Дизайн из мусора: Recycle-дизайн: 10 стильных предметов мебели из мусора

25 Апр

Содержание

Recycle-дизайн: 10 стильных предметов мебели из мусора

Вторичной переработкой занимаются целые отрасли. Заводы сжигают отходы, вырабатывая электричество. Фабрики из макулатуры делают новую бумагу. Горы металлолома превращаются в новые трубы. Мы же предлагаем познакомиться с дизайнерскими проектами, для воплощения которых в жизнь не требуется сложной аппаратуры или конвейера. Все это можно сделать дома, потребуется только желание и немного усердия.


Табуретки из смолы Идея очень простая: эпоксидной смолой нужно залить все, что осталось от техники и электроприборов. Предложил ее дизайнер из Чили Родриго Алонсо. Изготовить такую табуретку проще простого, форма может любая, а уж старые ненужные обломки найдутся всегда.  
Но есть и минусы. Весит такая табуреточка как минимум сто килограммов. Дома такую не поставишь, зато она идеально подойдет для улицы и двора. Еще смущает стоимость изготовления: если мусор достанется бесплатно, то смола довольно дорогая.

 

Элитные обрезки


Известный лондонский дизайнер Рави Хаге предлагает делать мебель из обрезков. Это могут быть как отходы производства, так и просто выброшенные за ненадобностью шкафы и столы. Даже те, что сделана из искусственных материалов: восстанавливать их никто не будет, а утилизировать слишком дорого.  
Идея не самая дешевая в реализации. Это вам не залить смолой форму, тут требуются навыки и усидчивость. Собственно, дизайнер предлагает таким способом делать «эксклюзивные» столы и стулья.
 

Экономия от IKEA


Шведская компания настойчиво проводит политику социально-ориентированного бизнеса и про защиту окружающей среды начала говорить одной из первых. Поэтому появление такого столика в коллекции никого не удивит. Мы оценили гениальность решения: старые бумажные каталоги все равно пойдут на выброс, а так получится небольшой стол.  
На его изготовление ушло всего два каталога IKEA, три банки клея ПВА и немного воды, чтобы размягчить страницы. Внешний вид и эксплуатационные качества настораживают, зато делать такую мебель можно хоть каждую неделю. А если нет каталогов IKEA, подойдут любые прочитанные глянцевые журналы.
 

Тачка на прокачку Два дизайнера, Саша Урбан и Доротея Вирволл, превратили обычную тачку в шезлонг. Выглядит это немного апокалиптично, эдакий «Безумный Макс» в интерьере, зато она довольно практичная. Дизайнеры разработали еще и небольшой столик из фанеры, если захотите почитать книжку или посидеть с ноутбуком.  
Саша Урбан и Доротея Вирволл использовали новую тачку, но можно исполнить такой же трюк со старой. В любом загородном доме такая точно найдется. И еще! Заснувшего в этом кресле можно будет заботливо перевезти в тенек.
 
Пуфик из ветоши Студия дизайна из Стамбула Med Rure подала идею, как можно использовать обрезки ткани. Они придумали вот такие милые пуфики. Помните, в СССР из кусочков ткани тоже шили подушки и одеяла?  
Идея дизайнеров из Стамбула интересна тем, что такие маленькие шарики очень просто сделать. Да и выглядят они симпатично. В качестве наполнителя используется губка, но с таким же успехом подойдет поролон или другой мягкий материал. Для удобства пуфики можно соединить один с другим.  

Кресло из веток


К ротанговой мебели все уже давно привыкли, но польский дизайнер Павел Грунерт придумал новый вариант использования веток тростника или даже колосьев пшеницы. Идеи, предложенные им, сложно реализовать в промышленных масштабах, слишком много ручной работы, но у себя на даче сделать такие кресла по силам каждому.
 

Вся прелесть этой мебели – в практически нулевой себестоимости. Потратиться придется только на проволоку и клей, а выглядит она как настоящее произведение искусства. Впрочем, есть и минусы: материал все же не очень долговечный, хватит его лишь на пару сезонов.   Шезлонг из дверей Не знаете, что делать со старыми межкомнатными дверьми? Итальянские дизайнеры Валентина и Риккардо Сартори предпочитают не выбрасывать их на свалку, а превращать в полки и шезлонги.  
Конструкция поучается, если уж говорить честно, подозрительная. С другой стороны, это интересный способ дать вторую жизнь дверям, которые иначе уйдут на растопку. Дизайнерскую находку итальянцев несложно воспроизвести с помощью пилы, электролобзиков и фурнитуры.  
Вторая жизнь велосипеда
Ненужный велосипед всегда жалко выбросить. Обычно он отправляется на чердак и ждет, пока там не появиться новый «старый» байк. Гилберт Ван ден Хувел из Канады придумал, как дать ему вторую жизнь.  
К месту пришлась не только рама, но велопокрышки. Для изготовления такой мебели потребуется сварочный аппарат, но сейчас, когда в продаже есть недорогие модели, это не большая проблема.
 
Мебель в мебель Как видите, мебель можно делать практические из всего. Дизайнер Йост Гехем считает, что в качестве материала подойдет даже другая мебель. Главное, чтобы под рукой был измельчитель.
 
Подойдет практически все, что можно превратить в опилки. Останется только добавить клей, спрессовать и смоделировать предмет нужной формы. Сам дизайнер с удовольствием измельчает не только старые деревянные кресла, но и шерстяные одеяла и пластмассовые аксессуары.  
Кирпичный столик Кирпич окончательно сдался под натиском железобетонных конструкций. Сейчас кирпичные заводы закрываются один за другим. Но дизайнерская студия Nexus из Тайваня считает, что реанимировать их можно, если они переключатся на производство мебели.  
Увы, самостоятельно такую конструкцию не собрать, но можно сделать что-то попроще, использую все тот же цемент и битый кирпичи, которые остались после строительства. Отличная идея, не правда ли?  

Лучшие дизайнерские предметы мебели из вторсырья нашел Максим Усачев


Необычный декор: потрясающие вещи из мусора

Дизайнерские лаконичные вещи для интерьера из постиндустриального мусора – звучит нереально! Но молодые дизайнеры доказали, что из переработанной джинсы и бумаги.

Дизайнерские лаконичные вещи для интерьера из постиндустриального мусора  – звучит нереально! Но молодые дизайнеры Маттео Фогаль и Летиция де Аллегри опровергли, казалось бы, незыблемую истину и доказали всем, что из переработанной джинсы и бумаги могут получиться отличные вещи!

Коллекция ISH, представленная в этом сентябре на Лондонском фестивале дизайна, полностью сделана из переработанных постиндустриальных отходов, как бы устрашающе это ни звучало. Если сказать простым языком, то интересные по дизайну вещи, маскирующиеся под камень, на самом деле таят в себе бумагу и грубую хлопчатобумажную ткань, пережившую второе рождение. «Квартблог» решил разобраться, что же за новые материалы участвуют в производстве, и что можно сделать из старых джинсов. Об этом и о многом другом мы спросили молодых дизайнеров Маттео Фогаль и Летицию де Аллегри.

Необычный декор из мусора может стать дизайнерским решением

Привет! В этом году вы участвуете в London Design Festival с коллекцией «Ish».

Это ваша первая выставка?

Привет! В прошлом году мы оба участвовали в этой выставке, каждый со своим проектом. В этом же году мы решили объединить усилия.

В своей коллекции вы использовали просто чумовые материалы. Нас они очень заинтересовали, но мы не смогли ничего найти в интернете о них. Расскажите поподробнее! Как производятся эти материалы?  

Они производятся в США двумя компаниями. Первая, Iris Industries, специализируется на разработке и продвижении материалов биологического происхождения, смешанных с переработанными и вторичными материалами. Вторая, Slate-ISH, производит сырье из переработанной и восстановленной бумаги и ламината.

Чем вы вдохновлялись и как вам пришла в голову мысль смешивать материалы?

Мы увидели эти материалы в специальной базе данных. Тогда они только-только появились на рынке в Великобритании, и о них почти никто не знал.

Они были так похожи на камень и мрамор, что мы не могли поверить своим глазам! Идея создания красивых новых вещей из переработанного мусора действительно вдохновляет нас.

У вас есть любимый стиль в интерьере, который вам особенно близок?

Наверное, минимализм и современный стиль. Нам нравятся естественные интерьеры, не перегруженные деталями и декором. И пусть не все предметы будут новыми, пусть у какой-то мебели будет своя история. Мы хотели бы видеть в квартире какие-нибудь вещи ручной работы с шероховатой поверхностью или мебель, которая пережила второе рождение. Нам нравится, когда мебель сделана из необычных материалов (из лодок, например. Прим. Автора) или используется не так, как было задумано изначально.

В вашей квартире тоже присутствует эко-дизайн? У вас дома стоят ваши дизайнерские произведения?

Мы произвели лишь выставочные образцы коллекции –ISH, поэтому у нас дома их пока нет. Но мы надеемся, что в скором времени они появятся и у нас, и у многих других. В нашем доме, конечно, есть несколько вещей из эко-пластика, но в основном мы любим сами переделывать, чинить и придумывать что-то из старой мебели. В некотором смысле мы считаем это эко-подходом к вещам, так как мы все должны быть более осведомлены о жизни того или иного предмета.  Мы стараемся покупать более качественную продукцию с длительным сроком службы из натуральных материалов, создавать нашу собственную мебель из подручного сырья и пытаться чинить все, прежде чем выбросить.

Вы делаете предметы коллекции –ISH вручную?

Материал производится вручную в США, затем отправляется к нам, где мы уже формируем его и превращаем в дизайнерские произведения. А вот все деревянные части мы производим сами, в своей мастерской.

Квартблог рекомендует по теме:
На кого подписаться: 8 классных русских дизайнеров в Инстаграм
Избавляемся без жалости: 10 вещей, которые давно пора выкинуть

За вещами из вашей коллекции сложно ухаживать?

Во-первых, материал действительно прочный, что спасает его от деформации в ходе использования. Во-вторых, у него легкий вес и его легко передвигать, когда протираешь, поэтому ухаживать за ним легко.

Denimate – новый материал. А можно ли сделать что-то похожее на предметы интерьера в домашних условиях из старых джинсов, например?

Это сложный процесс, и потребовалось много лет, чтобы добиться такого качества материала на промышленном уровне. В домашних условиях будет очень сложно получить мраморный вид и хорошую консистенцию. Но мы считаем, что это здорово, если люди пытаются сделать что-то сами  у себя дома.

Что бы вы посоветовали нашим читателям делать с вещами, вышедшими из строя?

Попробуйте найти способ отремонтировать или повторно использовать их. Если не получается, отдайте эти вещи тому, кто может попытаться обновить их или хотя бы переработать детали, если это возможно.

У вас есть дизайнерские табу? Что бы вы не стали делать ни за что?

Я думаю, мы не хотели бы создавать бесполезные для общества вещи и те, что могут навредить кому-то.  

Поделитесь с «Квартблогом», что вы собираетесь делать дальше? Будете развивать идею необычных экологических материалов или нас ждет что-то принципиально новое?

Мы планируем продвигать –ISH коллекцию и создавать новые вещи из этого удивительного материала. Мы любим и многие другие материалы, так что надеемся в будущем освоить и их.

У вас есть какая-нибудь сокровенная мечта дизайнера? Может, чтобы ваша мебель стояла в доме у английской королевы?

Мы, конечно, не отказались бы, чтобы королева Англии пользовалась вещами, которые мы придумали. Но по-настоящему мы мечтаем об уютном домике на берегу моря, где мы могли бы работать и создавать предметы интерьера для клиентов со всего мира.

Фотографии: articurate.net, dezeen.com

Это интересно:

 

 

интервью, дизайнер

Recycle-дизайн: уникальная мебель из мусора | Блог Мебельщика

Производство мебели из вторсырья помогает сохранять природу. Особенно ответственным дизайнерам удаётся создавать изделия, которые удивляют своей эстетикой и находчивостью. Посмотрите на эти объекты: разве можно подумать, что они целиком или частично сделаны из переработанных бытовых отходов?

Recycle-дизайн от бренда Plasticiet

В 2020 г. на выставке Collectible в Брюсселе была представлена серия мебели из пластика, включающая стул, табурет и стеллажи. Mother of Pearl – так называлась новая коллекция молодой голландской компании Plasticiet. Главная цель проекта: показать возможности и ценность переработанного поликарбоната.

Название дал закрученный узор с характерным переливом, напоминающий жемчуг или мрамор. Такой эффект получается при замешивании и растяжении переработанного пластика по технологии, подобной приготовлению тягучей жевательной конфетки. Вдохновлённые артефактами каменного века, дизайнеры выбрали для мебели из пластика простые незамысловатые формы в духе того времени.

Фото: Pinterest.ru

Фото: Pinterest.ru

Самый стильный устойчивый стул из IKEA

Стул Odger, созданный из переработанного пластика и обработанных особым способом древесных щепок – один из самых популярных в линейке IKEA. Три года понадобилось дизайнерам шведской дизайн-студии Form Us With Love, чтобы найти правильное соотношение компонентов (70% полипропилена и 30% щепы) и получить литьевым формованием первый стул.

Фото: Ikea.com

Фото: Ikea.com

Впервые модель была представлена в июне 2016 г., а сегодня её можно найти во всех торговых точках бренда. Мебель из вторсырья состоит из четырёх деталей, для сборки которых не нужны винты и прочие крепёжные изделия. При помощи системы Locking Key сидение крепится к основанию одним движением. Odger доступен в трёх цветах: белом, коричневом и синем.

Коллаборация Nendo и Fritz Hansen

Коллекция N02™ Recycle из цветного переработанного полипропилена, появившаяся на свет в 2020 г. , стала ответом на загрязнение планеты пластиком. Это второе совместное изобретение японского бренда Nendo и легендарной датской компании Fritz Hansen: изогнутая спинка с характерной линией сгиба мягко огибает тело и плавно переходит в сидение. Коллекция штабелируемой мебели из пластика включает 5 вариантов стула и 7 цветовых решений.

Фото: fritzhansen.com/

Фото: fritzhansen.com/

Recycle до бесконечности

Простенький стул из коллекции On and On в 2019 году стал одним из главных открытий миланского салона. Эта мебель из вторсырья разработана Emeco совместно с компанией Barber&Osgerby, само название указывает на её способность к многочисленной переработке. В качестве материала используются стекловолокно и пластиковые бутылки. Изделия легко штабелируются и требуют совсем немного места для хранения.

Фото из открытого источника

Фото из открытого источника

Подписывайтесь на канал и читайте также:
Эклектика в интерьере: фантазия и свобода дизайна
Серый вместо бежевого или почему сместились интерьерные предпочтения

Склад данных — дизайн измерения мусора

Дебристры, также известные как измерение кода. Первоначально хотел обратиться к Oracle W_xact_Type_d, некоторая информация была найдена и обнаружила, что ее интеграция слишком высока. Таким образом, вы спроектировали следующую таблицу, ощущение и словарь данных аналогичны, но тип и значение размещены в таблице.

-- Create table
create table TD_JUNK
(
  row_id        NUMBER(10) not null,
  type_code     VARCHAR2(50 CHAR),
  type_name     VARCHAR2(80 CHAR),
  type_desc     VARCHAR2(255 CHAR),
  value_code    VARCHAR2(50 CHAR),
  value_name    VARCHAR2(80 CHAR),
  value_desc    VARCHAR2(255 CHAR),
  source_id     NUMBER(10),
  sys_bsn_key   VARCHAR2(200),
  delete_flg    VARCHAR2(2),
  src_create_dt DATE,
  src_update_dt DATE,
  src_crt_by_id NUMBER,
  src_upd_by_id NUMBER,
  w_insert_dt   DATE,
  w_update_dt   DATE
)
tablespace BIDWD
  pctfree 10
  initrans 1
  maxtrans 255
nologging;
-- Add comments to the table 
comment on table TD_JUNK
  Является «фрагментарным»;
-- Add comments to the columns 
comment on column TD_JUNK. type_code
     «Тип кодирования»;
comment on column TD_JUNK.type_name
     Это «имя типа»;
comment on column TD_JUNK.type_desc
     Это «тип описания»;
comment on column TD_JUNK.source_id
     Это «исходная система»;
comment on column TD_JUNK.sys_bsn_key
     Является «первичным ключом» в исходной системе;
comment on column TD_JUNK.delete_flg
     Является ли «данные источника системы удалены»;
comment on column TD_JUNK.src_create_dt
     Это «дата создания записи источника системы»;
comment on column TD_JUNK.src_update_dt
     Это «дата обновления записи источника системы»;
comment on column TD_JUNK.src_crt_by_id
     Является «исходной системой записи основателя прокси-ключа»;
comment on column TD_JUNK.src_upd_by_id
     Является «ключ агента агента REPLEDATER SOUGHT REPLING UPDATER»;
comment on column TD_JUNK.w_insert_dt
     Является «дата вставки записи рабочего процесса»;
comment on column TD_JUNK.w_update_dt
     Это «дата обновления записи рабочего процесса»;

 

борьба с мусором и наводнениями :: Городской дизайн :: Статьи

Тильман Латц, руководитель бюро Latz + Partner, который с восьмидесятых годов занимается реновацией промышленных территорий, и реализовал парки в Турине, в Лионе, в Берлине, в том числе Duisburg-Nord один из самых крупных парков в мире, рассказал о новом проекте в Тель-Авиве.

Ландшафтный парк Duisburg-Nord («Дуйсбург-Норд») был создан 20 лет назад на территории старого сталелитейного завода Мейдерих в Дуйсбурге в Германии. К 1985 году выработка металла на заводе завершилась, и город получил 230 гектаров пустующей промзоны. Городские активисты-экологи предложили использовать здания, конструкции и территорию завода для создания парка со множеством аттракционов. По словам Тильмана Латца, при реализации этого проекта стояла задача сохранить историю места. А вот новый «Парк Ариэля Шарона» в Тель-Авиве находится в регионе Гуш-Дан, который является средоточием деловой и культурной жизни страны, так что архитекторам для начала пришлось наладить сотрудничество с жителями региона. А затем в буквальном смысле бороться со стихией.

Дело в том, что парк строится на месте мусорного полигона на горе Хири (Hiria), изначально это была территория с покатыми склонами и зоной затопления в центре. И огромные горы мусора в какой-то момент могли просто обрушиться вниз. С целью предотвращения надвигающейся экологической угрозы, Гуш-Дан принял решение закрыть свалку и провел открытый конкурс на благоустройство территории, где выиграл проект бюро Latz + Partner.

Перед архитекторами встала задача – спланировать систему технических каналов, отводивших с этого места лишнюю воду, и создать террасу для предотвращения обвалов, которые могли бы сдвинуть русла рек. В результате уже проведенных работ наверху свалки образовалась долина, которой раньше там не существовало. При этом специалисты не пошли по пути кардинальных изменений территории, благодаря чему не потребовалось инвестировать миллионы в проект.  

«Сегодня, спустя 20 лет после того, как мы начали работать над проектом, это место выглядит совершенно иначе. Несмотря на то, что здесь была свалка, и эта зона периодически затоплялась, наш опыт показывает, что даже такую территорию можно привести в порядок превратить ее в достопримечательность, которая делает город еще более привлекательным. Мы создали ландшафт, который может развиваться самостоятельно, трансформироваться в соответствии с экологическими изменениями. Ведь мусорные массы – это нестабильные образования, они могут смещаться совершенно непредсказуемым образом», — отметил Тильман Латц.

Учитывая историю места, архитекторы предложили развивать проект, уделив особое внимание переработке мусора. Так, на вершине горы появился павильон, где любой желающий может узнать, как использовать переработанные материалы. Сюда стали приезжать представители крупных компаний, школьники, здесь также проходят праздники и концерты, ведь с вершины горы открывается прекрасный вид на Тель-Авив – это самая высокая точка в городе.

«Израильское общество является наиболее развитым в плане вопросов утилизации отходов, просто потому что у них нет ресурсов – это маленькая страна, и они не очень дружны с соседями. Так вот они построили центр для посетителей парка, где люди со всего мира могут узнать все об утилизации и о тех продуктах, которые производятся из перерабатываемого материала. Это прекрасный пример, именно такой подход должен практиковаться во всех городах», — рассказал архитектор.

Тильман Латц: «Работая в разных странах, мы приобретаем очень интересный опыт. Например, сейчас мы также работаем в Китае, до этого мы работали в Марракеше. Если вы не в состоянии адаптироваться и работать в рамках культурного контекста, с учетом определенного взгляда на вещи и на результат вашей работы, то вы нигде не сможете реализовать ваши, пусть и крайне выдающиеся идеи. Это касается всего процесса работы: от самого начала разработки проекта и участия в конкурсе, что всегда проходит прекрасно, вплоть до управления проектом после его завершения. Мы сделали много парков в Италии, но очень огорчает, что эти проекты приходят в упадок, просто потому, что за ними не следят. Если говорить об Израиле, то особенность работы здесь заключается в том, что необходимо потратить много времени, чтобы создать что-то, но в итоге, если вам удастся  адаптироваться к климату, к ситуации, все будет развиваться довольно хорошо».  

Эко-дизайн и функциональность мусора — IZOLYATSIA

В ближайший уикэнд, 17 и 18 декабря, в ИЗОЛЯЦИИ пройдет ряд эко-ориентированных мероприятий в рамках программы «Энергия изменений».

Посещение событий бесплатное; для участия необходимо зарегистрироваться до 16 декабря по мейлу [email protected] или по телефону 050 477 26 20.

Программа «Энергия изменений» проводится при поддержке и в рамках программы «Матра» (Посольство Королевства Нидерландов).

17 декабря, 13:00

Презентация эко-проектов Ильи Павлова Aesthetic Recycling / Эко-дизайн-видение

В течении восьми лет Илья создавал стиль фестиваля «4-й Блок» и проекты, связанные с окружающей средой. Во время презентации будут показаны эти работы, а также проекты членов ассоциации и участников триеннале «4й Блок», в основе которых лежит идея чистого взгляда на окружающий мир. Эти концепты предполагают использование материалов из окружающей нас действительности. И в тоже время призваны преобразить ее, либо указать на способ ее преображения. Наилучший результат для такого проекта — это ситуация, когда мусор становится эстетичным и функциональным.

«Студия Графпром» — это Илья Павлов и Мария Норазян. Название студии не является случайным, в нем отражены многие характеризующие нас качества. И то что мы учились в ХудПроме (ныне Харьковская Академия Дизайна и Искусств), и парафраз самой знаменитой достопримечательности Харькова – Госпрома (Дом государственной промышленности), построенного в 20-е годы ХХ века в нами столь любимом конструктивистском стиле, и, наконец, сама биполярная сущность нашего союза.

С далекого 2006-го года студия Графпром храбро сражается за победу добра в современном графическом пространстве. Тернистый, но от этого не менее интересный, путь завел нас в самую гущу украинского дизайнерского сообщества, где мы с достоинством занимаем свое почетное место. Мы являемся (не побоимся этого слова) членами международной ассоциации графических дизайнеров ICOGRADA, украинской асосциации дизайнеров-графиков «4-й БЛОК» и украинского союза дизайнеров. И да, нам не все равно где мы живем, вот почему мы с энтузиазмом принимаем участие в различных культурных и социальных проектах».

Сайт: https://www.grafprom.com.ua

18 декабря, 13:00

Экологическая художественная мастерская

В неформальной обстановке пространства ИЗОЛЯЦИИ состоится дизайнерский мастер-класс по росписи эко-сумок. Мастер-класс проводят гости ИЗОЛЯЦИИ, харьковский художник Гамлет Зиньковский и дизайнер Илья Павлов. С 13:00 до 16:00 в нашем офисе на ул. Светлого пути, 3 (2-й этаж) все участники мастер-класса смогут бесплатно разрисовать себе эко-сумку. Художественные материалы и сумки предоставляются ИЗОЛЯЦИЕЙ!

Место проведения: Донецк, Арт-центр ИЗОЛЯЦИЯ, ул. Светлого пути, 3

 

Информационные партнёры

Дизайн-код для Калуги. Как избавляют город от «информационного мусора» | ОБЩЕСТВО: ЖКХ | ОБЩЕСТВО

Борьба с портящей внешний вид города рекламой в Калуге ведётся уже несколько лет и только за 8 месяцев этого года на улицах демонтировано более 500 не соответствующих требованиям вывесок.

Лицо города

В соответствии с принятым стандартом рекламы размер рекламных конструкций по высоте не должен превышать 0,5 метра. Допустимая длина — не более 10 метров. Площадь конструкции, размещенной в витрине, не должна быть больше половины площади самой витрины, а высота букв — превышать 0,15 метра. Стекла витрин запрещено красить, оклеивать пленкой или закрывать щитами. С начала рыночных отношений многие российские города буквально погрузились в рекламный хаос. Сражаясь за внимание покупателей, предприниматели порой создают рекламные щиты, исходя из собственного чувства прекрасного. А оно не всегда совпадает с представлениями о совершенстве, как большинства калужан, так и городских властей.

Тема уродующей город рекламы неоднократно поднималась в областной администрации.

«У нас не восточный базар, не надо уродовать город и размещать где попало вывески и рекламу. Тем более на исторических зданиях. Предлагаю изучить опыт Москвы, чтобы применить его у нас на практике», — такую оценку дал происходящему на калужских улицах губернатор области Анатолий Артамонов.

По стандарту

Сохранить архитектурно-художественную концепцию Калуги, избавиться от информационного «мусора» и при этом не навредить двигателю торговли всё же можно. Порядок размещения рекламных вывесок на фасадах и витринах зданий в Калуге утвердили в 2014 году специальным постановлением. Теперь, прежде чем установить информационную конструкцию, собственники или арендаторы помещений должны согласовать дизайн-проект с управлением архитектуры и градостроительства, а не позднее, чем за месяц до смены вывески, уведомить об этом управление экономики и имущественных отношений.

Фасад одного из зданий Гостинных рядов после реконструкции.

Фото: АиФ-Калуга; Анна Тетерина

 

«То, что на наших улицах сейчас присутствует, недопустимо для города с богатой историей. Ничего изобретать не надо. Берём за основу (стандарт рекламы), делаем переходный период. И все наши организации должны работать по новым правилам», — раскритиковал вывески калужских магазинов на одной из планёрок городской голова Дмитрий Разумовский.

За 4 года после утверждения стандарта рекламы на калужских улицах действительно стало меньше. Некоторые смогли адаптироваться к новым установленным правилам. Яркий пример — обновлённые гостиные ряды. Витрины магазинов здесь ещё пару лет назад «пестрили» вывесками. Сейчас же все торговые точки внутри комплекса гармонично сочетаются с архитектурными и колористическими особенностями постройки в исторической части города.

Однако центр всё ещё продолжает утопать в информационном «мусоре». На фасадах домов на улицах Кирова и Театральной буквально нет живого места: они по-прежнему плотно облеплены безвкусными информационными конструкциями. А ведь это наиболее посещаемые места не только у его жителей,  но и у туристов, чаще всего начинающих знакомство с Калугой именно с этих улиц.

В 2017 году всё тот же дизайнер Артемий Лебедев посетил Калугу. В объектив его фотоаппарата чаще попадало не что иное, как безобразные вывески. Состояние центральных улиц областного центра он описал таким образом: «весь центр города — это один сплошной визуальный анархо-терроризм».

Проблема касается и самих владельцев торговых точек. Ведь «крик» рекламы часто может вызвать отторжение у покупателей. А грамотно оформленная вывеска превратить случайных прохожих — в клиентов.

Как уверяют городские власти, за три года портящих внешний облик Калуги информационных вывесок стало почти на тысячу меньше. Многие собственники понимают: эра визуального шума уходит. На смену ей приходят эстетика и опрятность.

Смотрите также:

Уменьшение количества мусора благодаря продуманному дизайну

Аннотация

Интерактивная станция переработки и компостирования, разработанная командой UW, переедет в HUB этим летом.

(Колледж искусств и наук, июль 2017 г.)

Студент Университета Вашингтона проходит мимо трех блестящих баков для мусора, отходов и компоста. Она делает паузу, заинтригованная красочными изображениями, каскадом спускающимися вниз по вертикальным экранам над каждой корзиной. Пока проносятся фотографии кофейных чашек, банановой кожуры и контейнеров для приправ, она бросает свою пустую чашку кофе в мусорное ведро для компоста.

«Вы только что компостировали 2,31 унции», — объявляет сообщение на экране компоста. «Если бы каждый в кампусе компостировал эту сумму сегодня, UW сэкономил бы 1181 доллар».

Интерактивная станция переработки и компостирования была разработана междисциплинарной исследовательской группой под руководством Карен Ченг и Кристин Мэтьюз, профессоров визуального коммуникационного дизайна в Школе искусств + истории искусств + дизайна. Станция была установлена ​​в зале PACCAR UW в 2016 году, а затем перемещена в библиотеку Odegaard.Этим летом он переедет в свой постоянный дом рядом с новым кафе Starbucks в здании Husky Union Building (HUB) благодаря сотрудничеству с UW Housing and Food Services, UW Recycling и HUB.

Цель – убрать мусор со свалок. «Контейнеры дают пользователям положительные отзывы о переработке или компостировании отходов», — говорит Ченг. «Это очень удивило пользователей, потому что обычный мусор бессмысленен — люди обычно вообще не думают, когда что-то выбрасывают».

Станция состоит из трех бункеров, каждый из которых оснащен датчиком веса, микрокомпьютером и цифровым экраном.Прокручивающиеся изображения напоминают пользователям, какие предметы помещаются в каждую емкость. Когда люди выбрасывают предметы в компост или мусорные баки, датчик взвешивает депозит, и экран переключается на сообщение о том, сколько денег было сэкономлено благодаря этому действию, а также о гипотетической экономии, если бы все в кампусе сделали то же самое.

Интерактивная станция была вдохновлена ​​​​курсом программы «Магистр взаимодействия человека и компьютера» (MHCI + D), которую совместно преподавали Ченг и директор MHCI + D Линда Вагнер. Выслушав приглашенных докладчиков из UW Recycling и UW Garbology Project, у студентов было три недели, чтобы придумать дизайнерские решения для сокращения отходов в кампусе.Две идеи казались осуществимыми: одна показывала деньги, сэкономленные за счет переработки и компостирования, другая использовала непрерывный поток изображений, чтобы объяснить, что идет в каждую корзину. Ченг решил объединить две идеи, в конечном итоге получив поддержку от Королевского исследовательского фонда Университета Вашингтона для реализации проекта. К тому времени, когда поступило финансирование, студенты MHCI + D закончили обучение и ушли дальше, поэтому Ченг нанял Мэтьюза и группу студентов-дизайнеров для помощи в проекте. Первая задача состояла в том, чтобы узнать, какие аспекты переработки и компостирования больше всего смущают людей.Проверяя навыки сортировки сотрудников и студентов Университета Вашингтона, команда выяснила, что самой большой проблемой является знание того, что можно компостировать. (Для справки, почти все, что покупается в столовой или кафе UW, подлежит компостированию, включая соломинки и палочки для размешивания. Пакеты из-под чипсов и обертки для батончиков мюсли относятся к числу редких исключений.)

Команда разработала простые, но привлекательные дисплеи с прокруткой, чтобы напомнить пользователям, что идет в каждую корзину, и разработала сообщения об экономии средств, которые появляются, когда предметы выбрасываются в мусорные баки или контейнеры для компоста. Команда рассматривала возможность добавления «ка-цзин» при каждом депозите, но решила, что звук может быть слишком повторяющимся и отвлекающим.

После того, как интерактивная станция была установлена, Ченг и Мэтьюз совместно с профессором антропологии Питером Лейпом и докторантом Джеком Джонсоном изучили ее влияние. «Вначале многие люди смотрели на дисплей, не используя его, — вспоминает Ченг. «Примерно через неделю они начали использовать его и показывать другим, как он работает. Это одна из захватывающих вещей в интерактивном дизайне — видеть, как люди на самом деле используют продукт, и видеть, как это меняет поведение.Команда обнаружила, что правильное компостирование увеличилось на 20 процентов, а неправильная переработка уменьшилась на 15 процентов на новой станции. Общее количество отходов, правильно удаленных со свалки, увеличилось на 8 процентов, что является существенным воздействием на окружающую среду. С тех пор проект получил признание групп по дизайну и устойчивому развитию, получил награды Communication Arts и Society of Experiential Graphic Design, а также стал финалистом конкурса Kimberly-Clark Sustainable Campus Competition.

Интерактивная станция получит дополнительную тренировку в HUB, который ежедневно посещают тысячи людей. Команда добавляет анимированный клип, в котором кукуруза превращается в пластиковый стаканчик, чтобы подчеркнуть, что пластиковые стаканчики UW можно компостировать, и они могут настроить другие аспекты дисплея, чтобы стимулировать компостирование и переработку. Ченг также сотрудничает со стартапом EvoEco из UW, чтобы коммерциализировать дизайн для более широкого использования в частном секторе и других университетах.

«Очень трудно заставить людей изменить свое поведение, — говорит Ченг.«Но мы надеемся, что сможем сделать переработку и компостирование веселыми и интересными, давая людям положительные отзывы о том, что они делают правильно».

Редизайн мусорного бака | Общественные работы

Окончательный дизайн новых общественных мусорных баков в Сан-Франциско сужен до трех концепций

Public Works в сотрудничестве с промышленными дизайнерами из Института творческой интеграции (ICI) сузили дизайн новых городских мусорных баков до трех окончательных концепций.

 

Сегодня на городских тротуарах и на общественных площадях установлено более 3000 общественных мусорных баков, которые играют жизненно важную роль в борьбе с мусором. К сожалению, многие из них стали легкой добычей падальщиков, которые роются в них и оставляют после себя беспорядок.

 

«Сан-Франциско — красивый город, и содержать его в чистоте может быть непросто. Поиск подходящего общественного мусорного бака для удовлетворения наших потребностей по разумной цене стал движущей силой этого процесса проектирования», — сказал исполняющий обязанности директора общественных работ Аларик Деграфинрид.«Все три конкурирующих дизайна концептуально соответствуют нашим требованиям: они долговечны, их трудно подделать, их легко обслуживать и они эстетичны».

 

Внешний вид новых банок призван дополнить дизайн новых общественных туалетов JCDecaux, которые сейчас производятся, навесов BART на Маркет-стрит и кафе на Civic Center Plaza. Умные банки также будут оснащены датчиками, которые отправляют предупреждения, когда они приближаются к емкости, чтобы их можно было опорожнить до того, как они переполнятся.

 

Три соревнующихся дизайна будут представлены 21 сентября в Комитете по рассмотрению гражданского дизайна Комиссии по искусству. В преддверии встречи отдел общественных работ также собирает первоначальные отзывы общественности о проектах. Комментарии можно оставить в нижеследующем опросе.

 

Если Civic Design Review даст зеленый свет, компания Public Works изготовит и установит по всему городу 15 прототипов банок (по пять каждого дизайна) для реальных испытаний. Комментарии будут запрошены у жителей; некоммерческие партнеры, которые помогают содержать город в чистоте; Recology, частная компания, обслуживающая банки; соседские торговцы; и бригады общественных работ, которые занимаются ежедневной уборкой мусора.Их вклад повлияет на решение об окончательном выборе.

Уникальный и элегантный профиль

Salt & Pepper выделяется издалека. Силуэт предусматривает две отдельные зоны для мусора: одна для банок и бутылок, а другая для мусора. Стальные ребра, приваренные к ребрам, придают Salt & Pepper прочную раму, а также обеспечивают видимость банки для безопасности и защиты от граффити. Отверстие, похожее на трубку, на части наполнителя затрудняет рыться в ведре и собирать выброшенный мусор.

Боковой профиль Slim Silhouette оставляет больше места на тротуаре для пешеходов, оставляя при этом достаточно места для выброса мусора и вторсырья. Этот односторонний доступ и отверстие для мусора в форме желоба затрудняют рытье. Трубчатая конструкция из нержавеющей стали обеспечивает легкую очистку поверхности и меньше места для граффити.

Soft Square предлагает узнаваемый силуэт мусорного бака с современной эстетикой. Разработанный как набор деталей, Soft Square состоит из четырех изогнутых панелей, регулируемого основания и куполообразной верхней части.Отдельные отверстия для мусора и перерабатываемых бутылок и банок расположены за дверцей бункера. Конструкция из нержавеющей стали может быть изготовлена ​​по индивидуальному заказу с различными рисунками перфорации.

 

 

 

 

———-

 

Утилизация мусора нуждается в дизайне? — The New York Times

Система утилизации мусора многоквартирного дома редко входит в список удобств. Потенциальные покупатели или арендаторы также вряд ли будут спрашивать о таких вещах, как мусор или методы переработки.

Но выставка «Designing Waste: Strategies for a Zero Waste City», посвященная Руководству по проектированию Zero Waste, которая будет экспонироваться до 1 сентября в Центре архитектуры, посвящена именно этому: разнообразным и часто грязным способам, которыми жители Нью-Йорка разобраться с их мусором и переработкой.

Руководство — и выставка — предназначены для того, чтобы жители, домовладельцы, владельцы зданий, архитекторы и застройщики сосредоточились на усилиях по сокращению отходов и увеличению вторичной переработки. (Руководство было разработано Американским институтом архитекторов в Нью-Йорке, Kiss + Cathcart, Architects, ClosedLoops и Foodprint Group при поддержке Фонда Рокфеллера.)

«Прежде чем мусор укатится, необходимо выполнить ряд действий, — сказал Эндрю Блум, куратор выставки. «На каждом из этих шагов есть какой-то дизайнерский момент, будь то мусоропровод в здании, сортировщик в ресторане или офисе, человек, который упаковывает и сортирует отходы, и если у него есть место, чтобы сделать это правильно, и приносить его к бордюру, убедившись, что он отделен ».

Мы надеемся, что сосредоточение внимания на каждом из этих моментов проектирования позволит более эффективно обрабатывать и сортировать отходы, начиная с того момента, когда жители выбрасывают свой мусор, и заканчивая тем, когда его забирает город.В некоторых зданиях Нью-Йорка уже есть новаторские решения, например, в кондоминиуме в Гарлеме, предоставляющем услуги по компостированию, или станции разборки коробок в Стайвесант-Таун-Питер-Купер-Виллидж, которая упрощает для жителей задачу складывания картонных коробок.

Согласно городскому плану OneNYC, Нью-Йорк стремится сократить количество мусора, собираемого Департаментом санитарии, на 90 процентов к 2030 году по сравнению с исходным уровнем 2005 года. Задача ясна: «Мы улавливаем только 50 процентов вторсырья», — сказала Бриджит Андерсон, заместитель уполномоченного по переработке и устойчивому развитию Департамента санитарии.«Большая часть того, почему мы не уделяем больше внимания переработке, — это дизайн и тот факт, что перерабатывать во многих зданиях неудобно».

Из примерно 12 000 тонн мусора, ежедневно собираемого санитарной службой из домов и учреждений (коммерческие отходы вывозятся частными перевозчиками), только около 2 000 направляются на переработку. Небольшое количество органического материала, пригодного для компостирования, — около 100 тонн — также выбрасывается со свалок, хотя органический материал составляет около трети всех отходов, собираемых городом.Остальное считается отбросами.

В поисках лучших практик авторы руководства по проектированию проследили путь отходов через более 40 зданий, от служебных коридоров довоенных кооперативов до тройных желобов (для мусора, бумаги, металла, стекла и пластика) новых башен.

«Это было поучительно», — сказала Клэр Мифлин, один из авторов, которая работала в Kiss + Cathcart, когда разрабатывались рекомендации, а сейчас руководит консалтинговой компанией Woven.

Они обнаружили мусорные баки, забитые картоном, лифты и выходы, заблокированные мешками с мусором, мусоропроводы с вредителями, окольные пути от мусорохранилища к обочине, тротуары, заваленные горами мешков для мусора, и специальные процедуры, которые создавали трения на каждом шагу. .

Поскольку поток отходов часто рассматривается как второстепенный элемент при проектировании новых зданий, а старые здания никогда не строились для переработки отходов, работникам часто приходится решать вопросы самостоятельно. Тем не менее, авторы нашли блестящие образцы, погребенные в грязи.

«В местах, где думают об отходах, это вдохновляет», — сказала г-жа Мифлин. «В некоторых зданиях есть удивительное творчество на каждом уровне».

Одним из таких мест является Strivers Gardens, кондоминиум на 170 квартир по адресу 300 West 135th Street, построенный в 2005 году, где Мартин Робертсон, управляющий объектами, надеется сделать утилизацию отходов максимально безболезненной для жителей, при этом максимально увеличив участие в переработке.

После прибытия в здание в 2013 г. и при поддержке правления г-н Робертсон в 2015 г. установил в подвале контейнеры для переработки текстильных и электронных отходов, а в 2016 г. – программу сбора органических отходов.

Жильцы могут купить столешницу из нержавеющей стали. — стальной контейнер для компоста с угольным фильтром из здания за 35 долларов и пользоваться услугами камердинера, чтобы персонал опорожнял его так часто, как это необходимо. (Жильцы также могут сами опорожнять мусорные баки любого типа в контейнерах для сбора в подвале.)

«Вы можете оставить его на стойке регистрации, когда уходите на работу», — сказал мистер Робертсон. «Мы опорожним его, вымоем и оставим вам, чтобы вы забрали его, когда вернетесь».

Отвод части органических отходов здания позволил руководству вдвое сократить частоту очистки мусоропровода, сказал г-н Робертсон, и помогает избавиться от запаха в помещениях компактора.

Когда жильцы оставляют большие коробки в мусорных баках на отдельных этажах, которые мешают другим людям получить доступ к мусорным бакам, они получают письменное напоминание о правилах здания и, если такое поведение продолжается, штрафуются.На каждом пакете-уплотнителе также есть этикетка с инициалами сотрудника, который его подготовил, поэтому любые проблемы могут быть решены.

«Это для поддержки будущего нашей планеты», — сказал мистер Робертсон. «Мы законодатели моды в Нью-Йорке. Мы подаем пример, поэтому я определенно хочу быть частью этого».

В Стай Тауне работники здания экспериментировали с различными методами поощрения примерно 30 000 жителей застройки к повторному использованию отходов под руководством Рей Мойи, местного менеджера.

Чтобы побудить жителей использовать программу сбора органических отходов, которая была начата в 2016 году, жильцам предоставляются индивидуальные контейнеры для компоста на столешнице с компостируемыми мешками, которые можно бросать в мусорные баки отдела санитарии в подвальном центре переработки отходов каждого здания. (Ведра и пакеты раздаются бесплатно на зеленом рынке Стай Тауна по воскресеньям.)

«Мы поняли, что вам нужно сделать все удобно и легко», — сказал Стивен Грегвер, директор экологических служб, который оценил, что Стай Таун сейчас перерабатывает около 20 процентов своих органических отходов, или около пяти тонн в неделю, из мусора.

Когда картон начал захлестывать центры вторичной переработки Стай Тауна, швейцар создал прототип станции по разборке коробок, которая позволяла жителям перерабатывать свой картон, решение, которое вскоре будет развернуто в других зданиях.

Ряд крупнейших городских застройщиков, в том числе Vornado Realty Trust, Related и Durst Organization, также работают над тем, чтобы переработка и сбор органических отходов стали неотъемлемой частью работы их зданий.

Компания Durst, например, в 2013 году внедрила программу сбора органических отходов в арендной башне Helena 57 West, включая индивидуальные ведра на столешнице, которые можно опорожнять в мусорные баки на каждом этаже, и учебные пакеты для новых жильцов.

После расширения программы на три дополнительных жилых дома — Frank 57 West, Via 57 West и EOS на 100 West 31st Street — компания перенаправила 48 тонн компостируемых материалов со свалок в прошлом году, сказал Джордан Баровиц, вице-президент по связям с общественностью.

Если вы вдруг почувствуете себя виноватым за то, что выбросили перерабатываемый материал в мусорное ведро, потому что не смогли найти мусорный бак, не беспокойтесь: частично виновата система или ее отсутствие.

«Вы не плохой человек — такова природа человеческого поведения», — сказала г-жа Андерсон из санитарного отдела. «Мы хотим найти способы проектирования зданий и пространств, которые сделают так же удобным, если не более удобным, отвлечение полезных частей потока отходов».

Чтобы получать еженедельные обновления по электронной почте о новостях в сфере жилой недвижимости, подпишитесь здесь. Следите за нами в Твиттере: @nytrealestate.

Интеллектуальный дизайн при обновлении легендарного мусорного бака Нью-Йорка

В наш век технологических штучек и дизайна для Instagram легко забыть, в чем заключается настоящее обещание промышленного дизайна: создавать полезные, долговечные, привлекательные, эргономичные, массовые производственных объектов в массы. Компания Smart Design недавно взялась за такой проект, приняв участие в конкурсе BetterBin Design Competition, в котором участникам предлагалось изменить дизайн повсеместно распространенных в Нью-Йорке — и очень — зеленых мусорных баков.

«Нью-Йорк является домом для более чем 23 250 общественных уличных мусорных корзин», — говорится в описании конкурса. «Самый распространенный дизайн — зеленая корзина из проволочной сетки — доступен по цене, прост в обслуживании и практически не изменился с 1930-х годов. Несмотря на то, что проволочная корзина является культовой для улиц Нью-Йорка, она нуждается в изменении дизайна, чтобы лучше соответствовать текущие и будущие потребности города в отходах.»

Как уроженец Нью-Йорка, я не считаю себя конечным пользователем общественных мусорных баков. Я чувствую, что это отличие принадлежит санитарным работникам, которые неустанно опорожняют их, помогая поддерживать чистоту в нашем городе. Если вы вы когда-нибудь видели, как кто-нибудь из них поднимает полную банку, которая может весить более 100 фунтов, чтобы вылить ее в кузов грузовика, и если учесть, что их маршруты требуют, чтобы они делали это сотни раз за одну смену, вы не будет удивляться, почему работников Департамента санитарии Нью-Йорка называют «самыми сильными в Нью-Йорке».»

Вот где дизайн может иметь реальное значение. Если вы приложите хоть немного усилий, чтобы опустошить эту банку, выгода для работника возрастет в геометрической прогрессии. Не говоря уже о том, что этот предмет находится практически на каждом углу, который все увидят, и это не должно выглядеть устаревшим бельмом на глазу. У Smart Design была своя работа для них, и я думаю, что они выбили ее из парка (судьи конкурса явно согласились, назвав Smart финалистом.)

Чтобы узнать, как компания Smart выполнила свой дизайн, мы взяли интервью у промышленного дизайнера и руководителя проекта Дэна Гроссмана.

(Это интервью было отредактировано для увеличения длины и ясности.)

Core77: Что такого было в конкурсе BetterBin, что привлекло Smart Design?

Дэн Гроссман: Как дизайнер, вы хотите, чтобы как можно больше людей использовали ваши продукты и взаимодействовали с ними. Это мечта, и идея о том, что миллионы жителей Нью-Йорка будут взаимодействовать с нашими мусорными баками в обозримом будущем, во многих отношениях действительно является проектом мечты. Это была возможность, которую мы просто не могли упустить.Как только мы увидели конкурс, мы поняли, что это то, в чем мы все хотели бы участвовать.

Наша фирма находится в Нью-Йорке, и за почти 40 лет работы мы проделали большой объем работы с городскими властями. В частности, мы сотрудничали с Министерством транспорта, чтобы переработать новые такси в сотрудничестве с Nissan. Так что работа с городом — это часть нашей ДНК, и для меня и для команды возможность создавать дизайн для города — это замечательная возможность.

Проектирование муниципального мусорного бака — это настоящая головоломка. Ребята, какие исследования вы проводили?

Очень немногие проекты, к которым вы обращаетесь, имеют историю и долговечность мусорных баков Нью-Йорка, поэтому первое исследование заключалось в том, чтобы действительно понять эту историю, понять, как они развивались или не развивались за последние 100 лет. . Существующие мусорные баки в некоторой итерации нынешней конструкции практически не изменились с 1930-х годов.Поэтому [мы стремились] действительно понять историю самого объекта.


Оттуда мы перешли к следующему уровню, который работает с DSNY (Департаментом санитарии), посещая эти дни открытых дверей, напрямую общаясь с представителями и взаимодействуя непосредственно с санитарными работниками. Имея возможность поговорить с ними один на один, общаясь с ними на улицах, а также просто много наблюдения. Мусорные маршруты, которые происходят каждый день и будят вас по утрам, теперь мы вставали с постели, чтобы посмотреть, как они происходят в режиме реального времени.Такое реальное наблюдение и взаимодействие с самими реальными пользователями составляло огромную часть нашего исследования.

Меньше всего было наблюдать за гражданскими. С одной стороны спектра у вас есть санитарные работники, которые обслуживают эти вещи. Другая сторона наблюдала за обычными жителями Нью-Йорка, такими как мы, взаимодействующими с этими банками, наблюдая, как они выбрасывают вещи, когда банка пуста и когда она полна. Наблюдать за тем, как они перемещаются вокруг них и ориентируются в своей повседневной жизни вокруг этих объектов, было, безусловно, интересно.

Что мне очень нравится в вашем дизайне, так это поручни сверху и снизу. Какое понимание привело вас к этому дизайну?

Одной из самых больших проблем, с которой сталкивается санитарный работник при обслуживании мусорного бака, является вес; эти банки могут стать очень тяжелыми, когда они полны. Они весят около 30 фунтов с лишним, когда они пустые , так что вы можете себе представить ежедневные [требования]. Необходимость поднимать от 30 до 100 фунтов каждый второй блок чрезвычайно утомительна, и это приводит к большому количеству травм на работе.

Итак, мы попытались понять: «Как мы можем улучшить реальный физический опыт санитарного работника, обслуживающего мусорное ведро?» И это началось с эргономики: как его поднимают, как поворачивают, как крутят, как тянут. Это все то, что мы приняли во внимание, когда мы проектировали для него — действительно наблюдая, как они на самом деле поднимают банку.

И они не просто поднимают банку, они ударяют ею [внутри уплотнителя]. Этот шум, который мы слышим, который будит нас по утрам, это санитарный работник стучит баком о борт грузовика.И они делают это, потому что мусор становится мокрым и грязным, а вещи прилипают ко дну. Так что они делают это, когда крутят и крутят, они буквально катят банку по бокам.

Итак, это болевые точки и точки соприкосновения, которые мы определили как области возможностей для проектирования. Создание ручек для их подъема, ручек для поворотов и поворотов, а также ручек для ударов о борт грузовика. Мы просто хотели дать пользователю, который в данном случае санитарный работник, как можно больше гибкости и возможности удобно обслуживать и использовать эти банки.

В вашем дизайне есть вертикальные полосы вокруг банки. Они должны обеспечивать защиту, когда они ударяют по грузовику?

Да, точно. В этом проекте было много ограничений, и одной из вещей, о которых я упоминал ранее, был вес. Другое дело — долговечность. Эти банки обслуживаются тысячи раз за свою жизнь, а ньюйоркцы суровы во всем. Эти банки имеют большой износ.Помимо ежедневного использования и жизни на улице, их также буквально поднимают, бросают, бьют и роняют.


Таким образом, большая часть работы, которая ушла на наш окончательный дизайн, заключалась в том, чтобы создать что-то, что будет структурно выдерживать со временем, несмотря на все эти проблемы. Мы хотели создать своего рода каркас безопасности, как у гоночных автомобилей, вокруг нашего мусорного бака, чтобы он был действительно прочным и мог выдержать все, что в него бросали.

Что было самым интересным или удивительным, что обнаружилось во время вашего исследования?

Самым интересным было понять эргономику и поведение [санитарных работников].

Больше всего нас удивило то, что мы на самом деле обрели вновь обретенное уважение к существующим мусорным бакам. Дизайнерам и ньюйоркцам в целом очень легко гадить и говорить: «Это нехорошо», «Это некрасиво» и «Это не круто.

Но вы начинаете понимать, что для того, чтобы вещь жила на улицах Нью-Йорка почти 100 лет, в нее было вложено много действительно замечательных вещей. банки для массового производства, обслуживания, замены и выбрасывания каким-то систематическим образом. В это вложено много действительно хороших мыслей. Чем больше мы узнавали о существующих банках и чем больше мы наблюдали за санитарными работниками. использовать его, тем более мы не хотели просто полностью изобретать его заново.Мы хотели развить его. Мы хотели сделать его лучше.

Одна из вещей, которые я наблюдал на протяжении многих лет, это санитарные работники, тащившие полные тяжелые канистры к грузовику. Как ваша конструкция ножек, этих нижних поручней, выдерживает перетаскивание?

Другое дело, мы хотели упростить задачу. Вся наша миссия заключалась в том, чтобы сделать работу санитарного работника проще и безопаснее. А поскольку эти вещи такие тяжелые, их часто приходится тащить, иногда даже приходится тащить вдвоем.

Таким образом, как мы на самом деле построили наш дизайн, создав эти арматурные стержни и добавив все эти дополнительные ручки, мы также создали эти ножки. И ноги делают пару вещей. Один из них заключается в том, что они создают салазки, и поэтому эти стержни фактически позволяют пользователю, опять же в данном случае санитарному работнику, наклонять банку, сдвигать ее и перетаскивать к реальному грузовику. Эти салазки почти как коньки — они фактически позволяют санитарному работнику гораздо эффективнее перемещать контейнер в грузовик и с гораздо меньшим [усилием].

Другая вещь, это ноги, это поднять банку немного выше от земли. Одно из забавных — или грубых — ограничений, которые нам пришлось учитывать при разработке, заключается в том, чтобы сделать вещи более устойчивыми к крысам. Как жители Нью-Йорка, мы все знаем, что крысы являются частью нашей здешней экосистемы, к лучшему или к худшему, и они, очевидно, любят нападать на мусорные баки. Вот где вся еда и отходы. Сделать его немного приподнятым над землей, чтобы к нему притягивалось меньше крыс, было большой возможностью, которую мы пытались воплотить в жизнь.

Вы имеете в виду, что, приподняв его на пару дюймов, вы можете предотвратить грызть дно крысами, или это какое-то устройство против образования накипи?

Да, это больше похоже на устройство против накипи. А еще основание нашего мусорного бака — [перевернутый] купол. Мы создали основу купола. Идея состоит в том, что, во-первых, мусор с меньшей вероятностью застрянет на дне, а во-вторых, крысам труднее взобраться на него.

Какие конструктивные особенности появились в результате гражданских исследований?

Мы наблюдали, как люди взаимодействуют с мусорными баками, которые либо пусты, либо полны, [что привело нас к] созданию такого рода ореола наверху наших баков.Та ручка, о которой мы упоминали ранее, мы спроектировали так, чтобы она поворачивалась на 360°, санитарный работник мог взять ее с любого направления, с которого он приближается к банке. И, отрегулировав его высоту и сделав его немного выше, мы увеличили пространство для ручки, что также создало этот ореол. Это обеспечивает немного больше защиты, когда мусор переполняется, он как бы сохраняет все в целости. Это не пуленепробиваемое решение, но это своего рода превентивная мера.

Еще одним важным открытием, которое мы получили в результате нашего исследования, было понимание людьми не только мусора, но и переработки: что можно перерабатывать, что нельзя перерабатывать и так далее. Таким образом, одним из элементов дизайна нашего готового проекта была модульная панельная система. Нынешние мусорные баки имеют небольшой знак, который предупреждает людей о штрафах за мусор или выбрасывание бытового мусора, за что вам могут выписать штраф. Это действительно небольшая площадь, и мы хотели увеличить вывески. Поэтому мы создали гораздо большую площадь для вывесок, чтобы город мог лучше общаться с жителями Нью-Йорка в целом.

На самом деле бары построены так, что эти панели на самом деле являются модульными, поэтому вы можете добавлять или удалять панели, что позволяет как местным районам, так и предприятиям настраивать их.Таким образом, вы можете спонсировать банку и превратить ее в рекламный щит с защелкивающимися панелями.

Это был всего лишь конкурс дизайнеров, были ли на вас наложены какие-либо ограничения по стоимости?

Было поэтому много ограничений по стоимости. Для конкурса это один из самых сложных проектов, над которыми я когда-либо работал. Многие соревнования основаны на будущем или гипотетических вопросах: «Как мы можем это улучшить?» или «Каково будущее технологий?» Это было очень похоже на вопрос «Как сделать что-то реальным?» Так что на протяжении всего нашего процесса нам очень повезло, что в Smart работает замечательная команда инженеров-механиков.

И это был для нас очень большой инженерный проект. С самого первого дня мы проектировали и проектировали каждую деталь так, чтобы она была долговечной и доступной, потому что, в конце концов, мы платим за эти вещи. Наши налоговые доллары ставят эти мусорные баки на улицу. Наши налоговые доллары идут на зарплату санитарным работникам. Поэтому мы хотели помнить о том, как мы тратим деньги города и деньги жителей.

Мы хотели создать что-то, что было бы одновременно и эстетически приятным, и устойчивым к внешним воздействиям. Таким образом, задача была надежной и долговременной, но при этом не слишком дорогостоящей. Эти элементы создают действительно сложный дизайнерский коктейль, но это то, что нам нравится. И интересно работать. Мы всегда говорим, что хорошие ограничения равны хорошему дизайну.

Есть ли шанс, что этот дизайн действительно пойдет в производство, если он будет выбран?

Очень надеюсь. Это масштаб проекта. Итак, еще раз, реальная причина, по которой мы должны были помнить как о инженерном производстве, так и о стоимости, заключается в том, что победитель должен фактически заменить мусорные баки здесь, в Нью-Йорке.Я уверен, что некоторые вещи придется изменить из-за источников, материалов и миллиона других переменных.

И чтобы было ясно, дизайн на улице прямо сейчас, это прототипы, которые мы построили прямо здесь. Мы сделали всю сварку. В конце концов, мы работали с производителем, но все исходные прототипы были сделаны внутри компании, а затем мы передали их производителю, который фактически выставил эти 12 на улицу, просто для уточнения.

Какова примерная их стоимость?

К сожалению, со стоимостью материалов и потенциалом этих внушительных тарифов, которые мы собираемся ввести, есть много вопросительных знаков, но наша цель состояла в том, чтобы убедиться, что они находятся в определенных рамках, подобных тому, что на улице сейчас.И мы были очень близки к этой цели.

Вероятно, мне следовало спросить об этом заранее: каков ваш опыт и как долго вы работаете в Smart Design?

Я заместитель директора по дизайну в Smart. Я руковожу отделом промышленного дизайна вместе с другим директором, работавшим над этим проектом, Джеймсом Краузе. Я работаю в Smart чуть больше года, так что это был один из первых проектов, к которым я присоединился.

Работа в Smart Design всегда была для меня большой личной карьерной целью, поэтому для меня было настоящим событием иметь честь работать здесь и иметь возможность представлять их на международной арене, на конкурсе этого шкала.

Я родом из Нью-Йорка, и как промышленный дизайнер у меня была возможность работать над самыми разными вещами в течение моей карьеры. До этого я был руководителем отдела дизайна в стартапе BarkBox в Нью-Йорке. До этого я был директором по дизайну у Марты Стюарт, курируя всю ее линию для кухни и дома. Я разработал флаконы для духов и бензопилы. Это будет моя первая корзина для мусора, но работать над ней было большой привилегией.

Мне кажется, именно широта взглядов делает профессию промышленного дизайнера такой увлекательной.

Именно поэтому я занялся этим в первую очередь, и именно поэтому я до сих пор этим занимаюсь.

_________________

Конкурс дизайнеров BetterBin «знаменует запуск инициативы Product Placed Института Ван Алена, новой серии конкурсов дизайнеров, направленных на создание инновационных продуктов для гражданского населения, которые улучшают жизнь в городе». Конкурс был спонсирован Департаментом санитарии Нью-Йорка, Американским обществом промышленных дизайнеров и Американским институтом архитекторов Нью-Йорка.
BetterBins от Smart Design в настоящее время можно увидеть в следующих местах Нью-Йорка:
— Мидтаун, Манхэттен: 9-я авеню между 43-й и 45-й улицами
— Флашинг, Квинс: главная улица между Мейпл-авеню и Черри-авеню
— Паркчестер , Бронкс: Касл-Хилл-авеню между Ньюболд-авеню и Эллис-авеню
Здесь можно отправить отзыв в DSNY.
Если у вас есть прошлогодний проект, которым вы гордитесь, потратьте несколько минут, чтобы отправить его на 2022 Core77 Design Awards.У нас есть 18 категорий практики, и в этом году у нас есть специальная премия в области устойчивого развития для любых проектов, оказывающих благотворное воздействие на окружающую среду. Посетите designawards.core77.com, чтобы узнать подробности и расписание.

Как бы вы спроектировали мусорное ведро? — Вопрос о дизайне продукта

Уточнение:

Этот мусорный бак предназначен для домашнего использования, использования в офисе или общественного использования/на улице? Общедоступное использование

Географическое местоположение этого мусора, где он будет впервые запущен — США

Общедоступное использование Мусорные баки:

  • Местами обычно являются улицы, туристические/людные места
  • Может быть один или 2 или более для разных виды отходов

Пользователи:

  1. Общественность, знающая, куда можно складывать
  2. Общественность, заботящаяся о чистоте в городе, но не знающая, что выбрать
  3. Люди, которым все равно и мусорить в этом месте

I Я собираюсь пойти с персоной пользователя для 2-й персоны и попытаться также решить пункт 3.

Общие принципы физического дизайна мусорного ведра

  1. Видимость для публики и доступность для всех типов людей — При необходимости его должно быть легко видно издалека — Привлекательные цвета и т. д. Дизайн должен быть таким, чтобы дети, люди с ограниченными возможностями
  2. Эстетика : Эстетичный дизайн, потому что люди, увидев чистый красиво оформленный мусор, должны быть осторожны и бросать мусор в мусорное ведро.Соединение на визуальном уровне — В терминах дизайна Концептуальное видение.
  3. Размер, вместимость: Соберите данные и дизайн для размера, который не будет заполняться быстро, и городским рабочим не нужно приходить заменять или опорожнять каждый час.

    Болевые баллы для персоны 2, расстановка приоритетов и метрики:

    1. Не знаю, где находится мусорное ведро. Как и в случае с waze, общественность может размещать фиксированные мусорные баки на картах.Это может быть опция в картах Google или Waze. Реализация этого должна быть средней сложности и может быть краудсорсингом, как waze. Влияние этого велико, поскольку люди могут держаться за свой мусор, когда знают, где он находится или близко ли он. Затраты будут на инженера или 2 затраты. P1
    2. Не зная, в какой мусорный бак бросить: Это может быть устройство распознавания изображений, которое может сканировать и идентифицировать пластик, отходы, компост и т. д. и направлять к нужному мусорному ведру. Это высокоэффективная образовательная долгосрочная выгода.Затраты заключаются в размещении блоков визуального отображения, датчиков распознавания изображений, и их, возможно, придется подключить к облаку для запуска вычислений. Затраты определенно высокие, от средней до высокой сложности. P1
    3. Так как они чистые, они могут не захотеть прикасаться к крышке — на основе датчика, как дозатор мыла. Простота создания, дополнительные расходы — P2

    Персона 3: Не заботиться об окружающей среде. Приоритизация и показатели:

    1. Позитивное подкрепление и геймификация: Предоставление зеленых баллов за каждый раз, когда они используют мусорное ведро: Должно быть приложение, которое накапливает точки и должны быть отсканированы. Для этого можно использовать блок визуального отображения, созданный для распознавания. П1. Связанные с этим затраты такие же, как указано выше, затраты ресурсов на создание приложения — 2 инженера в месяц — сложность: средняя P1.
    2. Воздействие на окружающую среду, образование: демонстрация плюсов и минусов того, что происходит с окружающей средой, с помощью механизма отображения в мусорном баке — это также может служить рекламным местом для монетизации. Используйте визуальный дисплей, чтобы показать эффекты: затраты, экран, батарея (может заряжаться от солнечной энергии), средняя четкость.Сложность: Просто, есть куча видео в автоматическом цикле. P2
    3. Вызов: с помощью визуального распознавания, если он видит какой-либо мусор в поле зрения камеры на 360 градусов, он просит прохожих бросить мусор и дает похвалу или зеленые баллы. Сложность: от средней до высокой: активное сканирование — время автономной работы, затраты на камеру 360, затраты на персонал — требуется больше инженеров. P3

    Приоритизация:

    На основе затрат, усилий, рентабельности инвестиций, компромиссов монетизации

     Принципы физического проектирования 1–3 должны быть включены.Может быть сделано и в настоящее время используется в определенных местах за небольшую дополнительную плату (дизайн и производство).

    На основе расстановки приоритетов:

    Я расставлю приоритеты: Не уверен, где находится мусорное ведро, Позитивное подкрепление и геймификация, Не знаю, какое мусорное ведро ставить первым

     

    карта мусора

    # людей, подписавшихся на приложение

    # людей/% прироста с течением времени регистрации и геймификации — ежедневно/еженедельно, гистограммы

    # людей, использующих корзину для идентификации опций.Со временем это должно снизиться\

    Скорость заполнения мусора: может быть неоднозначной в зависимости от размера и материала. Но для начала можно рассматривать как помолвку.

    Сводка:

     

    SF Supes рассматривает новые специально разработанные мусорные баки стоимостью до 20 000 долларов США за контейнер

    Последняя бесполезная работа в мэрии связана с давним проектом по замене городских уличных мусорных баков, и на этой неделе комитет Наблюдательного совета одобрил предложение изготовить 15 прототипов мусорных баков для испытаний на улице в конце этого года. Но поскольку это индивидуальный дизайн, каждый прототип стоит дорого.

    Сан-Франциско обычно не может сделать ничего проще, если от этого зависит его жизнь, и этот проект мусорного бака не является исключением. Речь идет о общепризнанной ненависти к круглым, темно-зеленым мусорным бакам, выглядящим как исторические, с всегда сломанными верхними секциями для переработки, которые были выпущены в 1993 году. лишний мусор на городских улицах, который может быть, а может и не быть основан на реальности.

    И, конечно же, продолжающееся использование этих мусорных баков, похоже, связано со скандалом вокруг Мохаммеда Нуру — как отмечает «Хроника» через супервайзера Мэтта Хейни, бывший глава отдела общественных работ отказался от попыток установить новые мусорные баки на улице и утвердил контракт на 5,2 миллиона долларов с компанией Alternative Choice LLC, которая связана с членом семьи опального городского подрядчика Уолтера Вонга, который в прошлом году признал себя виновным в отмывании денег и обвинениях в мошенничестве.

    Итак, при новом руководителе общественных работ, исполняющем обязанности директора Аларике Деграфинриде, город заключает контракт с расположенной в Окленде фирмой промышленного дизайна ICI (Институт творческой интеграции) на создание прототипов.Департамент получил информацию от общественности и Комиссии SF Arts, чтобы сократить количество вариантов до трех моделей-финалистов, показанных ниже.

    Три финалиста, через Департамент общественных работ Сан-Франциско

    У каждого прототипа есть свои плюсы и минусы, а модель «Соль и перец» предлагает такой же небольшой верхний бункер для вторсырья, как и существующие городские банки. Модель «Slim Silhouette» может лучше подойти для более узких тротуаров и предлагает отверстие для рециркуляции, до которого будет не так легко дотянуться, как в существующей модели.А «Soft Square» предлагает дверцу с ручкой для доступа к желобам для мусора и переработки.

    Как пояснили в Chronicle, когда в сентябре прошлого года были впервые представлены финалисты конкурса мусорных баков, эстетика — это только один из критериев, по которому будут оцениваться контейнеры. Каждая модель должна иметь крепкую дверцу на петлях, которую Recology может запирать и открывать; и у каждого должен быть передвижной съемный контейнер внутри, который можно загрузить в автоматический механизм опорожнения Recology на грузовиках.

    Но поскольку производство каждой модели стоит от 12 000 до 20 000 долларов за штуку, в итоге вы получаете такие заголовки, как этот от KTVU и этот от Chronicle, которые вводят в заблуждение хотя бы потому, что окончательная цена за банку, вероятно, будет намного дешевле, когда они производятся серийно.

    Как сообщает «Хроника», город уже отказался от компакторов на солнечной энергии от Bigbelly, 150 из которых теперь усеивают Тендерлойн, отчасти благодаря местному общественному благотворительному району. Общественные работы говорят, что эти банки, которые стоят около 4000 долларов за штуку, слишком легко ломаются и не соответствуют указанным выше критериям Recology — кроме того, Нуру был настроен против них, возможно, по вышеупомянутой причине коррупции.

    Когда в ноябре начнется этап тестирования мусорных баков, мусорные баки, которые уже были массово произведены для других городов, будут опробованы вместе с тремя нестандартными прототипами, пять из которых должны быть произведены ICI.

    Предложение по мусорным бакам, которое все еще должно быть одобрено всем советом, стоит 537 000 долларов, включая 15 прототипов, 10 передвижных внутренних контейнеров, покупку существующих моделей в других местах и ​​управление проектом.

    «20 000 долларов за банку — это смехотворно», — говорит Хейни Chronicle, но он говорит, что проголосовал за выдвижение предложения в интересах времени.

    «На наших улицах и тротуарах царит беспорядок, и консервные банки, которые у нас сейчас есть, на самом деле являются частью проблемы», — говорит он.«На данный момент они уже придумали дизайн, мы не будем экономить время, чтобы вернуться назад, но очень расстраивает, что они выбрали этот путь».

    Существующие модели мусорных баков из других городов будут стоить от 3000 до 5000 долларов за штуку, но сотрудники общественных работ говорят, что большинство из них либо слишком велики для наших тротуаров, либо имеют отверстия, в которые слишком легко добраться.

    Без сомнения, цена вырастет, когда полный пансион примет предложение.

    Конкурс дизайна

    Salvations превращает мусор в мебель

    Для некоммерческой организации The Green Project, организованного в рамках конкурса дизайна Salvations, художники и дизайнеры создают мебель, освещение и функциональное искусство из утилизированных материалов.Мероприятие включает в себя гала-концерт и аукцион, вырученные средства от которых пойдут на поддержку некоммерческой организации.

    «Основная наша миссия в The Green Project — развивать культуру творческого повторного использования», — говорит Хейли Эллисон, координатор по связям с The Green Project, которая отмечает, что мероприятие связано с миссией, побуждая людей понять, что Мусор человека может быть ценным для другого человека.

    Возвращаясь после трехлетнего перерыва, это девятое ежегодное мероприятие. Участники из Луизианы и побережья Мексиканского залива имеют право участвовать.Конкурсный процесс, состоящий из трех этапов, включает в себя подачу заявки (до 30 сентября 2018 г. ), подачу проекта и оценку местной комиссией. Не менее 90 процентов готового дизайна должно быть изготовлено из переработанных материалов. Представленные работы будут оцениваться по мастерству, использованию утилизированных материалов, функциональности, инновациям в дизайне, а также общей эстетике и пропорциям. Победитель конкурса Best in Show получает 1000 долларов.

    Sara Essex Bradley

    Участники могут забрать материалы из архитектурного магазина The Green Project и даже выбрать переработанную краску.Организация является единственным центром переработки красок в Южном заливе. По словам Эллисон, компания собирает пригодную для использования латексную краску, смешивает ее для создания новых цветов и продает населению по низкой цене. Художники также спасают материалы от ныряния в мусорные контейнеры, собирая коряги или собирая материалы из проектов по ремонту дома, и это лишь некоторые из источников.

    Помимо творческого сбора средств, конкурс дизайна «Спасение» является образовательным мероприятием для сообщества. «В Новом Орлеане вся зеленая революция медленно прижилась.Это еще один творческий способ показать людям, как можно использовать экологически чистые материалы», — говорит Номита Джоши-Гупта, член правления The Green Project и владелец Spruce, магазина обоев, тканей и дизайна в Новом Орлеане.

    «Это просто способ научить людей повторно использовать эти высококачественные материалы, которые мы использовали в прошлом», — говорит Джоши-Гупта, который отмечает, что когда ураган Катрина потребовал восстановления города, особенно его многочисленных исторических домов , что начал происходить сдвиг в сторону повторного использования.«Я думаю, что каким бы ужасным ни был [ураган] Катрина, у всех нас, кто пережил его, когда мы вышли из него, было уникальное чувство, что мы должны что-то сделать, и мы должны начать все правильно. Это нужно делать правильно».

    Sara Essex Bradley

    Благодаря конкурсу дизайна Green Project добавил к разговору об ответственном повторном использовании. «Цель состоит не только в том, чтобы провести этот сбор средств для «Зеленого проекта», но и в том, чтобы поднять настроение художникам и дизайнерам, которые используют спасенные материалы, потому что это выгодно для всех — не допускать попадания пригодных для использования материалов на свалку, показывая другим, что они красивы и пригодны для использования. и действительно удивительные, уникальные произведения», — говорит Эллисон.

    В 2015 году дизайнер интерьеров Вивиан Кан получила награду «Новичок года». Одним из ее представлений был деревянный зигзагообразный стол. «Мне нравится переворачивать вещи и делать их не совсем такими, как ожидалось», — говорит Кан.

    Она и ее плотник отправились в «Зеленый проект» на поиски материалов. Стол был сделан из лестничных косоур и гравия, собранного из свай возле магазина Green Project. В столе, на 100% переработанном, даже использовались переработанные гвозди.

    Crystal Shelton

    Кан представил на конкурс четыре предмета (столы и стул), изготовленные из переработанной плитки и других материалов.«Вы можете взять что угодно и сделать что-то веселое, функциональное и интересное», — говорит Кан. У нее уже есть дизайнерские идеи, готовые к конкурсу этого года.

    Как отмечают организаторы, у конкурса большие образовательные и просветительские возможности. «Я думаю, что это все равно, что бросить камень в воду — от него будет рябить вода», — говорит Кан.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.