родителей, но они отреагировали удивительным образом, сказав: «Из ребенка что-то выйдет, он любознательный и стремится к чему-то новому».

Кто ремонтирует себя, тот внимательно и придирчиво изучает вещи и, следовательно, познает мир. Такой подход отвечает гуманистическим идеалам Гумбольдта о всестороннем и гармоничном развитии личности и познании мира вещей.

В этом плане ремонт имеет воспитательный аспект. Однако я считаю, что образование не должно быть просто теорией. Обучение принесет результат только тогда, когда теории будут подкреплены практикой, в первую очередь ручной работой. Это доказывают и исследования в области мозга и когнитивных способностей человека. Недаром слово «схватывать» тождественно глаголу «понимать».

Ремонтировать что-то своими руками и полагаться только на себя — значит занимать активную экологическую позицию и брать на себя ответственность.Именно это связывает человека с окружающим миром и учит внимательно наблюдать и открывать новое. Ремонт способствует пониманию функционирования вещей и внушает уважение к тем, кто придумал и воплотил в жизнь ту или иную деталь или устройство. Кроме того, в независимости выигрывает тот, кто что-то ремонтирует или создает. Ничто не вызывает в человеке такого сильного чувства свободы, как осознание своей независимости от других и возможность что-то сделать для них, например, помочь починить вещь. Все, что я делаю сам, над чем не теряю контроля, помогает мне определить себя, укрепляет мою самооценку. И чем больше я могу, тем больше я мотивирован на новые победы и тем чаще с любопытством высматриваю, за что еще взяться. Вот что отличает старого доброго изобретателя — не цепляться за что-то одно, а постоянно все глубже и глубже проникать в суть вещей. Кроме того, ремонт поднимает настроение и доставляет массу удовольствия. Успешное завершение дела приносит удовлетворение от их работы.Кто не испытывал этого радостного волнения, охватывающего с ног до головы, когда удалось создать что-то своими руками! Но раньше это казалось невозможным! У детей эти эмоции отчетливо видны во время творческой деятельности.

Группа исследователей под руководством американского профессора психологии Гарвардского университета Дэниела Гилберта определила основные условия обретения счастья. Оказалось, чтобы обрести счастье, нужно помогать людям и ценить мелочи жизни.Но покупка дорогой, но ненужной вещи не приносит длительного ощущения счастья, потому что к ней быстро привыкаешь, и она теряет смысл. В общем, «купленные» впечатления быстро уходят в небытие.

Культура ремонта также помогает сократить разрыв между поколениями. Есть много людей, которые что-то умеют, но их навыки не востребованы, потому что обществу уже не нужен их опыт. Пригласят ли пожилого мужчину, разбирающегося в двухтактных двигателях, в популярное ток-шоу? Скорее всего нет, и с этим ничего не поделаешь.

Но положительные изменения уже есть: мы поняли, что нам нужны образцы для подражания. Людям нужны те, кто покажет, как надо жить, сохраняя этот мир. В будущем из-за уменьшения природных ресурсов нам понадобится еще больше людей, умеющих ремонтировать. Это будут волонтеры, бабушки и дедушки, «неизвестные умельцы» — называйте их как хотите.

Ремонтное движение стремится к созданию и развитию сетей организаций, в которых молодой специалист и ремонтник могут встретиться со старшими специалистами.

Нехватка природных ресурсов — веская причина для новой культуры ремонта. Энергетика, окружающая среда и поставка сырья становятся важнейшими темами общественного диалога. Нужен замкнутый производственно-отходный цикл и переработка почти всех натуральных и синтетических материалов. А для этого нужны новые технологии и открытия в области естественных наук, на основе которых строится наше благополучие. А еще нужен разумный покупатель: приобретая товар, даже по высокой цене, человек выберет более длительный срок годности.В условиях свободной рыночной экономики в наших силах остановить волну бездумного потребления. Все должны строго относиться к потреблению ресурсов в производстве. Общий экобаланс должен быть подробно указан на упаковке продукта или на сайте производителя, как сегодня указывается состав и энергетическая ценность. Конечно, это непросто, ведь у каждого товара есть свои оптимальные условия использования, рыночная цена, срок службы, способ ремонта и утилизации. Но само желание оправдано.Каждый потребитель посредством сознательного обращения с продуктами способен внести свой вклад в новую культуру разумного потребления.

Разумная экономическая модель также включает в себя устойчивый баланс между процессами глобализации и регионализации. Конечно, международная торговля ведет к процветанию и имеет смысл по многим причинам, но, с другой стороны, локализация — это ресурсосберегающий принцип. Это полностью исключает такие цепочки поставок, когда выловленные в Северном море крабы очищаются в Марокко, а затем транспортируются за несколько тысяч километров до конечного потребителя, используя сложные холодильные установки.

Отдельные аспекты культуры ремонта и потребления будут представлены в разделах этой книги. Сразу поясню, что это лишь часть, хотя и важная, огромной головоломки глобальной экологической устойчивости. Наше будущее зависит от развития новых политических и экономических направлений и технических инноваций. Поэтому нам нужно помочь новому поколению развить аналитические способности и умение находить и принимать решения. Именно молодежь должна будет взять на себя ответственность за нашу планету.

Я ни в коем случае не пытаюсь показаться спасителем мира — скорее, я хотел бы инициировать дискуссии и размышления на очень важную тему. Мои идеи о ресурсосбережении исторически не новы, люди думали об этом несколько поколений назад и пытались реализовать свои идеи на практике. Например, компания по обращению с отходами уже довольно давно выпускает брошюру с указанием почти тысячи адресов мастерских и специализированных магазинов, перечислением всех видов ремонтных услуг.

Цель этой книги не только обратить внимание читателя на ремонтные мастерские, которые наверняка уже много лет не за горами, но и пробудить в людях желание ремонтировать и творить для себя. Прежде чем выбрасывать бывшие в употреблении вещи, стоит подумать о ремонте или хотя бы продаже на барахолке. Потому что маленький шаг еще и экономит ресурсы, а значит, делает нас, людей, счастливее.

Фридрих Вильгельм Генрих Александр фон Гумбольдт (1769–1859) — немецкий ученый-энциклопедист, физик, метеоролог, географ, ботаник, зоолог и путешественник.Своей главной задачей он считал «постижение природы в целом и сбор доказательств взаимодействия природных сил»; за широту научных интересов современники называли его Аристотелем XIX века. Используя сравнительный метод, он создал такие научные дисциплины, как физическая география, ландшафтоведение, экологическая география растений.

Wolfgang M. Heckl

Die Kultur der Reparatur

Публикуется с разрешения Carl Hanser Verlag GmbH & Co.KG

Юридическую поддержку издательству оказывает юридическая компания Vegas Lex.

© Carl Hanser Verlag, Мюнхен 2013

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, дизайн. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2015

Выступление в защиту ремонта

«Кэп! Где моя шляпа? Нора нервно оглядывается. Все в HUIJ, творческом центре Мюнхена, наполненном невероятным количеством магазинов, кафе и мастерских , может легко понять ее отчаяние.И это всего лишь простая вязаная шапка, а не дизайнерская модель из бутика, как можно подумать. Единственный экземпляр. Вещь, сделанная своими руками. К поискам присоединяются другие посетители, и вскоре пропажу обнаруживают на заднем дворе у стойки для велосипедов. Какое облегчение!

Здесь начинаются занятия по курсу «Одежда для прокачки». Семь женщин разного возраста сидят за длинным деревянным столом и раскладывают футболки, юбки и свитера. Это одежда, которая когда-то нравилась, но теперь, после частого ношения, приелась и кажется скучной.Обычная судьба когда-то любимых вещей. Раньше участники курсов выбрасывали вещи в мусор и покупали себе что-то новое. «Чистое безумие. Одежда не износилась, просто устала. Мне самой никогда не пришло бы в голову придать старой вещи новый шик путем вставки или окантовки. Но теперь девиз этих женщин – сохранить одежду и сделать ее стильной! Рядом используются махровые полотенца разных цветов, обрезки красивой ткани, шнуры, пайетки, мишура. В углу стоит швейная машинка Зингер, отличный предмет для обновления одежды.Под руководством Ани Шпиглер, дизайнера и одного из трех основателей HUIJ, вещи, вырвавшиеся из мусорного бака, в ближайшие четыре часа обретут вторую жизнь. Так, у белой футболки верхнюю часть заменит ярко-оранжевая махровая ткань, потертая тряпичная сумочка преобразится благодаря салатовому бархату, юбку украсит вязаный крючком кант из специальной пряжи. Когда-то сделанная вручную, одежда, как правило, выглядит очень круто.

В творческом центре HEi 45-летняя ткачиха Вальтрауд Мюнцгрубер демонстрирует чудеса вторичной переработки, творческого обращения с выброшенными вещами.Предметы, считавшиеся бесполезными, переделываются и тем самым приобретают новую ценность. Марсель и Эстер тоже занимаются апсайклингом: из разрезанных покрышек создают табуретки, украшения и сумки. В центрах рукоделия каждый может обучиться технике плетения из пластика и резины. Желающих достаточно, и направление становится особенно популярным в развивающихся странах.

Если еще несколько лет назад многие воротили нос от секонд-хенда, то сейчас в приличном обществе приемлемы подержанные вещи, особенно если это одежда с налетом индивидуальности, к которой приложил руку сам человек.Сегодня жизнь не только одежды, но и радиоприемников, микшеров и другой бытовой электроники значительно продлилась. Движение зародилось в кафе-мастерской в ​​Амстердаме. Он был основан в октябре 2009 года журналисткой Мартиной Постма в знак протеста против общества изобилия и бездумного потребительства, где не так много людей способны починить тостер или кофеварку. Манифест кафе-мастерской призывает не быть рабами технологий, а в большей степени овладеть ими. Предполагается, что в будущем такие мастерские станут местом не только для тех, кто любит что-то делать своими руками, но и для людей, которые не могут позволить себе дорогостоящее обслуживание.Это движение призывает задуматься об исчерпаемых ресурсах Земли и бережном отношении к ним и выступает против индустрий, направленных на воспитание безропотных потребителей.

Идея культуры ремонта старая, но благодаря голландскому движению она заняла социально значимую позицию: активный протест против растущих гор мусора (особенно в странах третьего мира, куда экспортирует б/у Запад оборудование) и содействие развитию новых технологий в сфере рециклинга.

Концепция голландских кафе-мастерских через Интернет проникла и в другие страны: Бельгию, Францию, США и Германию. Первые немецкие кафе-мастерские появились в Кёльне, а затем в Гамбурге, Дюссельдорфе и Мюнхене.

В наших ассоциациях все вращается не только вокруг точения, завинчивания и пайки; здесь еще и технику рукоделия учат, ведь многие уже разучились вязать крючком и работать на швейной машинке.

Многие школы отменили занятия по труду и домоводству в средней и старшей школе много лет назад.Мастерских в гаражах больше нет, а швейные машинки обычно пылятся на антресолях.

Но в то же время любители рукоделия сегодня могут составить серьезную конкуренцию любителям новых гаджетов. Расширяются понятия ремонта и ручного труда. Кафе-мастерские предлагают не только помощь в самостоятельной работе, но и место, где можно полностью посвятить себя творческому мышлению. Поскольку люди в этом районе знают друг друга, возникает форма соседской взаимопомощи. Семинары пробуждают командный дух и сотворчество, объединяют поколения.Курсы в HUJI не имеют возрастных ограничений и строгого разделения на техники.

Девиз HUJI: «Всему можно научиться». Если пожилая женщина хочет научиться живописи, достаточно обратиться в местный дом престарелых. Программа постоянно расширяется: слушателям, например, рассказывают, как варить варенье или варить мыло.

В HUJI возникла идея самоокупаемости — например, выращивание овощей на балконе, а в центре регулярно встречаются городские пчеловоды. Помимо пчел обсуждаются трудности выращивания кресс-салата, огурцов и прочего.Есть обменный уголок, где каждый может предложить свои поделки и получить что-то взамен. И небольшое количество футболок с принтом, сумок или вязаных шапок отдают в магазин на продажу.

Открытая высокотехнологичная мастерская FabLab в Мюнхене также воплощает принцип «сделай сам». Здесь происходит обмен знаниями и творческими идеями, но все основано на изучении новейших технологий и на совмещении разных предметных областей. Ученые-компьютерщики, инженеры, техники, художники, дизайнеры, мастера и преподаватели встречаются в FabLab.Эксперты повышают квалификацию студентов и молодежи и приветствуют всех, кто интересуется высокими технологиями: лазерными станками, фрезерными станками или 3D-принтерами — и кто хочет лучше понять мир технологий.

Аттрактор — город мастеров в Гамбурге — место встречи любителей работы с деревом, металлом, электрическими схемами и программным обеспечением. Движимые истинным изобретательским духом, им нужен специальный цех с фрезерными и токарными станками и другим оборудованием. Здесь не только делают, но и учат.Например, они демонстрируют, как наносить краску. А еще там собирают и запускают квадрокоптеры!

Мастерам нужен круг единомышленников, им необходимо постоянно обмениваться идеями, поэтому в FabLab регулярно собираются компании завсегдатаев. Женщин им явно не хватает, но тем не менее одна из участниц, указывая на две швейные машинки, гордо заявляет: «Да, мы работаем и с тканями».

Не меньшее внимание уделяется лекциям: освещаются такие темы, как сетевой нейтралитет или спорные идеи Рэя Курцвейла, американского изобретателя, футуролога и технического директора Google.Выбор многогранен — ​​и это только начало.

Вольфганг Гегель Вторая жизнь старых вещей. Новая жизнь старых вещей

Wolfgang M. Heckl

Die Kultur der Reparatur

Публикуется с разрешения Carl Hanser Verlag GmbH & Co.

© Carl Hanser Verlag, Мюнхен 2013

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, дизайн. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2015

* * *

Ремонтная речь

Счастье часто возникает от внимания к мелочам.

«Кэп! Где моя шляпа?» Нора нервно оглядывается. Все в HUIJ, мюнхенском творческом центре с множеством магазинов, кафе и мастерских, легко поймут ее отчаяние. И это всего лишь простая вязаная шапка, а не дизайнерская модель из бутика, как можно подумать. Единственный экземпляр. Вещь сделанная своими руками.К поискам присоединяются другие посетители, и вскоре пропажу находят на заднем дворе у велосипедной стойки. Какое облегчение!

Здесь начинаются занятия по курсу «Одежда для прокачки». Семь женщин разного возраста сидят за длинным деревянным столом и раскладывают футболки, юбки и свитера. Это одежда, которая когда-то нравилась, но теперь, после частого ношения, приедается и кажется скучной. Обычная судьба когда-то любимых вещей. Раньше участники курсов выбрасывали вещи в мусорное ведро и покупали себе что-то новое. «Чистое безумие. Одежда не износилась, просто надоела. Мне самой никогда не пришло бы в голову придать старой вещи новый шик путем вставки или окантовки. Но теперь девиз этих женщин — сохранить одежду и сделать ее стильной! Рядом валяются махровые полотенца разных цветов, лоскутки красивой ткани, шнуры, блестки, мишура. В углу стоит швейная машинка Зингер, которая отличный предмет для обновления одежды.Под руководством Ани Шпиглер, дизайнера и одной из трех основательниц HUIJ, в ближайшие четыре часа вещи, вырвавшиеся из мусорки, обретут вторую жизнь.Так, у белой футболки верхнюю часть заменит ярко-оранжевая махровая ткань, потертая тряпичная сумочка преобразится благодаря салатовому бархату, юбка будет украшена вязанным крючком кантом из специальной пряжи. После ручной работы одежда, как правило, выглядит очень круто.

В Творческом центре HEi 45-летняя ткачиха Вальтрауд Мюнцгрубер демонстрирует чудеса вторичной переработки — творческого обращения с выброшенными вещами. Предметы, которые считались бесполезными, перерабатываются и, таким образом, приобретают новую ценность. Марсель и Эстер тоже занимаются апсайклингом: из разрезанных покрышек создают табуретки, украшения и сумки. В центрах рукоделия каждый может обучиться технике плетения из пластика и резины. Желающих достаточно, и направление становится особенно популярным в развивающихся странах.

Если еще несколько лет назад многие воротили нос от секонд-хенда, то сейчас в приличном обществе приемлемы б/у вещи, особенно если это одежда с налетом индивидуальности, к которой приложил руку сам человек.Сегодня значительно продлился срок службы не только одежды, но и радиоприемников, микшеров и другой бытовой электроники. Движение зародилось в мастерской кафе в Амстердаме. Он был основан в октябре 2009 года журналисткой Мартиной Постма в знак протеста против общества изобилия и бездумного потребления, где не так много людей могут починить тостер или кофеварку. Манифест Мастерской Кафе призывает не быть рабами технологий, а в большей степени овладеть ими. Предполагается, что в будущем такие мастерские станут местом не только для тех, кто любит что-то делать своими руками, но и для людей, которые не могут позволить себе дорогостоящее обслуживание. Это движение побуждает думать об исчерпаемых ресурсах земли и о ревностном отношении к ним, противостоит отраслям, направленным на воспитание безропотных потребителей.

Идея ремонтной культуры старая, но благодаря голландскому движению она заняла социально значимую позицию: активный протест против растущих гор мусора (особенно в странах третьего мира, куда Запад вывозит б/у оборудование) и содействие развитию новых технологий в сфере рециклинга.

Концепция голландских кафе-мастерских через Интернет достигла других стран: Бельгии, Франции, США и Германии. Первая немецкая кофейная мастерская была основана в Кёльне, а затем в Гамбурге, Дюссельдорфе и Мюнхене.

В наших ассоциациях все вращается не только вокруг точения, завинчивания и пайки; здесь еще и технику рукоделия учат, ведь многие уже разучились вязать крючком и работать на швейной машинке.

Много лет назад многие школы отменили уроки труда и домоводства в средних и старших классах.Мастерских в гаражах больше нет, а швейные машинки обычно пылятся на антресолях.

Но в то же время любители рукоделия сегодня могут составить серьезную конкуренцию любителям новых гаджетов. Расширяются понятия ремонта и ручного труда. Кафе-мастерские предлагают не только помощь в самостоятельной работе, но и комнату, где можно полностью отдаться творческому мышлению. Поскольку люди в регионе знают друг друга, возникает форма добрососедской взаимопомощи. Семинары пробуждают командный дух и совместное творчество и объединяют поколения.Для курсов в HUJI нет возрастных ограничений или строгих технических разделов.

Девиз HUJI: «Всему можно научиться». Если пожилая женщина желает учиться живописи, ей достаточно обратиться в местный дом престарелых. Программа постоянно расширяется: слушателям, например, рассказывают, как варить варенье или варить мыло.

В HUJI возникла идея самоокупаемости — например, выращивание овощей на балконе, да и городские пчеловоды тоже регулярно встречаются в центре.Помимо пчел обсуждаются трудности выращивания кресс-салата, огурцов и прочего. Есть обменный уголок, где каждый может предложить свои поделки и получить что-то взамен. Небольшое количество футболок с принтами, сумки или вязаные шапки отдаются в магазин на продажу.

Принцип «сделай сам» воплощен и в открытой высокотехнологичной мастерской FabLab в Мюнхене. Здесь происходит обмен знаниями и творческими идеями, но все основано на обучении новейшим технологиям и объединении различных предметных областей.FabLab объединяет компьютерных ученых, инженеров, техников, художников, дизайнеров, мастеров и преподавателей. Эксперты повышают квалификацию студентов и молодежи и приветствуют всех, кто интересуется высокими технологиями: лазерными системами, фрезерными станками или 3D-принтерами — и кто хочет лучше понять мир технологий.

Аттрактор, город ремесленников в Гамбурге, является местом встречи любителей дерева, металла, электрических схем и программного обеспечения. Движимые истинным изобретательским духом, им нужен специальный цех с фрезерными и токарными станками и другим оборудованием. Здесь не только делают поделки, но и учат. Например, они демонстрируют, как наносить краску. А еще там собирают и запускают квадрокоптеры!

Мастерам нужен круг единомышленников, им нужен постоянный обмен идеями, поэтому в FabLab регулярно встречаются постоянные компании. Женщин им явно не хватает, но тем не менее одна из участниц, указывая на две швейные машинки, с гордостью заявляет: «Да, мы работаем и с тканями».

Не меньшее внимание уделяется лекциям, затрагивающим такие темы, как сетевой нейтралитет или спорные идеи Рэя Курцвейла, американского изобретателя, футуролога и технического директора Google.Выбор многогранен — ​​и это только начало.

Нора и Аня из HUIJ убеждены в следующем утверждении: «Никто, кроме меня». Ремонт – это творчество, прекрасный и содержательный досуг.

При этом мой первый ремонт полностью провалился. В пять лет, в отсутствие родителей, я решил починить маленькое радио — на тот момент наше единственное радио в семье. На самом деле он не был сломан, но я твердо решил, что ремонт необходим. Я хотел заглянуть внутрь приемника, чтобы узнать его секрет — как он работает.Я выдернул вилку из розетки, взял отвертку и разобрал магнитолу. Я раздобыл инструмент в маленькой мастерской моего отца. Он любил работать руками, сам делал шкафы и старался починить все, что нужно было починить. Ему не всегда это удавалось. И, похоже, я пошел по его стопам: мой ремонт закончился провалом. Я смог только установить, что внутренности приемника, в частности, состоят из громкоговорителя, соединенного с магнитом. Меня поразило свойство таинственного магнита: он притягивал металлические предметы, например гвозди.К сожалению, я не смог собрать радио обратно и ожидал наказания от родителей, но они отреагировали удивительным образом, сказав: «Ребенок что-то сделает, он любознательный и стремится к чему-то новому».

Тот, кто ремонтирует себя тщательно и придирчиво, изучает вещи и, следовательно, познает мир. Такой подход отвечает гуманистическим идеалам Гумбольдта о всестороннем и гармоничном развитии личности и познании мира вещей.

С этой точки зрения реконструкция имеет педагогический аспект.Однако я считаю, что образование не должно быть просто теорией. Обучение принесет результаты только тогда, когда теории подкреплены практикой, прежде всего ручной работой. Это также доказано исследованиями в области человеческого мозга и когнитивных способностей. Недаром слово «поймать» тождественно глаголу «понять».

Ремонтировать что-то своими руками и полагаться только на себя — значит занимать активную экологическую позицию и брать на себя ответственность. Именно это связывает человека с окружающим миром и учит внимательно наблюдать и открывать для себя новое.Ремонт способствует пониманию функционирования вещей и воспитывает уважение к тем, кто придумал и реализовал ту или иную деталь или устройство. Кроме того, в независимости выигрывает каждый, кто что-то ремонтирует или строит. Ничто не вызывает в человеке столь сильного чувства свободы, как осознание своей независимости от других и возможность что-то сделать для них, например помочь починить вещь. Все, что я делаю сам, над чем не теряю контроля, помогает мне определиться, укрепляет мою самооценку.И чем больше я могу, тем больше я мотивирован на новые победы и тем чаще с любопытством высматриваю, чем бы еще заняться. Вот что отличает старого доброго изобретателя — не зависать над одним делом, а постоянно все глубже и глубже проникать в суть вещей. Кроме того, ремонт приносит радость и радость. Успешное завершение дела приносит удовлетворение от вашей работы. Кто не испытывал этого радостного волнения, охватывающего с ног до головы, когда удалось создать что-то своими руками! Но раньше это казалось невозможным! У детей эти эмоции отчетливо видны во время творчества.

Группа исследователей под руководством Дэниела Гилберта, американского профессора психологии Гарвардского университета, определила основные условия достижения счастья. Оказалось, чтобы обрести счастье, нужно помогать людям и ценить мелочи жизни. Но покупка дорогой, но ненужной вещи не приносит длительного ощущения счастья, потому что к ней быстро привыкаешь, и она теряет смысл. В общем, «покупные» впечатления быстро уходят в небытие.

Культура обновления также помогает сократить разрыв между поколениями. Есть много людей, которые умеют что-то делать, но их навыки не востребованы, потому что обществу уже не нужен их опыт. Пригласят ли пожилого мужчину, разбирающегося в двухтактных двигателях, на популярное ток-шоу? Скорее всего нет, и с этим ничего не поделаешь.

Но положительные изменения уже есть: мы поняли, что нам нужны образцы для подражания. Людям нужны те, кто покажет, как надо жить, сохраняя этот мир.В будущем из-за уменьшения природных ресурсов те, кто умеет ремонтировать, будут нужны еще больше. Это будут волонтеры, бабушки и дедушки, «неизвестные умельцы» — называйте их как хотите.

Ремонтное движение стремится к созданию и развитию сетей организаций, в которых молодой специалист и ремонтник могут встретиться со старшими специалистами.

Ограниченность природных ресурсов — веская причина для новой культуры обновления. Энергетика, окружающая среда и поставка сырья становятся важнейшими темами общественного диалога. Нужен замкнутый цикл производства и переработки отходов и переработки почти всех натуральных и синтетических материалов. А для этого нужны новые технологии и открытия в области естественных наук, на основе которых строится наше благополучие. А еще нужен разумный покупатель: приобретая товар, даже по высокой цене, человек выберет более длительный срок годности. В условиях свободной рыночной экономики в наших силах остановить волну бездумного потребления. Каждый должен строго относиться к использованию ресурсов в производстве.Общий экологический баланс должен быть подробно указан на упаковке продукта или на сайте производителя, как сегодня указывается состав и энергетическая ценность. Конечно, это непросто, ведь у каждого товара есть свои оптимальные условия использования, рыночная цена, срок службы, способ ремонта и утилизации. Но само стремление оправдано. Каждый потребитель, сознательно обращаясь с продуктами, может внести свой вклад в новую культуру разумного потребления.

Рациональная экономическая модель также включает в себя устойчивый баланс между процессами глобализации и регионализации. Конечно, международная торговля по многим причинам ведет к процветанию и имеет смысл, но с другой стороны, локализация — это принцип ресурсосбережения. Это полностью исключает такие логистические цепочки, когда выловленные в Северном море крабы очищаются в Марокко, а затем транспортируются за несколько тысяч километров до конечного потребителя на сложных холодильных установках.

Некоторые аспекты культуры ремонта и потребления будут представлены в разделах этой книги.Сразу поясню, что это лишь часть, хотя и важная, огромной головоломки глобальной экологической устойчивости. Наше будущее зависит от развития новых политических и экономических направлений и технических инноваций. Поэтому необходимо помочь новому поколению развить аналитические способности и умение находить и принимать решения. Именно молодежь возьмет на себя ответственность за нашу планету.

Я ни в коем случае не пытаюсь показаться спасителем мира — скорее, я хотел бы инициировать дискуссии и размышления на чрезвычайно важную тему. Мои мысли о ресурсосбережении исторически не новы, люди думали об этом несколько поколений назад и пытались воплотить свои идеи в жизнь. Например, компания по обращению с отходами уже давно выпустила брошюру со списком адресов почти тысячи мастерских и специализированных магазинов, в которых перечислены все виды ремонтных услуг.

Цель этой книги не только привлечь внимание читателя к ремонтным мастерским, которые, возможно, уже много лет существуют буквально за углом, но и пробудить в людях желание ремонтировать и создавать себя.Прежде чем выбрасывать старые вещи, стоит подумать о ремонте или хотя бы продаже на барахолке. Потому что маленький шаг еще и экономит ресурсы, а значит, делает нас, людей, счастливее.

Фридрих Вильгельм Генрих Александр фон Гумбольдт (1769–1859) — немецкий ученый-энциклопедист, физик, метеоролог, географ, ботаник, зоолог и путешественник. Своей главной задачей он считал «постижение природы в целом и сбор данных о взаимодействии сил природы»; за широту научных интересов современники называли его Аристотелем XIX века. Применяя сравнительный метод, он создал такие научные дисциплины, как физическая география, ландшафтоведение, экологическая география растений.

Вольфганг Хекль

Новая жизнь старых вещей

Вольфганг М. Хекль

Die Kultur der Reparatur

Опубликовано с разрешения Carl Hanser Verlag GmbH & Co. KG

Юридическую поддержку издательства осуществляет юридическая компания «Вегас-Лекс».

© Carl Hanser Verlag, Мюнхен, 2013 г.

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, дизайн.ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2015 г.

* * *

Восстановительная речь

Счастье часто возникает из-за внимания к мелочам.

Вильгельм Буш

«Кэп! Где моя шляпа?» Нора нервно оглядывается. Все в HUIJ, мюнхенском творческом центре с множеством магазинов, кафе и мастерских, легко поймут ее отчаяние. И это всего лишь простая вязаная шапка, а не дизайнерская модель из бутика, как можно подумать. Единственный экземпляр. Вещь сделанная своими руками.К поискам присоединяются другие посетители, и вскоре пропажу находят на заднем дворе у велосипедной стойки. Какое облегчение!

Здесь начинаются занятия по курсу «Одежда для прокачки». Семь женщин разного возраста сидят за длинным деревянным столом и раскладывают футболки, юбки и свитера. Это одежда, которая когда-то нравилась, но теперь, после частого ношения, приедается и кажется скучной. Обычная судьба когда-то любимых вещей. Раньше участники курсов выбрасывали вещи в мусорное ведро и покупали себе что-то новое.«Чистое безумие. Одежда не износилась, просто надоела. Мне самой никогда не пришло бы в голову придать старой вещи новый шик путем вставки или окантовки. Но теперь девиз этих женщин — сохранить одежду и сделать ее стильной! Рядом валяются махровые полотенца разных цветов, лоскутки красивой ткани, шнуры, блестки, мишура. В углу стоит швейная машинка Зингер, которая отличный предмет для обновления одежды.Под руководством Ани Шпиглер, дизайнера и одной из трех основательниц HUIJ, в ближайшие четыре часа вещи, вырвавшиеся из мусорки, обретут вторую жизнь. Так, у белой футболки верхнюю часть заменит ярко-оранжевая махровая ткань, потертая тряпичная сумочка преобразится благодаря салатовому бархату, юбка будет украшена вязанным крючком кантом из специальной пряжи. После ручной работы одежда, как правило, выглядит очень круто.

В Творческом центре HEi 45-летний ткач Вальтрауд Мюнцгрубер демонстрирует чудеса вторичной переработки — творческого обращения с выброшенными вещами. Предметы, которые считались бесполезными, перерабатываются и, таким образом, приобретают новую ценность.Марсель и Эстер тоже занимаются апсайклингом: из разрезанных покрышек создают табуретки, украшения и сумки. В центрах рукоделия каждый может обучиться технике плетения из пластика и резины. Желающих достаточно, и направление становится особенно популярным в развивающихся странах.

Если еще несколько лет назад от секонд-хенда многие воротили нос, то сейчас в приличном обществе приемлемы б/у вещи, особенно если это одежда с налетом индивидуальности, к которой приложил руку сам человек. Сегодня значительно продлился срок службы не только одежды, но и радиоприемников, микшеров и другой бытовой электроники. Движение зародилось в мастерской кафе в Амстердаме. Он был основан в октябре 2009 года журналисткой Мартиной Постма в знак протеста против общества изобилия и бездумного потребления, где не так много людей могут починить тостер или кофеварку. Манифест Мастерской Кафе призывает не быть рабами технологий, а в большей степени овладеть ими. Предполагается, что в будущем такие мастерские станут местом не только для тех, кто любит что-то делать своими руками, но и для людей, которые не могут позволить себе дорогостоящее обслуживание.Это движение побуждает думать об исчерпаемых ресурсах земли и о ревностном отношении к ним, противостоит отраслям, направленным на воспитание безропотных потребителей.

Идея ремонтной культуры старая, но благодаря голландскому движению она заняла социально значимую позицию: активный протест против растущих гор мусора (особенно в странах третьего мира, куда Запад вывозит бывшую в употреблении технику ) и содействие развитию новых технологий в области вторичной переработки.

Концепция голландских кафе-мастерских через Интернет достигла других стран: Бельгии, Франции, США и Германии. Первая немецкая кофейная мастерская была основана в Кёльне, а затем в Гамбурге, Дюссельдорфе и Мюнхене.

В наших объединениях все вращается не только вокруг точения, завинчивания и пайки; здесь еще и технику рукоделия учат, ведь многие уже разучились вязать крючком и работать на швейной машинке.

Много лет назад многие школы отменили уроки труда и домоводства в средних и старших классах.Мастерских в гаражах больше нет, а швейные машинки обычно пылятся на антресолях.

Но в то же время любители хендмейда сегодня могут составить серьезную конкуренцию любителям новых гаджетов. Расширяются понятия ремонта и ручного труда. Кафе-мастерские предлагают не только помощь в самостоятельной работе, но и комнату, где можно полностью отдаться творческому мышлению. Поскольку люди в регионе знают друг друга, возникает форма добрососедской взаимопомощи. Семинары пробуждают командный дух и совместное творчество и объединяют поколения. Для курсов в HUJI нет возрастных ограничений или строгих технических разделов.

Девиз

HUJI: «Всему можно научиться». Если пожилая женщина желает учиться живописи, ей достаточно обратиться в местный дом престарелых. Программа постоянно расширяется: слушателям, например, рассказывают, как варить варенье или варить мыло.

В HUJI возникла идея самоокупаемости — например, выращивание овощей на балконе, да и городские пчеловоды тоже регулярно встречаются в центре.Помимо пчел обсуждаются трудности выращивания кресс-салата, огурцов и прочего. Есть обменный уголок, где каждый может предложить свои поделки и получить что-то взамен. Небольшое количество футболок с принтами, сумки или вязаные шапки отдаются в магазин на продажу.

Принцип «сделай сам» воплощен и в открытой высокотехнологичной мастерской FabLab в Мюнхене. Здесь происходит обмен знаниями и творческими идеями, но все основано на обучении новейшим технологиям и объединении различных предметных областей.FabLab объединяет компьютерных ученых, инженеров, техников, художников, дизайнеров, мастеров и преподавателей. Эксперты повышают квалификацию студентов и молодежи и приветствуют всех, кто интересуется высокими технологиями: лазерными системами, фрезерными станками или 3D-принтерами — и кто хочет лучше понять мир технологий.

Аттрактор, город мастеров в Гамбурге, является местом встречи любителей дерева, металла, электрических схем и программного обеспечения. Движимые истинным изобретательским духом, им нужен специальный цех с фрезерными и токарными станками и другим оборудованием.Здесь не только делают поделки, но и учат. Например, они демонстрируют, как наносить краску. А еще там собирают и запускают квадрокоптеры!

Мастерам нужен круг единомышленников, им нужен постоянный обмен идеями, поэтому в FabLab регулярно встречаются постоянные компании. Женщин им явно не хватает, но тем не менее одна из участниц, указывая на две швейные машинки, с гордостью заявляет: «Да, мы работаем и с тканями».

Не меньшее внимание уделяется лекциям, затрагивающим такие темы, как сетевой нейтралитет или спорные идеи Рэя Курцвейла, американского изобретателя, футуролога и технического директора Google. Выбор многогранен — ​​и это только начало.

Нора и Аня из HUIJ убеждены в следующем утверждении: «Никто, кроме меня». Ремонт – это творчество, прекрасный и содержательный досуг.

При этом мой первый ремонт полностью провалился. В пять лет, в отсутствие родителей, я решил починить маленькое радио — на тот момент наше единственное радио в семье. На самом деле он не был сломан, но я твердо решил, что ремонт необходим. Я хотел заглянуть внутрь приемника, чтобы узнать его секрет — как он работает.Я выдернул вилку из розетки, взял отвертку и разобрал магнитолу. Я раздобыл инструмент в маленькой мастерской моего отца. Он любил работать руками, сам делал шкафы и старался починить все, что нужно было починить. Ему не всегда это удавалось. И, похоже, я пошел по его стопам: мой ремонт закончился провалом. Я смог только установить, что внутренности приемника, в частности, состоят из громкоговорителя, соединенного с магнитом. Меня поразило свойство таинственного магнита: он притягивал металлические предметы, например гвозди. К сожалению, я не смог собрать радио обратно и ожидал наказания от родителей, но они отреагировали удивительным образом, сказав: «Ребенок что-то сделает, он любознательный и стремится к чему-то новому».

Вольфганг Хекль

Новая жизнь старых вещей

Вольфганг М. Хекль

Die Kultur der Reparatur

Опубликовано с разрешения Carl Hanser Verlag GmbH & Co. KG

Юридическую поддержку издательства осуществляет юридическая компания «Вегас-Лекс».

© Carl Hanser Verlag, Мюнхен, 2013 г.

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, дизайн. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2015 г.

Ремонтная речь

«Кэп! Где моя шляпа?» Нора нервно оглядывается. Все в HUIJ, мюнхенском творческом центре с множеством магазинов, кафе и мастерских, легко поймут ее отчаяние. И это всего лишь простая вязаная шапка, а не дизайнерская модель из бутика, как можно подумать. Единственный экземпляр.Вещь сделанная своими руками. К поискам присоединяются другие посетители, и вскоре пропажу находят на заднем дворе у велосипедной стойки. Какое облегчение!

Здесь начинаются занятия по курсу «Одежда для прокачки». Семь женщин разного возраста сидят за длинным деревянным столом и раскладывают футболки, юбки и свитера. Это одежда, которая когда-то нравилась, но теперь, после частого ношения, приедается и кажется скучной. Обычная судьба когда-то любимых вещей. Раньше участники курсов выбрасывали вещи в мусорное ведро и покупали себе что-то новое.«Чистое безумие. Одежда не износилась, просто надоела. Мне самой никогда не пришло бы в голову придать старой вещи новый шик путем вставки или окантовки. Но теперь девиз этих женщин — сохранить одежду и сделать ее стильной! Рядом валяются махровые полотенца разных цветов, лоскутки красивой ткани, шнуры, блестки, мишура. В углу стоит швейная машинка Зингер, которая отличный предмет для обновления одежды.Под руководством Ани Шпиглер, дизайнера и одной из трех основательниц HUIJ, в ближайшие четыре часа вещи, вырвавшиеся из мусорки, обретут вторую жизнь. Так, у белой футболки верхнюю часть заменит ярко-оранжевая махровая ткань, потертая тряпичная сумочка преобразится благодаря салатовому бархату, юбка будет украшена вязанным крючком кантом из специальной пряжи. После ручной работы одежда, как правило, выглядит очень круто.

В Творческом центре HEi 45-летний ткач Вальтрауд Мюнцгрубер демонстрирует чудеса вторичной переработки — творческого обращения с выброшенными вещами. Предметы, которые считались бесполезными, перерабатываются и, таким образом, приобретают новую ценность.Марсель и Эстер тоже занимаются апсайклингом: из разрезанных покрышек создают табуретки, украшения и сумки. В центрах рукоделия каждый может обучиться технике плетения из пластика и резины. Желающих достаточно, и направление становится особенно популярным в развивающихся странах.

Если еще несколько лет назад от секонд-хенда многие воротили нос, то сейчас в приличном обществе приемлемы б/у вещи, особенно если это одежда с налетом индивидуальности, к которой приложил руку сам человек. Сегодня значительно продлился срок службы не только одежды, но и радиоприемников, микшеров и другой бытовой электроники. Движение зародилось в мастерской кафе в Амстердаме. Он был основан в октябре 2009 года журналисткой Мартиной Постма в знак протеста против общества изобилия и бездумного потребления, где не так много людей могут починить тостер или кофеварку. Манифест Мастерской Кафе призывает не быть рабами технологий, а в большей степени овладеть ими. Предполагается, что в будущем такие мастерские станут местом не только для тех, кто любит что-то делать своими руками, но и для людей, которые не могут позволить себе дорогостоящее обслуживание.Это движение побуждает думать об исчерпаемых ресурсах земли и о ревностном отношении к ним, противостоит отраслям, направленным на воспитание безропотных потребителей.

Идея ремонтной культуры старая, но благодаря голландскому движению она заняла социально значимую позицию: активный протест против растущих гор мусора (особенно в странах третьего мира, куда Запад вывозит бывшую в употреблении технику ) и содействие развитию новых технологий в области вторичной переработки.

Концепция голландских кафе-мастерских через Интернет достигла других стран: Бельгии, Франции, США и Германии. Первая немецкая кофейная мастерская была основана в Кёльне, а затем в Гамбурге, Дюссельдорфе и Мюнхене.

В наших объединениях все вращается не только вокруг точения, завинчивания и пайки; здесь еще и технику рукоделия учат, ведь многие уже разучились вязать крючком и работать на швейной машинке.

Текущая страница: 1 (всего в книге 10 страниц) [доступный отрывок для чтения: 3 страницы]

Вольфганг Хекль


Новая жизнь старых вещей

Вольфганг М.Хекл

Die Kultur der Reparatur

Опубликовано с разрешения Carl Hanser Verlag GmbH & Co. KG

Юридическую поддержку издательства осуществляет юридическая компания «Вегас-Лекс».

© Carl Hanser Verlag, Мюнхен, 2013 г.

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, дизайн. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2015 г.

* * *
Восстановительная речь

Счастье часто возникает, когда обращаешь внимание на мелочи.

«Кэп! Где моя шляпа?» Нора нервно оглядывается. Все в HUIJ, мюнхенском творческом центре с множеством магазинов, кафе и мастерских, легко поймут ее отчаяние. И это всего лишь простая вязаная шапка, а не дизайнерская модель из бутика, как можно подумать. Единственный экземпляр. Вещь сделанная своими руками. К поискам присоединяются другие посетители, и вскоре пропажу находят на заднем дворе у велосипедной стойки. Какое облегчение!

Здесь начинаются занятия по курсу «Одежда для прокачки».Семь женщин разного возраста сидят за длинным деревянным столом и раскладывают футболки, юбки и свитера. Это одежда, которая когда-то нравилась, но теперь, после частого ношения, приедается и кажется скучной. Обычная судьба когда-то любимых вещей. Раньше участники курсов выбрасывали вещи в мусорное ведро и покупали себе что-то новое. «Чистое безумие. Одежда не износилась, просто надоела. Мне самой никогда не пришло бы в голову придать старой вещи новый шик путем вставки или окантовки. Но теперь девиз этих женщин — сохранить одежду и сделать ее стильной! Рядом валяются махровые полотенца разных цветов, лоскутки красивой ткани, шнуры, блестки, мишура. В углу стоит швейная машинка Зингер, которая отличная вещь для обновления одежды.Под руководством Ани Шпиглер, дизайнера и одной из трех основательниц HUIJ, в ближайшие четыре часа вещи, вырвавшиеся из мусорки, обретут вторую жизнь.Так, для белой футболки- рубашки, верхнюю часть заменит ярко-оранжевая махровая ткань, потертая тряпичная сумочка преобразится благодаря светло-зеленому бархату, юбка будет украшена вязанным крючком кантом из специальной пряжи.После ручной работы одежда, как правило, выглядит очень круто.

В творческом центре HEi 2
От него. Haus der Eigenarbeit — частный дом.

45-летний ткач Вальтрауд Мюнцгрубер демонстрирует чудеса переработки 3
С англ. апсайклинг подлежит вторичной переработке.

— креативное обращение с выброшенными предметами. Предметы, которые считались бесполезными, перерабатываются и, таким образом, приобретают новую ценность. Марсель и Эстер тоже занимаются апсайклингом: из разрезанных покрышек создают табуретки, украшения и сумки.В центрах рукоделия 4
С англ. сделай сам — сделай сам.

Освоить технику плетения из пластика и резины может каждый. Желающих достаточно, и направление становится особенно популярным в развивающихся странах.

Если еще несколько лет назад от секонд-хенда многие воротили нос, то сейчас в приличном обществе приемлемы б/у вещи, особенно если это одежда с налетом индивидуальности, к которой приложил руку сам человек.Сегодня значительно продлился срок службы не только одежды, но и радиоприемников, микшеров и другой бытовой электроники. Движение зародилось в мастерской кафе в Амстердаме. Он был основан в октябре 2009 года журналисткой Мартиной Постма в знак протеста против общества изобилия и бездумного потребления, где не так много людей могут починить тостер или кофеварку. Манифест Мастерской Кафе призывает не быть рабами технологий, а в большей степени овладеть ими. Предполагается, что в будущем такие мастерские станут местом не только для тех, кто любит что-то делать своими руками, но и для людей, которые не могут позволить себе дорогостоящее обслуживание.Это движение побуждает думать об исчерпаемых ресурсах земли и о ревностном отношении к ним, противостоит отраслям, направленным на воспитание безропотных потребителей.

Идея ремонтной культуры старая, но благодаря голландскому движению она заняла социально значимую позицию: активный протест против растущих гор мусора (особенно в странах третьего мира, куда Запад вывозит бывшую в употреблении технику ) и содействие развитию новых технологий в области вторичной переработки.

Концепция голландских кафе-мастерских через Интернет достигла других стран: Бельгии, Франции, США и Германии. Первая немецкая кофейная мастерская была основана в Кёльне, а затем в Гамбурге, Дюссельдорфе и Мюнхене.

В наших объединениях все вращается не только вокруг точения, завинчивания и пайки; здесь еще и технику рукоделия учат, ведь многие уже разучились вязать крючком и работать на швейной машинке.

Много лет назад многие школы отменили уроки труда и домоводства в средних и старших классах.Мастерских в гаражах больше нет, а швейные машинки обычно пылятся на антресолях.

Но в то же время любители хендмейда сегодня могут составить серьезную конкуренцию любителям новых гаджетов. Расширяются понятия ремонта и ручного труда. Кафе-мастерские предлагают не только помощь в самостоятельной работе, но и комнату, где можно полностью отдаться творческому мышлению. Поскольку люди в регионе знают друг друга, возникает форма добрососедской взаимопомощи. Семинары пробуждают командный дух и совместное творчество и объединяют поколения.Для курсов в HUJI нет возрастных ограничений или строгих технических разделов.

Девиз

HUJI: «Всему можно научиться». Если пожилая женщина желает учиться живописи, ей достаточно обратиться в местный дом престарелых. Программа постоянно расширяется: слушателям, например, рассказывают, как варить варенье или варить мыло.

В HUJI возникла идея самоокупаемости — например, выращивание овощей на балконе, да и городские пчеловоды тоже регулярно встречаются в центре. Помимо пчел обсуждаются трудности выращивания кресс-салата, огурцов и прочего. Есть обменный уголок, где каждый может предложить свои поделки и получить что-то взамен. Небольшое количество футболок с принтами, сумки или вязаные шапки отдаются в магазин на продажу.

Принцип «сделай сам» воплощен и в открытой высокотехнологичной мастерской FabLab в Мюнхене. Здесь происходит обмен знаниями и творческими идеями, но все основано на обучении новейшим технологиям и объединении различных предметных областей.FabLab объединяет компьютерных ученых, инженеров, техников, художников, дизайнеров, мастеров и преподавателей. Эксперты повышают квалификацию студентов и молодежи и приветствуют всех, кто интересуется высокими технологиями: лазерными системами, фрезерными станками или 3D-принтерами — и кто хочет лучше понять мир технологий.

Аттрактор, город мастеров в Гамбурге, является местом встречи любителей дерева, металла, электрических схем и программного обеспечения. Движимые истинным изобретательским духом, им нужен специальный цех с фрезерными и токарными станками и другим оборудованием. Здесь не только делают поделки, но и учат. Например, они демонстрируют, как наносить краску. А еще там собирают и запускают квадрокоптеры!

Мастерам нужен круг единомышленников, им нужен постоянный обмен идеями, поэтому в FabLab регулярно встречаются постоянные компании. Женщин им явно не хватает, но тем не менее одна из участниц, указывая на две швейные машинки, с гордостью заявляет: «Да, мы работаем и с тканями».

Не меньшее внимание уделяется лекциям, затрагивающим такие темы, как сетевой нейтралитет или спорные идеи Рэя Курцвейла, американского изобретателя, футуролога и технического директора Google.Выбор многогранен — ​​и это только начало.

Нора и Аня из HUIJ убеждены в следующем утверждении: «Никто, кроме меня». Ремонт – это творчество, прекрасный и содержательный досуг.

При этом мой первый ремонт полностью провалился. В пять лет, в отсутствие родителей, я решил починить маленькое радио — на тот момент наше единственное радио в семье. На самом деле он не был сломан, но я твердо решил, что ремонт необходим. Я хотел заглянуть внутрь приемника, чтобы узнать его секрет — как он работает.Я выдернул вилку из розетки, взял отвертку и разобрал магнитолу. Я раздобыл инструмент в маленькой мастерской моего отца. Он любил работать руками, сам делал шкафы и старался починить все, что нужно было починить. Ему не всегда это удавалось. И, похоже, я пошел по его стопам: мой ремонт закончился провалом. Я смог только установить, что внутренности приемника, в частности, состоят из громкоговорителя, соединенного с магнитом. Меня поразило свойство таинственного магнита: он притягивал металлические предметы, например гвозди.К сожалению, я не смог собрать радио обратно и ожидал наказания от родителей, но они отреагировали удивительным образом, сказав: «Ребенок что-то сделает, он любознательный и стремится к чему-то новому».

Тот, кто ремонтирует себя, внимательно и придирчиво изучает вещи и, следовательно, познает мир. Такой подход отвечает гуманистическим идеалам Гумбольдта. 5
Фридрих Вильгельм Генрих Александр фон Гумбольдт (1769–1859) — немецкий ученый-энциклопедист, физик, метеоролог, географ, ботаник, зоолог и путешественник. Своей главной задачей он считал «постижение природы в целом и сбор данных о взаимодействии сил природы»; за широту научных интересов современники называли его Аристотелем XIX века. Применяя сравнительный метод, он создал такие научные дисциплины, как физическая география, ландшафтоведение, экологическая география растений.

О всестороннем и гармоничном развитии личности и познании мира вещей.

В этом плане реконструкция имеет педагогический аспект.Однако я считаю, что образование не должно быть просто теорией. Обучение принесет результаты только тогда, когда теории подкреплены практикой, прежде всего ручной работой. Это также доказано исследованиями в области человеческого мозга и когнитивных способностей. Недаром слово «поймать» тождественно глаголу «понять».

Ремонтировать что-то своими руками и полагаться только на себя — значит занимать активную экологическую позицию и брать на себя ответственность. Именно это связывает человека с окружающим миром и учит внимательно наблюдать и открывать для себя новое. Ремонт способствует пониманию функционирования вещей и воспитывает уважение к тем, кто придумал и реализовал ту или иную деталь или устройство. Кроме того, в независимости выигрывает каждый, кто что-то ремонтирует или строит. Ничто не вызывает в человеке столь сильного чувства свободы, как осознание своей независимости от других и возможность что-то сделать для них, например помочь починить вещь. Все, что я делаю сам, над чем не теряю контроля, помогает мне определиться, укрепляет мою самооценку.И чем больше я могу, тем больше я мотивирован на новые победы и тем чаще с любопытством высматриваю, чем бы еще заняться. Вот что отличает старого доброго изобретателя — не зависать над одним делом, а постоянно все глубже и глубже проникать в суть вещей. Кроме того, ремонт приносит радость и радость. Успешное завершение дела приносит удовлетворение от вашей работы. Кто не испытывал этого радостного волнения, охватывающего с ног до головы, когда удалось создать что-то своими руками! Но раньше это казалось невозможным! У детей эти эмоции отчетливо видны во время творчества.

Группа исследователей во главе с Дэниелом Гилбертом, американским профессором психологии Гарвардского университета, определила основные условия достижения счастья. Оказалось, чтобы обрести счастье, нужно помогать людям и ценить мелочи жизни. Но покупка дорогой, но ненужной вещи не приносит длительного ощущения счастья, потому что к ней быстро привыкаешь, и она теряет смысл. В общем, «покупные» впечатления быстро уходят в небытие.

Культура обновления также помогает сократить разрыв между поколениями. Есть много людей, которые умеют что-то делать, но их навыки не востребованы, потому что обществу уже не нужен их опыт. Пригласят ли пожилого мужчину, разбирающегося в двухтактных двигателях, на популярное ток-шоу? Скорее всего нет, и с этим ничего не поделаешь.

Но положительные изменения уже есть: мы поняли, что нам нужны образцы для подражания. Людям нужны те, кто покажет, как надо жить, сохраняя этот мир.В будущем из-за уменьшения природных ресурсов те, кто умеет ремонтировать, будут нужны еще больше. Это будут волонтеры, бабушки и дедушки, «неизвестные умельцы» — называйте их как хотите.

Ремонтное движение стремится к созданию и развитию сетей организаций, в которых молодой специалист и ремонтник могут встретиться со старшими специалистами.

Ограниченность природных ресурсов — веская причина для новой культуры обновления. Энергетика, окружающая среда и поставка сырья становятся важнейшими темами общественного диалога.Нужен замкнутый цикл производства и переработки отходов и переработки почти всех натуральных и синтетических материалов. А для этого нужны новые технологии и открытия в области естественных наук, на основе которых строится наше благополучие. А еще нужен разумный покупатель: приобретая товар, даже по высокой цене, человек выберет более длительный срок годности. В условиях свободной рыночной экономики в наших силах остановить волну бездумного потребления. Каждый должен строго относиться к использованию ресурсов в производстве.Общий экологический баланс должен быть подробно указан на упаковке продукта или на сайте производителя, как сегодня указывается состав и энергетическая ценность. Конечно, это непросто, ведь у каждого товара есть свои оптимальные условия использования, рыночная цена, срок службы, способ ремонта и утилизации. Но само стремление оправдано. Каждый потребитель, сознательно обращаясь с продуктами, может внести свой вклад в новую культуру разумного потребления.

Надежная экономическая модель также включает в себя устойчивый баланс между процессами глобализации и регионализации.Конечно, международная торговля по многим причинам ведет к процветанию и имеет смысл, но с другой стороны, локализация — это принцип ресурсосбережения. Это полностью исключает такие логистические цепочки, когда выловленные в Северном море крабы очищаются в Марокко, а затем транспортируются за несколько тысяч километров до конечного потребителя на сложных холодильных установках.

Некоторые аспекты культуры ремонта и потребления будут представлены в разделах этой книги.Сразу поясню, что это лишь часть, хотя и важная, огромной головоломки глобальной экологической устойчивости. Наше будущее зависит от развития новых политических и экономических направлений и технических инноваций. Поэтому необходимо помочь новому поколению развить аналитические способности и умение находить и принимать решения. Именно молодежь возьмет на себя ответственность за нашу планету.

Я ни в коем случае не пытаюсь показаться спасителем мира — скорее, я хотел бы инициировать дискуссии и размышления на чрезвычайно важную тему.Мои мысли о ресурсосбережении исторически не новы, люди думали об этом несколько поколений назад и пытались воплотить свои идеи в жизнь. Например, компания по обращению с отходами уже давно выпустила брошюру со списком адресов почти тысячи мастерских и специализированных магазинов, в которых перечислены все виды ремонтных услуг.

Цель этой книги не только привлечь внимание читателя к ремонтным мастерским, которые, возможно, уже много лет практически не за горами, но и пробудить в людях желание ремонтировать и создавать себя.Прежде чем выбрасывать старые вещи, стоит подумать о ремонте или хотя бы продаже на барахолке. Потому что маленький шаг еще и экономит ресурсы, а значит, делает нас, людей, счастливее.

Восстановление — принцип природы
Принцип самоорганизации

Для того чтобы понять, что обновление — это естественный способ прекращения одноразового использования вещей, мы должны убедиться, что этот принцип не изобретен человеком, а заложен им природа с незапамятных времен. Восстановительные процессы известны уже в неживой природе, но только среди живых организмов они разворачиваются в полную силу.За ними стоят свойства самоорганизации и самовосстановления, без которых жизнь не могла бы возникнуть и существовать ни секунды.

Конечно, природный принцип восстановления не так-то просто взять и перенести в мир вещей: холодильник, который чинит себя, как только перестает мерзнуть, — это пока утопия. Еще смешнее представить, что содержимое холодильника можно «восстановить»: пакет молока почти выпит, баночка с вареньем пуста, сыр съеден — короткое сообщение об ошибке, а полки снова заполнены едой. В таком мире никогда не возникнет проблем с поломкой кофеварки или остановкой стиральной машины для отжима белья.

То, что для нас звучит абсурдно, оказывается естественным процессом в природе: восстанавливаются поврежденные системы. Достаточно вспомнить такой яркий пример, как заживление ран: мы регенерируем себя, запускаем процесс самовосстановления. Это принцип самоорганизации, который обнаруживается прежде всего в неорганическом мире.

Горные кристаллы — чудесные однородные тела — растут потому, что составляющие их атомы самоорганизуются по законам физики.Сначала в маточном растворе хаотично плавают атомы, о чем писал Томас Манн в «Волшебной горе». Они ищут свое место в трех измерениях пространства, пока не найдут идеальное. Кристалл растет «правильно», только если составляющие его секстиллионы атомов находятся в правильном положении.

И тогда есть вероятность ошибки, которая возникает из-за неправильного сочетания атомов и молекул. Отдельные атомы стыкуются на неправильном расстоянии, «встают» в неправильном положении. Маточный раствор мог содержать не тот атом или молекулу с обращением: «Помогите, я попал не туда!» В большинстве случаев эта ошибка будет исправлена. Иначе не было бы красивого горного хрусталя, состоящего из 10 атомов в 23-й степени. Да-да, вы не ошибетесь, когда прочитаете «единица с двадцатью тремя нулями». Эту цифру нереально представить.

Fault Repair работает на самоорганизующейся основе. Поскольку в природе все происходит по принципу минимизации энергии, кристалл определяет, что существуют энергетически выгодные позиции для отдельных атомов, и «ставит» их именно на эти позиции.

Минимизация энергии — высший природный принцип: например, если я брошу апельсины в коробку и встряхну ее, фрукт встанет на место. Мы видим это на овощном рынке. Оптимальный способ упаковки достигается тем, что после встряхивания энергетически невыгодные позиции смещаются, а плоды занимают упорядоченное положение. Точно так же и в растворе за счет теплового движения частиц «трясется» растущий кристалл, который, однако, «запоминает» выгодные положения. Кристаллы возникли на Земле около 3,8 млрд лет назад, став первой упорядоченной структурой планеты и первым шагом на пути к развитию жизни. Таким образом, атомный дизайн — это физический принцип, а кристаллы — это «шаблон», на поверхности которого зародилась жизнь.

Будучи студентом инженерного факультета, я проходил практику в Siemens, где выращивал кристаллы кремния. Передо мной стояла задача физическим методом запустить естественные процессы, чтобы удалить весь «мусор» — ненужные, неправильные атомы, еще присутствующие в кристаллах.Смысл этого процесса, называемого рафинированием зоны расплава, заключался в том, чтобы исправить ошибки роста и получить кристаллы чистого кремния. Полупроводниковая электроника, солнечные батареи, транзисторные кристаллы и прочая техника — все работает только потому, что в процессе производства удаляются «грязные» атомы, а потом добавляются чужеродные, но нужные.

Принцип минимизации энергии и самоорганизации также используется для регулирования некоторых свойств материалов. Вспомним легирование 6
Легирование — введение в состав материалов примесей для изменения физических и/или химических свойств основного материала.

Полупроводниковые кристаллы, которые сделали возможным создание всей полупроводниковой электроники.

Важно, что природа делает ошибки, которые, впрочем, сама отчасти исправляет.

Так как любая неживая материя использует принцип «починки» дефекта, то такое развитие свойственно всем веществам на нашей планете. Без функции самовосстановления Земля не смогла бы сформироваться, а при отсутствии принципа минимизации энергии, самоорганизации и восстановления после ледникового периода не возникло бы человечество.

Возникновение жизни

Подобно молекулам неорганического горного хрусталя, молекулы в живых системах также связаны друг с другом. В так называемом первичном супе происходит самосборка родительских молекул, таких как аминокислоты и молекулы ДНК.

Таким образом, был создан простой генетический код и первые полипептиды, затем из кодов ДНК и белков были разделены и сформированы трехмерные системы.

Но как именно возникла жизнь?

Гёте задал этот вопрос.Его беспокоило то, как из мертвого материала возникает живое: почему, например, через некоторое время из разлагающегося вещества выползают черви? Гете верил в vis vitalis — жизненную силу, присущую неодушевленным материалам. Позднее его существование отрицал французский химик Луи Пастер, доказавший, что живые организмы не могут возникнуть в стерильной среде. За это он был удостоен почетной премии Французской академии наук, которая якобы раз и навсегда сняла вопрос о самозарождении жизни из неживой материи.Как хотите, но Пастер получил награду несправедливо, потому что жизнь на молодой планете Земля зародилась спонтанно, и Пастер не смог объяснить этот факт.

Посмотрим на дерево в поисках «жизненной силы». Откуда он знает, что пришла весна и пора прорастать? Может быть, это потому, что на улице становится светлее и теплее? У дерева есть термометр? А почему, например, эдельвейс растет в бедной гористой местности? Различные молекулы находятся в беспорядочной форме в земле, а углевод в виде молекул углекислого газа беспорядочно витает в воздухе. Можно сказать, что эдельвейс способен поглощать молекулы из воздуха – углекислый газ – и молекулы из почвы – воду и минеральные вещества – и все это наполняет цветок жизненной силой. Какой цвет будет у растения, сколько листьев, решает не один атом, а сочетание нескольких. Как все это происходит на деревьях? Можно подумать, что такая информация заложена в их ДНК, но генетика дает лишь приблизительные инструкции, а остальное зависит от удивительной способности к самоорганизации. Гены не определяют точно, где должен находиться каждый атом в трехмерном пространстве.Генетический код — это больше, чем готовая копия. Он заранее определяет, что клеточная мембрана, например, поднимется вверх, но не диктует, куда именно пойдет каждая молекула жира и белка.

Генетик не может ответить на главный вопрос о происхождении жизни. Поиск точного ответа — увлекательная и сложная тема для исследователей. Она скрыта в принципах самоорганизации и восстановления: на молодой Земле царила атмосфера с большим количеством химических компонентов, например, была геотермальная энергия и энергия молнии. Многие молекулы встретились, связались друг с другом в соответствии с химическими правилами и принципом минимизации энергии. При определенных условиях плотности, концентрации и температуры необходимые основания ДНК — четыре буквы генетического кода — появлялись случайным образом как необходимое условие возникновения жизни. 7
ДНК использует четыре азотистых основания: аденин, гуанин, цитозин и тимин — первые буквы этих слов образуют так называемый алфавит генетического кода.

Теоретически могут объединяться миллиарды комбинаций других молекул.Но эти четверо появились. Почему? Ответ прост: они оказались энергетически комфортными. Остальные появлявшиеся комбинации были неправильными, поэтому в процессе спонтанного синтеза они были скорректированы и стали «правильными» четырьмя молекулами. Эти четыре молекулы способны составлять основу системы распознавания, кодировать, создавать и воспроизводить аминокислоты и белки — благодаря которым возможна сама жизнь.

Поскольку принципы самоорганизации и минимизации энергии универсальны, этот процесс мог возникнуть в любом другом месте Вселенной или просто не произойти. Во всяком случае, в этом убеждены и я, и мои коллеги из Планетарного общества в Пасадене, пытающиеся обнаружить внеземную жизнь.

Без сил самоисцеления природы не было бы живых существ, в том числе и человека. В клетках человека при чтении генетического кода постоянно возникают ошибки и происходят повреждения ДНК, например, из-за космического излучения или из-за высокоэнергетического света (остерегайтесь длительных сеансов в солярии!). Но при этом каждую секунду в каждой клетке цепочки ДНК восстанавливается неисправная молекула.В работу включаются ферменты самовосстановления, целый класс особых белков, благодаря которым жизнь «чинит» себя.

Wolfgang M. Heckl

Die Kultur der Reparatur

Публикуется с разрешения Carl Hanser Verlag GmbH & Co.

© Carl Hanser Verlag, Мюнхен 2013

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, дизайн.ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2015

Ремонтная речь

«Кэп! Где моя шляпа?» Нора нервно оглядывается. Все в HUIJ, мюнхенском творческом центре с множеством магазинов, кафе и мастерских, легко поймут ее отчаяние. И это всего лишь простая вязаная шапка, а не дизайнерская модель из бутика, как можно подумать. Единственный экземпляр. Вещь сделанная своими руками. К поискам присоединяются другие посетители, и вскоре пропажу находят на заднем дворе у велосипедной стойки.Какое облегчение!

Здесь начинаются занятия по курсу «Одежда для прокачки». Семь женщин разного возраста сидят за длинным деревянным столом и раскладывают футболки, юбки и свитера. Это одежда, которая когда-то нравилась, но теперь, после частого ношения, приедается и кажется скучной. Обычная судьба когда-то любимых вещей. Раньше участники курсов выбрасывали вещи в мусорное ведро и покупали себе что-то новое. «Чистое безумие. Одежда не износилась, просто надоела.Мне самой никогда не пришло бы в голову придать старой вещи новый шик путем вставки или окантовки. Но теперь девиз этих женщин — сохранить одежду и сделать ее стильной! Рядом валяются махровые полотенца разных цветов, лоскутки красивой ткани, шнуры, блестки, мишура. В углу стоит швейная машинка Зингер, которая отличный предмет для обновления одежды.Под руководством Ани Шпиглер, дизайнера и одной из трех основательниц HUIJ, в ближайшие четыре часа вещи, вырвавшиеся из мусорки, обретут вторую жизнь.Так, у белой футболки верхнюю часть заменит ярко-оранжевая махровая ткань, потертая тряпичная сумочка преобразится благодаря салатовому бархату, юбка будет украшена вязанным крючком кантом из специальной пряжи. После ручной работы одежда, как правило, выглядит очень круто.

В Творческом центре HEi 45-летняя ткачиха Вальтрауд Мюнцгрубер демонстрирует чудеса вторичной переработки — творческого обращения с выброшенными вещами. Предметы, которые считались бесполезными, перерабатываются и, таким образом, приобретают новую ценность.Марсель и Эстер тоже занимаются апсайклингом: из разрезанных покрышек создают табуретки, украшения и сумки. В центрах рукоделия каждый может обучиться технике плетения из пластика и резины. Желающих достаточно, и направление становится особенно популярным в развивающихся странах.

Если еще несколько лет назад многие воротили нос от секонд-хенда, то сейчас в приличном обществе приемлемы б/у вещи, особенно если это одежда с налетом индивидуальности, к которой приложил руку сам человек.Сегодня значительно продлился срок службы не только одежды, но и радиоприемников, микшеров и другой бытовой электроники. Движение зародилось в мастерской кафе в Амстердаме. Он был основан в октябре 2009 года журналисткой Мартиной Постма в знак протеста против общества изобилия и бездумного потребления, где не так много людей могут починить тостер или кофеварку. Манифест Мастерской Кафе призывает не быть рабами технологий, а в большей степени овладеть ими. Предполагается, что в будущем такие мастерские станут местом не только для тех, кто любит что-то делать своими руками, но и для людей, которые не могут позволить себе дорогостоящее обслуживание.Это движение побуждает думать об исчерпаемых ресурсах земли и о ревностном отношении к ним, противостоит отраслям, направленным на воспитание безропотных потребителей.

Идея ремонтной культуры старая, но благодаря голландскому движению она заняла социально значимую позицию: активный протест против растущих гор мусора (особенно в странах третьего мира, куда Запад вывозит б/у оборудование) и содействие развитию новых технологий в сфере рециклинга.

Концепция голландских кафе-мастерских через Интернет достигла других стран: Бельгии, Франции, США и Германии. Первая немецкая кофейная мастерская была основана в Кёльне, а затем в Гамбурге, Дюссельдорфе и Мюнхене.

В наших ассоциациях все вращается не только вокруг точения, завинчивания и пайки; здесь еще и технику рукоделия учат, ведь многие уже разучились вязать крючком и работать на швейной машинке.

Много лет назад многие школы отменили уроки труда и домоводства в средних и старших классах.Мастерских в гаражах больше нет, а швейные машинки обычно пылятся на антресолях.

Но в то же время любители рукоделия сегодня могут составить серьезную конкуренцию любителям новых гаджетов. Расширяются понятия ремонта и ручного труда. Кафе-мастерские предлагают не только помощь в самостоятельной работе, но и комнату, где можно полностью отдаться творческому мышлению. Поскольку люди в регионе знают друг друга, возникает форма добрососедской взаимопомощи. Семинары пробуждают командный дух и совместное творчество и объединяют поколения.Для курсов в HUJI нет возрастных ограничений или строгих технических разделов.

Девиз HUJI: «Всему можно научиться». Если пожилая женщина желает учиться живописи, ей достаточно обратиться в местный дом престарелых. Программа постоянно расширяется: слушателям, например, рассказывают, как варить варенье или варить мыло.

В HUJI возникла идея самоокупаемости — например, выращивание овощей на балконе, да и городские пчеловоды тоже регулярно встречаются в центре.Помимо пчел обсуждаются трудности выращивания кресс-салата, огурцов и прочего. Есть обменный уголок, где каждый может предложить свои поделки и получить что-то взамен. Небольшое количество футболок с принтами, сумки или вязаные шапки отдаются в магазин на продажу.

Принцип «сделай сам» воплощен и в открытой высокотехнологичной мастерской FabLab в Мюнхене. Здесь происходит обмен знаниями и творческими идеями, но все основано на обучении новейшим технологиям и объединении различных предметных областей.FabLab объединяет компьютерных ученых, инженеров, техников, художников, дизайнеров, мастеров и преподавателей. Эксперты повышают квалификацию студентов и молодежи и приветствуют всех, кто интересуется высокими технологиями: лазерными системами, фрезерными станками или 3D-принтерами — и кто хочет лучше понять мир технологий.

Аттрактор, город ремесленников в Гамбурге, является местом встречи любителей дерева, металла, электрических схем и программного обеспечения. Движимые истинным изобретательским духом, им нужен специальный цех с фрезерными и токарными станками и другим оборудованием.Здесь не только делают поделки, но и учат. Например, они демонстрируют, как наносить краску. А еще там собирают и запускают квадрокоптеры!

Мастерам нужен круг единомышленников, им нужен постоянный обмен идеями, поэтому в FabLab регулярно встречаются постоянные компании. Женщин им явно не хватает, но тем не менее одна из участниц, указывая на две швейные машинки, с гордостью заявляет: «Да, мы работаем и с тканями».

Не меньшее внимание уделяется лекциям, затрагивающим такие темы, как сетевой нейтралитет или спорные идеи Рэя Курцвейла, американского изобретателя, футуролога и технического директора Google.Выбор многогранен — ​​и это только начало.

грузчиков | Природа

Детская одержимость Вольфганга Хекля разборкой предметов домашнего обихода, таких как радиоприемники, довела его родителей до отчаяния. Но это любопытство оказалось семенем успешной научной карьеры.

Несмотря на то, что этот 46-летний наноученый начал анализировать самые мощные и современные микроскопические инструменты, он сохранил свою раннюю любовь к отверткам и паяльникам.За эти годы он стал гордым владельцем коллекции старинных радиоприемников и классических музыкальных автоматов 1950-х годов, которые с любовью ремонтировались, обслуживались и выставлялись в его мюнхенском доме. (см. резюме).

Авторы и права: M. WAGENHAN

Научная деятельность Хекла была поддержана его наставником Гердом Биннигом, который в 1986 году получил часть Нобелевской премии по физике за разработку сканирующей туннельной микроскопии. Инструментарий позволяет пользователям видеть и манипулировать отдельными атомами и молекулами.

Хекл стал одним из первых последователей метода Биннига и его новаторского духа, когда он присоединился к группе Биннига в IBM Research в Мюнхене в качестве постдока в 1989 году. «Я многим обязан Биннигу, — говорит Хекл. «Он действительно научил нас всегда использовать наше творчество и поощрял нас рисковать необычным».

Дух Биннига был очевиден, когда Хекль создал первое визуальное изображение молекул основания ДНК, гуанина. Основанные на микроскопии исследования Хекла, проведенные вместе с новозеландским биохимиком Стивеном Соуэрби по спонтанной самосборке молекул на кристаллической решетке, дали экспериментальное представление о возможном происхождении жизни. Некоторые ученые считают, что хорошо структурированные минеральные слои, такие как наноразмерные ящики для яиц, могли стать «шаблоном» для первого формирования ДНК.

Как генеральный директор Немецкого музея, крупнейшего научного музея Германии, Хекль возвращается к своим корням: в музее представлен сканирующий туннельный микроскоп, подобный тому, который Бинниг использовал в начале 1980-х.

Хекль планирует лучше представить современную науку. Но главной его достопримечательностью останутся бесценные исторические экспонаты музея.Хекль может продолжать потакать своему интересу к тому, что он теперь называет «технологиями» — смесью технологий и древностей, таких как экспериментальное оборудование, использованное для открытия ядерного деления в 1938 году. Но теперь ему не нужно беспокоиться о родительских последствиях.

Box 1: CV

1993–: Профессор экспериментальной физики, Мюнхенский университет им. Людвига-Максимилиана, секция кристаллографии и прикладной минералогии

1990–93: Ассистент, Мюнхенский университет им. Людвига-Максимилиана, Факультет 03 физики 9003

1989–90: Постдокторант, IBM Research, Мюнхен

1988–89: Постдокторант, Университет Торонто, химический факультет

Вольфганг Хекль — Немецкий музей, иммерсивные технологии и оригинальная аура

Вольфганг Хекль — немецкий биофизик, специализирующийся на нанонауке и сканирующем зонде.

микроскопия.Генеральный директор Немецкого музея с 2004 года. Одной из главных своих задач считает популяризацию науки. С 2009 года возглавляет центр научных коммуникаций Мюнхенского технического университета.

Немецкий музей достижений естественных наук и техники, или German Museum — крупнейший музей естественных наук и техники в мире. Находится в Мюнхене. В нем собрано около 28 тысяч экспонатов, представляющих более 50 отраслей науки. Обширные коллекции музейных экспонатов из мира техники и науки ежегодно осматривают более 1.5 миллионов человек.

Концепция музея — максимально заинтересовать и приблизить обычных людей к научно-техническим знаниям. Музей показывает историческое развитие естественных наук и технологий, объясняет их значение для технического и социального развития общества. В музее также есть специальная библиотека по истории естествознания и техники, насчитывающая около 850 тысяч томов, и архивы с многочисленными подлинными документами.

Немецкий музей был основан по инициативе Оскара фон Миллера в 1903 году на заседании Союза немецких инженеров как «музей шедевров науки и техники».Первые экспонаты состояли из математических и физических коллекций, привезенных со всей Баварии. Новое здание на Музейном острове открылось в 1925 году. Во время Второй мировой войны было разрушено около 80 % зданий музея, которые к 1948 году были полностью восстановлены.

Музей современный

— Должен ли современный музей хранить что-то древнее или идти в ногу со временем? Какого «возраста» должны быть экспонаты, чтобы сегодня попасть в музей?

— Хороший вопрос! Дело в том, что мнения разных групп посетителей заметно расходятся. Для одних в музее все должно быть старым, другие хотели бы видеть здесь самые современные технологии.

Но для нас — как музея естествознания и техники — ответ очень прост: мы хотим показать все. Первый самолет, новейший компьютер, первый дизель и новейший iPhone. Мы выставляем прототипы, которые даже не запущены в производство, а также керамические сосуды, которым уже несколько веков.

Безусловно, на наших выставках должны быть новейшие научные открытия.Поэтому возраст экспонатов не ограничивается минимумом или максимумом.

Топ-3 крупнейших технических музеев мира

Немецкий музей науки и техники в Мюнхене — крупнейший технический музей в мире. Представленные здесь экспонаты относятся к более чем 50 отраслям науки. Здесь вы сможете попрактиковаться в закреплении школьной программы по физике и химии, стать членом команды пожарных, исследовать загадочный морской корабль, построить собственный город и соорудить оросительную систему. Самый запоминающийся экспонат – макет угольной шахты XVIII века.

Музей науки и промышленности в Чикаго раскрывает «гения» в каждом посетителе, потрясая имитациями природных явлений и объясняя суть происходящих процессов внутри нас и вокруг нас. Гармоничное сочетание физики, химии и человеческого любопытства в Storm Lab позволит даже ребенку понять суть таких явлений, как смерчи, цунами, молнии, огонь и солнечный свет. Прямо в музее можно проехать из Денвера в Чикаго на первом дизель-поезде «Пионер Зефир» и погрузиться под воду на немецкой лодке U-505, захваченной во время Второй мировой войны.

Музей науки в Лондоне основан еще в викторианскую эпоху. Сегодня вы можете посмотреть, каким может стать мир в 2050 году, узнать, как человечество справится с изменением климата и уменьшением запасов энергии. Благодаря 3D-технологиям вы отправитесь в далекий космос, где астронавты вместе с посетителями выполнят миссию по обслуживанию телескопа Хаббл. В 4D-кинотеатре можно почувствовать шероховатость лунного грунта и запах космоса во время легендарной посадки Аполлона-11 на Луну.

— Понятие «универсальный музей» всегда наталкивается на чисто физические ограничения. Как показать публике «пространство Гумбольдта»?

— Концепция «универсального музея» принадлежит основателю нашего музея Оскару фон Миллеру. Он хотел создать на этом сайте нечто вроде доступной энциклопедии или интерактивного словаря. И мы не собираемся отказываться от этой идеи.

Александр фон Гумбольдт — немецкий естествоиспытатель, географ и путешественник.Он изучал естественные науки, экономику, право и горное дело в университетах Франкфурта-на-Одере и Геттингена. Он провел комплексные исследования природных ресурсов, географии, климата, флоры и фауны, этнографии, истории, промышленности стран Америки, Азии и Европы.

Все научные знания о природе Земли и Вселенной я попытался обобщить в монументальном труде «Космос». Гумбольдт считал это делом всей своей жизни — выразил в четырех томах понимание физического мира и проповедовал взгляд на природу в целом, в которой многообразие находится в единстве.

Конечно, площади у нас не безграничны и выставочных площадей не хватает, но показать все разделы науки и техники – дело чести. Этот принцип будет работать, если вы полностью отдадитесь продолжающемуся процессу обновления и не побоитесь отказаться от тех, которые не будут играть большой роли в будущем.

У нас была впечатляющая постоянная выставка нефтегазовой тематики, но сейчас мы от нее отказались, и посетители не жалуются. Была также большая выставка ткацкого оборудования с десятками станков.Конечно, без ткацкого станка невозможно рассказать об истории индустриализации, но для этого и не требуется такого количества.

Так что это своего рода эволюционный процесс: Есть много важных научных и технологических тем, которые останутся в музее до конца как наиболее значимые и перспективные. В то же время цифровой мир дает возможность многое показать в виртуальном пространстве. И это один из путей, по которому мы движемся.

«Мы не только демонстрируем новые технологии, но и используем их»

— Сколько выставок проходит в Немецком музее одновременно и как часто они меняются?

— Сейчас только на Музейном острове открыто более 30 выставок, к этому числу нужно добавить выставки на тему воздухоплавания и освоения космоса на верфи в Шлайсхайме.Кроме того, в нашем Транспортном Центре очень большая выставка на тему наземного транспорта. И плюс экспозиция о современной немецкой технике в Бонне.

Вольфганг Хекль

Наш новый «Музей будущего» открывается в Нюрнберге к концу 2020 года. В связи с этим во всех местах проходят специализированные выставки – например, Космическое кафе на Музейном острове, которое бьет все рекорды по количеству посетителей . Специальные выставки с меньшим масштабом меняются раз в полгода, крупные экспонируются от года до двух.

— Какие преимущества может принести платформа Arduino в музейном бизнесе?

— Новые технологии интересуют нас не только с точки зрения выставочной ценности. Они открывают совершенно новые дидактические возможности. Например, с помощью технологии виртуальной реальности можно оживлять экспонаты, погружая зрителей в ту среду, где они обычно используются по прямому назначению. При этом огромная паровая машина не останется просто выставочной моделью, ее можно представить в действии, на заводе.С дополненной реальностью многие объекты на выставке будут восприниматься в контексте, а современное управление посредством программирования — важнейший инструмент многих уникальных демонстраций.

Arduino — платформа для построения простых систем автоматизации и робототехники, ориентированная на непрофессиональных пользователей. Программная часть состоит из бесплатной оболочки для написания программ, их компиляции и оборудования для программирования. Аппаратная часть представляет собой набор смонтированных печатных плат. Полностью открытая архитектура системы позволяет свободно копировать или дополнять линейку продуктов Arduino.Его можно использовать для создания автономных объектов и подключения к компьютерам через стандартные проводные и беспроводные интерфейсы.

Раз уж мы заговорили об Arduino: в наших электронных мастерских с энтузиазмом используют их платы, допускающие максимально гибкое применение. В то же время дети и молодежь, посетившие музей, могут работать в специализированных лабораториях и экспериментальных мастерских. В музейных коллекциях есть даже одна из первых плат Arduino. Как говорится, мы не только выставляем новые технологии, но и используем их — и для музея, и для посетителей.

— Используете ли вы технологию фазированных решеток для неразрушающего контроля скульптур? Как получилось, что она перекочевала в музейное дело из оборонки?

— Неразрушающий контроль здоровья все чаще используется не только в медицине, но и для исследований в области культуры. Для осмотра крупных экспонатов мы используем огромные компьютерные томографы. Потому что очень часто исследуемые объекты замурованы под слоями краски или их невозможно разобрать, не повредив.

Три наших знаменитых экспоната — один совершенно уникальный БМВ, настоящий планер Отто Лилиенталя и ракетный истребитель Ме.163 просвечены в огромном компьютерном томографе. Отчасти благодаря этому обследованию были получены даже новые сведения об истории этих экспонатов, а также выяснены важные моменты: как строить их реставрацию и в каких условиях их лучше экспонировать.

BMW 328 Wendler во время неразрушающего компьютерного томографа

BMW 328 Wendler — первый немецкий автомобиль, появившийся в конце 1930-х годов и имевший аэродинамическую конструкцию кузова.Лазерное 3D-сканирование и компьютерная томография XXL ответили на важные вопросы об истории и оригинальности автомобиля.

Карл Вильгельм Отто Лилиенталь — немецкий инженер XIX века, один из пионеров авиации, объяснявший причины парения птиц. Он создал науку о планировании. Сам строил планеры и совершил на них более 2 тысяч полетов. В 1896 году отважный испытатель разбился. Планеры Отто Лилиенталя имитировали устройство крыла птицы.

Мессершмитт Ме.163 Comet — единственный в истории авиации бесхвостый летательный аппарат, оснащенный жидкостным ракетным двигателем. Кроме того, у него были и другие особенности: например, узкая специализация — дневной перехватчик для борьбы с бомбардировщиками союзников, способный развивать рекордные для того времени скорость и скороподъемность. После взлета самолет сбросил шасси и приземлился на убирающуюся лыжу. Из-за малого количества топлива самолет не смог совершить повторный заход на цель.

Музей как исследовательский центр

— Музейные предметы из нитроцеллюлозы очень сложны в уходе.Немецкий музей проводит эксперимент по особым условиям хранения таких экспонатов. Как вам удается остановить их уничтожение?

«Интересно, что вы спросили об этом». Это действительно серьезный вопрос для нас. Поскольку в Немецком музее собралось так много технических экспонатов, играет роль материал, из которого они изготовлены, а также способы защиты искусственных материалов от гниения.

Экспонаты, частично или полностью изготовленные из нитрата целлюлозы – важнейшая часть нашей коллекции, но сохранить нестойкий материал непросто.При разрушении нитрата целлюлозы выделяются ядовитые газы, а также возрастает угроза для материалов, находящихся в непосредственной близости.

Целлулоид — пластик на основе нитрата целлюлозы, содержащий пластификатор (касторовое или вазелиновое масло, синтетическая камфора) и краситель. Целлулоид использовался для изготовления пленки и пленки, планшетов, линеек, корпусов музыкальных инструментов, различных галантерейных товаров и игрушек. Долгое время служил материалом для изготовления мячей для настольного тенниса.

Особенности целлулоида — высокая горючесть и разлагаемость со временем из-за нестабильности пластификаторов.

Мы разработали специальные условия хранения, чтобы такие предметы сохранялись длительное время. Чем ниже температура, при которой они хранятся, тем больше замедляются процессы химического распада. Мы надеемся, что сможем разработать рекомендации для музеев, которые сохранят эти нестабильные материалы для будущих поколений.

— В музее применяется метод очистки экспонатов с помощью неравновесной плазмы атмосферного давления.Ведь плазма — это что-то очень горячее, не вредит ли она материалу?

— В рамках одного из исследовательских проектов мы попытались очистить атмосферным плазмопластиком поверхности компьютеров. Со временем эти поверхности из искусственных материалов желтеют. Используемый нами низкотемпературный плазмотрон был разработан специально для работы с культурными ценностями. Соответственно, очистка не проходила при высоких температурах и считалась безопасной. Другое дело, что результаты эксперимента показали, как из-за такого способа очистки меняется первоначальная фактура материалов. Конечно, мы стараемся избежать такого исхода.

Дети в музее: кто все это ремонтирует

— Помимо посещения экспонатов, посетители Немецкого музея принимают участие в опытах и ​​практических занятиях. У меня один вопрос — кто тогда это все ремонтирует?

— Немецкий музей — пространство для совместных действий. Есть мастерские и лаборатории для экспериментов, и предназначены они не только для детей. Есть научные шоу, демонстрации с электронными микроскопами.Есть даже ДНК-лаборатория, где посетители могут экспериментировать со своими образцами. Постоянно присутствуют сотрудники, они готовят все эксперименты и дают пояснения.

— Большая часть посетители музеи — детские. Как удается сохранить экспонаты и не убить интерес детей к выставке?

— Мы гордимся тем, что у нас так много молодых посетителей. Со многим приходится мириться, ведь эти дети – будущее мира, а значит, науки и техники тоже. И мы хотим, чтобы дети тоже могли что-то потрогать и попробовать, ведь это все-таки интерактивный музей. Все модели надо делать очень прочными, чтобы выдержать необходимость их тянуть целым классом, но наши мастерские знают и умеют делать такие. Для меня важно, чтобы музей был живой, со множеством маленьких людей, пусть даже некоторые из них иногда что-то доставляют. Вещи можно починить.

Вольфганг Хекль

Естественно, не нужно позволять пятилетке играть с микроскопом Левенгука.Есть золотая середина: незаменимые экспонаты и в принципе экспонаты нужно держать под охраной, но если вы хотите стопроцентной защиты всего, то нельзя ничего выставлять или пускать зрителей в музей.

Антоний ван Левенгук — голландский естествоиспытатель, конструктор микроскопов, основоположник научной микроскопии, изучавший с помощью своих микроскопов строение различных форм живой материи. Он смог изготовить линзы, увеличивающие в 200–270 раз.Объективы закреплялись на специальном штативе, так как для необходимого увеличения важно, чтобы исследуемый объект находился точно напротив объектива и на определенном расстоянии от него. За свою жизнь Левенгук изготовил более 200 микроскопов.

— Сколько молодых людей, например, в возрасте до 18 лет посещают музей? Берут ли у экскурсоводов хлеб после прочтения обо всех экспонатах в сети?

— 45% наших посетителей — молодежь.И нет, эти 750 тысяч гостей не отнимают у наших гидов работы, наоборот, готовы съесть их своими вопросами. Некоторые, конечно, могут быть в восторге от нашего последнего приложения и, скорее всего, будут ориентироваться на него при путешествии по музею. Есть кто-то такой. У нас есть лаборатории для гостей, в которых они играют, мастерят, пробуют программировать и экспериментировать. Для самых маленьких посетителей есть свой детский мир, им разрешено играть там сколько угодно.

Музей будущего

— Посещение современных музеев ничем не отличается от виртуального тура, большая часть экспонатов находится за стеклом или вообще на складах. На ваш взгляд, интернет или виртуальная реальность в конце концов похоронят музеи?

— С этой точки зрения наш музей совершенно особенный. У нас, конечно, не каждый экспонат можно пощупать, но мы просто музей для тех, кто хочет потрогать и попробовать. Немецкий музей привлек внимание своей высокой интерактивностью, и этот уровень останется таким.Мы можем посмотреть в микроскоп, и даже если для оригинала это нежелательно из-за его стоимости, мы создадим точную копию или подделку, которую можно будет пощупать.

В то же время технология виртуальной реальности дает музею дополнительные возможности: например, у нас посетители могут оказаться в невероятно достоверной симуляции путешествия по лунной поверхности или лично пилотировать планер Лилиенталя. Мы достаточно далеки от традиционных музеев с витринами, вернее, гораздо дальше, чем подавляющее большинство других музеев.

И кроме того, есть нечто, что мы назвали бы аурой оригиналов. И он будет только увеличиваться для большинства людей. Многое можно увидеть через Интернет, но кто даст вам гарантию, что то, что вы там увидели, реально? В музее вещи по-прежнему имеют настоящее содержание и истинную ценность. Вы сами видите: у нас действительно есть, например, первый дизель. Ситуация в Интернете такова, что вы даете себя обмануть любому, кто расскажет вам, как было найдено то или иное.

И наконец: стоя в зале с мощными автомобилями, вы сами можете наблюдать, как крутятся колеса гигантских паровых машин, слышать шум бегущей под жерновами воды, чувствовать запах масла. После этого вы можете спросить у сотрудника музея, как работает паровая машина, все это вы найдете только здесь, а не в Интернете.

До недавнего времени музеи были местом, где ничего нельзя было трогать. Кроме того, на большинство экспонатов было невозможно даже взглянуть, так как они хранились в запасниках музея и не всегда показывались публике.Но новые технологии и разработки в области пользовательского интерфейса полностью перевернули эту концепцию. Сейчас современные технологии и музеи используют технологии, побуждающие посетителей оставаться и даже играть с экспонатами:

  1. Интернет произвел революцию в музейной работе. Теперь вы можете совершить экскурсию по музею из любой точки мира и осмотреть даже те экспонаты, которые находятся в музейных хранилищах.
  2. AR/VR — иммерсивные технологии, дополненная и виртуальная реальность позволят проникнуться атмосферой эпохи или событий, связанных с тем или иным экспонатом, стать их непосредственным участником.
  3. Искусственный интеллект даст возможность «пообщаться» с непосредственными участниками исторических событий и рассказать о них самую подробную информацию.
  4. Аддитивные технологии – трехмерная печать помогает воссоздавать экспонаты, дает посетителям возможность физически контактировать с ними или даже брать их на память.
  5. Движения рук, шаги, прикосновения и даже голос теперь могут дать вам аудиовизуальный и сенсорный опыт, который поразит вас информацией и расскажет вашу историю.

Уведомление Facebook для ЕС! Вам необходимо войти в систему, чтобы просматривать и публиковать комментарии FB!

Как знаменитый шеф-повар Вольфганг Пак построил империю на ошибках | Визг

Фотография CUT в Нью-Йорке на сайте Yelp

Когда Вольфганг Пак вошел в мир еды, никто не слышал термина «звездный шеф-повар». Ресторатор с рейтингом Мишлен, построивший международную империю изысканной кухни, начал готовить на кухне французского ресторана L’Oustau de Baumanière всего в 14 лет.

И хотя Пак сам стал знаменитостью, заработав несколько наград Джеймса Берда и звезды Мишлен за свои рестораны, в начале его карьеры яркими моментами были встречи с другими звездами. «Раймон Тюилье, владелец и шеф-повар [Baumanière], обычно заходил в столовую и возвращался на кухню с такими гостями, как Элизабет Тейлор», — сказал Пак. «Я видел это».

Молодой шеф-повар принял это к сведению, и вскоре в обеденном зале его собственного ресторана усадили знаменитостей.«Я не знаю, как это произошло, как моя личность вышла, чтобы приветствовать всех клиентов и переходить от стола к столу», — сказал он. «Помню, в начале, когда я открыл Spago, я просто пошел поздороваться с людьми». Но не только знаменитостям, сказал он, — каждому гостю. «Люди действительно видели это и говорили: «Боже, мы чувствовали себя очень важными, потому что ты пришел к нам и поздоровался с нами, прежде чем отправиться к суперзвездам».

Теперь, когда Паку 72 года, то, чтобы клиенты были в центре его бизнеса, по-прежнему имеет решающее значение для маркетинговой стратегии Пака.От его скромного начала во Франции до управления более чем 20 высококлассными ресторанами по всему миру, личные отношения сформировали основу империи Пака. В интервью ведущему Full Comp Джошу Копелю шеф-повар, ставший предпринимателем, размышляет об этих уроках и о том, как он заставляет клиентов возвращаться после почти четырех десятилетий работы в отрасли.

Фото Вольфганга Пака

«Чувство» так же важно, как еда 

Многие владельцы малого бизнеса идут на жертвы, чтобы следовать своим увлечениям.Пак не стал исключением: в возрасте 14 лет он оставил небезопасную семейную ситуацию дома в Австрии, чтобы учиться у поваров по всей Европе. Он столкнулся с множеством трудных начальников, языковым барьером и токсичной культурой на рабочем месте. Но спустя годы, оттачивая свои навыки под легендами, Пак решил открыть собственный ресторан.

«Для меня страстью всегда была еда», — сказал он. «А потом страсть стала еще и гостеприимством. Поэтому, когда я открыл свой первый ресторан Spago на бульваре Сансет в 1982 году, я думаю, что это изменило меня.И тогда у нас было так много людей с предложениями отовсюду. Спаго был занят как сумасшедший. Это был мгновенный успех».

Просматривая эти предложения об открытии новых филиалов Spago за границей, Пак обнаружил, что в процессе работы приобретает деловые навыки. Эксперименты с новыми концепциями, тщательное составление бюджета и совершение ошибок помогли ему расшириться в те первые дни. «Я не ходил в бизнес-школу, я не ходил в среднюю школу, так что это был мой способ обучения», — сказал он.

Оказавшись в центре внимания, он продолжал развивать чувство зрелищности в своей работе, по-прежнему ставя своих клиентов на первое место.Это остается одним из его самых важных выводов для начинающих владельцев бизнеса: «Слушайте клиентов. Еда важна, но самое главное то, как вы заставляете своих гостей чувствовать себя. Придумайте, как подарить людям новый опыт — отличный от вашего соседа, и люди всегда будут возвращаться».

Фотографии Spago на Yelp

Ошибки — лучшее образование

Ориентироваться в деловом мире не всегда было легко. Пак сделал много ошибок в своей карьере, и он призывает начинающих шеф-поваров делать то же самое: «Мы все делаем ошибки.И я думаю, что для меня ошибаться не проблема. Вы должны признать это и сказать: «Знаете что? Я [облажался], вот и все. Я продолжаю свою жизнь. И в следующий раз я буду осторожнее, чтобы не делать то же самое». Я думаю, что только люди, которые ничего не делают, не делают ошибок».

В начале своей карьеры Пак был вынужден объявить о банкротстве после открытия пивоварни и ресторана, у которого закончились средства, когда пиво испортилось. «Это был самый грустный день в моей жизни, потому что мне пришлось сказать примерно 80 сотрудникам, что через две недели мы закроемся.Так что это было очень трудно. Но это был отличный опыт».

В другой раз, по совету делового партнера, Пак попробовал франчайзинг ресторанов, чтобы заработать легкие деньги. Это стало еще одним опытом по теме контроля качества. Он сказал: «Мне позвонил друг и сказал: «Вольфганг, я люблю ходить в ваш ресторан, но последний месяц или около того каждый раз, когда я прихожу, еда не то же самое.» Так что я запаниковал. Я сказал: «Что вы имеете в виду?» Я сел на ночной рейс и отправился туда.Конечно же, салат в его фирменном салате подрумянился, хлеб был черствым, а в морозилке были ребрышки (несмотря на то, что ребрышек в меню не было).

Сразу же Пак решил выкупить рестораны. Но даже перенеся эти трудности, он считает важным идти на риск. «Бояться и бессонные ночи перед открытием ресторана — я думаю, это страх потерпеть неудачу», — сказал он. «Ты всегда чувствуешь себя неуверенно, потому что ты всегда можешь добиться большего. Вы можете подумать: «Этого достаточно?» Так что для меня рисковать, будучи предпринимателем, это часть жизни. Но также это часть волнения».

Баланс между традициями и инновациями 

После почти 40 лет работы Spago могла заработать только на своей репутации. Но Пак продолжает вводить новшества в своем флагманском ресторане — центральная эволюция бизнес-модели Вольганга. «Когда вам было пять лет, вы не носили ту же одежду. Вы не ели то же, наверное, что и сейчас, — сказал он. «То же самое и с рестораном. Я всегда думаю, что существует прекрасный баланс между традициями и инновациями.

Например, некоторые посетители приходят в рестораны Пака, чтобы отведать несколько известных блюд, которые подают с момента его основания. Хотя Пак отремонтировал кирпичные дома и часто обновляет меню, он знает, что есть некоторые пункты, к которым он не может прикасаться. «Если я сниму лобстера или я сниму бараньи отбивные, люди будут ругать меня и говорить: «Ты что, дурак? Вы с ума сошли? Ты убери мои любимые блюда».

Но он также должен быть в состоянии ухаживать за новыми клиентами, которые могут быть не так очарованы старыми блюдами. «Нам всегда приходится изобретать себя заново, чтобы таким образом мы могли привлечь и более молодую клиентскую базу», — сказал он. «Если нет, вы вымрете — и это то, что случилось с большинством ресторанов. Они настолько сосредоточены на своем клиенте, что вместо того, чтобы думать: «Кого еще мы можем пригласить в наш ресторан?» 

После пандемии стратегия Пака включала расширение его присутствия в социальных сетях и получение отзывов, в частности, от его 26-летнего сына Байрона, который владеет и управляет азиатским фьюжн-рестораном Merois в Лос-Анджелесе.От Байрона он узнал, что молодое поколение часто предпочитает разнообразие закусок и коктейлей традиционному обеду из нескольких блюд.

Но Пак пока не отказывается от старой схемы: он сказал Full Comp , что планирует отправить Байрона в Боманьер — его первую ступеньку карьеры во Франции — готовить на три месяца. «Я хочу, чтобы он знал историю: как это произошло, с чего все началось», — сказал он. Тогда он позволит ему совершать свои собственные ошибки.

Чтобы узнать больше от Пака, ознакомьтесь с эпизодом подкаста Full Comp и послушайте его ниже.


Полная подборка , расшифровка эпизода 159
Неудача — это топливо

Джош Копель:

Праздники почти наступили, а это значит, что у вас будет чертовски много дел. И данные отражают то, что вы знаете, чтобы быть правдой. До COVID Yelp наблюдал увеличение количества посетителей на 17% с октября по декабрь по сравнению с предыдущим кварталом. И это было до того, как все были заперты в своих домах больше года. Воспользуйтесь этим возросшим спросом в этот праздничный сезон с помощью нового менеджера гостей Yelp.Yelp Guest Manager позволяет вам управлять бронированием гостей и списком ожидания в одном месте. А еще лучше, это бесплатно до февраля 2022 года с годовым соглашением. Посетите restaurant.yelp.com/podcast, чтобы узнать больше сегодня.

Джош Копель:

Теперь поехали.

Вольфганг Пак:

Когда вам было пять лет, вы не носили ту же одежду. Вы не ели то же, наверное, что и сейчас. То же самое и с рестораном.Всегда, я думаю, это прекрасный баланс между традициями и инновациями.

Джош Копель:

Добро пожаловать на Full Comp , шоу, предлагающее взглянуть на индустрию гостеприимства с участием рестораторов, лидеров мнений и новаторов, которое подается в доме.

Джош Копель:

Прибыльность — это больше, чем просто маркетинг. Давайте удостоверимся, что вы не используете маркетинг для подпитки сломанной машины. Перейти в ресторан прибыльзвонить.com, чтобы заказать звонок со мной. Мы можем посмотреть на вашу текущую ситуацию, чтобы увидеть, что работает, а что нет, выявить узкое место номер один, ограничивающее ваш рост, и разработать трехэтапный план действий для достижения результатов. Я делаю только 10 из них в месяц. Так что зайдите на restaurantprofitcall. com, чтобы заказать у меня бесплатный аудит прибыльности сегодня.

Джош Копель:

Кого вы ищете для вдохновения? Для меня это всегда был Вольфганг Пак. И не только потому, что он талантливый повар и ресторатор, но и потому, что он опытный предприниматель.Даже без формального бизнес-образования шеф-повар построил международную империю. И в сегодняшней беседе мы раскроем важные решения, которые он принял, чтобы добраться до вершины и преодолеть препятствия на пути.

Вольфганг Пак:

Мои первые 17 лет в моей жизни были самыми тяжелыми, самыми трудными, и они сделали меня самой грустной. Мой отчим был настоящим сломальщиком, как мы говорим по-английски, и он всегда говорил мне, что я ни на что не годен. А в то время, особенно в сельской местности, они много пили и били своих детей.И это была не только моя семья. Наш соседский фермер был таким же. Если вы поступили неправильно или принесли плохие оценки из школы, вы получили палку. Так что дело было в этом.

Вольфганг Пак:

Итак, когда мне было 14, я, наконец, покинул свой дом. Мой отчим сказал: «О, ты вернешься через неделю или через месяц. А ты ни на что не годишься. А кулинария — это не мужская профессия, а женская», и так далее. И он разглагольствовал и бредил, как сумасшедший, каким он и был.

Вольфганг Пак:

А потом я пошел учиться, и повар был таким же парнем. Так я попал из одного ада в другой ад. Это был не лучший ад. Просто мне было 14 лет и, может быть, рост 4 фута 9 дюймов. Помню, печка до сюда до груди доставала, я такая маленькая была. И повар тоже был сумасшедшим и много пил. Он обычно заказывал бутылку красного вина, бутылку белого вина, чтобы готовить каждый день, но выпивал ее. У него всегда было два [перекрёстные помехи 00:03:27] на его маленьком столе, и он был полон вина.

Вольфганг Пак:

И в одно воскресенье, через месяц, у нас закончилась картошка. И он уволил меня и сказал: «Ты ни на что не годишься. Возвращайся домой к матери и так далее». И я стоял на мосту через реку, и я сказал: «Я собираюсь прыгнуть в реку, прежде чем я пойду домой».

Вольфганг Пак:

А потом, час спустя, у меня вдруг в голове загорелась лампочка, и я сказал: «Я просто собираюсь вернуться завтра и посмотреть, что произойдет.Итак, я вернулся, и ученик, который был впереди меня, был рад меня видеть. И он сказал: «Почему ты спускаешься в овощной погреб и чистишь там лук, картошку и все остальное». Я пошел, и через 10 дней или две недели шеф-повар спускается вниз и видит меня там. И хватает меня: «Уйди отсюда» и так далее. И я уперся пятками и держался за мешки с картошкой, где я сидел там посередине. И он позвонил владельцу, и у владельца, может быть, было немного больше сочувствия, и он отправил меня в другой отель в городе, которым они владели.И там была женщина-повар, и она была намного симпатичнее. И она действительно сказала: «Просто заткнись, делай свою работу, и все будет хорошо».

Вольфганг Пак:

Но после этого я уехал во Францию. И поначалу в Дижоне все еще было тяжело, потому что я не говорил на этом языке. А французы не слишком любят австрийцев из-за Второй мировой войны в то время, старики. Но я очень много работал и пытался учиться. А затем отправился в Боманьер на юге Франции.И там мистер Тюилье стал моим наставником и моим кумиром. И я сказал: «Я буду как он». Это был трехзвездочный ресторан, только лучшие ингредиенты и так далее. Все было приготовлено на заказ. Так что для меня это было настоящим открытием. И я сказал: «Я хочу быть таким, как этот парень».

Джош Копель:

И мне любопытно узнать, даже с таким уровнем наставничества в раннем возрасте, с трудным детством, с такой культурой шеф-повара, с такой культурой промышленности, как вы держались подальше от бутылки? В этой индустрии очень много вредных привычек.Вас не соблазнили? Что подтолкнуло к такому выбору?

Вольфганг Пак:

Нет. Я думаю, что когда я был так молод, я действительно не пил так много. У меня были друзья постарше, несколько официантов, которым было уже около 20 лет, с которыми я катался на лыжах, когда был в Австрии. И они тайком затащили меня в клуб, или в какой-то бар, или на какую-то дискотеку, что бы это ни было. А потом они просто заказали мне кока-колу и ром, потому что вы не могли видеть, что это было. Я сказал: «О, я пью кока-колу», если кто-нибудь войдет.Так что я никогда не ходил и не любил так пить.

Вольфганг Пак:

А в то время состояние на кухне было плачевное. Никто не знал, кто повар. Никто не заботился о том, что они делали, пока еда выходила в порядке, все было в порядке. Вся заслуга принадлежала владельцу, управляющему или метрдотелю. И только позже это началось внезапно: «Мы должны отдать должное людям, которые действительно делают свою работу, которые хотят сделать людей счастливыми». Так что нельзя сказать, что фасад дома так же важен, но люди ходят в ресторан, чтобы поесть. Так что очень важно, чтобы шеф-повар был известен, и многие повара впоследствии стали суперзвездами.

Джош Копель:

И давайте поговорим о зрелищности, потому что она определенно присутствует во всем, что вы делаете. И мне любопытно узнать, ты всегда был таким или это что-то, что эволюционировало с течением времени?

Вольфганг Пак:

Ну, когда я увидел мистера Тюилье в Боманьере, он привел на кухню Элизабет Тейлор.А еще я помню Катрин Денев и Марчелло Мастроянни. Даже Пикассо пришел с ним на кухню, потому что он тоже рисовал и был писателем. Он был настоящим человеком эпохи Возрождения. Это было потрясающе. И я сказал: «Я хочу быть таким, как этот парень».

Вольфганг Пак:

Итак, когда я пошел в Ma Maison в Лос-Анджелесе, который в то время был обанкротившимся рестораном, я начал усердно работать. И пошел на рыбный рынок, и отправился на ферму Чино, и купил отличные овощи и фрукты и так далее. Еда была хорошей. Ресторан стал суперуспешным. Но я знала, что всегда хотела быть одна. Я сказал: «Я хочу выписать свой собственный чек, к лучшему или к худшему».

Вольфганг Пак:

Так получилось, что в 1981 году я нашел это место на Сансет, и мы построили ресторан. И поскольку я не хотел быть шеф-поваром в задней части дома, мы построили кухню, по сути, посреди ресторана. Итак, все увидели поваров, и вдруг повара оказались в центре внимания.Мы были как на сцене, и людям это нравилось. Ресторана с белой скатертью и открытой кухней в то время не было. И это изменило то, как люди строили рестораны. Сейчас нет ресторана, в котором не было бы открытой кухни. Люди хотят продемонстрировать своих поваров. И я думаю, что это действительно началось с того, что повара стали главной достопримечательностью ресторана.

Вольфганг Пак:

И, к сожалению, в каком-то смысле это уменьшило количество людей, которые были впереди. И я всегда говорил, что они так же важны. Потому что, если они не приветствуют вас должным образом, если они не милы, они не заставят вас чувствовать себя хорошо, независимо от того, насколько хорошо я готовлю, это нехорошо. Но я думаю, что до этого повара были настолько вне поля зрения, что никто, кроме нескольких парней во Франции и еще нескольких. Но в Америке, может быть, был Андре Солтнер, который был известен, и еще несколько человек, но, может быть, все еще в Америке. Так что я думаю, что когда мы начали эту эволюцию в Spago с открытой кухней, это полностью изменило статус всех поваров.

Джош Копель:

В прошлом ты много раз говорил, что не мог себе представить такого успеха, которого достиг, но ты также не кажешься мне человеком с недостатком воображения. И поэтому мне любопытно, как такие парни, как Шеп Гордон, повлияли на то, что вы считали возможным для себя? Кто помог вам мечтать о большем?

Вольфганг Пак:

Я всегда мечтаю о большем. Если вы иммигрант, вы должны быть очень позитивны. Если вы увлечены тем, что делаете, у вас все получится.Потому что вы просто будете проводить так много часов, делая это, и размышляя, когда вы в отъезде, думая, когда вы дома, читаете книги. В то время не было ни телевизора, ни пищевого телевидения, ни онлайна, ни Wi-Fi, ничего. А вот с младшими проще.

Вольфганг Пак:

Но для меня страстью всегда была еда. А потом страсть стала еще и гостеприимством. Поэтому, когда я открыл свой первый ресторан Spago на закате в 1982 году, то есть почти 40 лет назад за два месяца, я думаю, что это изменило меня.И тогда у нас было так много людей с предложениями отовсюду. Я помню шесть месяцев после дебюта… И Spago был занят как сумасшедший, это был мгновенный успех. Я не мог бы написать лучшую историю об успехе, чем этот ресторан. Помню, пришли японцы и сказали: «Мы хотим, чтобы вы открыли Spago в Токио». Я сказал: «Я едва могу управлять одним рестораном, я не хочу открываться в Токио». А через несколько месяцев они вернулись с планами, планировкой кухни, всем, что было у меня в Spago здесь, в Голливуде.И они сказали: «Мы откроем Spago с тобой или без тебя». Поэтому я сказал: «Хорошо, давай откроем его вместе со мной». Итак, мы отправились в путешествие по Японии.

Вольфганг Пак:

Итак, некоторые из наших основных сотрудников в Спаго, Голливуд, переехали в Японию, провели много времени там, в Японии. И это стало успешным. А потом кто-то из других пришел с предложением и сказал: «У нас есть это помещение в Санта-Монике». И я пытался избавиться от них. Я сказал: «Я так занят. Я не хочу открывать еще один ресторан.И они хотели Спаго. Тогда я сказал: «Знаешь что? Я больше не делаю Spago. С этого момента я собираюсь есть китайскую еду», чтобы избавиться от них. Я сказал: «Если они услышат от меня китайскую еду, они скажут: «О, забудь об этом». Это не сработает ». И парень просто сказал: «Хорошо, я знаю, если ты собираешься это сделать, это будет хорошо и будет восхитительно».

Вольфганг Пак:

Так что я оказался с партнером, который был не очень хорошим парнем и которого я мог бы выкупить позже.Но мы открыли Chinois On Main, тоже с открытой кухней, даже с прилавком, где люди могли смотреть, как мы готовим и едим за прилавком. Так он стал первым фьюжн-рестораном. Так что я понятия не имел, на самом деле, о приготовлении японской еды. Но должен вам сказать, в то время я не умел готовить жареный рис. Но я нанял несколько хороших людей, несколько китайских поваров, чтобы работать с ними потом, потому что я не был традиционалистом. Поэтому я сказал: «Я сделаю это по-своему. А я буду жареную говядину с брокколи.Я собираюсь приготовить маринованный нью-йоркский стейк с китайским соусом, добавить сливочное масло, чтобы оно стало гуще, и все такое. Это было очень вкусно. И я думаю, что он стал супер успешным. И он все еще открыт сейчас, спустя 38 лет.

Джош Копель:

Я полагаю, что в те первые дни, назовем это первыми пятью годами существования Spago, она должна была быть для вас чем-то вроде ускоренной бизнес-школы.

Вольфганг Пак:

Всего.А когда я ушел из дома, я был учеником и зарабатывал 50 долларов в месяц. Моя мама сказала… Потому что я сказал: «Я больше никогда не вернусь домой. И я больше никогда не буду просить денег». И моя мать была действительно мила, но мой отчим. Поэтому она сказала: «Не волнуйся, пока ты зарабатываешь больше, чем тратишь, с тобой все будет в порядке». И это стояло у меня в голове. Когда я открыл Spago, я сказал: «Знаешь что? Я должен быть осторожен, чтобы не тратить больше, чем зарабатываю».

Вольфганг Пак:

Итак, когда пришла зарплата, я помню, как сидел на калькуляторе и подсчитывал всем зарплату.И я потел над тем же самым. Когда нужно было оплатить счета за спиртное или за еду, я так нервничал. Я сказал: «Надеюсь, у нас есть деньги в банке и все такое». Даже у меня был бухгалтер, но я так нервничал из-за денег, которые тратил. А затем, в конце концов, мы добились такого успеха, что через полтора года я вернул всем инвесторам все вложенные ими деньги. Итак, мы начали с 550 000 долларов, но все равно это были большие деньги. в 82 году.

Джош Копель:

Ах да.Когда я оглядываюсь назад на свою карьеру, я вижу очень четкие переломные моменты, сделанный мной выбор, который изменил траекторию моей жизни. Если бы я принял другое решение, моя жизнь сложилась бы совсем по-другому. И мне любопытно узнать, когда вы оглядываетесь назад на свою карьеру, какие важные решения вы приняли, которые навсегда изменили вашу жизнь?

Вольфганг Пак:

Решение, которое я принял, уехав, когда мне было 14, решение, которое я принял, переехав во Францию.И после полутора лет, когда я не вернулся в Австрию, а решил работать в трехзвездочном ресторане, я думаю, что это был, вероятно, самый большой поворотный момент в моей карьере. Когда я уехал, вместо того, чтобы вернуться домой в Австрию, где у меня была милая подружка, маленький отель на берегу озера и все такое, я сказал: «Нет. Я собираюсь пойти в этот ресторан», потому что я узнал, что есть двух- и трехзвездочные рестораны. Ресторан, в котором я работал, имел только одну звезду. Так что это действительно изменило мою жизнь, потому что я думаю, что сегодня молодые люди, если они смогут найти свою страсть, кроме того, если они смогут найти наставника, я думаю, что они могут двигаться вперед довольно быстро.И вы можете представить, каким может быть мир, какие могут быть возможности.

Вольфганг Пак:

Итак, два с половиной года, проведенные с Раймоном Тюилье в L’Oustau in Baumanière, полностью изменили мою жизнь. А потом я поехал в Лос-Анджелес. Я мог бы оказаться в Канзас-Сити, или в Топике, штат Канзас, или где-то в этом роде, где средства массовой информации не такие большие. Мог ли я добиться успеха в этом городе? Да, но на национальном или международном уровне, может быть, не так сильно.

Вольфганг Пак:

Я думаю, что в жизни люди чаще принимают правильные решения, чем плохие.И это как в бейсболе, если вы забьете 330, вы станете одним из лучших игроков в лиге. И я думаю, что все мы делаем ошибки. И я думаю, что для меня ошибки не являются проблемой. Вы должны признать это и сказать: «Знаете что? Я обосрался, и всё. Я продолжаю свою жизнь. И в следующий раз я буду осторожнее, чтобы не делать то же самое». Я думаю, что только люди, которые ничего не делают, не делают ошибок. И я думаю, что один из важных моментов — учиться на ошибках. И продолжайте быть любопытными и продолжайте учиться.И для меня это действительно моя жизнь. Я люблю учиться. Я люблю делать новые вещи. Я люблю видеть новые вещи. Так что это действительно важная часть.

Джош Копель:

Поговорим об ошибках. Я слышал, как вы процитировали: «Ты можешь быть не хуже меня, если совершишь столько же ошибок, сколько и я». И я нашел это супер вдохновляющим. И для всех других шеф-поваров, владельцев ресторанов и операторов, которые слушают: какие ошибки вы совершили, которых, как вы надеетесь, они избегут?

Вольфганг Пак:

Я сделал много ошибок, но я не ходил в бизнес-школу, я не ходил в среднюю школу, так что это был мой способ обучения.Помню, когда я открыл Eureka, которая была пивоварней и рестораном, я подумал, что у меня есть отличная идея сделать современный ресторан с пивоварней. А в то время, в 1990 или около того, в 1989 году микропивоварен было немного. Там были Сэм Адамс и [неразборчиво 00:16:21] и, может быть, еще несколько человек, но у них не было ресторана. Так что я хотел сделать что-то вроде нашего города в Австрии, где была пивоварня и ресторан. Я привез немецкого производителя колбас из Мюнхена, чтобы он делал вайсвурст, колбасу и все такое прочее.И у меня было некоторое китайское влияние, потому что в Китае пьют пиво. И то же самое, мы сделали некоторые мексиканские влияния, потому что у них также есть cerveza, которую они любили. Итак, я сделал этот ресторан, но у меня был плохой бизнес-план.

Вольфганг Пак:

Случилось так, что мы профинансировали пивоварню на 100% вместе с производителем оборудования. А то пиво, мой пивовар, пиво не пастеризовал. Итак, мы должны были продавать миллион ящиков пива в год, а продали, может быть, 30 000.Итак, у нас было все это замечательное оборудование для пивоварения, но мы не могли продавать пиво, потому что оно портилось в бочках. Так что это действительно была катастрофа.

Вольфганг Пак:

Но все это было одной компанией, ресторан и пивоварня были одним целым. Так что нам пришлось закрыть его, потому что у нас закончились деньги. И я мог владеть только 10% сверх этого из-за закона о связанном доме. Так что это было действительно безумие. Поэтому я сказал: «Я ухожу [неразборчиво 00:17:33], и я могу владеть только 10%.«Я думаю, оглядываясь назад, я бы заключил лучшую сделку, чем эта. Я бы отделил ресторан. Я помню ресторан 1990 года, думаю, он стоил около 5 миллионов долларов. И я до сих пор помню, что это было очень весело. Мы устроили вечеринку по случаю дня рождения Шона Коннери. Ему понравилось, потому что он из Шотландии, там пьют пиво и сосиски и так далее. Так что ресторан был очень успешным, но пивоварня нас подвела. Итак, мы заработали в ресторане 500 000 долларов, а затем пивоварня потеряла более миллиона.

Вольфганг Пак:

Итак, через два года мы настолько застряли в такой плохой стадии, что я не хотел просить инвесторов вкладывать больше денег, если только я не смогу избавиться от своих партнеров из пивоварни.И они не хотели уходить. Поэтому единственный способ заставить их уйти — объявить себя банкротом. Тогда я сказал: «Знаешь что? Я выхожу отсюда. Я собираюсь закрыть ресторан. Вот и все.» И это был самый грустный день в моей жизни, потому что мне пришлось сказать, может быть, 80 сотрудникам, что через две недели мы собираемся закрыться. Так что это было очень трудно. И это был отличный опыт обучения.

Вольфганг Пак:

И еще один способ, в какой-то момент, лет 30 назад или около того, я сделал несколько кафе.А еще у меня был парень, который учился в Гарвардской школе бизнеса. Он говорит: «Единственный способ зарабатывать деньги — это продавать рестораны по франшизе». Так что мы начали продавать их по франшизе, но люди просто хотели жить за счет моего имени, и никто не следил за качеством. Так что у нас были рестораны в Нью-Джерси, в Атланте, в Нэшвилле, на Мауи, повсюду. Я помню, как мой друг, который раньше вел CNN в Атланте, позвонил мне и сказал: «Вольфганг, я люблю ходить в твой ресторан, но последний месяц или около того, последние два месяца, каждый раз, когда я прихожу, еда не то же самое.Так что я запаниковал. Я сказал: «Что вы имеете в виду?»

Вольфганг Пак:

Так что я взял ночной рейс, поехал туда. У них был уборщик или, может быть, помощник в ресторане. Я заглянул в холодильник и увидел куриный салат по-китайски, нарезанный, наверное, неделю назад. И все это было коричневым по краям. И у них там были ребра. Я сказал: «Какого черта ребрышки делают в нашем ресторане?» И чтобы я мог видеть… Я ходил в холодильнике. Я сказал: «Неудивительно, что мой друг позвонил мне.Хлеб был недельной давности и черствый для бутербродов. Так что на качество им было наплевать. Тогда я сказал: «Хорошо, я собираюсь выкупить его и не иметь этого франчайзингового бизнеса».

Вольфганг Пак:

Итак, я пробовал много разных вещей, и некоторые из них работали лучше, чем другие. Я помню, как однажды я занялся продажей запчастей и музыкальных групп. Это не сработало в начале. Я пошел в QVC и не мог продавать, я вообще не знал, как продавать.Итак, у меня остались запасы на 500 000 долларов, и мы пошли в HSN, там это имело огромный успех. Поэтому в начале я подумал: «Я собираюсь отказаться от этого. После трех-четырех раз я сдамся». И вот я делаю это уже 20 лет.

Джош Копель:

Я хочу поговорить о страхе, потому что ранее вы упомянули, что в прошлом боялись быть прямолинейными. Но страх проходит через всю вашу карьеру, и я думаю, потому что у вас действительно интересный взгляд на него.Есть цитата, которая, я думаю, найдет отклик у вас, а именно: «Страх указывает нам правильное направление. И страх — не враг, боязнь — враг». Можете ли вы рассказать мне о том, как страх повлиял на вашу жизнь и вашу карьеру?

Вольфганг Пак:

Есть страх и неуверенность. Быть неуверенным в себе тоже не плохо. Бояться неудачи — это неплохо, потому что это заставляет вас работать усерднее. Это заставляет вас больше думать и лучше осознавать то, что вы делаете.И я думаю, что для меня, страха и бессонных ночей перед открытием ресторана, я думаю, это из-за страха потерпеть неудачу. Так что я думаю то же самое, что вы всегда неуверенны, потому что вы всегда можете добиться большего. Вы всегда думаете, может быть, «это достаточно хорошо?» Так что для меня рисковать, быть предпринимателем — это часть жизни. Но также это часть волнения. Это часть адреналина в вашем теле, чтобы делать новые вещи и не быть на 100% уверенным, что это произойдет.

Вольфганг Пак:

Я уверен, если вы бейсболист или баскетболист, даже если вы действительно хороши, вы часто думаете, что хотите пробить штрафной бросок.Лучший в мире, пропусти штрафной бросок. Вы скажете: «Как они могут пропустить штрафной? Они делают это в течение 20 лет. Каждый день они бросают по тысяче мячей и все равно промахиваются». И иногда это заканчивается поражением. Но, как говорили японцы: «Семь раз упал, восемь раз встал».

Джош Копель:

Спаго приближается к 40 годам, вы уже упоминали об этом. И мне любопытно узнать, ваша репутация огромна, но этого также недостаточно, чтобы ресторан оставался открытым в течение 38 лет, особенно на конкурентном рынке.Как оставаться актуальным, когда вкус и культура меняются с годами?

Вольфганг Пак:

Что ж, постоянные изменения — важная часть. Рестораны должны иметь эволюцию. Если вы останетесь на том же месте, где были в начале, вы не добьетесь успеха в долгосрочной перспективе. Так что вы должны измениться. И я говорю людям: «Когда вам было пять лет, вы не носили ту же одежду. Вы не ели то же, наверное, что и сейчас. Так же и с ресторанами.Так что мы должны измениться. Иногда внешний вид важен и меняет весь декор ресторана. Но всегда, я думаю, это прекрасный баланс между традициями и инновациями. Так что, если вы можете это понять, вы должны осчастливить людей, которые приходят в ваш ресторан за особым блюдом, например, китайским. Если я сниму лобстера или баранью отбивную, люди будут ругать меня и говорить: «Ты что, дурак? Вы с ума сошли? Ты забираешь мои любимые блюда».

Вольфганг Пак:

И я помню, как однажды в Шинуа, много лет назад, мы готовили сашими в темпуре, это было действительно хорошо, но я приготовил очень насыщенный соус из морского ежа, соус из шампанского из морского ежа с небольшим количеством васаби.Так было премиального, действительно вкусного, но очень богатого. И однажды, не знаю почему, я сказал: «Я хочу сделать более легкий соус». Так что я сделал что-то вроде соуса с помидорами, имбирем, чесноком, луком и прочим. Я могу тогда приготовить это, чтобы оно было легче, конечно.

Вольфганг Пак:

И тут в ресторан приходит посетитель, заказывает сашими в темпуре. Он ехал с часа езды. Он посмотрел на это и сказал: «Что это за чертовщина?» А потом он позвал меня и сказал: «Что ты сделал с моим темпура сашими?» Он назвал это своим темпура сашими.Я сказал: «Что вы имеете в виду?» Он сказал: «Да, это не то же самое. Мне это даже сейчас не нравится». И я сказал: «Ну, я устал делать одно и то же все время». И он просто посмотрел на меня и сказал: «Знаешь что? Если мне не надоело его есть, то и вам не надоест его готовить». И я сказал: «Знаешь? У вас есть точка.»

Джош Копель:

Это невероятно. В прошлом вы говорили, что сначала фокусируетесь на продукте, а затем на деньгах, и это, очевидно, стало для вас рецептом успеха.Но по моему опыту, отличные рестораны закрываются каждый день. У них потрясающая еда. У них потрясающий сервис. И почему-то просто не работает. И поэтому мне любопытно узнать, поскольку вы продолжаете открывать больше ресторанов, есть ли формула успеха? Как вы смотрите на возможность и понимаете: «Это отличная возможность. Это хорошо сработает»?

Вольфганг Пак:

Что ж, мы должны подарить нашему покупателю опыт. Это то, как мы заставляем их чувствовать, а не то, как мы им служим или что-то в этом роде.Если они чувствуют себя хорошо, тратя свои деньги в ресторане, и мы заставляем их чувствовать себя хорошо, и они чувствуют себя действительно хорошо и говорят: «Вау, это отличное место. Они действительно внимательны. Их обслуживание было отличным. Их еда была вкусной». И они говорили: «Ты чувствуешь себя хорошо, тратя свои деньги». Неважно, 12 долларов или 120 долларов, если тебе нехорошо, если деньги потрачены и к тебе относятся не так, как надо. Вот так мы заставляем гостей чувствовать себя. Какой опыт мы должны дать им? Я думаю, что это действительно, для меня, самое главное.И у нас так много клиентов, которые сейчас стареют, очевидно, потому что они со мной уже 40 лет. Они управляли голливудскими студиями, были крупными продюсерами или крупными актерами или кем-то еще. И сейчас они выходят очень мало, за 30 лет.

Вольфганг Пак:

Но нам всегда приходится заново изобретать себя, меняться, чтобы таким образом всегда можно было привлечь и более молодую клиентскую базу. Потому что мы всегда хотим получить новых клиентов. В противном случае вы вымрете, и именно это произошло с большинством ресторанов.Они настолько сосредоточены на своем клиенте, что вместо того, чтобы думать: «Кого еще мы можем пригласить в наш ресторан?» Так что это важная часть. И в наши дни со всеми этими различными вещами в социальных сетях и так далее, если бы мы полностью держались подальше от этого, это было бы нехорошо. Потому что молодым людям все равно, что они пишут в своей Los Angeles Times. Они не читают Los Angeles Times, как это делал я 40, 30 или 20 лет назад. Но социальные сети стали большой частью.Поэтому я думаю, что мы должны знать об этом.

Вольфганг Пак:

И одна из замечательных вещей и самая большая удача для меня в том, что теперь у меня есть мой сын Байрон, который работает со мной и управляет нашим рестораном Меруа на бульваре Сансет. Он всегда рассказывает мне, что нового, что они делают, когда выходят куда-нибудь, куда ходят поесть. Что, даже будучи 26-летним, и он только что сказал мне, он вернулся из Мексики, из Кабо, и говорит: «Мы пошли в один ресторан, и это было потрясающее дегустационное меню со всей новой мексиканской едой в стиле.И он сказал, что ему это просто понравилось. И он сказал мне: «Ты должен пойти туда». Я говорю: «Ну, а почему бы нам не пригласить повара и не пригласить его сюда? Так будет еще веселее».

Джош Копель:

Это невероятно. Я думаю, что социальные сети невероятно важны, но ваша карьера предшествует социальным сетям. И я думаю, что для многих владельцев ресторанов, операторов и шеф-поваров маркетинг всегда считался чем-то необязательным. По крайней мере, последнее в списке.Но не для вас. Ты всегда был непревзойденным маркетологом. Вы всегда выставляли себя напоказ, в первую очередь выставляли напоказ свои бренды. И мне любопытно узнать, что послужило для этого вдохновением? Потому что в то время вы не могли вытащить это из индустрии, потому что больше никто этим не занимался. Так откуда же пришло это вдохновение?

Вольфганг Пак:

Помнишь, я сказал, что работал в Бауманиере. Раймон Тюилье, владелец и шеф-повар, заходил в столовую и возвращался.Он ходил в столовую и приводил Элизабет Тейлор, которая в то время была такой красивой. И все мы, молодые повара, были там: «Боже мой, посмотри на эту женщину». Поэтому я сказал: «Я видел это». А потом, я не знаю, как так вышло, как моя личность вышла здороваться со всеми клиентами и переходить от стола к столу. Помню, в начале, когда я открыл Spago, я просто зашел поздороваться с людьми. А люди, которых я знала, были вообще знамениты. Я помню, как Ирвин Винклер пришел со Слаем Сталлоне.Я помню, как пришел Клинт Иствуд с другими людьми, которых я знал. Поэтому я подошел и поздоровался с ними. И только тем людям, которых я знал, а других не признавал. И кто-то написал мне гадкое письмо и говорит: «Ты что, звездочет? Ты здороваешься только с Клинтом Иствудом. А кто мы? Мы платим теми же деньгами».

Вольфганг Пак:

И я написал им письмо с извинениями и пригласил их обратно в ресторан. И я сказал: «Знаешь что? Из-за вас я изменю свой способ приветствия клиента.«Итак, я помню, что в CUT произошло одно замечательное событие, когда мы открыли CUT в Беверли-Хиллз. Итак, у нас за одним столом были Том Круз и Дэвид Бекхэм, он играл здесь, в Лос-Анджелесе. И я вошел в ресторан, и метрдотель сказал: «Том Круз там с Дэвидом Бекхэмом». А я люблю футбол и все такое. Но раньше я ходил здороваться с каждым столиком. И последний стол, к которому я подошел, был за столом Тома Круза. И он сказал: «Почему вы не садитесь с нами?» Потому что я говорил Дэвиду: «Я так счастлив за футбольную команду.И вот, я сидел с ними. А затем многие люди действительно увидели это и сказали: «Боже, мы чувствовали себя действительно важными, потому что ты пришел к нам и поздоровался с нами, прежде чем ты пошел к суперзвездам».

Джош Копель:

Видеть возможность там, где другие ее не видят, – это общая черта вашей жизни. В 2008 году, когда экономика была в унитазе, как и наша промышленность, вы увидели возможность расширения на международном уровне. И вы сделали это с огромным успехом. Какие возможности вы видите для себя и для отрасли после пандемии?

Вольфганг Пак:

Что ж, я думаю, мы многому научились во время пандемии.Потому что я думаю, что мы стали лучшими операторами, потому что просто не смогли найти достаточно сотрудников. До того, как мы все немного растолстели и сказали: «Хорошо, еще один помощник, еще один, еще один, все в порядке. Еще один менеджер, еще один помощник менеджера. И в то время у нас было не так много людей, когда мы вышли. Многие люди получили свои деньги PPP. Поэтому они сказали: «О, знаете что? Я получаю 350 долларов по безработице от штата, — и я не знаю сколько, — 600 долларов от федерального правительства, так что я зарабатываю почти 1000 долларов.И я делаю несколько подработок на стороне». Некоторые готовят для некоторых домов или некоторых богатых людей, которым нужен повар, несколько раз в неделю. И они не хотели возвращаться на работу, потому что для них это был лучший образ жизни.

Вольфганг Пак:

Но теперь, я думаю, все изменилось, потому что федеральное правительство больше не раздает бесплатные деньги. Людям придется начать платить за аренду и так далее. Так что все это сильно изменилось. И я думаю, что теперь мы научились делать лучше.Так что иногда просто делать такой большой объем — не выход, особенно для роскошного ресторана. Так что я думаю, что мы должны подумать, кто мы есть, поэтому мы должны действительно решить, кем мы хотим быть. Хотим ли мы быть фабрикой по производству денег и сжигания? Или мы действительно хотим позаботиться о наших гостях? И я верю, что если мы позаботимся о наших гостях и сделаем их счастливыми, то, уходя, они скажут: «Мне не терпится вернуться». Мы останемся успешными, когда я уйду, а мой сын или его дети займут место.

Джош Копель:

Я хочу поговорить о Байроне минутку, ты не против?

Вольфганг Пак:

Конечно.

Джош Копель:

Когда вы смотрите на его будущее и его будущее в сфере гостеприимства, что вы ему желаете? Каким частям вашей жизни вы надеетесь, что он будет подражать? И каких частей, вы надеетесь, он избегает?

Вольфганг Пак:

Ну, я действительно думаю, что было бы здорово, если бы он использовал мои знания в качестве основы, а затем продолжал экспериментировать и делать что-то по-своему. Потому что он рано или поздно должен стать собственной личностью, а результат должен быть один.Чем мы порадуем наших гостей? Как мы собираемся дать им отличный опыт? Однако он сделает это, может быть, немного иначе для меня. Но я думаю, в конце концов, результат должен быть таким же. И он только что открыл свой первый ресторан под названием Merois, который является азиатским рестораном, следующим изданием Chinois. И я считаю, что это очень удачно. Он заработал деньги после двух месяцев открытия. Так что это было действительно хорошо, в финансовом отношении, но и еда была действительно хорошей. И я думаю, знаете что? Я уже сказал ему: «Тебе нужно найти хорошего помощника, который сможет занять место через шесть месяцев.

Вольфганг Пак:

Потом я отправлю его в Австрию, в Вену, на три месяца готовить в ресторане одного из моих друзей, это действительно отличный ресторан под названием [Ширак 00:33:06]. А потом я собираюсь отправить его на три месяца в Боманьер, тоже там готовить, что было моей большой ступенькой. Поэтому я думаю, что хочу, чтобы он тоже знал историю, как это произошло, с чего все началось. И я хотел отправить его туда, где есть потрясающие инновации.

Вольфганг Пак:

Когда я учился в Гарвардской школе бизнеса, а Гарвардская школа бизнеса занимается тематическими исследованиями. Профессор Гройсберг изучил меня. И он начал все это с нашим инновационным рестораном под названием Rogue. У нас была эта тестовая кухня, или мы называли ее Rogue. А там у вас было 16 блюд, и каждые две недели мы меняли меню. Поэтому сложно все изменить, сделать интересным. У меня были повара со всех концов, из разных ресторанов.У меня было два повара-резидента, которые были потрясающими. Когда они приступили к изучению моего примера, он подумал, что это самая важная часть — поддерживать инновации. И я думаю, действительно, когда вы смотрите на жизнь, инновации, в конце концов, окупаются.

Джош Копель:

Я уверен, что если Байрон или кто-то из других ваших детей решит нести ваш факел вперед, они будут беспокоиться о том, чтобы сделать неправильный выбор, или навредить вашей компании, или навредить вашему наследию. И я бы предположил, что единственный способ избежать этого — это действительно четко определить успех для них в ваших глазах.И мне любопытно узнать, вы это сделали? И если да, то как для них выглядит успех в ваших глазах?

Вольфганг Пак:

Да, я действительно считаю, что они не должны бояться ошибаться. Они не должны думать, что все будет идеально. Что касается меня, то даже сегодня я все еще чувствую себя неуверенно в своих действиях. Поэтому неуверенность заставляет вас работать усерднее. Неуверенность заставляет вас делать больше вещей. И многие меня спрашивают: «Вольфганг, почему ты до сих пор в ресторане? Сейчас 10 часов ночи.Почему ты не дома, не смотришь телевизор и не с семьей?» Я сказал: «Потому что я люблю их». Так что я люблю то, что я делаю.

Вольфганг Пак:

Так что я просто надеюсь, что Байрон, или, может быть, Александр, или Оливер сделают то же самое. Теперь у меня есть старший сын, он любит готовить, но он только что получил докторскую степень, так что он собирается стать профессором. Так что я не думаю, что он будет с нами в ресторане, но, может быть, кто знает. Так что я думаю, пока они находят свою страсть, пока они готовы учиться, пока их уши, глаза и рот готовы экспериментировать с новыми вещами и слушать.И я всегда им говорю: «Знаете что? Если вы говорите, вы говорите о том, что уже знаете. Если вы послушаете, вы можете узнать что-то новое». И я думаю, что то же самое относится и к инновациям. Давай попробуем что-нибудь новое. Давайте постоянно улучшать.

Джош Копель:

Это отраслевой подкаст, и в конце каждого эпизода мне нравится давать гостям возможность напрямую обратиться к аудитории. Тысячи владельцев ресторанов и операторов слушают.Есть ли у вас какие-либо советы или слова поддержки?

Вольфганг Пак:

Что ж, я действительно думаю, что все, кто работает в ресторанной индустрии, особенно в высококлассной ресторанной индустрии, должны прислушиваться к клиентам. И просто помните, еда важна, но самое главное то, как вы заставляете своих гостей чувствовать себя. Так что подумайте, как дать людям новый опыт, отличный от вашего соседа. Так люди всегда будут возвращаться. И я думаю, для меня, я слушаю молодых людей.Я слушаю, что они думают, как они выходят на ужин. Мой сын не любит ходить в модный ресторан, где вы получаете закуску и основное блюдо. Он думает, что это слишком скучно. С его друзьями они ходят из одного места в другое, а потом, может быть, идут в хорошее место и едят основное блюдо или что-то в этом роде. А между тем у них уже есть три коктейля и пять закусок. И я говорю: «Это действительно интересно». Поэтому мы должны понять, что мы делаем молодежь счастливой, а наших постоянных клиентов счастливыми.И я думаю, что это единственный способ — сохранить традиции и инновации, смешанные вместе, чтобы добиться успеха в долгосрочной перспективе.

Джош Копель:

Это Вольфганг Пак. Чтобы узнать больше о шеф-поваре, посетите сайт Wolfgangpuck.com.

Джош Копель:

Если вы хотите рассказать нам свою историю, послушать предыдущие выпуски или ознакомиться с другим нашим контентом, перейдите на страницу restaurant.yelp.com/fullcomp. Большое спасибо за прослушивание шоу. Вы можете подписаться везде, где получаете свои подкасты.Пока вы там, пожалуйста, оставьте нам отзыв. Особая благодарность Yelp за помощь в распространении информации среди всего гостиничного сообщества. Я Джош Копель. Вы слушали Full Comp .

одна хорошая революция заслуживает другой

Резюме

К учрежденной Премии Декарта за исследования присоединяется Премия Декарта за научное общение. Послание — без коммуникации прогресса нет

Рене Декарт (1596–1650; ) — одна из самых влиятельных фигур в истории западной философии, и его работы поставили Европу на новый путь с точки зрения научной мысли и методологии.Революционный мыслитель, сочетавший философию с интересом к физике и физиологии и необычайным даром к математике, он первым решительно порвал с Аристотелем и средневековыми схоластическими традициями. С его концепцией «гиперболического сомнения» — преувеличенного сомнения во всем, кроме того, что может быть однозначно доказано, — он утверждал, что мы не можем доверять ни верованиям и мнениям, ни нашим чувствам при объяснении окружающего нас мира. Предположительно, именно благодаря этим достижениям Европейская комиссия (ЕК) выбрала его имя для престижной научной премии, впервые присужденной в 2000 году.

Портрет Рене Декарта работы Себастьяна Бурдона, ок. . 1640–1670 гг. © Archivo Iconofragico S.A./CORBIS

Европейцы обычно любят прославлять свои старые добрые ценности, но дух времени науки в Европе движется вперед. Как Декарт в свое время совершил революцию, так и современная наука готова к другой. Как долго у ученых будет возможность работать вдали от общественного контроля? После революции быть ученым будет означать «изучать и распространять науку», и к обоим будут применяться одинаковые стандарты.Расширение премии Декарта для решения проблемы научного общения — это только начало (см. врезку). Как прокомментировал Питер Чермели, один из пяти победителей, из Университета Земмельвайса, Венгрия, «Научная коммуникация — это не миссия; это необходимость». Он и другие четыре лауреата этой новой категории были отмечены в декабре 2004 года на церемонии в Праге в Чешской Республике.

Лауреаты первой премии Декарта в области научной коммуникации

  • Винсент Лами, французский телепродюсер, в категории Научная теле/радиопрограмма за серию детских программ о науке под названием «C’est pas sorcier» (Это не магия).

  • Игнаас Верпоэст из Католического университета Лувена, Бельгия, в категории Инновационная деятельность в области научной коммуникации за передвижную выставку композитных материалов под названием «Композиты в турне».

  • Петер Чермели из Университета Земмельвайса, Венгрия, в категории Инновационная деятельность в области научной коммуникации за его международную «Сеть молодежного мастерства».

  • Сэр Дэвид Аттенборо, британский телеведущий в области естествознания, в категории Профессиональные ученые, занимающиеся научным общением с общественностью за свои документальные фильмы.

  • Вольфганг Хекль из Университета Людвига-Максимилиана в Мюнхене и главный представитель Немецкого центра наноаналитики в Мюнхене в категории Профессиональные ученые, занимающиеся научными связями с общественностью за его коммуникационную работу в области нанотехнологий.

Двадцать первый век называют «веком биологии»; это могло обеспокоить Декарта, чей идеализированный взгляд на науку заключался в стремлении выявить «несомненные» факты и установить неопровержимую основу для рассуждений.Вместо этого, по мере того как ученые задают все более сложные вопросы о человечестве и окружающем их мире природы, общественность все чаще рассматривает науку как источник неопределенности, а иногда и тревожно неточных и временных моделей. После Декарта неопределенность нашла отражение в так называемых точных науках, как известно любому, кто пытался одновременно измерить энергию и положение субатомной частицы. Но это не помешало развитию физики элементарных частиц. Тем больше у нас причин продолжать ценить научную любознательность и тем больше необходимо доводить до сведения общественности ее непредсказуемый характер и зачастую впечатляющие преимущества.

К сожалению, растущий голод экономик на технологических инновациях и нетерпение инвесторов слишком часто приводят к тому, что научное любопытство заворачивается в предложения возможных применений, особенно если исследования должны финансироваться за счет европейских денег. Поэтому для поборников фундаментальных исследований стало освежающим сюрпризом то, что лауреаты Премии Декарта за исследования 2004 года были учеными, работавшими исключительно из любопытства. Это были Андерс Карлссон из Королевского технологического института в Стокгольме, Швеция, чья сеть Европейского союза (ЕС) исследует информационные свойства квантово-запутанных фотонов; и Говард Джейкобс из Университета Тампере, Финляндия, чья команда изучает то, как функции и дисфункции митохондрий контролируются митохондриальными и ядерными генами, и их влияние на клеточное старение.

Используя свою речь о награждении с максимальной выгодой, Джейкобс подчеркнул странный способ проведения исследований, основанных на любопытстве: «Исследования не проводятся в соответствии с дорожной картой», — сказал он. «Существующая карта маршрутов составляется ежедневно на основе отрывочной информации. Это не похоже на сборку автомобиля по чертежу; это творческий хаос, когда одна ночь мозгового штурма за пинтой пива может привести к прорыву с такой же вероятностью, как и 10–15 лет кропотливых исследований в лаборатории». Возможно, он действительно имел в виду «одну ночь», потому что при сокращении сроков финансирования две ночи были бы роскошью.Декарт в свое время мог позволить себе роскошь безвременья, но мышление дешево по сравнению с молекулярной биологией, и конкуренции тогда было немного.

… быть ученым будет означать «изучать и распространять науку», и к обоим

будут применяться одинаковые стандарты Чтобы снова сделать европейскую науку силой, с которой нужно считаться перед лицом растущей международной конкуренции, три изменения По словам Джейкобса, в исследовательской стратегии срочно необходимы: совершенство как единственный критерий финансирования, свобода от давления с целью получения ощутимых результатов и более широкое научное сотрудничество со странами за пределами Европы.И теперь время пришло, сказал он: «Поскольку некоторые научные центры, такие как США, находятся на шаткой почве, это момент, когда Европе следует воспользоваться возможностью, чтобы посеять и возглавить науку будущего».

Слова Джейкобса находили отклик в ушах официальных лиц ЕС, собравшихся в Пражском Граде на церемонию вручения премии Декарта и торжества — мероприятие, хорошо задуманное ЕС не только для празднования европейских исследований, но и для обсуждения их культуры и будущего. Но куда должна двигаться Европа и куда она движется, могут быть разные вещи.Декарт вполне мог добавить Лиссабонскую декларацию 2000 года — «к 2010 году сделать Европу ведущей мировой экономикой знаний» — к своему списку сомнительных вещей. Общепринятой формулой для достижения этой цели является увеличение расходов на исследования и разработки в ЕС и трудоустройство не менее 500 000 новых ученых и технологов в течение пяти лет.

Хотя многие люди принимают это как истину, эти цифры основаны на предположениях, которые никогда не были полностью оправданы.Конечно, одного лишь факта, что США тратят на исследования и разработки больше и что на душу населения приходится больше ученых, чем в Европе, недостаточно аргумента. Но есть признаки того, что игра с цифрами с США (и Японией) — это не все, что волнует Европу. Ведущие деятели ЕС, отчаянно пытающиеся спасти Лиссабонскую повестку дня, заняли радикальную позицию, о чем было заявлено в октябре прошлого года на встрече, организованной некоммерческой организацией «Друзья Европы» в Брюсселе, Бельгия, и EurActiv, медиа-порталом, посвященным делам ЕС: «Больше никаких сравнений с США».Без сомнения, ЕС не следует слепо следовать за США, но отказаться от сравнений было бы все равно, что выплеснуть вместе с водой и ребенка. Несомненно, есть что-то среднее между застойным консерватизмом и безрассудным экстремизмом: признание места исследований, основанных на любопытстве, в технологическом прогрессе — это один из американских уроков, который ЕС не должен забывать.

… по мере того, как ученые задают все более сложные вопросы о человечестве и окружающем их мире природы, общественность все чаще видит в науке источник неопределенности, а иногда и тревожно неточных и временных моделей

ЕС за то, что оно предпочитает финансирование прикладных исследований фундаментальным исследованиям, но, как отметил Райнер Герольд, директор директората ЕС по науке и обществу, вероятно, в миллионный раз, «ЕС решило финансировать не только прикладные исследования, ограничивается финансированием в основном прикладных исследований государствами-членами ЕС, которые предпочли сами финансировать фундаментальные исследования.Итак, selber schuld (ваша вина) как сказали бы немцы. Возможно, ученые должны были организоваться и лоббировать на национальном уровне, прежде чем это произошло. Но ЕС также мог бы значительно улучшиться просто за счет лучшего использования национальных ресурсов и разнообразия. Следует отдать должное ЕС, который внес значительный вклад в поддержку карьеры молодых ученых и стремится повысить мобильность; это понравилось бы Декарту, который провел восемь лет своей жизни, путешествуя по Европе.

Как бы ни пытались улучшить научную карьеру и финансирование науки с помощью административных мер, нельзя не задаться вопросом, принесет ли хорошая коммуникация исследований столько же, если не больше, в долгосрочной перспективе. В самом деле, всеобщее мнение говорит о том, что сам по себе научный прогресс больше не может осуществляться без общественной поддержки. Вольфганг Хекль, главный представитель Немецкого центра наноаналитики в Мюнхене и один из пяти лауреатов Премии Декарта 2004 года за научную коммуникацию, открыто поддерживает эту точку зрения: «Инновации нуждаются в коммуникации.Для достижения целей Лиссабона нам нужны серьезные усилия в области науки и общества. […] Это может быть успешным только в том случае, если государства будут расти вместе, если будет конвергенция научных дисциплин и образование в области науки будет поставлено в приоритет».

Этими двумя последними вопросами занимался Питер Чермели, который также получил премию EMBO за научную коммуникацию в 2003 году. Чермели через свою быстро растущую международную «Сеть молодежного мастерства» мобилизовал учителей и ученых-наставников для продвижения одаренных студентов в хорошие университеты. местах, давая им возможность работать с исследователями, еще учась в школе.Столь же увлеченный общением, как и исследованиями, он прокомментировал ученых завтрашнего дня: «Сегодня они сидят в старших классах; им нужно испытать открытия и радость в науке». Для молодых людей из самых разных слоев общества «проект представляет собой беспрецедентную возможность преодолеть социальные барьеры; наука становится их домом», — сказал венгерский исследователь.

Многие согласятся, что ученые срочно нуждаются в смене имиджа, но относительно немногие реагируют на этот совет, не говоря уже о том, чтобы занять активную позицию вещь, но ученым потребуется помощь других специалистов.Как прокомментировал сэр Дэвид Аттенборо, знаменитый британский телеведущий в области естествознания и со-лауреат премии Декарта за коммуникацию в категории . Профессиональные ученые, занимающиеся научным общением с общественностью , прокомментировал: «Общество должно прийти к решению по многим научно обоснованным инновациям. Это огромная ответственность, которую несут вещатели и журналисты». И с присущей ему скромностью в отношении своей работы он отметил: «Для того, чтобы привлечь внимание людей к сегодняшним достижениям, требуется большое умение; это потребует навыков каждого вещателя и журналиста; не может быть большей задачи, чем мы […] должны решить, чем это.”

Во времена Декарта научная коммуникация сталкивалась с проблемами, отличными от сегодняшних: не было журналистов, сообщающих о науке, не говоря уже о сенсациях; католическая церковь причинила гораздо больше вреда, чем мог бы причинить любой небрежный комментатор. Сегодня навыки журналистов и их роль в распространении науки должны быть признаны жизненно полезными и использоваться учеными. Как заметил Хекль, «общественность не знала бы [почти] ничего о прорывах в науке, если бы не было журналистов.Янез Поточник, новый комиссар ЕС по исследованиям из Словении, пожалуй, лучше всего сформулировал причину и средство для устранения некоторых ран на стыке науки и общества в Европе: «Информация для общественности не имеет второстепенного значения, она должна быть решается, когда исследование завершено и достигнуты результаты. [Это] должно, должно рассматриваться как один из ключевых элементов любого исследовательского проекта». Многие согласятся, что ученые срочно нуждаются в смене имиджа, но относительно немногие реагируют на этот совет, не говоря уже о том, чтобы занимать активную позицию.Хекль — один из последних, о чем свидетельствует его победивший документальный фильм о нанотехнологиях, в котором он появляется на альпийском лугу в клетчатой ​​рубашке и кожаных штанах, чтобы объяснить, что он окружен миллиардами природных наномашин: «Я был тем, кто сказал: давайте сделаем что-нибудь другое! Обычно ученых изображают в виде белых халатов, разгуливающих по лаборатории с колбой с цветной жидкостью и время от времени заглядывающих в микроскоп. Это отделяет их от остального общества».

Декарт, конечно, мало что сделал для того, чтобы развеять это популярное мнение ученых.Он поддерживал необходимость доведения (своих) новых идей и мыслей до широкой публики, проведя 20 лет, работая отшельником в Голландии и часто меняя место жительства, чтобы сохранить конфиденциальность. Премии Декарта являются чрезвычайно важным символом, потому что они сочетают в себе признание научной деятельности с признанием научной коммуникации. Но был ли Декарт правильным выбором, чтобы предоставить им свое имя, особенно приз за коммуникацию? В Европе нет недостатка в знаменитых ученых, которые могли бы соперничать за эту честь: Антуан Лавуазье (1743–1794), соотечественник Декарта, был добродушным и общительным эрудитом, который также интересовался обществом и экономикой.Джордано Бруно (1548–1600), итальянский философ, путешествовал по сельской местности, сообщая широкой публике, что, вопреки тому, что говорила церковь, Земля вращается вокруг Солнца, а не наоборот. В конце концов, он был сожжен на костре за свои героические попытки донести науку до людей. Александр фон Гумбольдт (1769–1859), немецкий естествоиспытатель и ученый, путешествовал по Южной Америке и Азии и всю оставшуюся жизнь писал и рассказывал о своих открытиях и науке простым людям, а также королю Пруссии.История показывает, за некоторыми исключениями, что европейские ученые в «эпоху просвещения» не только трудились над своими исследованиями, но и широко распространяли их. Кажется, что просветление снова входит в моду.

Самый посещаемый музей Германии изо всех сил пытается завершить ремонт: Physics Today: Vol 72, No 8

Метрики статьи

Просмотры

432

Цитаты

перекрестная ссылка 0

Сеть науки

ИСИ 0

Альтметрика

Обратите внимание: Количество просмотров представляет собой количество просмотров полного текста с декабря 2016 года по настоящее время.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.