Шехтель дом рябушинского: Недопустимое название

24 Мар

Содержание

Особняк С.П. Рябушинского на Малой Никитской

Особняк С. П. Рябушинского – это дом-музей, возведённый в самом начале ХХ века великим архитектором Ф.О. Шехтелем для Степана Павловича Рабушинского. Сам Рябушинский был предпринимателем и банкиром, создавшим вместе с братом первый в России автомобильный завод. Этот человек действительно являлся великим меценатом страны. Ему принадлежала внушительная коллекция икон, которая насчитывала около 200 экземпляров. Некоторые из них впоследствии были переданы в Третьяковскую галерею и Исторический музей.

Дом был построен на углу Садово-Кудринской, ныне Малой Никитской. Особняк выполнен в стиле английской готики с присутствием оттенков мавританского стиля. Его формы создавались на основе кубических граней, подчёркивающих статность дома. Посмотрев на дом снаружи, не сразу можно понять, сколько в нем этажей. Благодаря интересной проектировке окон с одной стороны особняк выглядит многоэтажным, а с другой — всего двухэтажным.

На самом деле этажей в доме три, и на верхнем ярусе расположена молельная комната. Волнообразные решётки на окнах сделаны в стиле ар-нуво. Фасад здания выполнен из гладкого светлого кирпича с элементами мозаики, изображённой в виде ириса. Если взять общую композицию участка с домом, то можно увидеть, что везде прослеживается связь с природой и миром — декорации, узоры на паркете пола, орнаменты на окнах и бронзовых ручках дверей.

Идейным центром особняка является мраморная лестница, выполненная в форме волны (символизирует воду и жизнь), а ее спиралевидная форма говорит о бесконечности.

Вообще, морская тематика присутствует во всем интерьере — высоко подвешенная лампа в виде медузы, морские коньки, улитки. Необычная колонна на втором этаже, где начинается путь в ту самую молельню, у основания обвита змеями и украшена саламандрами (олицетворение зла) и лилиями (добра). Тематика проявляется и в витражном светло-голубом стекле, и в обоях, напоминающих наскальные рисунки, и даже в паркете, который выложен узором рыбьей чешуи — все в этом доме гармонично. Такие интересные решения говорят о том, что Шехтель действительно был одним из величайших художников и архитекторов.

Внизу находится столовая. Раньше центральную стену украшал огромный камин из каррарского мрамора, но после революции его разобрали и заменили великолепными деревянными шкафами и кожаной мебелью. Посреди столовой стоит стол, высеченный из дерева и покрытый лаком. Здесь также находится комната-библиотека, которая украшена интересным орнаментом и обставлена деревянными произведениями искусства.

На третьем этаже особняка расположена молельня, для уединения и общения с Господом. Это своего рода тайная домашняя церковь. К ней ведёт скромная деревянная лестница, укрытая за колоннами. Молельня украшена куполом, в центре которого находится окно, через которое ночью можно увидеть звёздное небо.

Во время революции семья Рябушинских подверглась гонениям, а дом отошёл государству. В 1932 году особняк достался Алексею Максимовичу Горькому. Именно сюда он вернулся из ссылки, покинув итальянский город Сорренто. Здесь он провёл всю свою оставшуюся жизнь. Алексей Максимович немного изменил интерьер, ориентируясь на свои предпочтения комфорта — например, кабинет он обустроил новой деревянной лакированной мебелью, частично обтянутой кожей. Но основные достопримечательности великолепного дома все же остались нетронутыми.

В 1965 году особняк получил звание национального дома-музея Москвы имени А. М. Горького. Это здание занесено в список национального наследия страны, к которому ежедневно организовывается множество экскурсий. Отчасти это является заслугой Надежды Алексеевны — вдовы А. М. Горького.

от подводного царства к звездам

Одной из визитных карточек Москвы, наравне с Кремлем, храмом Василия Блаженного, творениями Баженова и Казакова является знаменитый особняк Рябушинского, также известный как Мемориальный музей-квартира А.М. Горького. Это место представляет интерес и как дом, где Горький провел последние годы жизни, и как образец московского модерна, созданный архитектором Федором Осиповичем Шехтелем для семьи Рябушинских – крупных меценатов, купцов, промышленников и старообрядцев.

Двухэтажный «особняк-шкатулка», маленький, но таящий в себе множество поистине сказочных элементов, находится на Малой Никитской, недалеко от Патриарших, и кроется в листве сада за типичной для модерна кованой оградой. Если вы хоть чуть-чуть разбираетесь в архитектурных стилях, то сразу поймете, что перед вами образец модерна, по огромным окнам необычных форм в резных деревянных рамах, по фризу – мозаике с растительным орнаментом под крышей. Однако главные секреты таятся внутри этого основательного и в то же время воздушного здания.

Особняк строился с 1900 по 1902 год, после чего в нем поселилась семья Степана Павловича Рябушинского, занимавшегося банковским делом, текстильной промышленностью и машиностроением. Так, Степан Павлович вместе со своим братом Сергеем Павловичем Рябушинским основали первый в России автомобильный завод АМО, позднее ставший ЗИЛом. После революции 1917 года семья эмигрировала в Италию, а в особняке по очереди размещалось пять советских организаций: сначала отдел виз и паспортов, потом Госиздат, психоаналитический институт под управлением профессора Ермакова, затем детский сад для детей партийных работников, в который, кстати, ходил Василий Сталин, и Всесоюзное общество культурной связи с заграницей (ВОКС).

Потом особняк передали вернувшемуся из Италии Горькому, который прожил в нем пять лет до своей смерти – с 1931 по 1936 год.

За время перехода от одной организации к другой почти вся оригинальная обстановка в стиле модерн исчезла. Поэтому весь интерьер, который можно увидеть в особняке сегодня, таков, каким он стал при жизни Горького. Если вы надумаете отправиться в музей (а его посещение пока бесплатно, но это ненадолго), советуем вам заранее записаться на групповую экскурсию, иначе вы можете не получить представления о том, как выглядел этот особняк раньше. Например, из столовой исчез огромный камин, словно из сцены бала в романе «Мастер и Маргарита».

«Старообрядцы были наиболее прогрессивными людьми своего времени, – рассказывает про первых владельцев удивительного особняка старший научный сотрудник ИМЛИ РАН, архитектор Ирина Гудзь. – Они давали хорошее образование своим детям, много ездили за границу, привозили технические новинки, в том числе модные тенденции искусства.

Именно такие люди были заказчиками стиля модерн в России. Здесь все было сделано в расчете на семью Рябушинского, состоявшую из четырех человек: мамы, папы и двоих маленьких детей. В этом доме царила очень доброжелательная атмосфера, все сделано с юмором, с любовью к этой семье, присутствовали элементы игры, домашнего театра».

Для Рябушинских Шехтель создал целый космос, с этой точки зрения особняк на Малой Никитской можно назвать вершиной его трудов. Здание имеет символическое деление: первый этаж – это подводное царство, второй – мир воздуха, мансарда – горний мир, молельня. Весь дом строился вокруг центрального элемента – удивительной лестницы-волны. Вот как описывается интерьер в брошюре Н.Л. Пэнэжко и С.М. Демкиной «Малая Никитская, 6», выпущенной к 100-летию особняка:

«Главным украшением особняка является парадная лестница-волна. Она располагается в центре здания, в холле, высота которого 12 метров. На фоне огромного трехчастного витража обрушивается каскад волн, вскидывающий высоко вверх люстру-медузу.

Серо-зеленый эстонский вазелемский мрамор, из которого выполнена лестница в московской мастерской М.Д. Кутырина; зеленоватые стены, имитирующие морскую стихию, приглушенное освещение (стекла витражей тонированные, потолка – матовые) создают грандиозную картину подводного и надводного миров».

«Дом уникален в каждой своей детали, в каждой форме. Это удивительная жемчужина, которая чудом сохранилась благодаря тому, что здесь всего пять лет жил Горький, потом его внучки – до 1961 года, а в 1965 году открылся музей. Особняк как бы законсервировался и даже в том виде, в котором он сейчас существует, донес до нас много интересных элементов в стиле модерн. Это и дверные ручки, и красивые переплеты окошек, и дверные проемы, и сами материалы, которые использовались. Особняк уникален по многим параметрам, в том числе по техническим. Шехтелем были спроектированы системы кондиционирования воздуха, автоматической откачки грунтовых вод. Сейчас этого нет», – продолжает Ирина Гудзь.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ Поселок художников на Соколе: деревня среди сталинских высоток

Много декоративных деталей сохранилось в гостиной Рябушинских, которая при Горьком превратилась в библиотеку и обросла шкафами вдоль стен. Говорят, что эта библиотека представляет большой интерес, в ней сохранилось множество дореволюционных изданий, в том числе про путешествия и, в частности, про Восток, которым так интересовался писатель. Первое, что бросается в глаза в комнатах – большие окна с резными рамами, все разной формы. Архитекторы, работавшие в стиле модерн, использовали окна как живые картины, символ гармонии человека с природой. На потолке сохранилась созданная вручную лепнина, напоминающая гладь заросшего пруда, где по растениям ползают улитки.

Тему подводного царства продолжают также дверные ручки, напоминающие морских коньков, и рисунок паркета с декоративной волной. А вот оригинальной мебели не сохранилось:

Мистифицирование символики особняка специалисты отметают. Морская тема, образы волны, реки, бабочки, стрекозы, дельфина, плавные очертания и криволинейное пространство характерны для модерна.

«Морская тема характерна для модерна вообще, – поясняет экскурсовод. – Это криволинейные очертания, плывущие линии, женские волосы, дым от сигарет, все, что связано с природой, морской стихией. Хозяин дома был не чужд вершинам культуры своего времени и понимал все эти смыслы. Здесь «волны» от лестницы продолжаются в очертаниях паркета, в ограждении участка. Символику волны, моря, реки использовали и другие архитекторы, зарубежные в том числе».

Помимо парадной прихожей и гостиной на первом этаже сохранилась столовая и два кабинета, один из которых стал спальней Горького. Кстати, свой последний дом писатель не любил:

«Где был малый кабинет, для Горького устроили спальню, потому что по состоянию здоровья ему было тяжело подниматься на второй этаж. Все предметы мебели здесь не имеют к дому отношения – этот комплект был подобран для Горького. Известно, что этот особняк Горькому не очень нравился. Этот стиль в архитектуре не был ему близок и понятен, он в более скромных интерьерах привык жить. Ему нужен был порядок, заведенный годами, он здесь был пожилым, больным человеком, ему нужно было как можно больше успеть сделать, поэтому «варварская роскошь» его раздражала. Даже этот комплект он называл спальней балерины. Все это было для него чересчур, кроме того, странных маленьких габаритов. Он был достаточно высоким, и ему было здесь неудобно».

Поднявшись по лестнице, вы увидите еще один акцент этого дома – колонну, увенчанную посеребренной гипсовой капителью в виде четырех лилий и четырех саламандр. Этот элемент символизирует битву между добром и злом. За этой колонной находится узкая темная галерея, ведущая к черной лестнице, по которой можно подняться к молельне. Есть мнение, что эта галерея является символом тяжелого праведного пути, который приводит человека в горний мир.

О том, что в особняке есть молельня, стилизованная под раннехристианские церкви, по внешнему виду дома догадаться невозможно. Дело в том, что до 1905 года, когда был опубликован манифест Николая II о веротерпимости, старообрядцы подвергались гонениям. А молельня в особняке Рябушинского появилась в 1904 году. С конца XVIII века старообрядческая община Москвы объединялась вокруг Рогожского кладбища и расположенного на его территории Покровского собора. В 1856 году произошло «запечатание алтарей» Рогожского кладбища за «прельщение православных», и службы переместились в молельни богатых домов.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ Школьная улица: Москва ямщиков, купцов и старообрядцев

Видимо, для этих целей строил молельни и Степан Павлович Рябушинский, который также собирал древние православные иконы дониконовских времен. Коллекция занимала несколько комнат на втором этаже особняка, после революции часть икон оказались в Третьяковской галерее, в Историческом и некоторых других музеях, остальные были проданы частным лицам. В 2009 году на Спиридоновке открылся «Дом иконы и живописи им. С.П. Рябушинского», где можно посмотреть иконы из коллекции мецената. Отметим, что Сергей Павлович не просто коллекционировал иконы, но и продвигал научные исследования в этой области, а также жертвовал иконы старообрядческим храмам по всей России.

Алтарная часть была утеряна, а находилась она слева. На паркете с этой стороны расходится рисунок в виде лучей. Деталь, характерная для раннехристианских церквей, – круглое оконце в своде, через которое видно небо и поступает естественный свет. Стены – цвета красной глины, нарисованные арки расширяют пространство и превращают домашнюю молельню в открытую галерею. Роспись на стенах напоминает звездное небо. В основании купола повторяется фраза на древнегреческом языке: «Истинные христианки восприимут святость за свои страдания в день страшного суда». Как и любая религиозная роспись, молельня изобилует символикой, о которой подробно рассказывают местные экскурсоводы.

Что касается комнат на втором этаже, раньше там находились спальня, детская, ванная комната и комнаты с коллекцией икон. Теперь две комнаты занимает экспозиция, посвященная годам жизни Горького после возвращения из Италии, а остальные – закрыты, в них хранится музейный фонд. Судьба этого удивительного образца архитектуры сложилась таким образом, что создателю особняка Федору Шехтелю и заказчикам дома теперь уделено лишь маленькое пространство в подвальной части особняка, между туалетом и гардеробом. Где, кстати сказать, раньше была кухня.

К счастью, этот недостаток по мере возможностей восполняют экскурсоводы, от которых вы также узнаете не только о Горьком, его коллекции нэцке и других коллекциях, но и о девяти витражах особняка, спрятанных крыльях стрекозы, «световых фонарях», окне-парусе и вообще стиле модерн.

Мария Аль-Сальхани

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ Путешествие во времени: музей-квартира Максима Горького

Особняк Рябушинского в Москве: торжество русского модерна

Особняк в Москве, где жил великий русский купец и коллекционер Рябушинский и великий советский писатель Горький: волшебная и философичная архитектура Шехтеля с заимствованиями из Гауди.

С приходом весны и тепла Квартблог стал гораздо чаще и с большим удовольствием путешествовать по своему городу, как и большинство русских людей, не боящихся долгих и неторопливых прогулок. Наконец и я решилась осуществить свою давнюю мечту и записалась на экскурсию в одно из самых удивительных для меня и знаковых для всей Москвы мест – особняк Рябушинского, в котором в наши дни располагается музей-квартира М. Горького.

Особняк Рябушинского в Москве

Из всего множества творений архитектора Шехтеля этот особняк – едва ли не лучшее воплощение его неповторимого стиля, прозванного «русским модерном», потому что в своих проектах Федор Осипович зачастую следовал архитектурным традициям Древней Руси.

За два года, с 1900 до 1902, этот особняк с прилегающими постройками вырос на небольшом участке вдоль Малой Никитской улицы, а с 1903 до 1905 года целых три издательских фирмы уже выпускали большие тиражи открыток с его фотографиями.

Его форма, на первый взгляд похожая на куб, перекликается с формой стоящей напротив церкви Большого Вознесения. Вокруг особняка уже начал цвести садик, по нему разбросаны строения, предназначавшиеся для разных служащих семьи Рябушинских. Во флигеле для прислуги после революции жил А.Н.Толстой, сейчас там находится его квартира-музей.

Фасады особняка украшают оригинальные узоры оконных переплетов, сделанные по эскизам Шехтеля, и мозаика с гигантскими орхидеями, которая создана в петербургской мастерской Фролова также по эскизам архитектора (такой мотив преувеличения деталей часто встречается в его работах, например, клубники на здании Ярославского вокзала). Особенно красива эта мозаика в солнечные дни благодаря вставленным в нее кусочкам золотистой смальты. «Драгоценным мерцающим поясом, опоясывающим фасады особняка Рябушинского» назвал ее один из исследователей стиля модерн.

Мы попадаем в дом через вход, бывший когда-то черным, однако именно им обычно пользовались и Рябушинские, и семья Горького, и часто гостивший у писателя Сталин.

Степан Павлович Рябушинский – известный предприниматель, банкир, коллекционер и меценат – заказал Шехтелю строительство этого дома для себя, своей жены и сына, когда ему было 26 лет. Он был четвертым братом из восьми детей П.М.Рябушинского. Все братья много учились и работали, занимались наукой и благотворительностью. Вместе с братьями Степан вел дела унаследованной ими текстильной фабрики в селе Заворове, а вместе с братом Сергеем они создали первый в России автомобильный завод АМО.

Семья Рябушинских —  Степан Павлович, Анна Александровна и маленький Борис 

Буржуазный практицизм формировал и архитектурные концепции того времени. По-купечески экономный Рябушинский не был заинтересован в строительстве комнат, которые не будут использоваться постоянно, как, например, аристократические залы для балов. Центр дома – это большая лестница, ведущая на второй этаж, вокруг которой располагаются столовая, кабинет и остальные жилые комнаты. Проект этот оказался настолько рациональным, что по его подобию стали строить не только частные, но и многоквартирные дома.

О том, что при всей своей экономности русский предприниматель способен и на бездумные траты, говорит интересный факт, выведанный из сохранившейся книги расходов жены Рябушинского, на которую был записан этот дом. Анна Александровна скурпулезно и попунктно записывала в эту книгу каждую свою трату, включая чаевые официантам и расходы на извозчика, однако, если они выезжали за границу, в ее реестре появлялась одна суммарная запись, например, «Поездка в Париж – 5 тысяч» – забавная деталь, актуальная и для современной модели поведения в путешествиях.

Комнаты особняка – это результат огромных вложений и средств, и трудов. Дорогие породы камня и древесины украшены сложными и красивыми узорами, похожими на волны. Весь первый этаж связан с водной стихией. Находясь в гостиной, мы словно стоим на дне пруда, а на потолке мы можем увидеть большие георгины, смотрящиеся сверху в водную гладь. Заметьте, что в лепнине потолка отражается еще и рисунок оконного переплета.

Пол в парадной прихожей напоминает водную гладь, в которую брошен камень. Здесь же раньше стояли две красивые витражные ширмы, напоминающие крылья стрекозы. Их сейчас убрали в целях сохранности, но, по обещаниям экскурсовода, скоро вернут на место. А застекленный шкаф для одежды сохранился до нашего времени благодаря своим волшебным ручкам. Они не только хороши собой, но и защищали стеклянные двери, если кто-то из гостей решал на них опереться.

Украшающий эту прихожую витражный пейзаж очень важен для общей стилевой и философской концепции этого дома. Модерн, как известно, черпает вдохновение в природе и активно заимствует ее образы. Небезызвестно и то, что красавица-природа непостоянна и изменчива. В течение всего дня этот витраж меняет свой вид, изображая то вечерний, то дневной, то утренний, то ночной пейзаж в зависимости от освещения и угла зрения.

Отсюда мы попадаем в комнату, которая служила кабинетом и Рябушинскому, и Горькому. Общий ее мотив – это лавр – с античных времен символ успеха, славы и благополучия. Лавр здесь можно найти в деревянной отделке, на дверных ручках и на еще одном витраже. На первый взгляд он изображает горный пейзаж, а, приглядевшись, мы можем увидеть здесь голову бородатого мужчины, в размышлениях сидящего под лавровым деревом.

Кстати, дверные ручки в особняке, по мнению одного из исследователей стиля, составляют отдельную симфонию. В каждой комнате они так же оригинальны, как рисунок лепнины или паркета.

Модерновое архитектурное пространство – это всегда пространство, имеющее собственную философию. По задумке Шехтеля, шествие по этому дому – это путь возвышения души. Если первый этаж был подводным миром, то наверх из водных пучин нас сможет вынести невероятная лестница-волна, являющаяся центром холла и всего дома. Ее облик напоминает нам архитектуру Гауди. Кстати, Шехтель и Гауди были хорошо знакомы, не раз встречались и обменивались идеями. Гауди был почти на 20 лет старше и обладал несомненным авторитетом для Шехтеля, оба архитектора умерли в 1926 году.

Перила лестницы плавно переходят в скамейку. Впечатляющая лампа снизу похожа на гигантскую медузу, проплывающую над тобой, а сверху — на плывущую под водой черепаху.

Небезынтересный балкончик над лестницей похож на дракона или сову. Брови этого зверя образуют собой МХАТовскую чайку – символ, нарисованный Шехтелем для А.П.Чехова. Театральность, мистицизм и желание увести от реальности характерны для стиля модерн вообще, а Шехтелю удалось блестяще воплотить эти черты в архитектуре.

Противостояние добра и зла  отображает и декор колонны на втором этаже возле лестницы: ее окольцовывает композиция из отвратительных саламандр и прекрасных чистых лилий.

Весь второй этаж когда-то занимала знаменитая коллекция икон С.П.Рябушинского. Его коллекция была самой большой в России, а, по словам искусствоведа Н.Пунина, снискала себе огромную славу «художественно-исторической ценностью входящих в нее икон». В этом же доме находилась реставрационная мастерская, где художники-реставраторы отец и сын Тюлины занимались восстановлением этих икон. Сейчас в комнате, где размещалась выставка икон, действует выставка, посвященная М.Горькому.

Рябушинские были старообрядцами. В мансарде их дома, куда можно попасть по черной лестнице, расположена молельня, она логически венчает этот символический мир. Старообрядцы были уравнены в правах с остальными верующими только в 1905 году, а до этого подвергались гонениям, сопровождающимися «запечатанием» культовых для них алтарей Рогожского кладбища. Поэтому молельня, построенная в 1904 году, была тайной. Вид ее максимально приближен к традиционным церквям, потому как в то время старообрядческие службы переместились в частные молельни богатых купцов. В основании купола четыре раза повторяется надпись на древнегреческом: «Истинные христианки восприимут святость за свои страдания в день страшного суда».

После революции и эмиграции Рябушинских дом попеременно принадлежал Наркомату по иностранным делам, Государственному изданию РСФСР, Государственному психоаналитическому институту с детским домом-лабораторией, детскому саду «Дошкольная коммуна при ВЦИКе» и «Всесозному обществу культурной связи с заграницей». В 1931 году вопреки своим желаниям сюда въехала семья Максима Горького. О том, как изменился дом при жизни здесь Горького и какие сюрпризы в его стенах приготовило  писателю советское правительство, мы расскажем на следующей неделе.  

Дайджест Квартблога

Дом-музей Корнея Чуковского в Переделкино - В этом доме Чуковский жил с февраля 1938 по октябрь 1969 г. Сказка Бибигон так и начинается:"Я живу на даче в Переделкине..." Сегодня Квартблог знакомит вас с домом-музеем Корнея Чуковского в Переделкино.

В гостях у символиста - «Квартблог» посмотрел на рабочее место символиста Валерия Брюсова и посмотрел на вещи со столетней историей. 

Квартира Горького: золотая клетка в стиле модерн - Продолжение судьбы Шехтелевского особняка  — теперь при жизни здесь Максима Горького. Квартблог расскажет о музее-квартире Горького в Москве.

Петровский путевой дворец, где отдыхали Романовы и учился Гагарин - Дабы не отставать от царских особ, Квартблог посетил Петровский путевой дворец архитектора М.Ф. Казакова на Ленинградском проспекте, где когда-то отдыхали после долгой дороги русские цари перед своей коронацией.

Фонтанный дом: квартира А.А. Ахматовой. Часть 1 - Квартблог привез из Санкт-Петербурга рассказ о музее-квартире А. А. Ахматовой. История, фото, описание.

 

Фотографии Юлии Евстафьевой и из архивов Музея-квартиры М.Горького

архитектура, история, модерн

Особняк Рябушинского

В 1899 году скончался Павел Михайлович Рябушинский, и сыновьям его, даже неженатым, оставаться под кровом отчего дома стало незачем. Одним из первых задумался о собственном жилище двадцатишестилетний Степан Павлович Рябушинский. Купленный им под застройку участок имел непростую форму: одной стороной выходил на улицу Спиридоньевку, а другой – на Малую Никитскую улицу, и как раз на этом углу стояла маленькая бакалейная лавка, продать которую владелец ни за что не соглашался. Впрочем, ни Степан Рябушинского, ни приглашенного им для постройки дома архитектора Франца Шехтеля эта проблема нисколько не смутила.

Вероятно, первый полагал, что со временем затруднение так или иначе разрешится, второй же и вовсе данное обстоятельство счел незначительным в сравнении с возможностью создать нечто прекрасное. А заказчику хотелось именно этого. Вернее сказать, желание Степана Павловича стать владельцем лучшего дома в городе означало необходимость удивить жителей Москвы сильнее, чем это удалось Савве Тимофеевичу. Не зря же Рябушинский и участок купил поблизости от морозовского «палаццо», и архитектора привлек того же. Он явно рассчитывал, что мастер постарается превзойти самого себя, если предоставить ему полную творческую свободу.

И все же возникновению непревзойденного шедевра архитектуры мы обязаны не только счастливому соединению огромных финансовых возможностей амбициозного заказчика с дивной фантазией талантливого архитектора. Тут еще и «звезды правильно сошлись», ибо как раз к тому времени сорокалетний Франц Шехтель достиг пика своего профессионального мастерства и был переполнен идеями – как собственными, так и найденными на знаменитой парижской выставке 1900 года. Примененный им принцип проектирования здания «изнутри наружу» зодчий уже успел опробовать незадолго до этого на собственном доме в Ермолаевском переулке.

Занимаясь проектом соседнего морозовского особняка, Шехтель частично использовал традиционную анфиладно-коридорную планировку и убедился, что она не является единственно возможной. Овладев искусством «играть на контрастах», Франц Осипович снова блеснул этим приемом – но если в готическом дворце Морозовой пышность интерьеров противопоставлялась лаконичности внешней отделки, то особняк Рябушинского поражает текучей плавностью линий, совершенно неожиданной внутри дома, состоящего из простых кубических объемов. С квадратами окон и стен контрастируют извилистые оконные переплеты и причудливые формы крылец – уличного и бокового, выходящего в сад.

Контуры здания массивны, но светлая облицовка придает ему легкость. Каждая из четырех сторон здания не похожа ни на одну из остальных, переплет каждого окна имеет свой собственный рисунок – но до чего же гармонично все соединено! Невольно испытываешь желание обойти дом вокруг, а потом сделать еще кружок. Чем объяснить волшебство этого дома? Может быть, даром зодчего безошибочно находить точное равновесие? Как и в особняке Морозовой, здесь тоже очень четко просчитанная геометрия: пропорции заданы соотношением размеров квадратного вестибюля и длинной стороны прямоугольника парадной лестницы, равной по длине диагонали исходного квадрата.

А может быть, разгадка гармонии в том, что Франц Осипович был прекрасным рисовальщиком, способным образы из своих фантазий переносить в эскизы так четко, что мастерам оставалось лишь воплотить их в материале. Цветочный орнамент, который мы видели на фризе, был нарисован Шехтелем в натуральную величину и выполнен художниками петербургской мозаичной мастерской В.А. Фролова. На знаменитой фабрике Шмита делали мебель (правда, из той обстановки дома мало что сохранилось). В московской мастерской М.Д. Кутырина парадную лестницу изготовили из эстонского вазелемского мрамора тоже, вероятно, по очень точным эскизам.

От лестницы захватывает дух – такое сильное впечатление производит эта серовато-зеленая волна, застывшая в своем беге, выплеснув к потолку светильник-медузу. Вначале обращаешь внимание на мастерство исполнения и борешься с желанием погладить каменную волну. Потом понимаешь, на каком трюке тебя поймали: обычное инженерное сооружение здесь предстает скульптурным произведением. Технические функции никуда не пропали: вот в подножии овальная отдушина, предназначенная для подачи подогретого воздуха, вон над головой стеклянная пирамида для освещения холла, да и медуза, застывшая над волной – не что иное как осветительный прибор.

Подобно стволу дерева, от которого отходят ветви с листвой и плодами, лестница держит на себе всю планировочную структуру здания. Этот мраморный водоворот гармонично соединяет разноформатные помещения первого и второго этажей, погружает зрителя в фантастический мир «водного царства» и полностью перетягивает на себя внимание, оставляя вне поля зрения вторую, «черную» лестницу, ведущую на тайный третий этаж. О существовании там двух небольших комнат не должен был знать никто, кроме своих. Дело в том, что Рябушинские – как и Морозовы, Зимины, Прохоровы, Солдатенковы, Бутиковы и другие семейства российских купцов – были старообрядцами.

Староверы пребывали в положении гонимых: власти закрывали их молитвенные дома, опечатывали алтари. Та же участь могла постигнуть и молельную комнату в частном доме. Впрочем, войти без приглашения в особняк господ Рябушинских полиция не посмела бы – но Шехтель тонко понимал ситуацию, ведь и его предки-католики тоже покинули протестантскую Германию после Реформации. Поэтому архитектор расположил молельню в таком укромном месте, что снаружи помещение оставалась незаметным. Со стороны Малой Никитской комнату маскировала стеклянная призма над лестницей, со стороны Спиридоньевки кровля молельни терялась среди разноуровневых плоскостей крыши особняка.

Франц Шехтель оформил дом Рябушинских, используя природные мотивы: море, растения, живые существа. Излюбленные образы модерна начинаются даже не в интерьере прекрасного особняка, а еще снаружи: невысокая ограда, словно морская волна, катится вокруг дома, не мешая любоваться им; контур одного из окон похож на раковину моллюска, а балконная решетка напоминает чешую. Внутри дома зодчий дает волю разыгравшийся фантазии, и уже не понять, что за действо разворачивается перед нами: то ли плафон светильника притворяется черепахой, то ли осьминог никак не может решить, превратиться ли ему в медузу или все-таки в лампу.

Завитки гипсовых волн на потолке и как бы рифмующиеся с ними резные деревянные крепления гардин, рисунок паркета и латунные дверные ручки, светильники и ширмы – все выполнено лучшими московскими мастерами по эскизам Шехтеля, как это делалось и для морозовского «палаццо». Но период историзма миновал, наступило время модерна, поэтому в особняке Рябушинского деревянной резьбы уже не много, и она выполнена в совсем иной стилистике. Зато много витражей, до наших дней их в доме сохранилось девять, – правда, из них два расположены в той части постройки, где экскурсии не проводятся, но остальные все же можно увидеть.

Особенно интересен витраж в стене между большим и малым кабинетами. Зрители воспринимают его по-разному в зависимости от настроения и личных ассоциаций. Одним здесь видится пейзаж, другим – портрет со странной композицией человеческой фигуры, сидящей полуотвернувшись от зрителя. Витражи были созданы Сергеем Виноградовым, но участие Шехтеля чувствуется и здесь – хотя бы на уровне замысла. Например, композиция с рекой воспринимается как сцена заката или рассвета в зависимости от того, откуда рассматривать – с лестницы или из вестибюля. Самый большой из витражей, «Дождь», размещен в высоком оконном проеме над лестницей.

Смягчая падающий на нее дневной свет, стеклянная картина создает ощущение уюта, словно ограждая находящихся в доме людей от стилизованных капель дождя. Проводившиеся с большим старанием отделочные работы потребовали много времени, но в 1903 году семейство Рябушинских смогло наконец вселиться в свое новое жилище. Заказчику очень понравилось то, что получилось у Шехтеля и привлеченных им мастеров, и лишь одна деталь слегка портила общее впечатление от дома – вынужденное соседство с лавочкой, торчавшей на углу, как бельмо на глазу. Ее владелец по-прежнему не желал расстаться со своим грошовым бизнесом ни за какие деньги.

Людям нашего века проблема может показаться смехотворной – в Москве XXI века не то что ветхая хибарка, но и вполне приличный дом сгорит, как спичка, если занимаемый им участок приглянулся серьезному человеку, да и бизнес куда более солидный в два счета могут отнять крепкие ребята в погонах или без, – но сто лет назад уважающий себя предприниматель старался подобные вопросы решать, не выходя за рамки закона и деловой этики. А ведь ничто не мешало Степану Павловичу, допустим, купить лавку где-нибудь в соседнем квартале, посадить туда своего человека, чтоб торговал по ценам, разорительным для конкурента – и все, упрямец и года не продержался бы.

Но нет, совесть не позволила. Поэтому лавочка продолжала свою торговлю, пока не пришла советская власть и не отменила частную собственность, одним махом решив целый ряд проблем и взамен породив множество других. А стена на углу участка так и осталась неброским, но внятным напоминанием о том, что человек должен всегда оставаться человеком: как бы ни были велики его возможности, воздерживаться от дурных поступков – и отстаивать свои законные права, как бы ни были возможности для этого ничтожны. После революции национализированный особняк повидал множество разных обитателей, пока в 1931 году его ни предоставили в распоряжение вернувшемуся из Италии Максиму Горькому.

Виктор Сутормин
  • ВКонтакте
  • Facebook

Особняк Рябушинского на Малой Никитской, 6

Городской особняк по улице Малая Никитская, 6 был построен в стиле раннего модерна по проекту архитектора Федора Осиповича Шехтеля в период с 1900 по 1903 годы. В качестве помощника был привлечен архитектор Иван Фомин. Заказчиком стал известный предприниматель Степан Павлович Рябушинский.

Зодчий сумел соединить в формах и декоре здания элементы мавританского стиля и английской готики. Фасад декорирован глазурованными кирпичами светлых оттенков. Верхняя центральная часть оформлена мозаичным фризом, на котором изображены ирисы.


Фото 1. Так сегодня выглядит главный фасад особняка Рябушинского в Москве

Высотность здания всего два этажа, но разноуровневые оконные проемы, причем, различные по форме, создают визуальный эффект многоэтажности постройки.

Решетки на окнах выполнены в стиле ар-нуво, представляя собой замысловатые по форме волнообразные узоры. Таким же образом оформлена и низкая ограда со стороны Малой Никитской.

Внутренние помещения также были оформлены в стиле модерн. К работам привлекался известный художник Михаил Александрович Врубель.


Федор Осипович Шехтель создал в интерьере холла на Малой Никитской улице, 6 иллюзию на тему подводного мира. Это подчеркивает «тающая» парадная лестница, выполненная в форме морской волны из белого мрамора. Люстра под потолком напоминает формы медузы, а внутренние стены выкрашены в бирюзово-зеленоватый цвет. Не остались без внимания и дверные ручки, отлитые по подобию морских коньков.

Еще несколько слов о мраморной лестнице. Она была изготовлена в московской мастерской Михаила Дмитриевича Кутырина. Материалом послужил вазелемский мрамор, привезенный из Эстонии.


Впечатляют своей красотой и девять витражей, которые помимо декоративных функций, решают и некие архитектурные задачи. Так, самый большой по размерам пейзажный витраж с прописанными на нем соснами и уходящими в глубину полями, был призван создать в небольшом внутреннем пространстве иллюзию окна, что позволило визуально расширить ограниченный объем.

Рисунки для всех витражей выполнил лично архитектор Шехтель, а исполнил художник Виноградов.

Стоит отметить, что морские, а также растительные мотивы присутствуют и в оформлении других комнат особняка Рябушинского.


Так как семья Рябушинских относилась к старообрядцам, архитектор Шехтель специально вписал в объем мансарды тайную молельню, которая расположена с северо-западной стороны дома. Купольная часть и стены комнаты стилизованы в духе древней церквушки. Догадаться о ее наличии, вглядываясь в особняк снаружи, невозможно.

Формы дома выполнены с явным использованием кубического объема, который подчеркивается горизонтальными линиями вынесенных за плоскость фасада плит карниза. Этот замысел исполняют и ассиметричные выступы наружных стен, и индивидуально исполненные балконы, а также массивные крыльца.


Хозяин дома на Малой Никитской, 6, Степан Павлович Рябушинский, оставил значительный след в русской культуре. Он был одним из первых людей в России, кто начал заниматься реставрацией древнерусских икон и их научной расчисткой. В этом доме им была оборудована реставрационная мастерская, а со временем строились планы, согласно публикациями в журнале «Русская икона» за 1914 год, о создании здесь же музея иконы.


После революции 1917 года городской особняк Рябушинского национализировали. В разное время здесь размещались подразделения Наркомата иностранных дел, Госиздательство РСФСР, Психоаналитический институт, Общество культурный связей с заграницей и даже детский сад.

С 1931 года история здания связана с именем писателя Максима Горького, который стал жить в этих стенах. В мае 1965 года здесь был создан его мемориальный дом-музей.

Особняк Рябушинского по адресу Малая Никитская улица, 6 в настоящее время отнесен к «объектам культурного наследия федерального значения».

Посмотрите видео об архитектуре и внутренних интерьерах особняка:


МХТ им А.П. Чехова, усадьба фон Дервизов

Федор Шехтель — известный мастер русского модерна. Он построил множество зданий, которые стали символом архитектурной эпохи конца XIX — начала ХХ века. Ему принадлежит две сотни проектов в Москве и разных уголках России. Отправляемся на прогулку по зданиям Шехтеля вместе с порталом «Культура. РФ».

Усадьба фон Дервизов

Усадьба фон Дервизов. Фотография: Дмитрий Кутлаев / фотобанк «Лори»

В Кирицах Рязанской области Федор Шехтель построил похожую на сказочный замок усадьбу для барона фон Дервиза. Главный дом был увенчан башенками со шпилями и украшен скульптурами. От него к террасе спускались две изящные лестницы.

В парке создали тенистые гроты и арочные мостики, расчистили пруды и украсили территорию скульптурами кентавров. Однако владелец усадьбы недолго наслаждался архитектурным творением Шехтеля: через несколько лет он разорился и продал Кирицы. После революции в здании усадьбы находилось сельскохозяйственное училище. Позже здесь разместился санаторий для больных туберкулезом детей, он находится там до сих пор.

Усадьба Локалова

Усадьба Локалова. Фотография: Павел Москаленко / фотобанк «Лори»

Второй известной работой Шехтеля в провинциальной России стала усадьба фабриканта Александра Локалова — одного из богатейших людей страны в конце XIX века. Его дом архитектор возвел всего за два года. Он был стилизован под русский терем со шпилем и украшен изразцами, витражами и кокошниками.

Во дворе дома Шехтель создал зимний сад в форме карстовой пещеры. Потолок из сталактитовых сосулек и ласточкины гнезда на стенах делали его похожим на сказочный грот. В советское время в усадьбе размещался местный музей, затем здание передали детскому дому.

Особняк Зинаиды Морозовой

Дом приемов МИД на Спиридоновке, 17. Фотография: stargal / фотобанк «Лори»

Этот дом Федор Шехтель возвел в Москве для жены богатого промышленника и мецената Саввы Морозова. Внешне особняк напоминал средневековый замок, только в эклектичном стиле с элементами неоготики. Его фасады украшали каменные маски, химеры и зубцы.

Дом Морозовой 1898 года постройки оснастили техническими новинками тех лет, здесь даже была собственная электростанция. Интерьеры были решены в разных стилях — ренессанс, рококо, готика, ампир. Над ними Шехтель работал вместе с Михаилом Врубелем.

Позже особняк купил Михаил Рябушинский. В советское время здесь находился приют для детей Бухарской республики, а потом дом передали Наркомату иностранных дел. Сегодня в особняке Зинаиды Морозовой располагается дом приемов российского МИДа.

Типография Левенсона

Здание бывшей типографии А.А. Левенсона. Фотография: Татьяна Белова / фотобанк «Лори»

В 1900 году Федор Шехтель построил первую в России типографию в модном стиле модерн — для «Товарищества скоропечатни А.А. Левенсона». Она состояла из двух зданий — издательства и производственного корпуса. Издательский корпус был построен в духе готического замка с двумя башенками, украшенными орнаментами с изображением чертополоха. А производственный выглядел максимально просто — четырехэтажное здание с огромными окнами и без каких-либо декоративных деталей, зато возвели его с применением новейшей технологии металлокаркаса.

Читайте также:

В типографии выпустила свои первые сборники «Вечерний альбом» и «Волшебный фонарь» Марина Цветаева. Скоропечатня работала до 1917 года. После революции типографию национализировали, а в годы войны — закрыли. Сегодня в здании находится офисный центр.

МХТ имени Чехова

МХТ имени Чехова. Фотография: Алексей Гусев /фотобанк «Лори»

Перестройкой МХТ имени Чехова занимался Савва Морозов. Для семьи мецената Федор Шехтель построил не одно здание — и особняк Зинаиды Морозовой, и дом во Введенском переулке, и усадьбу в Одинцове. Реконструировать МХТ Савва Морозов также пригласил Шехтеля. Архитектор создал проект и не взял за свою работу ни рубля.

Фасад театра Шехтель оформил в стиле модерн. Здание украсили декоративные кубические фонарики, керамическая плитка по сторонам от входа и скульптура Анны Голубкиной «Море житейское». Также Шехтель придумал фирменный занавес МХТ имени Чехова — оливковые кулисы с изображением чайки, летящей на фоне волн.

«Он создал в театре атмосферу серьезности, почтительного и благоговейного отношения к искусству, невольно подчиняющую себе зрителя. Все, от конфигурации и размеров помещений, цветовой гаммы до мебели, светильников и шрифта надписей, подчинено единой цели: созданию особого мира, интеллектуально и эмоционально насыщенного».

Особняк Рябушинского

Дом-музей А.М. Горького. Фотография: Елена Макарова / фотобанк «Лори»

Один из ярчайших памятников всей эпохи московского модерна — бывший особняк Степана Рябушинского, сегодня в нем находится дом-музей Максима Горького. Здание с элементами английской готики и мавританского стиля было построено в 1903 году. Его окна — разных форм и расположены на разных уровнях. Благодаря этому приему Шехтель добился эффекта многоэтажного здания, хотя в доме всего два этажа.

В оформлении особняка архитектор использовал растительные мотивы — фасад украшает мозаичный фриз с изображением ирисов. Эта же тематика присутствует и в интерьере дома, над которым Шехтель работал совместно с Михаилом Врубелем. Также в интерьерах здания художники использовали морские образы: белая мраморная лестница была оформлена в виде волны, дверные ручки — в форме морских коньков, а люстра напоминала медузу. Дом таил в себе секреты: например, здесь была старообрядческая церковь — в нее вел тайный ход, известный только хозяевам.

Ярославский вокзал

Ярославский вокзал. Фотография: Юлия Батурина / фотобанк «Лори»

Федор Шехтель оформил фасад Ярославского вокзала в псевдорусском стиле с элементами модерна. Отсюда поезда уходили на Север, и Шехтель построил здание в духе вологодской архитектуры. Также его вдохновляли Московский Кремль — башенка вокзала похожа на одну из кремлевских, — и ворота ярославского Спасского монастыря: их напоминает вход в вестибюль. Ажурные металлические коньки на кровле были выполнены в традициях Русского Севера. Стены украшали керамические панно с изображением моржей, белых медведей и чаек — их создали на керамическом заводе Саввы Мамонтова. Помимо Шехтеля, над обликом Ярославского вокзала работали Лев Кекушев — он спроектировал восточное крыло и перроны, — и художники Константин Коровин и Михаил Врубель, которые оформляли интерьеры.

Автор: Лидия Утёмова

Особняк Рябушинского (музей-квартира Максима Горького) в Москве

 

Без сомнения, одно из самых красивых зданий Москвы — особняк известного промышленника, мецената, коллекционера Степана Павловича Рябушинского (1874-1942), построенный по проекту знаменитого русского архитектора Фёдора Осиповича Шехтеля (1859-1926) в 1900-1903 годах. Он считается одним из лучших образцов русского модерна.

Особняк Рябушинского, фотография начала XX века

С 1931 по 1936 годы в этом доме жил Максим Горький (1868-1936), а после его смерти — невестка Надежда Алексеевна Пешкова с внучками писателя. В 1965 году здесь был открыт мемориальный музей-квартира Горького.

Особняк Рябушинского в Москве, ныне — музей Максима Горького, фасад со стороны Малой Никитской улицы

Дом необычайно красив. Здесь можно найти элементы английской готики и мавританского стиля, японские мотивы. Мягкие узоры ограждений балконов и ограды напоминают о море, подчеркивают текучесть жизни — излюбленный шехтелевский прием. Стены облицованы светлым глазурованным кирпичом. Широкий мозаичный фриз с изображением ирисов придает зданию особую нарядность. Цветочный мотив повторяется и в рисунке оконных рам.

Вход в особняк Рябушинского со стороны Малой Никитской улицыОсобняк Рябушинского, детальОсобняк РябушинскогоОкна

Разные объемы создают игру света и тени. Глядя на здание, трудно сказать, сколько в нем этажей. Этим в свое время воспользовался старообрядец Рябушинский, по распоряжению которого был сделан «невидимый» третий этаж, на котором находилась старообрядческая молельня — до 1905 года старая вера преследовалась.

Особняк Рябушинского в Москве, фасад со стороны Спиридоновки

Интересно сравнить особняк Рябушинского с другим творением Шехтеля — домом Смирнова на Тверском бульваре, построенном чуть раньше. На мой взгляд, Смирновский особняк тяжеловесен и несколько мрачен, а дом Рябушинского — легкий и воздушный, хотя временами некоторая мрачность в интерьерах проскальзывает.

Особняк Рябушинского

Рядом с особняком расположен двухэтажный флигель, в котором с 1941 по 1945 год жил писатель Алексей Толстой. В 1987 году в его стенах открыт мемориальный музей.

Флигель

Главный вход в дом Рябушинских со стороны Малой Никитской улицы закрыт, вход в музей находится со стороны двора с улицы Спиридоновка.

Когда попадаешь внутрь, первое, что поражает — это холл с необычной лестницей из эстонского вазалемского мрамора. Своей колористикой помещение уподобляется морской пучине, а лестница — волне, которая стремится ввысь. Приковывает внимание люстра, выполненная в форме медузы, которую сверху закрывает плафон, изображающий панцирь черепахи. Ручки дверей отлиты в форме морских коньков.

Холл с лестницей

Особняк Рябушинского украшают 9 витражей, созданных русским живописцем Сергеем Арсеньевичем Виноградовым по эскизам Шехтеля. Они создают иллюзию пространства. К интерьерам приложил свою руку Михаил Александрович Врубель. Чувствуется влияние и Антонио Гауди,с которым Шехтель состоял в переписке.

Витраж на первом этаже под лестницей

Прежде чем подняться по лестнице, давайте осмотрим комнаты первого этажа. Они интересны тем, что отразили два культурных пласта — затейливый дом начала XX века богатого промышленника и мецената Степана Павловича Рябушинского и массивную, несколько мрачную стилистику 1930-х годов.

После революции особняк Рябушинского национализировали. В 1920-е годы им по-очереди владели Наркомат по иностранным делам, Государственное издательство РСФСР, Государственный Психоаналитический институт, детский сад «Дошкольная коммуна при ВЦИКе», «Всесоюзное общество культурной связи с заграницей». В результате были утрачены некоторые детали интерьера и предметы мебели.

В октябре 1932 года Максим Горький окончательно вернулся в Москву. Особняк Рябушинского был передан ему в качестве квартиры. С ним проживали члены семьи — сын Максим Алексеевич Пешков с супругой Надеждой Алексеевной (по прозвищу Тимоша) и дочками Дарьей и Марфой. В целом, особняк Рябушинского не очень нравился Горькому — он казался ему слишком вычурным и сложным.

После смерти Горького (Максим Пешков скончался двумя годами ранее) Надежда Алексеевна осталась жить в этом доме, её стараниями в 1965 году был открыт мемориальный музей Максима Горького. Обстановка здесь сохранилась такой, как при жизни писателя.

Первая комната — Секретарская. Мебель здесь тяжелая, по моде 1930-х годов.

СекретарскаяСтол секретаряКорреспонденция Максима ГорькогоКнижный шкаф

Спальня — самая тихая комната. Большое окно выходит в сад. Спальный гарнитур был приобретен для меблировки дома Горького довольно случайно. На угловой полке стояли книги для ежедневного вечернего чтения. На прикроватной тумбочке — фотография старшей внучки писателя Марфы, одна из последних фоторабот Максима Пешкова. Об Италии напоминает картина с изображением морского берега близ виллы «Иль Сорито» в Сорренто, где жил Горький.

СпальняСпальняВитрина с безделушками в спальне

Кабинет наиболее полно отражает вкусы писателя, напоминая другие кабинеты Горького в Сорренто (Италия), Тессели (Крым) и на подмосковной даче в Горках. Здесь Горький работал с корреспонденцией, писал свои произведения. Резной стол, два табурета и кресло перед письменным столом — китайские, купленные у антиквара семьей писателя и Алексеем Толстым.

Кабинет Максима ГорькогоДиванПаркетДверная ручкаПотолок в кабинете

Горький собрал внушительную коллекцию нэцкэ и других изделий из кости, инкрустированного бамбука, фарфора. Его друзья и знакомые, зная о пристрастии писателя, старались привезти ему подарки из Китая и Японии. Благодаря этому комната имеет ярко выраженный восточный колорит.

Восточная коллекция Максима ГорькогоВосточная коллекция Максима ГорькогоКабинет Горького, фрагмент

На высоком письменном столе, сделанном специально по заказу Горького, разложены письменные принадлежности в том порядке, как они лежали при жизни писателя. Если бы не прозрачный колпак над столом, можно было бы подумать, что Горький только что вышел из комнаты.

СаламандраКарпРукопись и очки Максима Горького

На мой взгляд, кабинет оказался наиболее гармоничной комнатой во всем доме, в котором соединились замысел Шехтеля и любимая обстановка Горького.

Кабинет Максима Горького

Из кабинета писателя попадаешь в Библиотеку — одну из самых необычных комнат в доме. Главная тема — образы сада с прудом, водного и надводного царств. Потолок покрыт ручной лепниной и украшен картушем с изображением хризантем и ползущей улитки, символа счастья. Вдоль стен стоят шкафы, выполненные по рисункам Горького. В этой комнате Горький проводил встречи с молодыми писателями, общался с коллегами.

Библиотека

Массивные книжные шкафы выполнены по эскизам Горького. В них находится последняя из собранных писателем библиотек — примерно 12000 томов, 10000 названий.

БиблиотекаПотолок в БиблиотекеДверь между Библиотекой и Столовой

В Столовой любила собираться вся семья и гости, проводились литературные встречи. Во времена Рябушинского комнату украшал огромный камин из каррарского мрамора, разобранный в 1920-е годы, когда здание находилось в собственности различных организаций. Сейчас на его месте стоит диван.

СтоловаяБуфетДиван на месте каминаБуфетДверной проем из Столовой в холл

Обойдя все комнаты первого этажа, мы вновь оказываемся в холле. Парадный вход со стороны Малой Никитской улицы сейчас закрыт.

Парадный вход со стороны Малой Никитской улицыПотолокХолл и витражВитраж

Лестница в доме символизирует волну, движение из морской пучины к свету.

Светильник на лестнице в холле

Во времена Рябушинских в доме существовали уникальные технические новинки: лифт, по которому подавались блюда из расположенной в подвале кухни в столовую, система кондиционирования воздуха. Были электричество и телефон. Увы, многое было утрачено в 1920-е годы. На лестнице сохранилось вентиляционное отверстие, рядом с которым — «теплая» скамейка.

Вентиляционное отверстие в лестнице и скамейка

Огромная библиотека Максима Горького полностью не помещалась в комнатах, поэтому её часть хранилась в массивных шкафах на лестнице.

Лестница

Помещение украшает огромный витраж с декоративным балконом. Под ним, на лестничной площадке между первым и вторым этажами, расположен небольшой уголок с двумя встроенными диванами и журнальным столиком.

Лестница и витражУголок для отдыха на лестничной площадке между первым и вторым этажамиЛестница и холл второго этажаЛестница

Неприметная дверь на втором этаже ведет к узкой лестнице на третий этаж, где располагалась тайная молельня Рябушинских.

Шкафы

Капитель колонны украшена лилиями и саламандрами, символизирующими извечную борьбу добра и зла.

Лилии и саламандры

На втором этаже располагались комнаты, где жили Максим Алексеевич с супругой Надеждой Алексеевной и дочками Дарьей и Марфой. Тяжелобольному Максиму Горькому было трудно подниматься сюда. Сейчас здесь выставлены вещи, портреты, письма, картины писателя.

Комната второго этажаПортрет Максима Горького

Во второй комнате находятся предметы мебели из подмосковной дачи Горки, где 18 июня 1936 года Горький скончался от воспаления легких на фоне застарелых тяжелых заболеваний. На стене — любимые картины, принадлежащие перу Михаила Нестерова: «Вечер на Волге» и «Больная девушка». Увы, вторая картина оказалась пророческой.

Мемориальная комната с предметами мебели из ГорокКресло, журнальный столик, портрет и посмертная маска ГорькогоМаксим Горький за работойОкно второго этажаЗащелка окнаЛюстра

И вновь вернемся на лестницу, чтобы сполна насладиться её красотой.

Дверь на втором этажеЛестницаЛестничный холл второго этажаЛестничный холл первого этажа

В особняке Рябушинского есть третий этаж, который не виден с улицы, где располагалась старообрядческая молельня. Степан Павлович Рябушинский одним из первых начал научную расчистку и реставрацию древних икон, в доме находилась реставрационная мастерская, планировалось открыть музей русской иконы.

Лестница на третий этаж

В небольшой комнате перед молельней сейчас находится экспозиция, посвященная семье Рябушинских.

Экспозиция, посвященная семье Рябушинских

Молельня — одно из самых необычных помещений в доме. Она выполнена в древнерусском стиле, стены таинственно светятся, напоминая звездное небо. К сожалению, её обстановка не сохранилась.

МолельняКупол молельниСтена молельниСтена молельни, детальКупол молельниДверь в молельнеЛестница

Много тайн хранит бывший особняк Рябушинского. Была ли в доме оборудована прослушивающая система, благодаря которой НКВД и лично Сталин были в курсе всех дел Максима Горького? Кем был писатель — поклонником сталинского режима, оправдывающим репрессии, или человеком, который прекрасно всё понимал и в меру своих сил пытался спасти невиновных, за что в конечном итоге и поплатился? Какую роль сыграла Тимоша в жизни писателя и своих любовников — Генриха Ягоды, Михаила Тухачевского, Алексея Толстого и других, почему почти все они были репрессированы? Может быть, права народная молва, приписывая Сталину влюбленность в Надежду Алексеевну?

Почти напротив особняка Рябушинского находится церковь Большого Вознесения, что у Никитских ворот. 18 февраля (2 марта) 1831 года здесь состоялось венчание Александра Пушкина и Натальи Гончаровой. Впрочем, это уже совсем другая история.

Улица Спиридоновка и церковь «Большое Вознесение» у Никитских ворот

Информация для посетителей:

  • Адрес: Россия, Москва, Малая Никитская улица, 6/2
  • Ближайшие станции метро: Арбатская, Тверская
  • Телефоны: +7 495 697-32-41, +7 495 690-51-30, +7 495 690-32-62
  • Время работы: среда — воскресенье с 11:00 до 17:30
  • Вход и фотосъемка платные.

© Сайт "Дорогами Срединного Пути", 2009-2021. Копирование и перепечатка любых материалов и фотографий с сайта anashina.com в электронных публикациях и печатных изданиях запрещены.

 

Дом-музей Горького

Дом-музей Горького, также известный как особняк Рябушинского, - один из лучших образцов модерна в Москве. Первый хозяин дома Степан Рябушинский был заметной фигурой в деловой жизни города, а также старообрядцем и ценителем искусств.

Дом-музей Горького / особняк Рябушинского в Москве

Русский модерн

Этот особняк, известный своим великолепным декором, был спроектирован одним из величайших русских архитекторов Федором Шехтелем, которого часто называют русским Гауди.

Стиль Модерн (русский термин для обозначения ар-нуво) был очень популярен в России на рубеже 20-го века. Состоятельные купцы и промышленники больше не хотели жить в обычных домах в стиле ампир. Хотели чего-то нового, чего-то оригинального. И вот, в результате, теперь у нас есть изысканные особняки, похожие на жемчуг, разбросанные по старому центру Москвы.

Знаменитая лестница особняка Рябушинских

Дом-музей Горького - один из доступных для посещения особняков в стиле модерн, многие другие теперь используются как посольства.

Архитектура

Дом выглядит потрясающе как внутри, так и снаружи.

Здесь нет торжественной симметрии классицизма, ведь у дома более одного фасада. Наружные стены украшены мозаичным фризом, изображающим райский сад с цветущими орхидеями.

Вход в зал похож на погружение в подводное царство, с узором на полу, напоминающим береговую гальку. Главная лестница поднимается вверх, как изгибающаяся морская волна, с фантастической люстрой из медуз, выходящей на холл внизу.

Остальная часть дома с его сверкающими витражами таит в себе еще много сюрпризов из воображения Шехтеля.

Интерьер дома

Горького в Москве

После революции Рябушинский бежал из страны. Его особняк позже был передан выдающемуся советскому писателю Максиму Горькому, жившему здесь с 1932 по 1936 год.

Махим Горький

После революции Горький провел много лет в Италии, отчасти по состоянию здоровья. На возвращении Горького в СССР настоял Иосиф Сталин.Жизнь в России могла показаться очень комфортной и счастливой. Горькому предложили роскошный особняк и дачу. Ему оказали все возможные почести. Но был ли он по-настоящему счастлив?

Горький чувствовал себя неуютно в своем роскошном особняке. В своих дневниках он описывал изысканную архитектуру дома как причудливую и варварскую. Посетив музей, вы сможете больше узнать о жизни Горького в СССР, а также найти многочисленные сохранившиеся вещи.

Писатель проживал здесь до своей смерти в 1936 году. Вдова сына Горького прожила в доме до своей смерти в 1965 году.Музей был открыт здесь в 1995 году.

Посещение дома-музея Горького

Дом стоит увидеть своим великолепным декором. Он расположен в историческом центре города, и ваш гид по Москве легко поможет вам его найти.

Адрес музея - Малая Никитская улица 6/2, ближайшие станции метро Пушкинская / Тверская или Арбатская.

Экскурсия по дому обычно длится около часа. Это место, которое обязательно нужно посетить всем любителям архитектуры. Мы с радостью включим его в любой из ваших туристических маршрутов по Москве.

Витражи дома Горького

Дом Рябушинского (Дом Горького)

Модерн в лучшем виде: Дом Рябушинского

Текст и фото Росс Хантер

Архитектура M oscow слишком легко воспринимается как разделенная на два класса: преувеличенная, величественная и монументальная или приукрашенная, тусклая и банальная.Переполненные тротуары, пробки на дорогах, воздушные провода и подземные ходы - все это мешает смотреть вверх и вокруг. Но есть изысканные богатства, которые можно обнаружить из большинства эпох, и чем больше смотришь, тем больше открываешь. Одно из самых ярких творений города в стиле модерн - Дом Рябушинского (ныне Дом-музей Горького).

Стиль модерн ударил Москву по стилю и сыграл полноценную роль в тот удивительный период, скажем, с 1895 по 1910 год, когда Россия перешла от догоняющего и копирующего к авангарду и революционной мысли… к революции.Философия движения модерн особенно хорошо подошла к революционному моменту: целостное видение, применимое ко всем художественным формам, от типографики и изобразительного искусства до мебели и архитектуры; приветствуя новые технологии и материалы (в отличие от движения Arts & Crafts) и ожидая, что стиль и качество будут доступны всем.

Параллель с настоящим тревожит. Москва в период прекрасной эпохи, в первые годы прошлого нового века, была полна противоречий: бедность и борьба за большинство, исключительное богатство для элиты, с очень заметным потреблением в розничной торговле, развлечениях и жилищном секторе.Блестящих и стильных зданий (которым 2000-е еще не подражать) было недостаточно, чтобы предотвратить катастрофу, когда хорошие времена рухнули. Дежа вю, кто-нибудь?

Промышленные богачи Москвы наперебой строили самые элегантные дома. Семья Рябушинских зарабатывала деньги в нескольких сферах промышленности, торговли и банковского дела, а также увлекалась искусством и либеральной политикой. Династический сын Степан нанял лучшего и самого плодовитого московского эпохального архитектора Федора Шехтеля, чтобы тот построил ему особняк на Малой Никитской улице.Результат, завершенный в 1900 году, - это классика мирового класса как внутри, так и снаружи. Сегодня дом сейчас в тени более крупных, менее скульптурных построек, которые немного оттеняют его влияние, но это не имеет значения. Дом вырастает из сада и уравновешенно и изящно тянется к небу.

Хризантемы потолок

Окно из дерева

Основание лестницы

Ар-нуво не зависит от симметрии, а превращается в пространство, в котором он обитает, - идеальный метод для создания функциональных зданий, максимально увеличивающих полезное пространство.Большие окна дома украшены изящно вырезанными изогнутыми деревянными рамами, отражающими и подчеркивающими окружающую поляну. Кремовая плитка, характерная для московского модерна, проста сама по себе, но подчеркивает великолепие пропорций, окон и особенно орхидейного фриза по всему дому, открывая вид на природу, космос и небо под четкими угловатыми карнизами.

Органическая тема - это суть ар-нуво: брать твердые твердые материалы - камень, цемент, кованое железо и твердые породы - и превращать их в плавные живые формы.Во всем Доме Рябушинского все эти фактуры объединены в единое целое. Характерная «хлыстовая» кривая - наслаждайтесь ею в работах Чарльза Ренни Макинтоша, Обри Бердсли, Альфонса Мухи и Анри Тулуз-Лотрека - великолепна в инкрустированной маркетри на полу, дверных рамах, витражах и, прежде всего, в интерьере. шикарная лестница.

Вокруг дома несколько натуралистических мотивов, в том числе цветы, улитки и подводный мир, и лестница перетекает с такими элементами.Стоячая волна скользит вверх по склону, за которой снизу следит лампа-медуза, а сверху - извивающиеся ящерицы, и ее освещает витраж высотой с дом, изобилующий нежными изгибами, синими оттенками и оптическими изображениями. Скульптура балюстрады поражает воображение. Я не могу сказать, натуральный это мрамор или восстановленный - можете? Если бы я прожил там десять или два года, уверен, я бы понял хотя бы половину чудес этого жилища.

Несколько слов предостережения, чтобы я не стал слишком лиричным, что почти невозможно.Дом также является музеем Горького - факт, имеющий разветвленность. Музей прекрасно не реконструирован: вход бесплатный, разрешение на фото стоит 100 рублей, сотрудники знают и любят свою тематику, современности нет места, брошюра - выбирайте любой язык - до абсурда дешево, а атмосфера неподвластна времени. Но он также тусклый и затхлый. Половина лампочек погасла, и медуза задыхается под пластиковой пленкой. Это дом, в котором нужно жить, а не мариновать. Если вы поклонник Максима Горького, наслаждайтесь посещением (хотя он ненавидел там жить).Если нет, все равно наслаждайтесь, но всегда представляйте, что вы живете или, по крайней мере, обедаете там. Пожалуйста, пригласите меня, если у вас будет возможность.

Хорошая новость заключается в том, что снаружи покрыты лесами, как и значительное количество зданий в стиле модерн по всей Москве, что дает надежду на то, что этот уникальный вид искусства возвращается в моду, причем не раньше, чем наступит ветхость.

Поклонники модерна не должны пропустить отели «Метрополь» и «Националь» (которые будут представлены в следующих выпусках «Паспорта»), столь же великолепные изнутри, как и снаружи.Чтобы узнать больше о местных образцах ар-нуво, которыми можно полюбоваться, обратитесь к книге «Истоки модернизма в русской архитектуре» историка архитектуры Уильяма Крафт Брамфилд. В нем перечислены и нанесены карты ряда прекрасных зданий в стиле московского модерна, которые можно найти в Интернете (просто погуглите, затем посмотрите).

Дом Рябушинского (Музей Горького)
Малая Никитская ул., 6/2, (495) 290-0535
М. Арбатская
Открыто по средам и пятницам с 12: 00-19: 00
Четверг, суббота, воскресенье, 10: 00-17: 00
Выходной: понедельник, вторник и последняя пятница каждого месяца.


Дом Рябушинского и другие достопримечательности московского модерна | Ремесленники досуга

Среди буйства построек, которые делают Москву такой захватывающей культурной достопримечательностью, - многоцветные средневековые церкви, станции метро в стиле пролетарского барокко, смелые конструктивистские эксперименты, сталинские небоскребы «свадебный торт» и т. Д.- некоторые из наших фаворитов выполнены в стиле московского модерна.

Модерн вошел в моду в Москве в конце XIX века, в волнующее время для местных архитекторов. В поисках значимых стилей они экспериментировали с новыми материалами, техниками строительства и декоративными мотивами и создавали эклектичные солянки, заимствованные из различных источников, таких как «Русское возрождение», «Китайские чайханы», «Возрождение готики», «Искусство и ремесла», Венский сецессион и дворец Синтра. в Португалии.Общий термин «современный стиль» часто используется для описания внешнего вида более инновационных зданий, построенных в Москве в этот творческий период, который длился примерно до 1910 года.

Дом Рябушинского (также известный как Дом-музей Горького) - одно из самых ярких зданий Москвы любого периода и единственный в своем роде шедевр московского модерна и стиля модерн. Федор Шехтель, один из самых талантливых и плодовитых архитекторов того времени, спроектировал дом Рябушинского для Степана Рябушинского, сына богатого текстильного магната.Построенный примерно в 1902 году, Рябушинский дом выделяется своей смелой архитектурой и богатством природного убранства.

Интересным исключением из стиля модерн в Рябушинском доме является крохотная секретная часовня, где семья Рябушинских могла исповедовать свою старообрядческую веру. Шехтель спроектировал сакральное пространство куполом, украшенным красным и золотым средневековыми иконами, освещенным фонарем на крыше и узкими окнами.

Рябушинский лишился дома после революции 1917 года.Писателю Максиму Горькому в 1931 году подарили Дом Рябушинского, и, хотя он не заботился об оформлении, прожил в нем до своей смерти в 1936 году. В советское время дом стал известен как Дом-музей Горького, а некоторые из зданий писателя. личные вещи выставлены в библиотеке и кабинете.

Помимо Дома Рябушинского, мы хотели бы познакомить наших путешественников с другими достопримечательностями московского модерна, такими как гостиница «Метрополь», гостиница «Националь», а также многоквартирные дома и дома по всему городу.Знаменитый отель «Метрополь», построенный в 1905 году, отличается характерным фасадом, украшенным керамическими панелями, созданными известными художниками того времени, гипсовым фризом «Времена года», а также декоративными кирпичными и металлическими изделиями. Внутри отеля есть общие залы с отреставрированным старинным декором, в том числе ресторан под огромным потолком из цветного стекла.

Гостиница Националь, построенная в 1903 году по эклектичному проекту русского архитектора Александра Иванова, уже более 100 лет является популярной гостиницей.

Фасады многих московских многоквартирных домов и домов, построенных в это время, были украшены мотивами модерна и элементами дизайна, такими как изогнутые линии, человеческие лица, цветы, листва, животные и мифологические существа. Известный российский архитектор Лев Кекушев, который внес свой вклад в окончательный облик отеля «Метрополь», спроектировал многие известные здания в стиле модерн в Москве, в том числе поразительный дом Миндовского, где в настоящее время находится посольство Новой Зеландии.

Для любителей архитектуры мы также организуем экскурсии по другим зданиям, спроектированным Федором Шехтелем.Архитектор не ограничивался модерном, а проектировал здания в самых разных стилях, в том числе таунхаусы в готическом стиле, особняки в неоклассическом стиле и неорусский вокзал Ярославля.

Мы также организуем для заинтересованных путешественников посещение других известных современных зданий Москвы, таких как Третьяковская галерея, Дом Мельникова, Клуб Русаков и Клуб Зуев.

Еще одно прекрасное место для архитектуры стиля модерн - Рига, Латвия.

Все наши частные туры по России и Восточной Европе могут включать в себя лучшие архитектурные и дизайнерские объекты для заинтересованных.

Направления: Европа, Россия

Теги: архитектура, архитектурные туры, искусство, арт-туры, Artisans of Leisure, культурные туры, культура, декоративное искусство, дизайн, дизайн-туры, международные, роскошные туры по России, роскошные туры, роскошные путешествия, современные , Москва, московский модерн, частные туры по России, частные туры, эксперты по России, русский

Лекция: Федор Шехтель - архитектор русского стиля модерн & am

Когда:

3 декабря 2012 г. 01:00 - 01:00

2012-12-03T01: 00: 14 + 01: 00

2012-12-03T01: 00: 00 + 01: 00

Общество декоративного и изящного искусства Гааги (DFAS) проводит еще одну из своих интересных лекций в Вассенааре в культурном центре De Warenar во вторник, 11 декабря.Лекцию под названием Федор Шехтель - Архитектор русского «Style Moderne» будет читать Джетро Лайн .

Федор Шехтель (1859–1926), родившийся в семье этнических немецких инженеров, был самым блестящим и плодовитым дизайнером стиля модерн в России. За два десятилетия он построил пять театров, пять церквей, 39 особняков, Ярославский вокзал и различные другие здания, в основном в Москве. Несмотря на рабочий день до 20 часов, Шехтелю удалось сохранить дружбу и с Чеховым, и с Макинтошем.

Особняк Рябушинского, Москва, Федор Шехтель

Скехтель проявил невероятную фантазию в использовании новых дизайнов. Он никогда не придерживался единого стиля. Его Ярославский вокзал и Рябушинский дом отличаются друг от друга, определяя две тенденции будущего творчества Шехтеля: интернационализированный, утонченный модерн и последний виток русского возрождения перед революцией 1917 года. Модерн Шехтеля презирался советскими критиками как прогнивший формализм до Брежнева. период (1964-1982).В то же время его неорусские структуры, такие как Ярославский вокзал, которые вполне соответствовали патриотической советской риторике, сначала терпели, а потом хвалили. Большая часть его наследия сохранилась до наших дней. Многие из его московских особняков были сданы в аренду иностранным посольствам, содержатся в хорошем состоянии и все еще находятся в хорошем состоянии внутри и снаружи. Его общественные здания, в том числе его театры и Таганрогская библиотека, также внешне остаются близкими к своему первоначальному проекту.

После чтения лекций по истории искусств в Национальной художественной школе в Сиднее и преподавания в университете Джетро Лайн вернулся в Великобританию, чтобы продолжить свои докторские исследования.Недавно он преподает на факультете непрерывного образования Оксфордского университета и прочитал несколько романских лекций на курсе Музея Виктории и Альберта «Искусство ранней средневековой Европы».

Начало лекции в 20:00; помещение открывается в 19:30.

Вступительный взнос для нечленов составляет 10 евро. Членство (которое включает 8 лекций и другие мероприятия) составляет 60 евро в год и 110 евро для пары.

Для получения дополнительной информации посетите www.dfas.nl.

Адрес

Де Варенар

Kerkstraat 75, 2242 HE, Вассенаар

Связанные

Городская усадьба архитектора Ф.О. Шехтель. Дом Шехтеля на Большой Садовой

В 2016 году безымянный проезд в Москве между Большой Садовой улицей и Ермолаевским переулком, параллельный Большому Козихинскому переулку, был назван Аллеей архитектора Шехтеля. Рядом с аллеей находится несколько построек, связанных с именем архитектора, в том числе его последний частный особняк.Реставрация этого дома на Большой Садовой, 4 была завершена ко дню рождения Шехтеля в том же году. Раньше особняк выглядел так, что распознать в нем творение Шехтеля было довольно сложно ...

Федор Шехтель построил особняк в 1910 году очень быстро - всего за 4 месяца, с конца 1909 года по апрель 1910 года. жилой дом, выходящий на красную линию улицы и двухэтажный жилой дом во дворе. Изначально предполагалось заменить его мастерской-мастерской архитектора с колоссальным окном, занимавшим почти всю ширину фасада, но в процессе строительства назначение дворовой постройки изменилось.Вместо студии появился жилой дом, на каждом из двух этажей которого располагались апартаменты. В одной поселилась внучатая племянница Шехтеля художница-авангардистка Вера Попова, а во второй - его сын, художник и теоретик искусства Лев Жегин.


Ф.О. Шехтель (1859-1926). Проект собственного дома на Большой Садовой улице в Москве, 1910 год.

В конце 1900-х - начале 1910-х годов в творчестве Шехтеля появились новые черты, и этот дом сильно отличался от его знаменитых построек.К моменту его создания Шехтель уже перешел от чистой современности к неоклассицизму, от декора к простоте. Дом выглядит благородно, сдержанно, даже строго, но при этом красиво.


Особняк 1910 года. Строители России. Москва в начале века, М, 2001, ISBN 5-9207-0001-7

Особняк Шехтеля стал одним из лучших московских памятников неоклассицизма. Колонны на фасаде, регулярная арка, рельеф над аркой на античном участке напоминают классические усадьбы столетней давности.

От модерна осталась только асимметрия фасада и общая композиция.

Крыша выполнена в виде мансарды. Раньше можно было попить чаю, полюбоваться Патриаршими прудами и даже покататься на роликах. Между крышей и жилым помещением Шехтель устроил технический этаж.

Рельеф над входной аркой изображает авторскую версию знаменитого фриза, украшавшего стены Парфенона на Афинском Акрополе.

В центре композиции изображена богиня мудрости древних греков Афина, а по бокам расположены фигуры, олицетворяющие основные искусства - живопись, скульптуру, музыку и архитектуру.

Еще одна декорация-метафора расположена над входом в дом и связана с семьей архитектора. Сына архитектора звали Лев, а сам Шехтель был Львом по гороскопу, возможно, это образно отражено на фризе.

В этом доме часто бывал Владимир Маяковский, друживший с детьми Шехтеля и ухаживавший за его младшей дочерью Верой (1896–1958). Ему было 20, ей 14, и футуристическое поведение мальчика напугало родителей девочки. Но поэт часто бывал в доме, читал стихи с балкона, а в комнате Веры вместе с братом Львом и его другом Василием Чекрыгиным нарисовал свой первый рукописный сборник стихов. Роман закончился, когда выяснилось, что ухаживания поэта закончились беременностью Веры.Ему отказали в возвращении домой, а Веру отправили в Париж для прерывания беременности. В ее жизни будет еще двое супругов, но свои дневники, воспоминания и вещи, связанные с поэтом, она будет бережно хранить, а в 1953 году все перенесет в музей Маяковского.

Впоследствии Вера Шехтель вышла замуж за сотрудника своего отца, архитектора польского происхождения Генриха Гиршенберга. В 1919 году у них родилась дочь Марина, которая стала артисткой театра. Позже Генрих Гиршенберг уехал за границу, но Вера осталась.Вторым мужем Веры Шехтель был Сергей Васильевич Тонков. В 1932 году у них родился сын Вадим, который стал художником.

В гостиной-холле часто проводились выставки детей архитектора. Стены также были увешаны работами его друзей - художников. Жилые помещения выходили во двор, примыкавший к двору здания Московского архитектурного общества, возглавляемого Шехтелем. Первый этаж был общественным, а его центральная часть представляла собой просторный холл с 7-метровыми потолками.Рядом находились мастерская архитектора, библиотека и столовая.

Летом 1917 года Шехтелю удалось найти покупателя на свой особняк на Большой Садовой, после чего семья поселилась в небольшом арендованном доме на Первой Брестской улице, 59. Архитектор рассматривал варианты переезда из Москвы в Крым. , но Шехтель не смог уехать, о чем позже пожалел. Последние три года своей жизни до 1926 года Федор Шехтель после скитаний по Москве жил на Малой Дмитровке, 25 в квартире, которую купил дочери еще в 1913 году.


Федор Шехтель в холле собственного дома. Фотография 1910-х гг.

В советское время здесь располагался сначала детский сад, а потом отдел КГБ, и его авторство было забыто. В 1991 году в доме поселились бомжи, и они прожили два года, сжигая в камине все, что могло гореть. Когда в 1993 году в него въехал вновь образованный Фонд Стратегии, здание находилось в ужасном состоянии. Только железобетонные перекрытия спасли его от разрушения.Фото интерьеров: Петр Антонов

Во время реставрации столовой, при демонтаже более поздних слоев потолка, был обнаружен небольшой фрагмент горизонтальной колонны с растительным орнаментом в виде виноградной лозы и на основании найденного кусок, восстановлен по всему потолку.

Хотя в здании не осталось вещей Шехтеля, по планировке его можно считать памятным. Дом создавался с учетом потребностей, привычек и образа жизни Федора Осиповича, его жены и троих детей.

Некоторые детали Шехтеля восстановлены по фотографиям и аналогиям. Было известно, что в комнате с камином есть витражи, но какой узор и цвет они были неизвестны. Пришлось ориентироваться на узор витражей в предыдущем доме архитектора. Гобелены над камином также были восстановлены по фотографиям, но цвет пришлось подобрать.

Особняк на Большой Садовой мог бы стать прекрасным местом для музея Федора Осиповича Шехтеля.


Фото

Источники информации:
Кириченко Е.И. Федор Шехтель. - М .: Издательство Руденсовых, 2011.
Строители России. Москва в начале века, М., 2001.

Федор Шехтель - один из самых выдающихся архитекторов России на рубеже XIX и XX веков, создатель русского модерна, автор десятков красивых зданий в Москве, который так много сделал для того, чтобы город приобрел свой уникальное лицо.Он был, без сомнения, настоящим Мастером, получившим признание, но в конце своей жизни он столкнулся с болезнью, бедностью, неспособностью помочь своим близким. «Я построил всех Морозовых, Рябушинских, фон Дервизов и остался нищим. Это глупо, но я чист », - написал он. Сегодня наш рассказ о судьбе и творчестве Федора Шехтеля.

Саратов - Москва

На самом деле имя Федора Шехтеля - Франц Альберт. Его отец, инженер Иосиф Шехтель, происходил из семьи немецких колонистов, прибывших в Саратовскую область в начале 19 века.Детство будущего архитектора прошло с семьей в Саратове, где его отец и дядя вели торговый бизнес и занимались другими проектами, в том числе театральными. Однако в какой-то момент семью начали преследовать неудачи: сначала умер Иосиф Шехтель, затем его старший брат, который ухаживал за семьей, дела пошли на лад, средств к существованию практически не было.

Мать будущего архитектора как могла устроила жизнь семьи. Сама она была вынуждена переехать в Москву, но Франц остался в Саратове, где учился в гимназии.Только в возрасте 16 лет, в 1875 году, он тоже приехал в Москву и начал работать в мастерской архитектора Каминского. Одновременно поступил на архитектурное отделение Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Так начался путь будущего великого мастера.

Старт

Казалось, судьба продолжала испытывать Шехтеля на прочность. Он не смог закончить обучение, его отчислили «за плохую посещаемость». На тот момент его мать тяжело заболела, и, видимо, с этим были связаны академические неудачи.

Образование осталось незаконченным, но Федор Осипович много работал: иллюстрировал книги, делал театральные декорации, создавал эскизы костюмов, работал над архитектурными проектами. Только теперь возводить на них здания в черте Москвы было невозможно: у архитектора не было диплома. Хотя заказчики Шехтеля обращались к самым именитым: семье Морозовых, князю Голицыну и другим.

Он сотрудничал с ведущими архитекторами своего времени - Каминским, Терским, Чичаговым и вместе с ними создал ряд выдающихся проектов.В частности, Шехтелю принадлежит авторство фасада нынешнего Театра Маяковского (бывший Театр Георга Парадайза), а также он принимал участие в подготовке проекта Мосгордумы. Многие его постройки в 1890-х годах были выполнены в русском стиле, тогда это было модно, но основным материалом было дерево, поэтому они не сохранились до наших дней.

Морозов

В 1893 году Шехтель получил заказ, ставший поворотным в его жизни.Савва Морозов приказал архитектору построить особняк (особняк Зинаиды Морозовой на Спиридоновке), который он видел готическим замком. И Шехтель осуществил эти мечты.

Особняк оказался великолепным и стал настоящим украшением Москвы. Более того, Морозов не ограничивал финансирование. Довольно строгий стиль диктовал свои правила: архитектор предлагал не так много декоративных украшений, детали были увеличены. Внутри дом был поистине роскошным: Шехтель привлек своим оформлением Михаила Врубеля.Именно этот проект архитектор впоследствии представил к диплому, который ему окончательно вручили. А так называемые «готические особняки» стали своеобразной визитной карточкой Шехтеля.

Современное

Однако Шехтель считается не только родоначальником готического стиля в русской архитектуре, но и одним из пионеров модерна. Особняк, спроектированный архитектором для своей семьи на углу Ермолаевского и Трехпрудного переулков, стал переходом от одного стиля к другому.Сам он в шутку отзывался об этом доме: «... он построил хижину непристойной архитектуры, которую извозчики принимают то ли за кирку, то ли за синагогу». Фактически, это здание воплотило новаторские идеи, которые продвигают архитектуру вперед.

Внешне дом довольно прост, потому что Шехтель применил в нем новый принцип: «изнутри наружу». Сначала он спроектировал роскошные интерьеры, а затем и фасады. Арки, деревянные панели, шикарная парадная лестница, башенки - все эти элементы создают особую атмосферу особняка: изысканную, уютную, гармоничную, со строгой внутренней организацией и множеством красивых деталей.

Популярность

В 1900-е годы Шехтель стал не просто знаменитым, а по-настоящему популярным. У него все больше и больше проектов, все больше и больше интересных заказов. Он принимает участие во Всемирной выставке в Париже, где получает серебряную медаль. Он строит в Москве здание Ярославского вокзала, выдержанное в неорусском стиле. По его проекту возводится одно из лучших его творений - особняк Рябушинских на Малой Никитской. Мраморная лестница особняка волнообразной формы и по сей день является вершиной архитектуры стиля модерн.Шехтель тоже нашел отличное решение, когда к нему обратился предприниматель Петр Смирнов: он попросил создать единый комплекс из нескольких домов на Тверском бульваре. Федор Осипович предложил необычный проект: в доме были парадные залы, зимний сад и даже небольшой зверинец. И этот дерзкий план был воплощен в жизнь.

Постепенно стиль Шехтеля стал проще и рационалистичнее. Например, он был автором проекта здания, в котором расположен кинотеатр «Художественный».Этот стиль называют «рациональным модерном», а строгость в нем сочетается с функциональностью.

В 1915 году Шехтель крестился (именно тогда он получил имя Федор), и в этот год началось строительство церкви Николая Чудотворца в «Соломенных воротах» в Петровско-Разумовском ( 1915-1916). Построенный в неорусском стиле, как и многие другие постройки в Шехтеле, храм стал памятником Первой мировой войны.

После революции многим архитекторам не нашлось места в изменившихся условиях.А вот про Федора Шехтеля этого сказать нельзя. В советские годы он продолжал преподавать, стал профессором ВХУТЕМАСа, работал в научно-техническом отделе Высшего совета народного хозяйства. Последним завершенным его проектом стал туркестанский павильон на Всероссийской сельскохозяйственной выставке (существовал до ВДНХ). Шехтель также вернулся к работе в театре, реализовал несколько проектов для МХАТ, участвовал в реконструкции здания театра, работал в Малом театре.Однако здоровье Федора Осиповича ухудшалось, работать становилось все труднее. В 1926 году архитектор умер.

«Мы прикованы к жизни только стимулами труда, любви и искусства (в них заключен весь смысл жизни), без них мы не узнали бы, зачем Создатель нас создал, и только благодаря им мы находим силы, чтобы перенести все печали и лишения нашего существования (иначе наша жизнь была бы бессмысленной) ». Федор Шехтель.

Некоторые известные произведения Шехтеля в Москве

Особняк Зинаиды Морозовой на Спиридоновке

Напоминающий снаружи рыцарский замок, особняк красив и внутри.Сегодня в нем находится Дом приемов Министерства иностранных дел, но в некоторые дни года он открыт для посещения.

Особняк Рябушинского на Малой Никитской


Оригинально, необычно, изысканно ... Особняк с необычной лестницей и выдающимся интерьером заслуживает того, чтобы его увидеть своими глазами. Сегодня здесь находится Музей-квартира Горького.

Здание Художественного театра в Камергерском переулке


На месте здания МХАТ до конца XIX века находился Одоевский дворец, где располагался Театр Корша.Когда на месте дворца было решено построить здание театра (а точнее не строить с нуля, а провести масштабную реконструкцию), обратились к Шехтелю. Он работал над этим проектом бесплатно: «Считаю за честь заказать театр, украшающий Москву, бесплатно».

Особняк Шехтеля в Ермолаевском переулке


Получив приличный гонорар после постройки особняка Морозовых, Шехтель на эти деньги построил дом для себя и своей семьи.Этот особняк, сочетающий в себе элементы готики и зарождающегося стиля модерн, отличается гармонией и строгостью. Сегодня здесь находится посольство Уругвая.

Дерожинский особняк в Кропоткинском переулке


Особняк был построен в начале 20 века и сегодня является одним из самых ярких образцов архитектуры русского модерна. Эскизы Борисов-Мусатов создавал специально для росписи стен, но хозяйка отказалась от масштабных фресок, которые остались в эскизах.Спустя сто лет с помощью современных технологий фески Seasons были перенесены в стены особняка, как и предполагалось изначально.

Кстати, этот дом считается одним из возможных адресов Маргариты Булгакова. Сегодня на территории особняка находится дипмиссия Австралии.

Сегодня мы пойдем по стопам удивительного немца, связавшего свою судьбу с российской столицей. это Франц-Альберт Шехтель (приняв православие, он стал Федором Осиповичем) (1859–1926), замечательный архитектор, имя которого золотыми буквами вписано в историю русского зодчества.

Шехтель принадлежал к роду саратовских немецких колонистов, выходцев из Баварии, его матерью была Доротея Гетлих, дочь богатого купца. Безуспешно вложив весь свой капитал в сибирские золотые прииски, семья Шехтелей обанкротилась, и Доротее пришлось уехать в Москву, где она поселилась в доме богатого промышленника П. Третьяков, создатель всемирно известной Третьяковской галереи. В 1875 году Франц приехал к матери, а зять Третьякова, архитектор А.Каминский принимал активное участие в его судьбе. Молодой архитектор много и вдохновенно работал и постепенно стал одним из законодателей архитектурной моды столицы. Он попробовал себя в разных стилях - неоготике, неорусском, неоклассическом, а также создал национальный вариант модерна, не имеющий аналогов в новизне конструктивных и декоративных решений. Шехтель построил столько, сколько не смог устроить ни один архитектор: 5 театров, 5 церквей, 4 часовни, 2 типографии, вокзал, банк, кинотеатр, 3 усадьбы, 6 дач и 30 особняков.Почти все это в Москве.

Два довольно коротких маршрута позволяют познакомиться с наследием Шехтеля. Следует отметить, что последовательность стилей и дат соблюдаться не будет.

Первый маршрут: особняки

Начнем с одного из самых известных творений мастера - особняк С.П. Рябушинского (угол Малой Никитской улицы и Спиридоновки, дом 6/2). Сейчас здесь находится A.M. Горького. Особняк был построен Шехтелем в 1902–1906 годах.


И во внешнем виде, и в интерьере рациональность и удобство сочетаются с красотой и поэзией. Отказ от торжественной симметрии классицизма: архитектурные линии не очерчивают формы, а бегут, скользят, изгибаются. По большим окнам, преобладающим над гладко застекленными стенами, сложно определить этажность. Оригинальные рамы воспроизводят переплетающиеся ветви деревьев. Им вторит кованая решетка забора в виде ритмично бегущих спиралей.Главное украшение дома - венчающий его широкий фриз из майолики, изображающий «Эдемский сад» - цветущие орхидеи и водоросли. А в интерьере преобладает сказка о подводном царстве. В холле посетителя встречают плавные круги прибрежной гальки в узоре пола. По бокам сияют яркие витражи, изображающие парящих над водой огромных стрекоз, наверх поднимается парадная лестница с мощным витком морской волны, наверху которой переливается светильник в виде фантастической медузы. свет.Впечатление от этого интерьера скрасит досаду от невозможности увидеть интерьеры других особняков Шехтеля: они заняты иностранными посольствами и чисто официальными учреждениями. На них можно смотреть только снаружи и издалека.

Улица Спиридоновка начинается от особняка Рябушинского. Пройдем по нему до корпуса № 17 - не менее известного дома З.Г. и С.Т. Морозов ... Сегодня это Дом приемов МИД России. Это первый особняк, построенный Шехтелем в Москве.Он выполнен в духе английской неоготики, что, видимо, и было желанием заказчика: S.T. Морозов несколько лет прожил в Манчестере, где его впечатлили особняки текстильных магнатов, построенные знаменитым Альфредом Уотерхаусом. «Средневековый замок» на Спиридоновке даже романтичнее и душевнее своих английских аналогов. Внутри стеновые панели, скульптуры и витраж великого М. Врубеля, готическая парадная лестница из резного дерева, роскошные кабинеты и будуары, столовая из темного дуба и другие чудеса.Подробнее о них вы можете прочитать в №1 нашего журнала за этот год.

Спустившись от дома Морозовых к Садовому кольцу, дойдем до дом №4 на Большой Садовой ... Этот особняк Шехтель построил себе в 1910 году, во времена всеобщего увлечения неоклассицизмом.



Никаких плавных линий, все строго геометрическое, выверенное: небольшие колонны, полукруглая арка, скромный балкончик. Единственное украшение - барельеф на античную тему: Архитектура, музыка и скульптура пришли поклониться Афине Палладе - богине мудрости.

Если вернуться немного назад, то за площадью и современными домами можно найти небольшой Ермолаевский переулок, выходящий на Садовое кольцо, где под № 28 есть еще частный особняк шехтеля , построенный им для своей семьи (ныне - резиденция посла Уругвая). Архитектор купил участок на деньги, полученные за работы над особняком Морозовых, и построил дом на свой вкус. Очарование средневековья все еще чувствуется, но признаки современности уже намечаются.Здание состоит из нескольких частей, различающихся по высоте и форме. Здесь и башни, и прямоугольное здание с высокой, выступающей вперед крышей, и здание неправильной формы треугольника, добавленное в 1904 году. Окна в точности как в поздней английской готике 15 века.

Знакомство с темой будет неполным, если вы не ознакомитесь с еще одним творением Шехтеля, лежащим в стороне от маршрута - особняк А.И. Дерожинская в Кропоткинском переулке, 13, где сейчас расположена резиденция посла Австралии.Удобнее всего добираться от метро «Парк Культуры» в сторону Остоженки, первый переулок налево. Этот дом, построенный в 1901–1902 годах, всегда называют полной противоположностью дому Рябушинского. Там - образ лета, обильного, цветущего, буйного красок и форм, здесь - осени: полутона, холодное совершенство линий, огонь в камине в осенних сумерках. С улицы через замысловатую решетку дом кажется маленьким, но внутри все огромно: окно главного зала имеет целую стену, камин, похожий на церковную кафедру, голые стены, винтовая лестница от этажа на крышу. ...

Маршрут второй: деловые здания

Он менее романтичен и включает в себя знакомство с деловыми и общественными зданиями и многоквартирными домами, которых Шехтель также построил немало. Начнем с Камергерского переулка (пять минут пешком от метро Охотный ряд, вверх по Тверской улице), где расположено здание МХАТ - МХАТ им. А.П. Чехова. Шехтель перестроил его в 1902 году из старого лианозовского дома.


Все детали выдержаны в едином стиле модерн - двери, оконные рамы, фонари, знаменитая эмблема чайки над волнами. Говорят, что первоначальный набросок был богаче: переливающаяся сине-коричневая плитка, сверху маска, но покровитель С.Т. У Морозова кончились деньги.

Далее наш путь лежит на Лубянскую площадь. От него начинается Мясницкая улица. Облицованный песчаником дом № 8 возведен Шехтелем в 1898 году для «фарфорового короля» М.С. Кузнецова.Сам дом, его окна, витрины, украшения впечатляют размерами. Это своего рода крепость, призванная свидетельствовать о стойкости и непобедимости компании. По сей день здесь царят фарфор и хрусталь. Еще один корпус Шехтеля на Мясницкой под № 24. - бывший доходный дом Строгановского художественного училища. Он облицован золотыми изразцами, а керамический фриз, выполненный студентами, напоминает графику Серебряного века - Л. Бакста, Э. Лансере, А. Бенуа.

Пройдя до метро «Чистые пруды», мы выйдем на «площадь трех вокзалов» (станция «Комсомольская»), где находится последний объект нашей экскурсии - Ярославский вокзал ... На месте старинного невзрачного здания Шехтель в 1902–1904 годах возвел настоящий архитектурный шедевр в неорусском стиле.


В оформлении фасадов и интерьеров угадываются мотивы архитектуры Русского Севера: гигантская входная арка с лепными гербами Москвы, Ярославля и Архангельска, могучие башни, высокая «теремная» крыша с венчающим ажурным гребнем. на нем майоликовые панно создают героико-эпический образ Северной Руси.До революции вокзал славился роскошью интерьеров; многочисленные переделки двадцатого века сделали их величественными безличными и скучными. В настоящее время ведутся реставрационные работы, которые вернут утраченную красоту интерьерам станции.

Олег Торчинский.
Рисунки Лии Павловой.

Журнал «Дипломат»

Книги по теме

(чтобы посмотреть описание книги кликните по картинке)

Особняк на Ермолаевском переулке, 28 в Москве, знаменитый московский архитектор Ф.О. Шехтель разработал ее лично для себя. В создании дома, ставшего архитектурным шедевром, ему помогал его ученик В.Д. Адамович.

Архитектура и история дома

История строительства особняка началась в 1896 году, когда 37-летний Франц Шехтель, к тому времени известный архитектор и состоятельный человек, купил небольшой участок на углу Ермолаевского и Трехпрудного переулков. Место примечательно тем, что когда-то здесь находилась церковь во имя священномученика Ермолая, которую к тому времени уже давно снесли.

Следует отметить, что на момент строительства дома в Ермолаевском переулке, 28, Шехтель уже возвел на Спиридоновке особняк Морозова в стиле английской готики. Он воплотил это в дизайне собственного жилья, но привнес сюда новые архитектурные идеи, которые вскоре легли в основу стиля московского модерна.

Словно из сказки, сам Шехтель в шутку назвал особняк-замок в миниатюре «хижиной непристойной архитектуры, которую извозчики принимают то ли за церковь, то ли за синагогу.«


Здание возвышается за ступенчатой ​​каменной стеной. Доминантой является цилиндрическая башня со шпилем конической формы.

Внушительных размеров окно в центре особняка Шехтеля на Ермолаевском переулке, 28 когда-то обрамляли плетения плюща, которые вились по большей части фасада, цепляясь усами за керамическую плитку. Такой антураж внес в здание некую загадочность и особый колорит.


Привлекает внимание массивная башня, расположенная с правой стороны здания.Именно в нем, так напоминающем средневековые готические замки, расположен главный вход, который великолепно украшен искусной мозаикой, создающей узор из трех ирисов с сиреневым оттенком на темно-золотом фоне. Только распускающиеся, вовсю распускающиеся и уже увядшие - ирисы символизируют три сущности бытия.


Архитектор Шехтель прожил в сказочном замковом доме 14 лет. В 1910 году он переехал отсюда в свой новый особняк на Большой Садовой.Такое же имущество по адресу Ермлоаевский переулок, 28 переуступлено Е.А. Дунаевская, имевшая звание почетного гражданина.

Прогулка-знакомство с творчеством Ф.О. Шехтель в Москве.
За одну прогулку можно познакомиться с московским искусством ( конечно не со всем ) замечательного архитектора Федора Осиповича (Франц-Альберта) Шехтеля. Он родился в Санкт-Петербурге 26 июля 1859 года в семье обрусевшего немецкого инженера-технолога Осипа Осиповича Шехтеля.
Начинаем прогулку от метро Маяковская и идем по Большой Садовой улице до дома 4.Это собственный дом великого русского архитектора Федора Осиповича Шехтеля, построенный им в 1910 году на Большой Садовой улице, 4, стр. 1.


Это был последний, третий дом, который он построил для себя, и, пожалуй, одно из самых совершенных произведений архитектора в стиле классицизма. В этом особняке Шехтелей часто навещали их друзья, художники, писатели и купцы. Владимир Маяковский дружил с сыном Львом и дочерью Верой. Здесь был подготовлен первый сборник его стихов «Я», иллюстрации к которому сделали Лев Жегин и его друг Василий Чекрыгин, также проживавшие здесь в семье Шехтелей.Эта книга была уникальной, потому что была сделана вручную, а не типографским способом.
Вернувшись немного назад по Б. Садовой, сворачиваем в Большой Козихинский переулок и с него сворачиваем налево в Ермолаевский переулок, где попадаем в дом 28, небольшой псевдосредневековый особняк, ставший вторым собственным домом. великий русский архитектор.


Дом в Ермолаевском переулке положил начало успешной карьере архитектора. Это был его второй из трех построенных домов и самый ранний из сохранившихся.Архитектор переезжает в центр и на собственном примере осваивает новейшие принципы современной архитектуры. Небольшой двор обнесен забором с решеткой, над крыльцом изготовлено небольшое мозаичное панно с буквами F и S (Франц и Шектель) - обрусевший немец Франц Альберт стал Федором Осиповичем только в 1914 году, после начала Первой Мировая война, как знак солидарности с русским народом.
Переезжаем из Ермолаевского в Трехпрудный переулок, где в 1900 году Ф.Шехтель построил производственно-издательский комплекс для А.А. Левенсон »(дом 9).


Типография возникла в 1881 году в Рахмановском переулке как небольшая типография, а в конце 19 века уже была довольно крупным полиграфическим производством.« Быстрая печать А.А. Левенсон » стала первой типографией, построенной в новом тогда стиле модерн. В 1910 году на личные сбережения в типографии Марина Цветаева издает первые сборники стихов «Вечерний альбом» и «Волшебный фонарь».
Свернув направо с Трехпрудного переулка, мы проезжаем Большой Палашевский и Спиридоньевский переулки. Выезжаем из Спиридоньевского переулка в сторону Спиридоньевки прямо к особняку З.Г. Морозовой (дом 17).


Этот готический особняк - главное украшение Спиридоновки, одной из самых респектабельных улиц Москвы. В 1893 году Савва Тимофеевич Морозов приобрел старинную усадьбу Аксаковых. Тогда на месте стоял полуразрушенный деревянный дом в стиле ампир, построенный в 1814 году известным архитектором А.Л. Витберг для поэта И.И. Дмитриева. Савва Морозов приказал снести старое здание и построить на его месте большой красивый особняк. Усадьба была устроена для любимой жены Саввы Тимофеевича.
Одно время любовь Саввы и Зинаиды Морозовых наделала много шума в купеческой Москве. Молодая 18-летняя жена Сергея Викуловича Морозова познакомилась с его дядей Саввой Морозовым на балу. Любовь вспыхнула так сильно, что ради нее Савва перешагнул религиозные каноны и благочестивые обычаи старообрядцев и пригласил Зинаиду стать его женой.Семьи влюбленных были старообрядцами. Родственники и все купечество восприняли развод и брак с разведенной женщиной как большой позор. Несмотря ни на что, в 1888 году Савва и Зинаида поженились и прожили вместе 17 лет. Дом на Спиридоновке - одно из первых крупных самостоятельных произведений Федора Шехтеля.
Идя дальше по Спиридоньевке в сторону Никитских ворот и выйдя на Малую Никитскую улицу, мы встречаем особняк Рябушинских (дом 6/2).


«Самый отвратительный образец декадентского стиля.Нет ни одной честной линии, ни единого прямого угла. Все испорчено непристойными закорючками, посредственными надменными изгибами. Лестницы, потолки, окна - везде эта отвратительная пошлость. Теперь он покрашен, покрыт лаком, а потому еще менее ржавый ». Об этом доме писал в дневнике К. Чуковский.
На самом деле особняк Рябушинских - классический образец модерна. Каждый фасад отличается своим неповторимым внешним видом. По законам стиля пространство развивается изнутри: планировка интерьеров определяет асимметрию внешних стен здания.Здесь преобладает массивный кубический объем, контраст кривых и строгих линий. Особняк был построен в 1900–1903 годах по заказу банкира и фабриканта С.П. Рябушинского. Степан Павлович также был большим любителем и ценителем искусства, поэтому строительство дома было поручено его близкому другу, архитектору Ф. Шехтелю, который полностью спроектировал интерьер и экстерьер здания. В этом доме С.П. Рябушинский держал знаменитую реставрационную мастерскую икон. В 1917 году Рябушинским пришлось эмигрировать, часть коллекции икон была передана Третьяковской галерее.С 1919 года здесь размещалось Государственное издательство, с 1925 по 1931 год - Всесоюзное общество культурных связей с заграницей. В 1931 году Сталин передал особняк в распоряжение Максима Горького, а позже, в 1965 году, здесь открыли музей, посвященный писателю, который можно посетить и сегодня.
Далее выезжаем на Тверской бульвар и переходим на Тверскую улицу. На бульваре можно посидеть и расслабиться. Переходим Тверскую и выходим на Большой Путинковский переулок, где в 1907-1909 годах в доме 3. построена Типография Утро России П.П. Рябушинский.

С Б. Путинковского переулка сворачиваем на Большую Дмитровку, по которой выходим на Камергерский переулок, в котором находится здание МХАТ в корпусе 3.


МХАТ поселился в здании на Камергерском в с. 1902 г., после того, как Савва Морозов арендовал его у GM. Лианозовой 12 лет. До этого у дома было много владельцев; его построили, снесли и перестроили. Как мы видим сейчас, он стал в 1902 году после реконструкции, проведенной Ф.О. Шехтель. Это было первое здание театра в России, которое архитектор создал в творческом союзе с художественными руководителями театра.
Рядом с МХАТ (дом 3а, корп. 2) находится Музей МХАТ. На месте бывшего флигеля усадьбы Одоевских планировалось построить «научный электротеатр» и помещения для театра кабаре Н.Ф. Балиева «Летучая мышь». Но вместо этого помещения стали сдавать под размещение магазинов, офисов и выставок.

Работая над проектом здания, архитектор Ф.О. Шехтель показал себя мастером четких геометрических узоров. Для фасада было предложено лаконичное решение крупных форм. Архитектор применил характерную технику построения фасада здания: и по высоте, и по ширине он был разделен на три неравные части. Вертикальная средняя часть имеет упорядоченную конструкцию. Элегантность фасада достигается за счет стеклянного эркера необычной формы с дорическими колоннами по бокам.Здание имеет прямоугольную форму в плане и выступает внутрь участка.
/ Использована информация с сайта

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *