Дом музей чуковский фото: Недопустимое название

15 Июл

Содержание

Переделкино. Дом-музей Корнея Чуковского — Как прекрасен этот мир! — ЖЖ

Из рассказа «Розы и шипы» К.И.Чуковского. Дом-музей в Переделкино»

Переделкино всегда было особым миром, творческой галактикой.
И продолжает быть.
Не знаю, как точно сформулировать, но поднимая голову на высоченные переделкинские сосны, подпирающие верхушками небо, почему-то начинаешь верить в то, что даже ветер, штормящий ветки, здесь какой-то не такой как везде. А несет в себе энергию творческого созидания.
Переделкино – уникальное место.
Даже сейчас, когда город (район Ново-Переделкино) подошел к этому зеленому островку совсем близко, Переделкино сохранило интеллигентную отстраненность от суеты. Даже сейчас его новоприбывших гостей охватывает некая робость от соприкосновения с невидимо очерченным, но точно существующим другим миром.

Сейчас в дом-музей попасть архисложно. Интернет полнится слухами о «двухгодичной» очереди на запись для посещения. Но мы слухам не верим.
Звонок в сентябре позволил нам записаться на посещение музея в один из удобных для нас дней школьных зимних каникул.

Дачи писателей в Переделкино
В 1934 году началась вторая пятилетка, была спасена экспедиция с затертого льдами парохода «Челюскин» в Беринговом проливе, запущена в воздух уникальная разработка советских ученых стратосферный аэростат «Осоавиахим-1», и … построено Переделкино.
Пишут, что идея создания сосново-дачного рая для писателей принадлежала Горькому. Принадлежать она, может, и принадлежала, но мы же знаем, кто одобрял/или не одобрял подобные проекты… Идея в принципе вписывалась в задачи новой пятилетки «превращение всего трудящегося населения страны в активных и сознательных строителей социалистического общества» и «решительное улучшение всего жилищного дела в СССР». Да и вообще пролетарскому государству не помешало бы причесаться и умыться, и разделить культ крестьянского серпа и рабочего молота с творческим пером.
Довольно быстро в соснах Переделкино как грибы выросли дачи, двухэтажные, деревянные, построенные по немецкому проекту в количестве 50 штук. Распределял их, наверное, булгаковский МАССОЛИТ… Извините, шутка неуместна.
Дачи, получили, действительно талантливые люди, хотя за чистоту совести некоторых поручиться сложно… – Пастернак, Кассиль, Ильф и Петров (по раздельности)), Бабель, Эренбург, Пильняк и др. Это первые «поселенцы», вернее их арендаторы – Литфонд разрешал лишь прижизненную аренду.
Потом в Переделкино приедут Александр Фадеев, Лиля Брик, Александр Довженко, Булат Окуджава, Белла Ахмадуллина, Ираклий Андроников, Евгений Евтушенко и др. (Не знаю, можно ли дополнить список именами Церетели, Юдашкина и Юрия Антонова ?).
Чуковский поселится здесь на даче в 50-х годах. В 1969 году «арендовать» дачу уже перестанет… По идее дачу у семьи должны отнять… Но из-за того, что его дочь Лидия состоит в Союзе Писателей, до 1974 года дом останется принадлежать Чуковским. После (а тогда произойдет её исключение из данной организации за «антисоветские настроения»), вплоть до 1996 года за этот дом будет битва. Будут суды, унижения, отказы, но – справедливость восторжествует. Иначе и быть не может.
И Чудо-дерево «расцветет» всевозможной детской обувкой.
В 1996 году двери дома-музея Корнея Чуковского распахнутся перед посетителями…

Дом-музей Чуковского. Как попасть
Сейчас в дом-музей попасть архисложно. Интернет полнится слухами о «двухгодичной» очереди на запись для посещения. Но мы слухам не верим.
Звонок в сентябре позволил нам (группе родителей с детьми) записаться на посещение музея в один из удобных для нас дней школьных зимних каникул.
Волшебный телефон (по которому отвечает не Слон, а очень вежливый голос) – (495) 593 26 70
Адрес: Московская область, Переделкино, ул. Серафимовича, д.3
Режим работы: вторник, птн.-вскр. с 11 до 18, среда-чтв. с 12.45 до 21
Понедельник и последний день месяца – нерабочие.

Стоимость билета: с 45-ти минутной экскурсией – 150р., без экскурсии: взрослый – 100р., студенческий – 70р., школьный – 50р., для пенсионеров – 50р., часть льготных категорий посетителей – бесплатно.

Поразила-потрясла вот эта странная расценка: «Один кадр фотосъемки материалов экспозиции музея – 500р.». Что тут сказать – нечего. В воздухе зависли просто два вопроса: «Почему?» и «За что?»…)((… Не зная об этом, я сделала всего один кадр в кабинете, потом нас предупредили, разрешив сделать, правда, несколько фотоснимков с детьми…

Сайт о Переделкино: peredelkino-land.ru
Сайт о семье Чуковских: chukfamily.ru
Сообщество в жж: chukovskie.livejournal

Дом-музей Чуковского. Внутри
Ощущения, когда отворяешь деревянную калитку и заходишь на территорию, щекочущие.

Сразу рядом с домом видим смешное дерево, то самое, «А у наших у ворот чудо-дерево растет! Чудо, чудо, чудо, чудо расчудесное!» :). Нас ещё заранее предупредили, чтобы мы по возможности прихватили с собой какие-нибудь старенькие сандалетки для пополнения истрепавшихся «цветочков». Но мы забыли и это было обидно.

Сам дом желтый, двухэтажный, с застекленной верандой в сад, красивыми оконными переплетами.

Рядом с домом ещё два домика, один похож на сарай, во втором живет сторож. Участок выглядит необъятным и условно делится на меньшую часть с садиком и бОльшую с лесом, в котором можно заблудиться :).

К нам выходят экскурсоводы, мужчина и женщина. Приглашают заходить в дом. Вваливаемся разновозрастной толпой человек в тридцать, разрумяненных морозцем, и жмясь друг к другу, снимаем верхнюю одежду в довольно узкой и тесной прихожей. Нас делят на две группы. Для одной половины экскурсия начнется со второго этажа, для нас – с первого.

Заходим в комнату с красивым окном-эркером с расчудесным видом на зимний лес.

Взрослые чинно усаживаются на скамью, дети – на большого плюшевого крокодила на пол.
Экскурсовод (мужчина) мастерски захватывает внимание аудитории, к слову сказать, прилично шкодливой и вертящейся. Он рассказывает нам о Чуковском по-актерски играя тембром и тональностью голоса, по-детски доверительная интонация располагает, подкупает и обезоруживает некоторых хулиганов. Минут 10 вербальная информация подкрепляется визуальной – нам ставят диск со стареньким (40-х годов) черно-белым мультфильмом по стиху о телефоне, одним из рисованных персонажей которого является сам Чуковский. Он и озвучивает, а мы с замиранием слушаем его голос, немного шероховатый от давности кинопленки.
Ещё нам показывают уникальное издание первой стихотворной детской сказки Чуковского «Крокодила» нач.20в. с черно-белыми иллюстрациями известного в те времена художника-карикатуриста Ре-Ми (Ремизова Н.В.).

Потом «добро пожаловать» в Зал с сочно-синими обоями. Из запомнившегося там – хрустальная пара кувшин с чашей, подаренная Агнией Барто и называемая «Мойдодыром», и стол со стульями из пестрой карельской березы с забавными резными ножками. На них так искусно выточены головы львов, что если сесть на корточки и смотреть на них снизу, то увидишь львиную улыбку, если стоя сверху, то грозный рык. ). Здесь есть дверь на летнюю террасу, но сейчас она закрыта, а наше воображение красочно рисует чудесные домашние чаепития со смехом, спорами и разговорами, вишневым вареньем и вкусным пышным пирогом, которые конечно же проходили на ней :).

Потом меняемся с первой группой этажами. По узкой и поскрипывающей деревянной лестнице поднимаемся наверх, здесь посещаем две комнаты – кабинет и библиотеку (комната его жены тоже закрыта). Видим массу интересного.

В Библиотеке вдоль стен стоят стеллажи с книгами (озвучивается информация об их количестве 5 тысяч экземпляров), чуть ли не половина – на иностранном языке. Из рук в руки переходит японская музыкальная шкатулка с небольшим зеркальцем на внутренней стороне крышки. Нам говорят, что, если посмотреться в него один раз, то на всю жизнь сохранить свою красоту/загадать желание (два раза смотреться в него уже нельзя!)). А дверью стоит сучковатая дубинка, которая, оказывается, была и тростью Корнея Ивановича, и инструментом жонглера – он мог держать её на пальце и не давал упасть какое-то время.

Откуда-то извлекается большая и длинная металлическая пружина, похожая, а большую неуклюжую гусеницу, которую экскурсовод, выстроив детей вдоль стенки на лестнице, запускает вниз. Оказывается неуклюжесть мнимая, и что пружина ловко, как заправский акробат, делает чпоки-чпоки и спускается с самой верхней ступеньки до нижней. Её подарили американские физики, изучавшие колебания волн, под действием которых, оказывается, она умеет проделывать такие спуски.

Пружинка на верхней ступеньке

Уже внизу. Быстрая какая

В Кабинете снова книги. Узкая кровать. Картины и фотографии. Письменный стол. Мантия и шапочка из Оксфордского университета. Индейский головной убор из птичьих перьев (изрядно заношенный :)). Комод. Игрушки. Смешной ослик, на которого детям дают слегка дунуть и он смешно заваливается набок (есть рычажок). Много чего.

Потом мы довольные-предовольные спускаемся и набиваемся в маленькую комнатку-пенал с т.н. сувенирами. Здесь можно купить «примерно такую же» волшебную пружинку (покупаем), почти такого же послушного ослика/обезьянку (заверните) и книги. Чуковского и о Чуковском. Выбираем воспоминания дочери Лидии.

Потом был костер. Территория участка огроменная – 2 гектара (лично уточнила размер у экскурсовода :)).

Протаптываем тропинку по сугробам, нам приносят подготовленные полешки и жидкость для розжига.

Наш экскурсовод по музею

Мгновение и дети уже веселятся, поджаривая хлеб на веточках (мы были в пост, поэтому колбасным радостям не предавались).

Достаются термоса с горячим чаем, пакеты со сладким, и вот уже активные родители выстроились в хоровод вокруг костра и мы играем во что-то классное и веселое. Ловим неловких, салим, догоняем, хохочем. Здесь ещё есть специальная летняя сцена и ряды заснеженных сейчас скамеек — именно тут проходят веселые летние Костры, которые придумал и так любил Корней Иванович.

Но всё хорошее когда-нибудь заканчивается.
Благодарим экскурсоводов от всего сердца.
Очень. Очень довольны своим знакомством с Переделкино и домом (музеем) Корнея Чуковского.

Теперь на этом я хочу остановиться.
Это сладкая часть экскурсии.
Давайте вернемся к Корнею Ивановичу.

О другом…. Настоящий Чуковский это –

прежде всего Переводчик

«Ехали медведи на велосипеде, а за ними крот задом наперед, а за ним комарики на воздушном шарике…»
«Вдруг из подворотни страшный великан, рыжий и усатый та-ра-кан! Таракан, Таракан, Тараканище!…»
«А слониха вся дрожа, так и села на ежа…»
«Рыбы по полю гуляют, жабы по небу летают…»

«Утюги за сапогами, сапоги за пирогами, пироги за утюгом, кочерга за кушаком…»
«И сел на орла Айболит, и одно только слово твердит «Лимпопо, Лимпопо, Лимпопо…»

«Маленькие дети ни за что на свете не ходите в Африку, в Африку гулять!… Потому что Бармалей любит маленьких детей…»

Я думаю, что на вопрос, кто написал эти строки, вы полностью и не ответите… или ответите так: «детский поэт-сказочник Корней Чуковский».
А это неверно!
Никакой Чуковский не поэт, не сказочник, и не детский! А серьезнейший писатель-исследователь и великолепный переводчик! Прежде всего, а потом уже и детский поэт. Из 15 томов его литературного наследия, всего лишь два тома занимают произведения «для» и «о» детской аудитории, и это не считая его знаменитых переводов.
Корней Иванович Чуковский многолик как венецианский карнавал :).
Чуковский это Марк Твен (Приключения Тома Сойера и Гекельберри Финна, «Принц и нищий» и др.)!
Чуковский это Роберт Льюис Стивенсон («Остров сокровищ»)!
Чуковский это Рудольф Эрих Распэ («Приключения барона Мюнхгаузена»)!
Чуковский это Шекспир, Оскар Уайльд, Уолт Уитмен, Редъярд Киплинг, Артур Конан Дойль, О’Генри и многие другие!

Из подчас тяжелых и занудных оригиналов (камень сейчас летит в сторону Стивенсона), отягощенных излишними подробностями и кровавыми деталями, Чуковский сделал бриллиантовые переводы. Целой том «Историй доктора Дулитла» англичанина Хью Лофтинга Чуковский превратил своим переводом в блистательную сказку (причем и в стихах, и в прозе), которую наизусть (если спросить) помнят все наши взрослые и дети…

Вы только вдумайтесь в это! Возьмите сейчас любимую книжку детства, посмотрите кто переводчик…

Чуковский (Коля Корнейчуков) — незаконнорожденный мальчик из небогатой семьи, сам, самостоятельно, без чьей либо помощи выучил английский. «Он использовал метод каждодневно выучивать десятки слов». Расклеивал газеты – и учил, зубрил, учил. «Я бесконечно учу слова…». Позже, занимаясь со своими собственными детьми, он заставлял и их учить английский язык. «Выученным английское слово он считал лишь в том случае, если дети его знали во всякую минуту, в любом контексте, во всех видах и форме». Вносил элемент игры, составляя различного рода ахинейские тексты детям для перевода, как, например, следующий: «Старая дева, объевшись замазкой, упала в пруд. Бурный южный ветер гнал её прямо на скалы. Но в эту минуту прилетела ласточка и клювом вцепилась в её волосы». Зато после перевода подобной галиматьи, дети легко могли читать даже сложносочиненные тексты Диккенса»… (Из «Воспоминаний детства» Л.Чуковской)

И ещё про тонкости перевода.
Вот посмотрите и сравните КАК переведена фраза из Марка Твена. ! …
«They tramped gaily along, over decaying logs, through tangled underbrush, among solemn monarchs of the forest, hung from their crowns to the ground with a drooping regalia of grapevines. » / «Они весело шагали через гниющий валежник, пробираясь сквозь заросли, между стволами могучих лесных королей, с венценосных вершин которых свисали до самой земли длинные виноградные плети, как знаки их царственной власти».

Поэтому ещё раз, и ещё много-много раз самая искренняя и сердечная благодарность тому невидимому Чуковскому, который скромно спрятал за авторами оригиналов своё имя, труд и блестящий перевод, а иногда и заново написанный текст. Спасибо Корнею Ивановичу за счастливые часы моего детства, проведенные за чтением этих книг.

и только потом Детский Поэт

Детские стихи Чуковского… Вы думаете они простые как калоши?
Вы не правы!
Они – гениальны. А все гениальное просто. На первый взгляд.

«И кастрюля на бегу, закричала утюгу: «Я бегу, бегу, бегу, удержаться не могу!»
Чуковский обладал изумительным внутренним слухом и чувствовал, буквально видел музыкальную ритмику слов. Об этом четырехстишии он говорит так: «Шесть ГУ на четыре строки призваны передать фонетически стремительность и легкость полета. Бойкая и легковесная кастрюля пронеслась лихим четырехстопным хореем мимо отставшего от нее утюга…»

«Утюги бегут покрякивают, через лужи, через лужи перескакивают». Здесь Чуковский пишет: «Так как утюги увесистее юрких кастрюль, я оснастил свои строки о них тягучими сверхдактилическими рифмами. По-кря-ки-ва-ют, пе-ре-ска-ки-ва-ют — неторопливые протяжные слова с ударением на четвертом слоге от конца. Этим ритмическим рисунком попытался я выразить чугунную тугонодвижность утюгов…»

«Вот и чайник за кофейником бежит, тараторит, тараторит, дребезжит». — Чуковский: «У чайника другая «походка»- шумная, суетливая и дробная. В ней мне послышался шестистопный хорей…»

«А за ними блюдца, блюдца — дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля! Вдоль по улице несутся — дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля! На стаканы — дзынь!- натыкаются, и стаканы — дзынь!- разбиваются». — Чуковский: «Эти стеклянные, тонко звенящие звуки, вновь вернули сказке ее первоначальный напев…»

«А за нею вилки, рюмки да бутылки, чашки да ложки скачут по дорожке». – Чуковский: «Чуть только передо мною пронеслась разная кухонная мелочь, четырехстопный хорей мгновенно преобразился в трехстопный…»

Вот вам и «простые» «примитивные» детские «стишки».
Он слагает стихи, как композиторы пишут музыку. У него буквы – ноты.
Он слышит буквы.

Главное – что и сейчас к литературному наследию Чуковского огромен. Настолько огромен, что даже в условиях жесткой книжной конкуренции издательства выпускают его 15-ти томное собрание сочинений!

И хочу закончить свой рассказ о нем вот этой цитатой из «Памяти детства» Лидии Чуковской:
— Нẻчего, нẻчего! – прикрикнул он. (Терпеть не мог углубляться в плохое). – Промокли, размокли… Долго ещё вы будете тратить время на разговоры об этой чепухенции? Живы? Здоровы? Радуйтесь!

Рассказ «Розы и шипы» К.И.Чуковского. Дом-музей в Переделкино»

Посты по тэгу «я/Киндер-сюрприз»:
Молочная ферма «Рыжово». А сколько корова даёт молока?
Апрель. Лапландия. Полярный круг. Санта Клаус
Письмо счастливого человека и Рассказ про волшебного палтуса
В Клину родилась «Елочка». Поездка на фабрику ёлочных игрушек
Подмосковные приключения. Водопад «Радужный»
В гостях у зубров. Приокско-террасный заповедник
Подмосковье. Страусиная ферма
Как я покупала dvd с фильмом «Чук и Гек»
Аз-Буки России нач.20в. Азбука Бенуа
Нестинары или Обожженное сердце (Экскурсия «Болгарское село»)
Солнечный Берег/Слынчев бряг. Главные составляющие вашего отдыха. Море и пляж
Содертелье (Södertälje). Парк Экспериментов Тома Тита

Дом-музей Чуковского: экскурсии, история

Дом-музей Чуковского гостеприимно встречает своих посетителей уже на протяжении не одного десятка лет. Еще при жизни поэт сетовал на то, что читателям знакомы не все грани его творчества. Экспозиции, представленные в музее, восполняют существовавший многие годы недостаток информации о жизни и творческой деятельности писателя. Корней Иванович Чуковский предстает перед посетителями не только как детский поэт, но и как публицист, литературовед, серьезный критик, переводчик, журналист, общественный деятель.

Адрес дачи

Дом-музей Корнея Чуковского расположен в дачном поселке Переделкино. Это место в Подмосковье хорошо известно не только жителям столицы, но и любому гражданину, кому дорого литературное наследие страны.

Именно в этом поселке жили и работали многие известные советские писатели, чье творчество приходится на период с 1930 по 1990 год. Не удивляет тот факт, что Переделкино очень часто называют писательскими дачами.

Один из домов дачного поселка вместе с семьей занимал Корней Иванович. Впоследствии здесь и был организован дом-музей Чуковского. Место расположения знаменитой дачи сегодня известно многим. В Одинцовском районе Московской области, в поселке Переделкино, на улица Серафимовича, в доме № 3 и сегодня рады видеть гостей.

О чем рассказывает интерьер дома

Создавая дом-музей Чуковского, его сотрудники постарались сделать так, чтобы дача писателя сберегла то тепло, которым она была всегда наполнена при жизни Корнея Ивановича.

С этой целью в музее сохранены многие личные вещи писателя, мебель, предметы интерьера. Книги на полках, картины и графика на стенах, другие предметы в обстановке квартиры указывают на связь хозяина дачи со многими талантливыми современниками.

Напоминание о настоящей дружбе и сегодня хранит дом-музей Чуковского. Илья Репин, Александр Блок, Владимир Маяковский, Александр Куприн, Александр Солженицын и многие другие известные представители русской интеллигенции входили в круг знакомых и друзей писателя.

Отношение поэта к детям

Дом-музей К. И. Чуковского хранит много вещей, описание которых можно встретить в произведениях для детей — черный дисковый телефон, кувшин для воды, макет чудо-дерева. Дети, приходившие в гости к писателю, узнавали эти предметы, что всегда вызывало у них неописуемый восторг. А писатель с любовью хранил вещи, ставшие такими известными благодаря его произведениям, большинство из которых уже долгие десятилетия почитаемы малышами.

Особым было и отношение Чуковского к подрастающему поколению. Писатель всегда с радостью принимал маленьких гостей в своем доме. В последние годы жизни такие встречи стали регулярными. Корней Иванович Чуковский любил беседовать с детьми, он устраивал игры с ними, читал вслух свои произведения. На территории дачи было место, где разжигали костер и устраивали около него всевозможные забавы, вели задушевные беседы или просто мечтали. На такие мероприятия собиралась детвора со всего поселка.

Дом-музей Корнея Чуковского в Переделкино сохранил традицию проведения «костров» до наших дней. Это мероприятие проходит в музее ежегодно осенью и весной, а съезжаются на него дети из разных уголков страны.

Семья писателя

Дом-музей Чуковского в Переделкино бережно хранит материалы, касающиеся не только жизни и творчества самого поэта, но и его семьи. А она была большой и очень дружной. Мария Борисовна Чуковская — верная спутница писателя. Корней Иванович тяжело переживал смерть жены, с которой они прожили вместе 52 года.

Двое старших детей писателя пошли по стопам отца и тоже были связаны с литературной деятельностью. Дом-музей К. И. Чуковского во многом должен быть обязан дочери писателя — Лидии Корнеевне. Именно благодаря ей здесь была воссоздана обстановка, существовавшая при жизни отца. Она принимала первых посетителей музея. Ей пришлось проявить твердость и настойчивость, когда даче грозило закрытие.

Борис, младший сын писателя, погиб во время войны с фашистскими захватчиками, а дочь Мария умерла еще в детском возрасте. Потерю детей Чуковские тяжело переживали.

Позднее семья пополнилась внуками и правнуками, которых Корней Иванович и его жена с радостью принимали у себя. Дом Чуковских, как уже говорилось, всегда был полон детей.

Демократические взгляды писателя

Общеизвестен факт, что Корней Иванович Чуковский был приверженцем демократических взглядов даже в те времена, когда они не приветствовались правительством страны, политической партией. Это же являлось причиной натянутых отношений с коллегами.

Противоборство было настолько серьезным, что незадолго до своей смерти Чуковский составил список фамилий писателей, которые не должны были присутствовать на его похоронах.

Зато дом в Переделкино всегда был открыт для людей с прогрессивными взглядами. Например, Александр Исаевич Солженицын продолжительное время жил у Чуковских на даче. Здесь ему был выделен кабинет, где писатель работал. Экспозиции музея рассказывают и об этом интересном факте.

Дом-музей Чуковского. Экскурсии и экспозиции

С 1994 года дача, где жил Корней Иванович Чуковский, получила статус филиала Государственного литературного музея. В 1996 году здесь закончились реставрационные работы. С тех пор дом писателя регулярно принимает посетителей.

Сотрудники музея предоставляют гостям возможность выбирать тематические экскурсии, лекции и другие мероприятия. Они разработали специальные программы для школьников, студентов, маленьких детей и их родителей. Материалы лекций, экспозиции музея знакомят посетителей с творчеством писателя, его отношением к литературе. В ходе экскурсий можно узнать об истории создания популярных произведений Чуковского, услышать много поучительных историй из жизни писателя, получить новые знания о русской литературе.

В гости к писателю

Дом Корнея Ивановича Чуковского ждет своих посетителей ежедневно, кроме понедельника. Уточнить график работы музея, тематику экскурсий, лекций, праздничных мероприятий можно на официальном сайте Государственного литературного музея. Здесь же предоставляется информация о стоимости входных билетов и других видов услуг.

Чтобы добраться до дачи писателя, гости и хозяева столицы могут воспользоваться железнодорожным транспортом. Электропоезд отправляется с Киевского вокзала и следует до станции Переделкино.

По пути от станции к музею посетители успеют насладиться красотой соснового леса, вдохнуть его ароматы. А экскурсия, подготовленная сотрудниками музея, станет незабываемым событием в жизни детей и взрослых.

Дом-музей Чуковского и других писателей в Переделкино

Переделкино — дачный посёлок, не имеющий статуса населённого пункта, входящий в состав посёлка ДСК «Мичуринец». Расположен на территории поселения Внуковское в Новомосковском административном округе Москвы, рядом с платформами Переделкино и Мичуринец.

Переделкино: городок русских писателей и поэтов

В 1933 году в Переделкине был создан писательский посёлок, в котором в разное время проживали Борис Пастернак, Корней Чуковский, Виктор Боков, Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Булат Окуджава, Белла Ахмадулина и другие. В 1988‑м посёлок получил статус историко-культурного заповедника.

История создания

В XV веке на территории Переделкина находилась деревня Передельцы, которой в разное время владели Леонтьевы, Долгоруковы и Самарины. Благодаря сосновым лесам Переделкино издавна известно своим лечебным климатом. В XIX веке в лесу организовали государственный туберкулезный диспансер, который после революции пришел в запустение.

В 1934 году Максим Горький поднимает вопрос об основании в Переделкине писательского городка. Возможно, выбор писателя был продиктован тем, что он сам страдал чахоткой и в тех местах ему стало значительно лучше. За несколько лет в лесу было построено 50 деревянных домиков, в которые заселились советские писатели, известные и не очень.

Первыми гостями Переделкина стали А. Серафимович, И. Эренбург, Л. Леонов, Л. Каменев, К. Федин, И. Бабель, В. Иванов, Б. Пильняк, Л. Кассиль, Б. Пастернак, И. Ильф, Е. Петров и другие. Здесь писатели обретали новую любовь и переживали семейные драмы, испытывали «второе рождение» и сводили счеты с жизнью.

Многие были похоронены на местном мемориальном кладбище. Таким образом, дачи в Переделкине на протяжении всего XX века были тесно связаны с историей русской литературы.

Дом Корнея Чуковского

Один из самых известных жителей Переделкина – Корней Иванович Чуковский. В 1950‑х годах писатель переселяется из Москвы в дачный поселок (ул. Серафимовича, 3). Вся его жизнь была настоящим служением детям.

Чуковский посещал местные приюты, школы, детские сады. На своем участке он организовывал детские праздники-костры, на которых выступали писатели, поэты, артисты, фокусники. Декорации для таких праздников на своем месте и сегодня, поэтому экскурсия в дом-музей Чуковского будет одинаково интересна и взрослым, и детям.

Дом-музей Чуковского в Переделкино

В Переделкино пришло известие об избрании Чуковского доктором литературы Оксфордского университета. До него такой чести из русских писателей удостаивались только Василий Жуковский и Иван Тургенев. Уже будучи больным, Чуковский составил список писателей-соседей, которых велел не допускать на свои похороны. Список включал многие известные имена.

В 1996 году дача Чуковского стала отделом Государственного литературного музея. Интерьер дома-музея сохранен таким, каким он был в последние годы жизни писателя. Даже необычный для поселка – желтый – цвет внешних стен – точно такой, каким был при хозяине.

В кабинете много интересных предметов: черный телефон, по которому Чуковскому «звонил слон», «Чудо-дерево», убор индейца с перьями, в котором Корней Иванович играл с детьми.

В доме Чуковского долгое время жил А. Солженицын, официально считавшийся дворником, в музее хранятся его рабочий стол и экспонаты, посвященные его творчеству. В доме-музее Чуковского в Переделкино сохранилась библиотека и большая коллекция классической литературы.

Дача Бориса Пастернака

В поселке писателей (ул. Павленко, 3) с 1936 по 1960 год жил Борис Пастернак. На даче, после 10 лет молчания, поэт снова начинает писать стихи. В этом доме он работает над переводами Шекспира, Гёте, Шиллера – лучшими переводами, которые когда-либо были сделаны на русском языке.

Роман «Доктор Живаго» был закончен в Переделкине, и здесь же в 1958 году Пастернак узнал, что ему присуждена Нобелевская премия по литературе, от которой он был вынужден отказаться.

Дом Бориса Пастернака похож на все остальные: «Двухэтажные дома стояли на лесных участках, их отличало обилие широких окон и застекленных террас, сильно выдающихся вперед полукруглых веранд – фонарей» (из эссе внучки поэта Е.Л. Пастернак).

Здесь «парадности и представительности не было, но расположение было удачнее других – это закругленная перспектива поля со старинной церковью почти на горизонте, за домом – хвойный лес, который рос так плотно, что выглядел непроходимым».

Сегодня в доме все в точности так, как было при жизни литератора – семья детально сохранила обстановку комнат, предполагая, что рано или поздно в их стенах будет музей. И действительно: в 1990 году ко дню столетия Пастернака в доме открылся филиал Государственного литературного музея.

Не удалось сохранить знаменитое поле Пастернака – территория против музея обнесена забором и застраивается.

Другие знаменитые жители

Один из самых молодых музеев в Переделкине – музей Булата Окуджавы, созданный в 1998 году. В поселке поэт прожил 10 лет, с 1997 года, в окружении своих друзей: Беллы Ахмадулиной, Евгения Евтушенко, Фазиля Искандера, Анатолия Рыбакова, Вячеслава Иванова и многих других.

Здесь все, как прежде: и «роза красная в бутылке», и пепельница на письменном столе, и самодельные полки с книгами, и вид из окна. Музей делится на две части: одна повествует о жизни и творчестве Булата Окуджавы, другая отдана его окружению, поэтамшестидесятникам.

В 2010 году на ул. Гоголя, 1 открылась галерея Евгения Евтушенко, созданная по инициативе и на средства поэта. Здесь выставляются фотографии, сделанные им в путешествиях через полмира, и подаренные литератору картины, в том числе известных художников.

На втором этаже воссоздана обстановка рабочего кабинета, собраны награды и фотографии из личного архива Е. Евтушенко.

Достопримечательности поселка

Нельзя обойти вниманием то самое мемориальное кладбище (ул. 5‑я Лазенки). До появления литературного поселка оно было рядовым поселковым, а сегодня не менее примечательно, чем Ваганьковское или Новодевичье.

Здесь покоятся Корней и Лидия Чуковские, А. Тарковский, Б. Пастернак, Р. Рождественский и другие. На лугу вблизи храма ведется строительство церкви Воскресения Христова в древнерусском стиле.

В непосредственной близости от некрополя расположена усадьба Лукино – памятник XVIII века. В XIX веке последний хозяин М. Л. Боде-Колычев, представитель древнего русского рода Колычевых и хранитель родового наследия, обустроил поместье в популярном тогда псевдорусском стиле.

Сегодня территория усадьбы безраздельно принадлежит церкви. В ней расположена летняя резиденция патриарха. Интересно то, что здания, включая старый храм во имя Преображения Господня, не закрывавшийся даже в советское время, переданы Православной церкви в 1952 году, когда отмечал 75-летний юбилей Алексий I.

В 2012 году был освящен девятиглавый собор в честь святого благоверного князя Игоря Черниговского и Киевского. Его купола покрыты фарфором, окрашенным специальным раствором золота и растительных масел, после обожженным. Эту технологию разработали и запатентовали петербургские мастера. Купола составлены из нескольких сотен скрепленных вместе фарфоровых изразцов.

К Переделкину примыкает усадьба Самариных XVIII века «Измалково». Она разрушается. Львы с ее ворот переехали в усадьбу «Архангельское», ценные документы оказались в Румянцевском музее. Некогда здесь был детский санаторий, который навещал Чуковский.

Многое изменилось в Переделкине, только названия улиц остались прежними. Это место, где нужно успеть побывать: поселок активно застаивается. Рядом с ним будет новый микрорайон. Знаменитый хвойный лес сильно пострадал от короеда. В наши дни, по выражению писателя Д. Горчева, «остались в Переделкино одни вдовы писателей в роговых очках… да бандиты». И музеи.

Режим работы и как добраться

В Переделкино проживали многие советские писатели и поэты. Но самым посещаемым местом является дом-музей Чуковсковкого. С 1994 года, после двухлетней реставрации, дом Чуковского стал одним из филиалов Государственного литературного музея. Первым его заведующим стал выдающийся звукоархивист, литературовед Лев Шилов (1932–2004).

Адрес: Москва, пос. Внуковское, пос. ДСК «Мичуринец», Переделкино, ул. Серафимовича, д. 3.

Метро: от Киевского вокзала (метро «Киевская») до станции «Переделкино».

Сайт: http://www.peredelkino-land.ru

Телефон: 8 495 593–26-70

График работы:

  • Вт. – Вс.: с 11:00 до 18:00 (касса до 17:30)
  • Понедельник — выходной день.

Читайте также: – имение бабушки Лермонтова.

В доме-музее Чуковского проводят тематические экскурсии по дому для семей, по территории вокруг дома с заходом на «поляну Бибигона» для детей. Для взрослых и старших школьников проводится интерактивная экскурсия «Литературоведение Корнея Чуковского».

Также здесь проводятся детские праздники, зажигаются знаменитые «костры Корнея Чуковского». На ежегодных представлениях в Переделкине собираются знаменитые и начинающие детские поэты, самодеятельные и профессиональные артисты, музыканты.

Чуковский К.И. Дом — музей в Переделкино.

ИНФОРМАЦИЯ.

Дом-музей К.И. Чуковского в Переделкино настолько живой, что создается ощущение, что вот-вот навстречу выйдет сам хозяин. Интерьер дома сохранен таким, каким он был в последние годы жизни писателя. Фотографии, графика, живопись, собрание книг напоминают нам о связях К.И. Чуковского с крупнейшими представителями русской культуры первой четверти ХХ века — И. Репиным, А. Блоком, Маяковским, Л. Андреевым, А. Куприным, Б. Григорьевым, К. Коровиным и многими другими. Одновременно он наполнен чудесами, которые сошли со страниц детских книжек. В гостиной можно увидеть кувшин, который стал моделью для художника, оформлявшего первое издание «Мойдодыр», и черный дисковый телефон, по которому Чуковскому «звонил слон» и прочие представители фауны «У меня зазвонил телефон. — Кто говорит? — Слон». В кабинете — макет чудо — дерева, сделанный в подарок ребятами. А настоящее «чудо-дерево» можно видеть в саду рядом с домом. Дети всегда были самыми желанными гостями в доме Чуковского. Он собирал ребятишек со всего Переделкина — читал им свои произведения, играл с ними, вел разговоры.

ДАТА / ВРЕМЯ 16. 10.2019., в 15:00
10.04.2020., в 15:00
15.04.2020., в 15:00
ГРУППЫ. 15+1 30+2
БЕЗ АВТОБУСА. От 1450р./1650р. От 970р./1170р.
С АВТОБУСОМ. От 2050р./2250р.
От 1470р./1670р.

В СТОИМОСТЬ ДЛЯ ГРУПП ВХОДИТ:

— Входные билеты.

— Экскурсионное обслуживание на объекте.

— Транспортное обслуживание при выборе с автобусом (автобусы туристического класса).

— Сопровождение от Компании при выборе с автобусом.

ПРИМЕЧАНИЕ:

— Важно! — При посещении экскурсионного объекта иметь с собой сменную обувь.

— Продолжительность экскурсии: 1. 5 часа.  

— Рекомендуемый возраст: для всех возрастов.

— Максимальное количество: до 32 человек.

— Режим работы: Вт. – Вс. — с 11:00 до 15:00, по предварительной записи.

— Адрес:г. Москва, пос. ДСК «Мичуринец», ул. Серафимовича, д. 3.

— По вашему запросу программа может быть пересчитана на желаемый Ваш бюджет и необходимое количество в группе.

— Стоимость экскурсии для организованных групп на транспорте Компании (автобусы туристического класса) рассчитана из

Москвы.

— Подача автобуса в районы, расположенные за МКАД, рассчитывается индивидуально и оплачивается дополнительно.

— В период праздников действуют специальные цены, которые рассчитываются по запросу.

— Компания не несет ответственность за некачественную работу внутренних сотрудников посещаемого объекта.

— Компания оставляет за собой право вносить изменения в программу тура без уменьшения объема услуг.

ХОРОШЕГО НАСТРОЕНИЯ!!!

Информация на сайте не является публичной офертой и носит информативный характер:

Для уточнения обратитесь, пожалуйста, к менеджерам. Эл-почта: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.или Whatsapp: 8(965) 399-06-54.

«Павел Крючков | Чуковский дом» Корней Чуковский

«Живите в доме, и не рухнет дом…» — эта строка поэта Арсения Тарковского была особенно дорога писательнице Лидии Чуковской, которая сохранила для потомков и отстояла в трудные времена перед властями мемориальный музей своего знаменитого отца — Корнея Ивановича Чуковского. Сегодня в журнальных и газетных статьях, посвященных этому дому, иногда встречается определение «музей последнего дня», — оно означает, что в мемориальном доме Корнея Чуковского не существует какой-то специально созданной экспозиции. За исключением одной, «выставочной» комнаты, вся обстановка сохранена здесь в том виде, какой она была осенью 1969 года, когда машина «скорой помощи» увезла Чуковского в больницу, откуда он уже не вернулся.

Без хозяина жилье опустело, но очень скоро здесь стали появляться благодарные читатели Корнея Ивановича, и его дочь решилась открыть им то, что поначалу сохраняла только как свою личную память. Немаловажно знать, что официальным этот уникальный музей стал недавно: десять лет назад, после тщательной научной реставрации, он получил статус одного из филиалов Государственного литературного музея.

В наши дни наследие Корнея Чуковского — в полном, свободном от цензурного произвола объеме — становится все более и более доступным: переизданы его главные книги, опубликованы дневники и легендарный альманах «Чукоккала», из печати выходит 15-томное собрание его сочинений. Миф о Чуковском как исключительно «детском» литераторе понемногу рассеивается, и, возможно, его грустная шутка о том, что прогуливающиеся по поселку люди перепутают его с Маршаком — потеряет свою невеселую актуальность. Вместе с тем, будем помнить, что большая часть посетителей его музея — это те, кто приходят в гости именно к народному писателю, быть может самому первому в нашей жизни поэту. Тому самому, чьи стихотворные сказки читают нам вслух в раннем детстве.

Переделкинский дом Чуковского — это музей-событие, музей-приключение, музей-театр.

Конечно, здесь всё скреплено духом и судьбой хозяина. «Счастьем труда», как он сам сказал по другому поводу.

В истории отечественной культуры мемориальные музеи занимают своё особое место, многие посетители бывают в них по несколько раз, открывая для себя новые и новые черты в жизни и судьбе человека, который им интересен и близок. В последнее время, в особенности после минувшего четыре года назад 120-летия Корнея Чуковского, интерес к нему в читающей России возрос необычайно. «Как печатают Чуковского сейчас, не печатали никогда прежде», — сообщала газета «Известия». Все, что он сделал за свою почти семидесятилетнюю жизнь в литературе, отмечено ярким талантом и несомненной новизной, которую сегодняшние почитатели и исследователи его творчества только начинают осознавать. Чуковский оставил нам уникальный метод достижения творческой свободы: он интуитивно уходил в «неподцензурные» жанровые ниши, неколебимо сохраняя свое мировидение, взгляды и вкусы, оставаясь проводником «серебряного века в веке советского железа».

Как это ни парадоксально, первые «посетители» Дома Чуковского появились здесь еще при жизни Корнея Ивановича. Это были дети. На одном из традиционных первоапрельских собраний в честь дня рождения Чуковского, — знаменитый звукоархивист Лев Шилов демонстрировал редкую запись: Корней Чуковский ведет экскурсию… по своему кабинету, показывает свои сокровища. Все и сейчас на местах: и говорящий лев, и подарки иноземцев, и Чудо-дерево на краю стола, сделанное руками московских школьников ко дню рождения любимого сказочника. Сохранились и редкие кинокадры: Корней Иванович примеряет перед детьми оксфордскую мантию и шапочку, объясняя попутно, как называют по-английски аксессуары Почетного доктора литературы.

После ухода Чуковского из жизни первыми в его дом пришли взрослые: обитатели местных санаториев и литераторы. Однажды внучка и наследница Корнея Ивановича — Елена Цезаревна передала музею фрагмент дневниковой записи своей матери, Лидии Корнеевны Чуковской, которая четверть века строго следила за тем, чтобы ни одна вещь, ни одна книга не меняли своего «узаконенного» при Чуковском места.

«…В этот мой приезд я испытала новое чувство, и тяжкое и радостное. В тот миг, когда я приехала, едва вошла, постучали четверо. Из кардиолог<ического> санатория, осмотреть дом. Я сказала: завтра. Завтра пришли 17 и все с пакетами, а в пакетах тапочки! Очень трогательно. Я повела их наверх. В голове ни единой мысли. А говорила час и они были заинтересованы, я чувствовала. Уж очень кабинет хорош в своей глубокой уютной рабочей выразительности <…> А вчера туда поднялись Вен<иамин> Ал<ександрович> <Каверин> и Бор<ис> Абр<амович> <Слуцкий> — впервые после смерти КИ.

— Совсем так, все так, как при нем! — сказал Вен Ал<ександрович>, и я видела, что он был тронут, и С<луцкий> тоже, и была этим вознаграждена за свои <…> распри со всеми родными».

«Берегла я все это для себя, для одиноких свиданий с ним, а случилось иначе…» — писала позднее Лидия Корнеевна в книге «Процесс исключения». — «Дом Чуковского в Переделкине» на улице Серафимовича, 3 возник не по плану, не по моей воле, а по воле читателей и почитателей, которой мы не посмели противиться. Посетители являлись словно из-под земли. Многие, придя один раз, приходили снова — с родными или знакомыми. И столь же нежданно-негаданно, словно с неба упали, явились на помощь бескорыстно преданные памяти Корнея Ивановича добровольцы-экскурсоводы…»

Существует дополнительный секрет единственности, непохожести дома Чуковского на другие мемориальные музеи. Это его собственная, «музейная» судьба, уже не известная самому писателю: история многолетнего сражения за это памятное место, где вещи, книги и стены словно бы продолжили самого Чуковского.

Близкие Корнея Ивановича выполнили свой долг перед его памятью, а Министерство культуры поначалу предприняло необходимые шаги по охране его мемориального дома. Однако в 1982 году этот дом, кабинет, библиотека — весь этот мир Чуковского оказался перед угрозой уничтожения. По решению секретариата Союза писателей СССР было начато судебное дело по выселению семьи Чуковского (а значит и музея) из переделкинского дома.

Несмотря на первоначальное сочувствие местной судебной власти (судья Ольга Широкова отказала Литфонду в иске), после целого ряда махинаций аппарата Союза писателей, Дом Чуковского был исключен из числа охраняемых государством памятников культуры.

Предстояло выселение и даже снос дома.

Все эти действия представляли собой злостное неуважение к труду — к литературной работе самого Корнея Ивановича, к труду его семьи по сохранению и пропаганде его литературного наследия, к труду десятков самоотверженных людей, которые возродили дом из разрухи в ходе народной стройки — летом 1982/83 года. И наконец — к воле десятков тысяч людей, приезжающих в Переделкино, «к Чуковскому».

В защиту музея выступали писатели, артисты, ученые. Последнее в жизни письмо, подписанное академиком Петром Леонидовичем Капицей, было о Доме Чуковского. К сожалению, этих усилий, а также заступничества таких людей, как академик Дмитрий Лихачев, Сергей Образцов, Валентин Берестов, Вениамин Каверин и многих-многих других, оказалось недостаточно.

Защитники музея Чуковского не знали о секретной партийной директиве председателя КГБ Андропова, в которой решительно предлагалось «отказать <Л.К.> Чуковской в создании музея в поселке Переделкино». Кто мог предположить тогда, что об исключенной за «антиобщественное поведение» из Союза писателей Лидии Корнеевне — менее чем через двадцать лет будут писать в газетах, что этим своим поведением она помогла спасти честь русской литературы?. .

Остановить неотвратимое разрушение музея удалось только в годы перестройки. Дмитрий Сергеевич Лихачев — председатель Советского фонда культуры — добился отмены позорных судебных решений. Дом Чуковского был признан памятником истории и культуры. Позднее осуществилась передача переделкинского дома Корнея Чуковского Государственному Литературному музею. Но, повторимся, только после двухлетней, кропотливой реставрационно-строительной работы, проведенной специалистами этого старейшего культурного учреждения страны — дом открылся для посетителей.

…Опять, как и прежде, книжные полки и шкафы заполнены книгами. На своих местах развешены картины, рисунки, фотографии — мемориальная обстановка восстановлена исключительно точно. Словно и не было печальных лет изматывающей борьбы за спасение памяти, за сохранение истории. Радости и гордости многочисленных друзей дома не было предела, ведь именно благодаря их помощи и состоялся этот праздник. А перед сотрудниками дома-музея Корнея Чуковского встали новые и очень непростые задачи. Важно не только обеспечить цельность экспозиции и сохранить существовавшие в этих стенах традиции, но и развивать их, учитывая те изменения, которые произошли за последнее время в стране. И, конечно, необходимо сохрани память о человеке, роль которого в борьбе за этот дом была решающей — Лидии Корнеевне Чуковской. Именно ее вера в силу правды, ее подтвержденный нелегкими испытаниями авторитет помогли выстоять и победить.

В последний год жизни Лидии Корнеевны из печати вышел коллективный сборник «Русское подвижничество». В этой книге была напечатана последняя работа Лидии Чуковской «Куоккала — Переделкино».

Почти вся она посвящена Дому отца.

«Ощущение, что вот сейчас, сию минуту, Корней Иванович войдет в эту комнату, было мне чуждо. Комната и без него была им. Запечатленный образ его труда, отдыха, веселья, любви к детям, неутолимой любви к чтению. Комната была образом и подобием его бессонниц, разбросанной, на всё откликающейся и притом собранной в единство личности.

Запечатлена бессознательно.

Оксфордская мантия на белой двери балкона. Наискосок о торжественной мантии — нечто противоречащее любой церемонии: поперек книжных полок праздничный наряд калифорнийских индейцев. (Цветные перья с бубенчиками…) Огромный письменный стол, за которым столько создано им и проредактировано рукописей своих и чужих. Вот дощечка — он, бывало, на дощечке в Куоккале, сидя в густой траве или на песке прислонившись к стволу или к пню, или к камню, а потом в Переделкине, лёжа на тахте в этой комнате или в шезлонге в саду в смешной широкополой войлочной шляпе. Вот шкаф, старинный, XVIII века, с выдвижными ящиками для архива, именуемый Корнеем Ивановичем попросту «штуковиной» — а на верхней доске «штуковины», над всеми архивными рукописями — волшебный японский паровоз: сам, скользя по полу, паровоз огибает ножки столов и стульев или даже ногу, поставленную ним. Нос к носу с паровозом — говорящий по-английски рыжий лев… На стенах этой комнаты книжные полки, полки, полки (еще Куоккальские!) — и чего тут только нет! И русская классическая и современная проза, и книги по-английски. Английские книги во множестве. Смолоду влюбившись в английскую литературу, он настойчиво обучал английскому всех вокруг: собственных детей и внуков, да и соседских. Сам он с годами стал специалистом по англо-американской литературе. Незадолго до смерти просил, чтобы ему читали вслух «Vanity Fair»- «Ярмарку тщеславия» Теккерея… Поэзия, поэзия, поэзия (ведь всю свою жизнь был он стиховедом, стихолюбом, страдал стихоманией — как иные страдают балетоманией или меломанией). Вот Некрасов; вот многотомный Чехов — и в каждом томе прозы или писем пометки карандашом. (На основе этих беглых пометок, выросли книги о Чехове, — «самом скрытном из великих русских писателей», тайнопись которого всю жизнь Корней Чуковский пытался расшифровать.) Вот и Уитмен, вот и впервые в России переведенные им «Короли и капуста» О’Генри… А под потолком подарок от доброй художницы: веселая люстра с картинками к сказкам Чуковского. Никакого Уитмена или Чехова: сказки!.. Вот на письменном столе справа деловитый телефон, а слева — дерево, где на ветках висят башмаки — «Чудо-дерево «, подарок искусных школьников; вот на стене большая фотография — это Екатерина Осиповна Корнейчукова, мать Чуковского, а вот и сыновья (один погиб на войне в 1941 году, другой умер мгновенно от сердечного приступа в 1965-м). Вот, на письменном столе, фотография жены — а на стене репродукция с портрета Корнея Ивановича, исполненного Репиным в 1910-м с собственноручною дарственной надписью… Вот, свесив ноги, уселся на книгах Humty-Dumpty… Но я бросаю, иначе не кончу никогда. («Вы неисчерпаемы», писал когда-то Корнею Ивановичу Репин.)…»

Полного осуществления своей мечты — открытия уже не «домашнего», но государственного музея — самой Лидии Корнеевне Чуковской увидеть не довелось. Печальным февралем 1996 года ее друзья и читатели навсегда прощались с ней в отремонтированном, но пока еще совершенно пустом доме. Теперь комната, где работала Лидия Корнеевна в последние годы жизни над книгами «Памяти детства», «Записки об Анне Ахматовой», «Прочерк» — обрела свой прежний вид.

…И дом не рухнул, живет. Как и прежде, металлическая пружинка под дружные аплодисменты детей спускается со второго этажа по деревянной лестнице, музыкальная шкатулка играет свою сказочную мелодию, и продолжается — начатая более тридцати лет назад — увлекательная беседа об одном из самых знаменитых и самых загадочных русских литераторов. Его бессмертие оказалось долгим, непрерывным узнаванием, открытием, которому помогает и его переделкинский дом-музей. Путешествие по этому дому, как и наше приближение к постепенно проявляющемуся контуру судьбы Корнея Чуковского — бесконечно.

Павел Крючков

Чукоккала, или о том, как с подачи Репина Корней Иванович Чуковский в Куоккале дом купил

 

«Чукоккала». Я услышала это странное название еще в детстве, и оно заворожило меня своим звонким звучанием. В 1980-е годы «Чукоккала» Корнея Чуковского была библиографической редкостью.

Репино — поселок в Курортном районе Санкт-Петербурга, известный красивейшей природой, прекрасными песчаными пляжами и музеем-усадьбой Ильи Репина «Пенаты». До 1948 года он носил финское название Куоккала.

Финский залив в Репино

После того, как в 1870 году открылось движение по Финляндской железной дороге, Куоккала превратилась в одно из популярных дачных мест петербуржцев. Благодаря близости к Петербургу, до столицы можно было добраться весьма быстро. Большинство снимали здесь дачи только летом, но некоторые, которых называли «зимогорами», жили в Куоккале и соседней Оллиле (ныне Солнечное) круглый год. Среди дачников было много представителей русской интеллигенции — художников, писателей, поэтов, музыкантов, критиков, ученых и т.п. Скрывались здесь и революционеры.

По теме: Дачники, интеллигенты и революционеры Куоккалы, ныне Репино

Куоккала. Николаевская улица у Станционной площади. Фото с сайта pastvu.com

Дачи на побережье снимали Леонид Андреев, Юрий Анненков, Владимир Короленко, Сергей Сергеев-Ценский, Максим Горький, Владимир Маяковский, Лихачевы и многие другие известные лица.

По теме: Куоккала (ныне Репино) начала XX века на старых фотографиях и в воспоминаниях Д.С.Лихачева

Дача Леонида Андреева в Ваммельсуу (ныне Серово). Автохром Л.Андреева, из фондов музея писателя в городе Орле. Источник фото: pastvu.com

В 1899 году знаменитый художник Илья Ефимович Репин купил в Куоккале участок земли с небольшим домом. Свою усадьбу в честь римских богов-покровителей домашнего очага он назвал «Пенаты». Каждую неделю в «Пенатах» устраивались «репинские среды», на которых собирался весь цвет русской интеллигенции. Куоккала того времени — это «Переделкино Серебряного века».

По теме: Усадьба Ильи Репина «Пенаты»

Усадьба Ильи Репина «Пенаты»

В 1906 году в Куоккале поселился молодой Корней Иванович Чуковский. Незадолго до этого за свой сатирический журнал «Сигнал» он был арестован по обвинению в «Оскорблении Величества», после чего счел за лучшее переехать из столицы в более либеральное Великое княжество Финляндское. Сначала он жил в доме с «несуразной башенкой» неподалеку от железнодорожной станции, одно время арендовал дачу бывшего народовольца П.С.Анненкова.

И.Е.Репин. Портрет поэта Корнея Ивановича Чуковского. 1910 год

В начале осени 1907 года Корней Иванович познакомился с Ильей Репиным и вскоре вошел в круг самых близких друзей художника. Чуковский был завсегдатаем «Репинских сред». Его присутствие обеспечивало вечеру успех. Он нередко нарушал строгие правила, установленные женой Репина Натальей Борисовной Нордман и в наказание был вынужден выступить перед гостями с искрометным экспромтом. Все гости были в восторге!

Куоккала. Илья Репин и Корней Чуковский с сыном Колей в усадьбе «Пенаты». Фото с сайта pastvu.com

В 1913 году Чуковский купил дачу, которую снимал до этого. Она находилась наискосок от «Пенатов», у самого моря. Естественно, тут не обошлось без Репина:

Он (Репин) стал говорить: почему я не куплю дачу, на к-рой живу. Я сказал: я беден, я болен. И.Е. подмигнул как-то мило и простодушно: – Я вам дам 5 или 10 тысяч, а вы мне отдадите. Я ведь кулак, вы знаете, – и всю дорогу он уговаривал меня купить эту дачу на его деньги.
– А если вы купите, – и она вам разонравится, то я… беру ее себе… видите, какой я кулак!
Н.Б. (Наталья Борисовна Нордман, — М.А.) горячо убеждала нас согласиться на эту сделку.

Источник

Чуковский вспоминал:

Его щедрость я имел случай испытать на себе. В тринадцатом году — или несколько позже — он купил на мое имя ту дачу, в которой я жил тогда (наискосок от Пенатов), перестроил ее всю, от основания до крыши, причем сам приходил наблюдать, как работают плотники, и сам руководил их работой. Уже по тому изумлению, с которым он встречал меня в позднейшие годы всякий раз, когда я приходил возвращать ему долг (а я выплачивал свой долг по частям), можно было видеть, что, покупая мне дачу, он не ждал возвращения затраченных денег.

Источник

Дом Чуковских в Куоккале. Рисунок В.Н.Бокариуса

Виктор Шкловский, который часто бывал в гостях у Чуковских, так описывал их дом:

Дача выходит в море нешироким и не покрашенным забором. Дальше от моря участок расширяется. Дача стоит на берегу маленькой речки. Она двухэтажная, с некоторыми отзвуками английского коттеджа. У Корнея Ивановича кабинет в верхнем этаже дачи. К нему даже зимой приезжают писатели.

Источник

В 1914 году с подачи Ильи Репина Чуковский завел тетрадь для автографов, названную «Чукоккала» (от фамилии Чуковский и названия Куоккала). Её он вел до самой своей смерти. В ней оставили свои автографы, экспромты, шаржи Блок, Ахматова, Пастернак, Мандельштам, Белый, Бунин, Гумилев и многие другие известные люди. Ираклий Андронников образно назвал её «биографией времени». Дом Чуковского в Куоккале получил шуточное название «Чукоккала».

Единственный рисунок, на котором Чукоккала изображена в своем первоначальном переплете. Карикатура Ю.П.Анненкова изображает террасу дачи Чуковского. Среди страниц книги зажат хитро улыбающийся И.Е.Репин. Посередине изображен К.И.Чуковский, который смотрит на Н.Н.Евреинова, жонглирующего рюмкой. В левом нижнем углу — подпорченный временем автопортрет Ю.П.Анненкова

По воскресениям в доме Чуковских собирались гости. В 1915 году здесь столовался Маяковский, приехавший на лето в Куоккалу. Не имея лишних денег, он попеременно обедал у Чуковского, Репина, Евреинова и других. Здесь, в Куоккале, во время своих многочасовых прогулок по пляжу, Маяковский сочинял поэму «Облако в штанах» и декламировал её отрывки в доме Чуковских.

Этот период был чрезвычайно плодотворным в жизни Чуковского: перевод стихотворного сборника «Листья травы» американского поэта Уолта Уитмена, статьи о детской литературе «Спасите детей» и «Бог и дитя», альманах «Жар-птица»…

Чуковский любил детей и с радостью присоединялся к их дачным забавам: строил вместе с ними песчаные замки на пляже, играл, устраивал праздники. Летом 1917 года в Летнем театре он прочел своего «Крокодила». «Куоккала — моя родина, мое детство…» , — так он напишет однажды Илье Репину.

После Октябрьской революции Куоккала осталась на территории Финляндской республики. Граница с Советской Россией прошла неподалеку — по реке Сестре около Сестрорецка. Стихла бурная дачная жизнь. Чуковский оказался по ту сторону границы — в Петрограде. В 1918 году оставшийся без хозяина дом Чуковского в Куоккале был разграблен.

В 1940 году, когда Куоккала отошла к Советскому Союзу, К.И.Чуковский пытался вернуть права на свой дом, но безуспешно. Позднее в нем разместилось Управление дачного обслуживания Ленисполкома, затем он опустел и был разграблен. Не имеющий охранного статуса дом Чуковского сгорел в 1986 году.

Дача К.И.Чуковского в Куоккале, 1983 год. Фото с сайта terijoki.spb.ru

Дом Репина «Пенаты», сгоревший в годы Великой Отечественной войны, был восстановлен к 1962 году, сейчас в нем функционирует музей художника. А вот дому Чуковского не повезло. По слухам, на его месте то ли уже построили ресторан, то ли все еще собираются.

© Сайт «Дорогами Срединного Пути», 2009-2021. Копирование и перепечатка любых материалов и фотографий с сайта anashina.com в электронных публикациях и печатных изданиях запрещены.

 

«Дело о Доме». Павел Крючков о Доме-музее Корнея Чуковского в Переделкине. «Вопросы литературы» №3: philologist — LiveJournal

Корней Иванович Чуковский в мантии доктора филологии Оксфордского университета (удостоен этой почетной степени в 1962 году за литературоведческие труды).

О перипетиях драматической истории Дома-музея К. Чуковского в Переделкино, о литературных нравах советской эпохи периода развитого социализма читайте в материале Павла Крючкова «Дело о Доме» в третьем номере журнала «Вопросы литературы», который выйдет в свет на следующей неделе.


(Павел Крючков. Фото Андрея Василевского)

Павел Крючков
ДЕЛО О ДОМЕ

Живите в доме – и не рухнет дом…
Арсений Тарковский 

 

 

Эти стихи поэта, и – особенно – строчку из них, вынесенную в эпиграф, Лидия Корнеевна Чуковская очень любила. Собственно, по ней и существовала, создав, вместе с посетителями переделкинской дачи Корнея Чуковского, вместе с его читателями – его народный мемориальный музей. Дом Чуковского сразу стал легендарным, люди ехали туда со всего света. В течение двадцати пяти лет через эту дачу почти непрерывно шел поток паломников, но музей не числился ни в одном отечественном музейном справочнике. За вход там не брали денег, а слава Дома, в котором все осталось, «как было», который, как никакой другой, отразил в себе личность человека − известного всем и не известного никому – ширилась.

Легендарной стала и мучительная борьба за этот музей, эхо которой рассеяно сегодня по воспоминаниям, дневникам и письмам. Чаще всего о ней вспоминают, пожалуй, в этом же самом Доме, на сегодняшних экскурсиях, уже не самодеятельных, но – официальных, поскольку Дом обрел и «статус и штат» .
Однако, пятнадцать лет уже, как нет с нами создательницы музея (Лидия Чуковская скончалась в 1996 году), один за другим уходят свидетели и непосредственные участники тех многозначных событий, а в архиве лежат несколько внушительных папок с лаконичной надписью «Дом». В настоящей публикации мы представим читателю некоторые исторические документы (изрядная часть которых никогда не публиковалась) и свидетельства той, казалось бы, сугубо «локальной» драматичной истории борьбы за музей. Нам и сейчас кажется, что в этом, отдельно взятом, растянутом на несколько лет событии, как в зеркале, отразилась и недавняя, неостывшая эпоха, и – шире – человеческие нравы и репутации.
Это же, смеем думать, и важная страница в истории отечественной культуры.
И еще несколько сугубо личных соображений перед тем, как читателю откроется часть документальной хроники, посвященной переделкинскому Дому-музею Корнея Чуковского. Советской власти как будто бы давным-давно нет. И вместе с тем она, по нашему твердому мнению, вполне себе жива и здорова. Но – конечно, в обновленном, модифицированном, «постмодернистском», если угодно, изводе. Разложившись почти до костей, труп канувшего в историю режима на наших глазах ежедневно «растворяется» в атмосфере, становясь ее органической частью. Сегодня это хорошо заметно по работе средств массовой информации, начиная, например, с цинично распродаваемого сталинско-брежневского бренда/тренда (процесс нередко идет даже с использованием таких терминов, как «толерантность» и «свобода слова») и кончая современной культурой, беспечно жонглирующей тем, что она именует «советскими архетипами». Мы теперь все чаще слышим о том, что все было «не так просто» или «не так страшно». Все-де было гораздо интереснее, «художественнее».
Слава Богу, еще звучат то там, то здесь отдельные голоса, еще находятся люди, трезво напоминающие нам о том, что очевидное зло действительно ушло, но только ушло оно не туда, куда бы ему и следовало – через общественное покаяние или хотя бы благотворное молчание – в небытие. Оно теперь, к сожалению, везде и нигде. Но прислушиваться к этим голосам некогда. А историческая память как выветривалась, так и продолжает понемногу выветривается, заменяясь эклектичным целлулоидным экстрактом. И самое примечательное, что нынче она еще и продается, стала товаром, ею уже давным-давно начал заниматься рынок.
Что же до свободного слова, то вот, к примеру – многотиражное газетное издание, имеющее в своем названии слово «литература», вроде бы неожиданно публикует сентиментально-восторженную статью о покойном (и справедливо забытом) советском литчиновнике, приложившем руку ко многим писательским судьбам и книгам. Судьбы были надломаны, книги не допущены до читателя. В статье, конечно, об этом ни слова: замечательный был-де человек, любил писателей, книги, сам кое-что понаписал, коллекционировал зайчиков. ..
(Далее  читайте в в №3   (май-июнь) 2011 г. журнала  «Вопросы литературы»)

</

экскурсий, история Виртуальный тур Дом-музей Корнея Чуковского


Не одно поколение читало сказки Корнея Ивановича Чуковского, но не все знают, что дом-музей знаменитого писателя находится в Переделкино, недалеко от Москвы. Именно там Корней Иванович написал свои знаменитые произведения о докторе Айболите, Мойдодыре и Мухе-Цокотухе. Практически каждый ребенок с большой радостью посетит дом-музей великого писателя, произведения которого знакомы практически каждому жителю России.Неудивительно, что со временем количество желающих посетить дом-музей К.И. Чуковский не убывает. будет одинаково интересен и взрослым, и детям.



Наше путешествие начнется уже в автобусе, где писатель-экскурсовод не только предоставит туристическую информацию, но и расскажет, кто такие настоящие Писатели, почему они поселились в Переделкино и сделали его волшебным!таким живым, что кажется, хозяин вот-вот выйти ему навстречу. Интерьер дома сохранился таким, каким он был в последние годы жизни писателя. В то же время он наполнен чудесами, сошедшими со страниц детских книг.




В музее дети могут познакомиться с любимыми героями сказок К. И. Чуковского. На первом этаже, в гостиной, их ждет кувшин, ставший образцом для художника, оформившего первое издание «Мойдодыра», и черный дисковый телефон, по которому слон звонил Чуковскому.В офисе есть макет чудо-дерева, сделанный ребятами в подарок.

В саду рядом с домом можно увидеть настоящее «чудо-дерево». На втором этаже целая галерея чудесных вещей: серпантин, исполняющий желания, светильник с иллюстрациями к сказке «Муха-Цокотуха» и многие другие.

В стоимость экскурсии входит:

  • Подача уведомления в ГИБДД
  • Сопровождение группы на протяжении всей поездки (автобус подается в школу) сопровождающим гидом с туристической информацией;
  • Трансфер к месту экскурсии и обратно на комфортабельном автобусе;
  • Входные билеты в музей
  • Экскурсия по музею.

Дополнительно:

  • можно заказать аренду площадки для пикника — 3000 руб./час

В стоимость входит:

  • дрова
  • аренда барбекю
  • разведение огня
  • аренда гриля

Полезная информация об экскурсии:

  • Минимальный возраст посетителей 7 лет;
  • Экскурсии для детей проводятся в будние и выходные дни.
  • Проводятся различные тематические экскурсии и лекции.

экскурсия на дузей чуковский в переделкин

Стоимость экскурсии:

Обзорная экскурсия по музею

Количество

Без шины

С шиной

С гидом в автобусе *

С аниматором**

17+2

1000

1670

1905

1875

25+2

920

1520

1680

1660

30+3

830

1355

1490

1475

Анимационная программа

Количество

Без шины

С шиной

С гидом в автобусе *

С аниматором**

17+2

1550

1865

2090

2035

25+2

1420

1810

1970

1930

30+3

1300

1840

1975

1940


* В стоимость входит сопровождение гида
** В стоимость входит анимационная программа в автобусе Музей О. М.Чуковского в Переделкине

экскурсия в дом-музей чуковского в пер.

ВНИМАНИЕ!

Для групп, выезжающих из Московской области и близлежащих регионов, возможен доставка группы к месту экскурсии на железной дороге в специальном вагоне. Стоимость и условия предоставления дано услуги уточняйте у менеджера.

экскурсия в дом музей чуковского в переделкино

Примечания:

  • Указанные цены не являются офертой и могут меняться в зависимости от удаленности школы от места проведения экскурсии и конкретного сезона организации мероприятия.
  • В праздничные дни и в сезон повышенного спроса на туристические услуги действуют специальные цены на транспортные услуги, которые подлежат индивидуальному расчету.
  • Автобусные перевозки организованных групп школьников осуществляются в соответствии с Постановлением Правительства РФ № 1177 от 17. 12.13. (в редакции от 30.12.2016), Приказом МВД России от 30.12.2016 N 941 «Об утверждении Порядка подачи уведомления об организованной перевозке группы детей автобусами» с предоставлением полного пакета документов.
  • Компания «Мир школьных экскурсий» гарантирует подачу уведомления в ГИБДД.
  • Указанные цены на транспортные услуги рассчитаны по среднему тарифу и действуют в пределах МКАД. Доставка транспорта в районы, расположенные за ее пределами, подлежит индивидуальному расчету и оплачивается дополнительно.
  • Возможна организация любой экскурсии с учетом транспорта заказчика.
  • Экскурсия может быть организована на любое количество человек, стоимость рассчитывается индивидуально.

Как проходит экскурсия?

Экскурсии проводятся в группах от 15 до 30 человек.В основном эти экскурсии организуются для школьников, но есть и другие варианты сбора людей. Достаточно просто позвонить в турагентство, указать даты поездки и количество человек.

Сбор участников экскурсии в заранее оговоренном месте, после чего на комфортабельном автобусе они едут в музей. Важно, что интерьер дома Чуковского полностью сохранился таким, каким он был в последние годы жизни писателя. В доме огромное количество книг, фотографий и картин, способных погрузить гостей в те самые годы, когда Корней Иванович писал свои знаменитые произведения.

Экскурсию по дому-музею проводят опытные и квалифицированные экскурсоводы, хорошо знакомые с биографией К.И. Чуковского и способны рассказать много интересных фактов о жизни и творчестве писателя. Всем будет интересно узнать об окружении Чуковского, его жизни вне литературы и других интересных историях.
Экскурсия в музей К.И. Чуковский возможен в любое время года, и при любых обстоятельствах вы получите максимум удовольствия от такого увлекательного путешествия.

О доме-музее Корнея Чуковского в Переделкино я знала давно, но посетила его совсем недавно. Попасть внутрь можно только в составе экскурсии. Специально не заказывали, но когда приехали, оказалось, что экскурсия для школьников только началась. Мы присоединились к этому :).
1. Это не книга, это люстра с иллюстрациями к Мухе Цокотуха.

2. Улицы Переделкино

3.Вход на территорию местной детской библиотеки

4. Рисунки на столбах стерты

5. А вот и вход на территорию дома-музея, можно пройти

А вот и Сам дом Чуковского. Он довольно большой, не то что дом Окуджавы.
Дом был построен в середине 1930-х годов и является типичным для того времени. Чуковский жил здесь с 1938 по…
6.

На первый взгляд, это просто дерево.Если присмотреться, то можно увидеть много свисающих с него туфель.
7.

8. Это то самое Чудо-дерево, на котором растут «сапоги и туфли».

Когда готовишь отчет, всегда открываешь для себя что-то интересное, чего сам раньше не знал.
Я знал, что Корней Чуковский — это псевдоним (на самом деле это Николай Корнейчуков). Но то, что он был незаконнорожденным, я не знала. Его отец — Эммануил Соломонович Левенсон, в доме которого мать Николая работала прислугой.
9. Голубая гостиная

Мир всегда был большой деревней, поэтому знакомство Чуковского с разными интересными людьми началось еще в детстве. Так, в детский сад он ходил в одной группе с Володей Жаботинским — в будущем лидером правого сионизма, создателем Еврейского легиона, писателем и так далее.
10. Всю обстановку сохранили его дочь и внучка.

А одноклассником по гимназии был Борис Житков — тоже будущий писатель и путешественник.
11. Чертежи

12. Около 4,5 тысяч книг, многие на английском языке.

Несмотря на то, что, казалось бы, к писателю благосклонно относились силовые структуры, он не колебался вместе с генеральной линией партии.
Так, в 1966 году он подписал письмо Брежневу против реабилитации Сталина, написал пересказ Библии для детей (тираж уничтожен властями), поддерживал отношения с опальным Солженицыным.
13.

Перед смертью он составил список людей, которых не хотел бы видеть на своих похоронах.
Вообще Юлиан Оксман (литературовед) — довольно резко описывает атмосферу похорон писателя:
«Людей немного, но, как и на похоронах Эренбурга, Паустовского, полиция в темноте. Кроме мундиров, много «мальчиков» в штатском, с угрюмыми, презрительными лицами. Мальчики начали с того, что оцепили стулья в зале, не дав никому остаться, присесть.Пришел тяжелобольной Шостакович. В вестибюле ему не разрешили снять пальто. В зале запрещалось сидеть на стуле. Дошло до скандала.
Гражданская похоронная служба. Заикающийся С. Михалков произносит высокопарные слова, никак не вяжущиеся с его равнодушной, даже не обращая внимания на интонацию: «От Союза писателей СССР…», «От Союза писателей РСФСР… », «От издательства «Детская литература»…», «От Министерства просвещения и Академии педагогических наук…». Все это произносится с той дурацкой значимостью, с которой, вероятно, носильщики прошлого века во время разъезда гостей вызывали карету графа такого-то и принца такого-то. хороним, наконец?Официальный начальник или веселый и насмешливый умник Корней?Проиграл ей «урок» А.Барто.Кассиль исполнил сложный словесный пируэт,чтобы зрители поняли,как лично он был близок к покойному.И только Л. Пантелеев, прорвав блокаду чиновничества, неуклюже и грустно сказал несколько слов о гражданском имидже Чуковского.»
14.

15.

15.

16.

17. Тай же люстр из названия Photo

18. Рабочий стол

19.

19.

20. Чуковский был переведен на разные языки

21. Чудо-дерево мини версия

22.

23.

24. Семейные фотографии

19 июня 2010 года мы с Катюшей ездили на экскурсию в Переделкино.В этом самом доме с 1938 по 1969 год жил и работал Корней Иванович Чуковский. Путь к дому проходит мимо парка, где два раза в год устраивают костры — встречают лето в июне, а провожают в сентябре. Такая традиция существовала во времена Чуковского, и входным билетом в огонь служили шишки.

Как у нас у ворот
Чудо-дерево растет…
Не листья на нем
Не цветы на нем
И чулки да туфли,
Как яблоки! «(С)

Корней Иванович построил эту библиотеку на свои деньги для местных детей.

На столе в гостиной живет

Мойдодыр, тот, кто с самого раннего детства приучает малышей к чистоте и порядку. Видите таз и кувшин? Дочь писателя Мурочка не любила мыться, поэтому он сочинил для нее сказку, которую мы все знаем, — «Мойдодыр».

вот телефон, по которому Чуковский разговаривал с крокодилами, слонами и другими животными. Раньше в Москве телефоны были не только с цифрами на диске, но и с буквами.Там было 10 цифр и 10 букв. А чтобы позвонить, например, Жирафу нужно было набрать букву «Ж», Бегемоту — «Б». Но как вызвать Слона? Ведь буквы «С» на диске нет. Вы догадались? Правильно, Слон звонил с Верблюда, значит нужно набрать букву «Б» и будет Слон

Мини чудо-дерево на рабочем столе писателя

Комната писателя, где он жил и работал. Иногда, если его мучила бессонница, он просил старшего сына читать ему, но читать надо было правильно, соблюдая все знаки препинания и правильно расставляя ударения.В противном случае Корней Иванович очень рассердился. Корней Иванович много читал, переводил иностранную литературу. Хотя в свое время он был исключен из гимназий, когда особым указом школы «освобождались» от детей «низкого» происхождения. То есть, по сути, он самоучка.

Этот абажур сделан из коробки от торта. Также мы познакомились с волшебной музыкальной шкатулкой. Если ты заглянешь в него, ты станешь добрым и красивым. Мы посмотрели на озорную пружинку, которая сама прыгает вверх по лестнице.Мы шли по парку с очень-очень высокими соснами. Они попрощались с чудо-деревом. И довольный пошел домой

Теплые осенние деньки в 2018 году затянулись надолго. Не хотелось провожать их дома. Один из сентябрьских дней семья решила провести в интересном, необычном и особенном месте. На прогулку предложил свои три варианта на выбор из

~ Парк Горького в Москве. Давно мы там не были, после реконструкции и ремонта захотелось посмотреть на старое место в новом обличии.Этот вариант решили пока отложить в связи с тем, что в Москву можно поехать позже, в другие дни.

~ Прогулка по деревне Переделкино и посещение выставки «Прощай лето!» на даче одного из классиков детской литературы Корнея Ивановича Чуковского. Это предложение показалось наиболее перспективным и привлекательным.

Место выбрано. Мы изучили маршрут. Ехать недалеко. Всего 120 км. Утром в воскресенье, 9 сентября, мы отправились в путь.

Ехали практически без пробок и через 2,5 часа оказались на территории писательского поселка Переделкино.
Переделкино — необычное место. Место, где воздух пропитан литературой. Место со своей атмосферой, со своим микроклиматом. Попадая сюда, вы словно перемещаетесь во времени и попадаете в другой мир. Дома и домики стоят посреди соснового бора… Здесь долгие годы жили и творили те, на чьих трудах выросло и взрослело не одно поколение мальчишек и девчонок. Чуковский, Пастернак, Окуджава, Евтушенко, Солженицын, Кассиль и многие наши замечательные писатели и поэты. В их книгах, романах, песнях, сказках можно найти ответы на многие вопросы.
В это воскресенье мы посетили два из них.
Первый — один из любимых детских писателей нескольких поколений — Корней Иванович Чуковский.


Корней Иванович прожил на даче немногим более тридцати лет, четырнадцать из которых весной, в конце мая, и осенью, в начале сентября, устраивал детям праздники.Один – праздник «Здравствуй, лето!», второй – «До свиданья, лето!». На второй праздник мы приехали и попали в душевную атмосферу теплого осеннего праздника. При Чуковском обязательным условием посещения этих детских праздников было наличие у каждого гостя нескольких шишек. Их можно было собирать возле дома и в прилегающем лесу. Теперь это условие можно было выполнить по желанию. Мы не искали шишки, а видели, как их активно собирали другие дети. Детям особенно понравилось это занятие.
Обязательным атрибутом праздника было зажигание большого костра. Об этом свидетельствует деревянная табличка.


Эта традиция сохранилась и по сей день. Дети по-прежнему танцуют и читают стихи, а взрослые поют песни. Корней Иванович завел традицию собирать на своей даче детей не только от постоянных жителей писательского поселка, но и со всех окрестностей, а также приглашать известных писателей, поэтов, художников и живописцев. В разное время здесь гостили Агния Барто, Рина Зеленая, Сергей Михалков, Валентин Берестов, Борис Заходер, Эмма Мошковская.И на этот раз присутствовали известные писатели. Подробнее об этом ниже.
Праздник «Прощай лето!» был посвящен двум замечательным детским писателям, двум корифеям детской литературы — Корнею Ивановичу Чуковскому и Эдуарду Николаевичу Успенскому. Корней Иванович — как зачинатель прекрасной традиции и праздника проводов лета Эдуарду Николаевичу — как один из главных защитников праздника, благодаря которому славная традиция не была полностью запрещена, а искренний, чудесный праздник детства праздник радости не был полностью закрыт.
В этот осенний день зажжение огня, как и в прежние годы, произошло на полянке рядом с домом Корнея Ивановича.


Здесь собрались почитатели талантов создателей, мне кажется, бессмертные произведения «Таракан», «Бибигона», «Айболита», «Путаница», «Простоквашино», «Гарантийщики» и «Крокодил Гена».
В празднике приняли участие многие известные деятели детской литературы — лауреаты премии Корнея Ивановича Чуковского и других литературных премий (те, кого удалось сфотографировать): поэт, переводчик, автор книг для детей Марина Бородицкая, заведующая отделом Государственный литературный музей Сергея Агапова, поэт и прозаик Сергей Белорусец,



Композитор, автор песен, вошедших в сборник ста лучших романсов и в энциклопедию авторской песни, основатель группы «Последний шанс» Владимир Щукин и многие другие не менее известные личности.
Многие из участников читали как собственные произведения, так и стихи Эдуарда Успенского, рассказывали анекдоты, связанные с автором «Простоквашино». Совершенно потрясающие артисты Театра «Игра» исполнили самые известные песни персонажей, придуманных Эдуардом Николаевичем.


Благодаря современным технологиям зрители и участники Чуковского костра смогли увидеть и послушать, как говорили на празднике, продолжателя литературного творчества Корнея Ивановича, автора замечательных рассказов о мальчике Федоре и коте Матроскине , мэтр детской литературы, — Эдуард Николаевич Успенский, но, к сожалению, уже записанный.
В этот день на поляне, на дорожках, ведущих к сцене, у входа, на воротах рядом с портретами Чуковского стояли и портреты Успенского.



Два замечательных, добрых, чувствующих нежную детскую душу автора оказались на этом празднике рядом. Находясь внутри праздника в Переделкино, на таком большом мероприятии для детей и взрослых, у меня возникло ощущение, что детство не уходит совсем, не покидает нас навсегда, оно лишь тихо замирает где-то глубоко в нас, и то, по праву время всплывает и помогает нам жить.
Программу вел поэт Сергей Белорусец, предложивший организовать премию имени Эдуарда Успенского. Я очень хочу, чтобы эта идея воплотилась в жизнь.
Чуть в стороне от сцены авторы и издатели продавали разные книги для детей младшего возраста и для тех, кто постарше.

Я не мог не подойти. Книги покупаю везде, особенно люблю их рассматривать и ковырять досконально, когда никто не пытается подсунуть что-то ненужное, а дают возможность полистать и, если хочется, купить.Это место оказалось именно таким, как я люблю. В результате я купил несколько книг. Марта Белкина, автор книг о сыщике Хитрове, подписала свои книги Полине


Это теплое, я бы даже сказал, домашнее мероприятие, мероприятие снимали несколько телеканалов… «Культура», «Москва 24», «ТВ Центр». Это был первый раз, когда мы были так близко к съемочной группе. Необычное чувство. Вы все время находитесь в зоне потенциального внимания. Представители телеканалов то и дело появлялись в разных уголках поляны, снимали происходящее вокруг, а также просили известных участников повернуться к гостям (поскольку оказалось, что одни смотрят на них спереди, а другие с сзади), чтобы было удобно, например, с ними сфотографироваться или просто полюбоваться ими.
Огонь горел долго, ярко.


Дети всех возрастов собирали поблизости шишки, подбегали и бросали их в огонь. Взрослые и дети (за забором) танцевали вокруг костра.


Костер медленно угасал, как бы возвещая, что праздник проводов лета медленно подходит к концу.
Мы ушли чуть раньше всех. А их было, как я потом прочитал, больше тысячи.Я тоже хотел немного пройтись по Переделкино, попасть в дом Корнея Ивановича.


Очень хотелось увидеть не столько сам дом, сколько его библиотеку. На фото много книг. От пола до потолка. А у Чуковского все или почти все было в руках.
Когда подошли к подъезду, от сотрудников музея мы узнали, что, к сожалению, в дни таких больших праздников и большого скопления людей дом закрыт для посещения.Но подойти можно будет около 16 часов, когда все гости и участники разошлись и разошлись, и нас пропустят.
Так и решили.
Ворота с портретами Корнея Ивановича и Эдуарда Николаевича прошли. Мы осмотрели рядом территорию библиотеки, которую автор «Бибигона» открыл на свои деньги и подарил первые 400 книг.


Мы вышли с улицы Серафимовича, где стоит дача Чуковского, прошли немного вперед, направо и с другой стороны, на улицу Павленко, и увидели вывеску, указывающую, что дача автора доктораЗдесь живет Живаго, один из лучших переводчиков и крупнейших поэтов ХХ века.


Борис Леонидович Пастернак стал вторым, который мы посетили в этот осенний день.
Ноги сами привели нас к его дому.


Правда, признаюсь честно, перед поездкой у меня была мысль, что если будет немного свободного времени после отпуска на даче у Чуковского, то можно будет увидеть и, по возможности, посетить дом, где работа создана для десять лет, из-за чего его автору было очень тяжело и тяжело.
Дача Чуковского теплого, песочного цвета и прилегающая территория оставляли впечатление уюта, домашнего уюта, доброго, доверительного отношения к своему хозяину. Дача Пастернака производила впечатление строгости, серьезного отношения к жизни, глубоких эмоциональных и внутренних переживаний и мыслей. Здесь, в этом доме, Борис Леонидович узнал о присуждении Нобелевской премии, от которой впоследствии был вынужден отказаться.
Они решили не проводить экскурсию по дому. Так как Полине было еще не очень понятно, кто такой Борис Леонидович.Я лишь немного рассказал о нем и о его главном детище, романе «Доктор Живаго». Впереди прохождение в школу, поговорим подробнее.
Купили билеты, немного подождали в холле, пока экскурсионная группа ушла немного вперед. И мы прошли через этот дом самостоятельно.
Дом двухэтажный, небольшой.


Несколько комнат.


Обстановка, как сейчас, наверное, сказали бы, аскетичная или простая.Но разве это главное? Дом пропитан духом писателя, его мыслями, творчеством, его жизнью, ощущением эпохи. На стенах картины папы Пастернака, живописца и графика Леонида Осиповича.


Многое осталось от семьи: книги, рукописи.
Прогулялись по дому с большой историей, немного погуляли по саду, где проходят мастер-классы по живописи. Сад немного заброшен, но в нем все еще растут яблони Пастернак.


Несмотря на то, что на улице было спокойно, а не по-осеннему тепло и солнечно, атмосфера какой-то тихой грусти и печали, внутреннего напряжения, душевного надрыва людей, живших здесь, и передавшихся в этот дом, действовала на нас тоже.
Но мы вышли из дома, думая, что обязательно должны вернуться. Обязательно! Совершите экскурсию или прочитайте историю этой семьи и дома во всех доступных источниках и приезжайте еще раз, чтобы пройтись по этому месту с более глубоким знанием исторического материала.
Покинув территорию дачи автора одного из лучших переводов «Гамлета и Фауста», мы не спеша вернулись в дом-дачу Корнея Ивановича.


К тому времени, как выяснилось, нужно было идти более двух часов до 16 часов. Мы подошли к воротам дачи Корнея Ивановича. Праздник закончился. Участники и гости разошлись по своим автомобилям.
Постояли немного и поняли, что впечатлений сегодня уже много.Мы должны идти домой. Полина набралась впечатлений. На сегодня хватит.


Солнечное настроение, исходившее из дома песочного цвета и царившее на сказочной поляне детства, сопровождало нас на обратном пути.
Итак, недалеко от дома вы сможете окунуться в атмосферу творчества двух писателей, в атмосферу детства, юности и литературы. Получите заряд солнечного позитивного настроения, посетив чудесный волшебный праздник «До свиданья, лето!», история которого насчитывает 62-летнюю историю.И немного погрустить и подумать о переломных моментах жизни в полной душевных переживаний даче автора романа, Доктора Живаго.

Полезная информация

Координаты и режим работы:
  • Адрес дачи Корнея Ивановича Чуковского: пос. ДСК Мичуринец, ул. Серафимовича, д. 3.

Часы работы: Вт. — Солнце. — с 11:00 до 18:00 (касса до 17:30) Пн.- выходной

  • Дача Бориса Леонидовича Пастернака адрес: пос. ДСК Мичуринец, ул. Павленко, 3.

Часы работы: Вт. — Солнце. — с 11:00 до 18:00 (касса до 17:30) Пн. — выходной

  • Недалеко от поселка открылась новая ветка Метро. Добираться стало удобнее. Ближайшими будут станции метро «Рассказовка» или «Новопеределкино».
  • Парковки как таковой нет. Оставить машину можно по улице Серафимовича, 3.Если вы придете в гости, как и мы.

Цена билета:
  • Входные билеты в музей Пастернака: осмотр экспозиции с путеводителем 200 руб. взрослый, дети до 16 лет бесплатно. Получасовая экскурсия на одного человека 450 рублей (от 2 до 5 человек 250 рублей, от 5 до 15 человек 200 рублей) + входные билеты.
  • Входные билеты в музей Чуковского: взрослый 200 руб., дети до 16 лет бесплатно.Экскурсии проводятся строго по субботам и воскресеньям с 13. 30 до 18.00. Группы набираются от 15 до 30 минут.

Праздники и события:

Праздник «До свиданья, лето!» состоявшийся в начале сентября. На этот раз это было 9 сентября. Вход бесплатный для всех. Вам не нужно регистрироваться заранее.
Праздник «Здравствуй, лето!» состоявшийся в последние дни мая. Мы сейчас думаем, не пойти ли и на этот праздник.
На дачах и территориях проводятся различные выставки и мастер-классы.Расписание можно посмотреть на официальном сайте www.goslitmuz.ru

Добро пожаловать в Переделкино!

Дом-музей Чуковского в Переделкино (Московская область, Россия) — экспозиции, режим работы, адрес, телефоны, официальный сайт.

  • Туры на Новый Год по России
  • Горящие туры по России

Увидеть своими глазами тот самый телефон, по которому звонил слон, или кувшин, мелькавший на страницах Мойдодыра.Загляните в уютный и славный мир автора «Таракана». Понять, что это за гениальный и добрейший душой человек можно только в этом самом доме в Переделкино.

Всю жизнь Корней Иванович Чуковский переживал, чтобы позолоченное брюхо и усатый таракан затмили своими яркими образами другие его работы. Однако он неизменно писал детские стихи, приглашал детей со всей деревни к себе в гости, рассказывал им сказки и вел умную, живую беседу, за что его обожали от мала до велика.Его дом — лучший способ рассказать нам о внутреннем мире автора. Удивительная атмосфера старинного деревянного особняка, где все осталось точно в том же состоянии, что и при жизни Корнея Ивановича, затягивает в его слегка пыльный, светлый и бесконечно радостный мир. Мир сказок и стихов, мир любителя галош Тотоши и отважного комара, победившего паука.

Дом-музей Чуковского в Переделкино кажется настолько реальным, что каждую минуту ожидаешь увидеть писателя за работой.Или кто-то из его гостей пьет кофе где-нибудь в саду. Помимо этой редкой атмосферы, дом представляет интересную выставку фотографий, картин и книг Корнея Ивановича, где представлены все крупнейшие представители русской культуры первой четверти ХХ века — Репин, Блок, Маяковский, Куприн, Коровин.

Удивительная атмосфера старинного деревянного особняка, где все осталось ровно в том же состоянии, что и при жизни Корнея Ивановича, затягивает в свой слегка пыльный, светлый и бесконечно радостный мир.

Но спасибо дочери писателя, Чуковской Лидии Корнеевне, которая еще при жизни отца не могла отказаться от экскурсии первым группам посетителей, за столь ценные минуты пребывания в нетипичном интеллигентском доме в начале века. 20 век. Она же сохранила в неприкосновенности комнату, где жил А.И.Солженицын. Здесь сохранился письменный стол автора и экспонаты, напоминающие о его творчестве и тяжелой жизни.

Отметить конец лета на писательской даче

Спустя более 40 лет после смерти Корней Чуковский остается одним из самых любимых в стране детских писателей, а его классические книги, такие как «Доктор Айболит» о докторе, говорящем с животными, по-прежнему широко читаются.

Поклонники автора, урожденного Николая Корнейчука и взявшего себе псевдоним Корней Чуковский, могут принять участие в традиции, заложенной самим автором: детский праздник «Прощай лето» проходит на его подмосковной даче 1 сентября. 12.

«Костры у дома Чуковского были разведены автором в 1955 году, — рассказал Сергей Белорусец, руководитель Чуковского детского фестиваля и один из организаторов праздника конца лета. «Его дом всегда был полон детей; он придумал разные игры, чтобы играть с детьми.

Чуковский устроил на даче два ежегодных праздника: «Встреча лета» в июне и вечер «Прощай лето», когда дети собираются у костра во вторые выходные сентября, чтобы послушать сказки и спеть песни на на даче в писательском поселке Переделкино под Москвой.

Традиция возродилась 10 лет назад, и в этом году организаторы отмечают 55-летие первого костра.

Чуковский писал рассказы и стихи, «заводные ритмы и воздух озорства и легкости» которых, как писал один критик, пленили детей — хотя и не всегда родителей.

Одним из самых известных его стихотворений является «Крокодил», которое он рассказал своему сыну в поездке. Его сын запомнил эту сказку, и именно так стихотворение было записано, когда они вернулись.

«Я люблю читать Чуковского своей дочери Арине, которой 3 года, — говорит Валентина Шадрина, 34 года, домохозяйка. «Ей нравится ритм стихов, и она очень быстро их запоминает».

«Кажется, некоторые очень маленькие дети действительно боятся персонажей. Нужно быть очень осторожным, читая Чуковского ребенку — некоторым очень чувствительным слушателям это может не понравиться», — говорит логопед для дошкольников Татьяна Ступникова.Поэтесса Анна Ахматова однажды назвала детские стихи Чуковского садистскими, и такое обвинение было выдвинуто против многих детских авторов, включая английского писателя Роальда Даля.

Чуковский был не только детским писателем, но и профессиональным репортером, переводчиком и психологом, оказавшим большое влияние на проблему воспитания детей. Его самая известная работа о детях — а не для детей — «От двух до пяти», вышедшая в 1933 году, о способностях детей говорить.

Он также был писателем, который, судя по его дневникам, пытался помочь другим советским писателям, когда они попали в нелады с властями.

Когда Борис Пастернак, живший недалеко от Чуковского в Переделкино, получил Нобелевскую премию, Чуковский был единственным официальным писателем, который его поздравил.

После смерти Чуковского в 1969 году его дача была превращена в музей, и посетители могут совершить экскурсию по старому деревянному дому, в котором хранится его обширная коллекция книг.

Многие книги на английском языке.До революции Чуковский работал репортером в Лондоне, где познакомился с писателями Гербертом Уэллсом и Артуром Конан Дойлем. Позже он перевел американского поэта Уолта Уитмена, а также Даниэля Дефо и Редьярда Киплинга.

В этом году в вечере «Прощай лето» примут участие известные детские поэты, такие как Эдуард Успенский и Геннадий Гладков. Как обычно, будет костер и песни.

Вечеринка «Прощай, лето» состоится 12 сентября в полдень.Дом-музей Корнея Чуковского, улица Серафимовича, 3. Переделкино Московской области. Тел. 593-2670. Бесплатный вход.

НАСЛЕДНИКИ ПАСТЕРНАКА БОРЯТСЯ С ВЫСЕЛЕНИЕМ С ДАЧИ

Негласно предоставив загородному дому Бориса Пастернака неофициальный музей и мемориал на 22 года со дня его смерти, советский литературный истеблишмент требует освободить дачу для «продуктивного» ‘ писатель.

Наследники поэта и писателя, чей «Доктор Живаго» принес мистеруСлава Пастернака на Западе и разоблачения дома поклялись бороться с Союзом писателей и его финансовым подразделением Литфондом, чтобы сохранить музей, за которым они ухаживали и содержали с 1960 года. Могила Пастернака под тремя высокими соснами ежегодно собирает тысячи поклонников, в том числе многих жителей Запада. В дни годовщин со дня рождения и смерти писателя, а также на Пасху паломники приносят букеты и собираются, чтобы прочитать лирические стихи г-на Пастернака, в том числе некоторые стихи из «Доктора Живаго», еще не изданные в Советском Союзе.

Кепка там, где он ее оставил

В беспорядочной двухэтажной даче кепка г-на Пастернака до сих пор висит у двери спартанского кабинета, где он в последний раз ее оставил. Эскизы отца, известного художника Леонида Пастернака, и голый письменный стол, небольшая полочка с переводами «Доктора Живаго», словарями и некоторыми другими книгами неизменны. Внизу рояль, за которым часто играли Святослав Рихтер и Генрих Нейгауз, и широкий стол, вокруг которого сидели самые талантливые художники, поэты и писатели г.Пастернаковские дни сохраняются.

Попытки закрыть мемориал по сути не идеологичны. Распоряжения о выселении, вынесенные в мае прошлого года в отношении сына г-на Пастернака Евгения и Натальи Пастернак, жены его покойного второго сына, являются частью кампании Литфонда по очистке около 22 дач в этой лесной писательской колонии под Москвой от вдов и наследников, которые остаются дольше, чем два года, отведенные им после смерти писателя. Все писательские дачи в поселке принадлежат Литфонду, и в следующем месяце дело должно быть передано в суд.

Еще один объект кампании — дача, пожалуй, даже более дорогая большинству россиян, чем дача г-на Пастернака, — дом детского писателя Корнея Чуковского. Практически любой россиянин может рассказать сказку о томительном, но сострадательном ветеринаре докторе Айболите или другие сказки в стихах господина Чуковского. До своей смерти в 1969 году г-н Чуковский был также превосходным переводчиком, критиком и другом поколений лучших писателей России. Игрушки для детей, книги для взрослых

Дочь, внучка и секретарь г-на Чуковского сохранили его дом как музей.Их гостевые реестры уже зарегистрировали 30 000 посетителей, многие из которых школьники, которые приходят со своими классами, чтобы посмотреть на коллекцию игрушек писателя со всего мира. Взрослые приходят изучить замечательную библиотеку английских и русских книг г-на Чуковского и вглядеться в фотографии литературных титанов, от Владимира Маяковского до Александра Солженицына.

Несмотря на энергичную защиту г-на Чуковского в последние годы жизни писателей, подвергшихся официальной критике, его популярность среди россиян могла убедить Литфонд отказаться от своей дачи под музей. Последние пять лет Общество охраны исторических памятников пытается причислить дачу к разряду исторических, гарантирующих ее сохранность.

Главным препятствием, очевидно, было недовольство чиновников Лидией Чуковской, дочерью г-на Чуковского и самостоятельным писателем. Публичная защита г-жой Чуковской физика Андрея Д. Сахарова, когда он подвергся официальному нападению в 1973 году, и приют, который она предоставила Солженицыну на даче в последние месяцы его пребывания в Советском Союзе, привели к ее исключению из Союза писателей в 1974 году. .Наследник становится куратором

Сочетание всенародно популярного отца и дочери-диссидентки вызвало раздражение Союза писателей, и имя госпожи Чуковской тщательно вычеркнуто из любой публикации о господине Чуковском. Вероятно, больше всего раздражает союз то, что по советской практике наследник писателя становится хранителем его музея.

В отличие от дачи г-на Пастернака, на улучшение и ремонт которой Литфунг недавно потратил около 7000 долларов, дача г-на Чуковского пришла в упадок. Стены провисают, краска отслаивается внутри и снаружи. Огромные трещины проходят через штукатурку, а на землю валяются куски штукатурки.

Как и Пастернаки, госпожа Чуковская поклялась бороться с Литфондом. «Я сказала им, что мы никогда сами не вынесем вещи моего отца», — сказала она. «Если вы решите нас выселить, — сказал я им, — мы пригласим прессу и будем смотреть, как вы выбросите в окно вещи Корнея Чуковского». уведомления о выселении, но ни один из них, как известно, не планирует создание музеев.Их борьба и решимость Литфонда выселить их отражают огромный статус, связанный с проживанием в одном из элегантных больших деревянных домов Переделкино.

Дом Пастернака, по словам Натальи Пастернак, планируется разделить на три квартиры. Двое самых известных жителей Переделкино, поэты Белла Ахмадулина и Евгений Евтушенко, публично выступили в защиту дачи Пастернака. Но другие хранят молчание, либо опасаясь возмездия со стороны Союза писателей, либо потому, что они молчаливо согласны с его кампанией по выселению.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.