Фото дома музея чуковского снаружи – — . , — .

4 Янв

Дом-музей К.И. Чуковского

Дача в Переделкино, где ныне музей Чуковского, — одна из старейших в загородном писательском поселке. Здесь литератор прожил последние 30 лет, пожелав и упокоиться на местном кладбище. Сохранена повседневная обстановка, в которой работал переводчик и филолог, литературный критик и историк, которого большинство знают лишь как детского писателя. Между тем творчество его исключительно многогранно и высоко оценено и властью, и обществом.

Никаких особых изысков в убранстве музей Чуковского не обнаруживает, привычка к простому быту была заложена с детства. Николай был вторым ребенком полтавской крестьянки Екатерины Корнейчуковой от питерского студента Эммануэля Либермана, в доме семьи которого она прислуживала. Пути семейства и отца детей вскоре разошлись. Журналистскую работу начал уже не Николай, а Корней Чуковский, позднее ставший Ивановичем, это узаконил после революции орган ЗАГС.

Как и во многих нынешних загородных домах, на писательской даче собрана бывшая в употреблении мебель и другие вещи. Потертые ковры, слегка обшарпанная обстановка зазорным не считалась. Семья Чуковского была непритязательной, но дружной – женившись в 21 год, он прожил с супругой более полувека, до ее кончины. Сложны и трагичны были жизненные обстоятельства их четверых детей, отозвавшиеся и в переживаниях родителей.

Музей Чуковского, первый этаж

Младшая, Маша, умерла в 11 лет от туберкулеза, сын Борис погиб на войне в 1941 году, перед эвакуацией отца в Ташкент. Второй сын, Николай, пережил блокаду Ленинграда, был писателем. Литературой занималась и старшая, Лидия, разделявшая взгляды бывавших у отца диссидентов, ведь Солженицын даже жил на даче в статусе дворника. Ее исключили в 1974 году из Союза писателей, и отстаивать музей Чуковского пришлось несколько лет.

Общее помещение первого этажа обставлено по-простому, но продуманно. Обыкновенно она служила гостиной, но иногда использовалась для проживания гостей. Именно здесь некоторое время жил опальный Солженицын, талант которого Чуковский оценил одним из первых. О книжных героях хозяина дачи напоминают обыкновенные бытовые предметы, в том числе хрустальные блюдо и кувшин – подарок Агнии Барто, прозванный Мойдодыром.

Сохранившийся здесь старинный телефонный аппарат уже перешел в разряд исторических древностей. Посетители старшего поколения автоматически вспоминают заученные с детства наизусть строки стихотворения о позвонившем слоне и его пожелании шоколада. Все эти бытовые детали, для прошлого века совершенно обыденные, искусно обыгрываются местными экскурсоводами при развлечении посещающих музей Чуковского.

Крепко засевшие в головах нескольких поколений повзрослевших детей советских времен, развлекательные стишки Корнея Чуковского созданы в первой трети XX века. Не всем известно, что вовсе не детские произведения были основной литературной специализацией их автора. Чуковский перевел с английского множество книг, адресованных самым разным возрастным категориям. как литературовед и критик он исследовал творчество многих литераторов, наиболее подробно – Некрасова.

Второй этаж, кабинет-спальня

Личный рабочий кабинет Чуковского был одновременно его спальней, основной меблировкой комнаты служили книжные шкафы, стеллажи и полки. Отдельный статус был у содержимого ныне строго неприкосновенного квадратного столика, сплошь покрытого книгами. Эти произведения не дождались прочтения Чуковским, который непрочитанные книги на полки не ставил. Много здесь и памятных фотографий, в том числе с Гагариным, специально приехавшим в Переделкино к своему детскому кумиру.

Простенькая кушетка с низкой спинкой почти теряется среди книг, половина которых – на иностранных языках. Заметны сувениры и подарки – расшитые подушки с героями сказок, головной убор индейского вождя и другие полюбившиеся хозяину мелочи. Привлекает внимание абажур потолочного светильника, сделанный из упаковки юбилейного торта на 80-летие писателя. Коробка была оформлена картинками с героями стихов Чуковского, сохранена для будущих поколений таким вот необычным образом.

Детали обстановки

Сохраняет музей Чуковского и письменный стол типично чиновничьего вида, которым пользовался литератор, находясь на даче. Набор для письма, телефон и пепельница заядлого курильщика соседствуют с сувенирами, исключительно подарочного происхождения. Памятью о первой сказке является черный крокодил, особое место занимает засохшее деревце на подставке с развешенными копиями детской обуви. Эта поделка школьников имитирует живое дерево из сказки с настоящими башмаками, располагавшееся рядом с домом.

За этим столом были написаны серьезные работы, которые принесли Чуковскому высокие награды – орден Ленина и премию имени вождя, ученую степень доктора филологических наук, признание литераторов всего мира. В то же время великолепные сказки в стихах резко критиковала вдова Ленина, замминистра просвещения Крупская. Она считала сказки отвлечением от воспитания строителей социализма, вредным для детей. Это для многих могло быть приговором, спасло чувство юмора Сталина, любившего цитировать Тараканище.

Более того, ордена Трудового Красного знамени Чуковский получал с неожиданной регулярностью, начиная с грозного для многих 1939 года. Всего таких наград у Корнея Ивановича целых четыре, что встречалось нечасто. Однако превыше официальных наград Чуковский ценил детские игрушки, подаренные юными почитателями, прежде всего их собственноручные поделки. Они располагаются и сейчас среди книжного собрания, насчитывающего около 5 тысяч томов. Книги Чуковский систематизировал, заведя каталог в отдельном шкафу.

Необычная награда

У окошка рабочего кабинета, на двери в смежную комнату висит диковинное двухцветное одеяние свободного покрова. Это не костюм сказочного персонажа, а принадлежность еще одного титула хозяина кабинета – мантия доктора литературы университета Оксфорда. Эта почетная научная награда старейшего учебного и научного заведения получена Чуковским за переводы англоязычных писателей, труды по литературоведению. Из россиян раньше эту награду получали только Жуковский и Тургенев, а позднее – Анна Ахматова.

Английская литература была давним увлечением Чуковского, со времен пребывания в этой стране в качестве журналиста. Языком он овладел самостоятельно, потому что из гимназии был выдворен за незнатное, мягко говоря, происхождение. Именно он познакомил русскоязычных читателей с Робинзоном Крузо и бароном Мюнхгаузеном (это — с немецкого), переводил детские стихи про Робина-Бобина, исследовал философскую притчу о Дориане Грее и трагическую балладу Редингской тюрьмы Оскара Уайльда. И это только начало длинного списка.

Веранда-библиотека и библиотека-гостиная

Первые писательские участки в Переделкино были весьма солидной площади, а дома строились по немецким проектам. Дополнением к жилым помещениям были просторные веранды, оборудованные остеклением. Чуковский использовал эту дополнительную комнату для созерцания природы, а свободное место использовал опять же для размещения книг. Любой современный дачник использовал бы подобную веранду как летний сад, но Чуковский довольствовался подступавшими вплотную деревьями снаружи.

Смежная с кабинетом комната условно именовалась библиотекой, хотя книг в обеих помещениях находится примерно поровну. В библиотеке были все условия для писательской работы, а также уголок для отдыха либо приема гостей. Среди книжных томиков выделяется рисованный портрет Пастернака, которого Чуковский поздравил с Нобелевской премией единственным из советских писателей. Здесь же были написаны строки в поддержку еще одного будущего нобелевского лауреата, Иосифа Бродского, судимого за тунеядство.

Меблировка укрыта белоснежными чехлами, так часто делали не ради уюта, а главное, — для сохранения дефицитной в те времена мебели. Стол с зачехленной пишущей машинкой сохранен в освещенной снаружи зоне, в простенке между оконными проемами – круглый стол в окружении двух кресел и дивана для семейных и дружеских посиделок. Деревья и солнечные блики отражаются в стеклах рамок над диваном, поэтому нужно посмотреть на правую стену с иного ракурса.

При перечислении литературных жанров, в которых проявил себя Корней Чуковский, нами упущена мемуарная литература. Между тем, воспоминания о пережитом и многочисленных значительных личностях составляют важную часть написанного этим литератором. Некоторые знакомые Чуковского названы по ходу обзора, но есть и многие другие, о которых лучше узнавать из увлекательных мемуарных работ хозяина переделкинской дачи, а также при осмотре своеобразной стены памяти.

Стена воспоминаний

Над зачехленным диваном не слишком упорядоченно размещены старые фотографии и рисунки в рамках, а также большие планшеты, напоминающие стенные газеты. Собственно, есть среди них и настоящие стенгазеты, оформленные к юбилеям литератора. Есть несколько карикатур, которых хозяин дачи совершенно не стеснялся и очень ценил. Зарисовку к одной из них Владимир Маяковский сделал сигаретным окурком, уловив характерный профиль буквально одним росчерком.

На стене развешены и детские снимки Чуковского, и фотографии его детей. Много изображений нынешних классиков, в том числе целыми группами. Дружил Корней Иванович со многими, и не только сверстниками. Крепкая дружба связывала его с Ильей Репиным, на момент знакомства уже 70-летним классиком живописи, при том, что Чуковскому при их встрече было только 25 лет.

История чудо-дерева

Стишок про чудо-дерево с детскими чулочками и башмачками Чуковский написал для дочери Машеньки в 1926 году, исключительно для развлечения младшей дочери — последнего своего ребенка.

Однако Мурочка, рожденная после 10-летнего перерыва после старшего и двух других детей, прожила лишь 11 лет. После ее кончины от туберкулеза Корней Иванович забросил так удававшийся ему жанр литературы для самых маленьких, где он остался непревзойденным. А что же с чудо-деревом?

В реальности увешенное обувью малых размеров дерево росло на участке давно, по преданию, сам Чуковский его и посадил, но наряжать – деревце было не его задумкой. Легенда такова: старый клен однажды весной не выпустил листву, и руководитель музея осуществил выдумку уже умершего автора стихотворения. Дерево будто встрепенулось, почки раскрылись, и еще несколько сезонов клен радовал огромными листьями. Однако все конечно в природе, и теперь наряженным встречает детвору более молодое дерево.

Что доподлинно основал сам Корней Иванович, так это детская библиотека для младших обитателей Переделкино. Домик для нее писатель разместил на собственном участке, обеспечив первичными книжными фондами. Сейчас библиотека Чуковского продолжает работать для новых поколений малышей, территория вокруг красочно оформлена и удобна для развлечений детворы и отдыха взрослых.

countryscanner.ru

Дом-музей Корнея Чуковского в Переделкино в Москве

Именно здесь написаны многие из широко известных произведений, запомнившихся нам с детства, а также книги для взрослых.

Фото 1. Дом-музей Корнея Чуковского в Переделкино 

на улице Серафимовича.

Экспозиция дома-музея Чуковского

Мемориальная обстановка дома практически полностью сохранена в том виде, который она имела при жизни Чуковского.

Музейные фонды хранят коллекции графики и живописи, обширное собрание книг, личные вещи, множество игрушек, подаренных писателю детьми - благодарными почитателями его творчества.

В доме-музее Корнея Чуковского в Переделкино также представлены фотографии, книги с автографами и документы, свидетельствующие о знакомстве и дружбе Чуковского со многими выдающимися людьми прошлого века, среди которых Ю. Гагарин, А. Барто, С. Маршак, Б. Пастернак, Л. Кассиль, А. Солженицын, А. Райкин и многие другие.

Фото 2. Рабочий стол детского писателя, литературоведа и прекрасного

переводчика.

Музей Чуковского в Переделкино наполнен забавными экспонатами-иллюстрациями к сказкам писателя: здесь и макет чудо-дерева с туфельками и башмачками, и дисковый черный телефон, по которому, как известно, звонил писателю слон, и кувшин, ставший моделью для художника, который оформлял первое издание сказки про Мойдодыра.

Внимание посетителей привлекает также волшебная шкатулка с зеркальцем, посмотревшись в которое нужно загадать желание.

Восторг у детей вызывает большой мягкий крокодил, на котором можно посидеть, посмотреть мультфильм «Телефон» и послушать живой голос Корнея Ивановича, озвучившего его.

Как и в годы жизни писателя, в доме всегда много детей, для которых разработана специальная экскурсионная программа. Ведь они приезжают из разных уголков страны, чтобы окунуться в волшебный сказочный мир дедушки Корнея, посидеть у детских костров, традиция проведения которых была возобновлена сотрудниками музея. 

Взрослым также будет интересно посетить музей Корнея Чуковского в Переделкино, чтобы узнать многие  факты о жизни известного писателя, полной необыкновенных приключений, встреч и знакомств.

Музей писателя Чуковского расположен по адресу: Москва, Переделкино, Серафимовича, 3. Открыт для посещения все дни, кроме понедельника и вторника, с 10 до 17 часов (только экскурсионное обслуживание).



Последние добавленные на сайт статьи ...

progulkipomoskve.ru

Дом-музей Чуковского: экскурсии, история

Дом-музей Чуковского гостеприимно встречает своих посетителей уже на протяжении не одного десятка лет. Еще при жизни поэт сетовал на то, что читателям знакомы не все грани его творчества. Экспозиции, представленные в музее, восполняют существовавший многие годы недостаток информации о жизни и творческой деятельности писателя. Корней Иванович Чуковский предстает перед посетителями не только как детский поэт, но и как публицист, литературовед, серьезный критик, переводчик, журналист, общественный деятель.

Адрес дачи

Дом-музей Корнея Чуковского расположен в дачном поселке Переделкино. Это место в Подмосковье хорошо известно не только жителям столицы, но и любому гражданину, кому дорого литературное наследие страны.

Именно в этом поселке жили и работали многие известные советские писатели, чье творчество приходится на период с 1930 по 1990 год. Не удивляет тот факт, что Переделкино очень часто называют писательскими дачами.

Один из домов дачного поселка вместе с семьей занимал Корней Иванович. Впоследствии здесь и был организован дом-музей Чуковского. Место расположения знаменитой дачи сегодня известно многим. В Одинцовском районе Московской области, в поселке Переделкино, на улица Серафимовича, в доме № 3 и сегодня рады видеть гостей.

О чем рассказывает интерьер дома

Создавая дом-музей Чуковского, его сотрудники постарались сделать так, чтобы дача писателя сберегла то тепло, которым она была всегда наполнена при жизни Корнея Ивановича.

С этой целью в музее сохранены многие личные вещи писателя, мебель, предметы интерьера. Книги на полках, картины и графика на стенах, другие предметы в обстановке квартиры указывают на связь хозяина дачи со многими талантливыми современниками.

Напоминание о настоящей дружбе и сегодня хранит дом-музей Чуковского. Илья Репин, Александр Блок, Владимир Маяковский, Александр Куприн, Александр Солженицын и многие другие известные представители русской интеллигенции входили в круг знакомых и друзей писателя.

Отношение поэта к детям

Дом-музей К. И. Чуковского хранит много вещей, описание которых можно встретить в произведениях для детей - черный дисковый телефон, кувшин для воды, макет чудо-дерева. Дети, приходившие в гости к писателю, узнавали эти предметы, что всегда вызывало у них неописуемый восторг. А писатель с любовью хранил вещи, ставшие такими известными благодаря его произведениям, большинство из которых уже долгие десятилетия почитаемы малышами.

Особым было и отношение Чуковского к подрастающему поколению. Писатель всегда с радостью принимал маленьких гостей в своем доме. В последние годы жизни такие встречи стали регулярными. Корней Иванович Чуковский любил беседовать с детьми, он устраивал игры с ними, читал вслух свои произведения. На территории дачи было место, где разжигали костер и устраивали около него всевозможные забавы, вели задушевные беседы или просто мечтали. На такие мероприятия собиралась детвора со всего поселка.

Дом-музей Корнея Чуковского в Переделкино сохранил традицию проведения "костров" до наших дней. Это мероприятие проходит в музее ежегодно осенью и весной, а съезжаются на него дети из разных уголков страны.

Семья писателя

Дом-музей Чуковского в Переделкино бережно хранит материалы, касающиеся не только жизни и творчества самого поэта, но и его семьи. А она была большой и очень дружной. Мария Борисовна Чуковская - верная спутница писателя. Корней Иванович тяжело переживал смерть жены, с которой они прожили вместе 52 года.

Двое старших детей писателя пошли по стопам отца и тоже были связаны с литературной деятельностью. Дом-музей К. И. Чуковского во многом должен быть обязан дочери писателя - Лидии Корнеевне. Именно благодаря ей здесь была воссоздана обстановка, существовавшая при жизни отца. Она принимала первых посетителей музея. Ей пришлось проявить твердость и настойчивость, когда даче грозило закрытие.

Борис, младший сын писателя, погиб во время войны с фашистскими захватчиками, а дочь Мария умерла еще в детском возрасте. Потерю детей Чуковские тяжело переживали.

Позднее семья пополнилась внуками и правнуками, которых Корней Иванович и его жена с радостью принимали у себя. Дом Чуковских, как уже говорилось, всегда был полон детей.

Демократические взгляды писателя

Общеизвестен факт, что Корней Иванович Чуковский был приверженцем демократических взглядов даже в те времена, когда они не приветствовались правительством страны, политической партией. Это же являлось причиной натянутых отношений с коллегами.

Противоборство было настолько серьезным, что незадолго до своей смерти Чуковский составил список фамилий писателей, которые не должны были присутствовать на его похоронах.

Зато дом в Переделкино всегда был открыт для людей с прогрессивными взглядами. Например, Александр Исаевич Солженицын продолжительное время жил у Чуковских на даче. Здесь ему был выделен кабинет, где писатель работал. Экспозиции музея рассказывают и об этом интересном факте.

Дом-музей Чуковского. Экскурсии и экспозиции

С 1994 года дача, где жил Корней Иванович Чуковский, получила статус филиала Государственного литературного музея. В 1996 году здесь закончились реставрационные работы. С тех пор дом писателя регулярно принимает посетителей.

Сотрудники музея предоставляют гостям возможность выбирать тематические экскурсии, лекции и другие мероприятия. Они разработали специальные программы для школьников, студентов, маленьких детей и их родителей. Материалы лекций, экспозиции музея знакомят посетителей с творчеством писателя, его отношением к литературе. В ходе экскурсий можно узнать об истории создания популярных произведений Чуковского, услышать много поучительных историй из жизни писателя, получить новые знания о русской литературе.

В гости к писателю

Дом Корнея Ивановича Чуковского ждет своих посетителей ежедневно, кроме понедельника. Уточнить график работы музея, тематику экскурсий, лекций, праздничных мероприятий можно на официальном сайте Государственного литературного музея. Здесь же предоставляется информация о стоимости входных билетов и других видов услуг.

Чтобы добраться до дачи писателя, гости и хозяева столицы могут воспользоваться железнодорожным транспортом. Электропоезд отправляется с Киевского вокзала и следует до станции Переделкино.

По пути от станции к музею посетители успеют насладиться красотой соснового леса, вдохнуть его ароматы. А экскурсия, подготовленная сотрудниками музея, станет незабываемым событием в жизни детей и взрослых.

fb.ru

Как выглядит дом музей чуковского снаружи фото — Турист

«Вдруг оказалось… людей, любящих его книги, желающих углубиться в историю русской культуры, гораздо более, чем мы помышляли… — вспоминала о зарождении музея дочь Чуковского Лидия Корнеевна. — Ни единого объявления в газете или где бы то ни было — но идут, и идут, и идут, приходят пешком, приезжают на поездах, на санаторных автобусах, в частных автомобилях».

О том, как «стихийно», как бы «сам собой», переделкинский дом стал музеем, Лидия Чуковская рассказывала так: «Затея моя — сохранить в неприкосновенности комнаты Корнея Ивановича — повернулась так, как мне и во сне не снилось: говоря по правде, сохранила я их, чтобы иногда приходить туда одной, как прихожу на могилу, — и снова видеть его стол, халат, его радио, его книги… Так же тикают часы на столе, тем же строем стоит на полке собрание Некрасова, в которое вложено им столько труда. Вот-вот и он сам войдет…»

В течение практически тридцати лет музей не только работал, но и боролся за право на существование. В 1976 году решение о внесении музея в список памятников истории и культуры было отменено, тогда на защиту музея встали Лихачев, Капица, Каверин, Образцов, Райкин, Успенский, Берестов и другие. Эта борьба за музей продолжалась долгие годы. Лишь в июне 1996 года, после капитального ремонта и больших реставрационных работ, проведенных Гослитмузеем, переделкинский дом Чуковского вновь наполнился детскими голосами, в нем начали проводить экскурсии для взрослых и детей.

Сегодня все выглядит так, как и 5 октября 1969 года, когда Корней Иванович уехал в кунцевскую больницу. Домой он больше не вернулся: писатель скончался 28 октября 1969 года…

В этом доме Корней Чуковский жил с февраля 1938 по октябрь 1969 года Сказка Бибигон так и начинается: «Я живу на даче в Переделкине…» Здесь Чуковский написал книгу о русском языке «Живой как жизнь», исследование «Мастерство Некрасова», статьи и воспоминания о Чехове, Блоке, Ахматовой, Гумилеве, Брюсове, о переводах на английский язык русской прозы и поэзии. Здесь же он получил известие о присвоении ему звания почетного доктора литературы Оскфордского университета, одного из старейших в Европе. В этом гостеприимном доме бывали Пастернак и Ахматова, Паустовский и Солженицын, Евтушенко, Бродский, Берестов и другие.

Мы не будем подробно рассказывать обо всех комнатах дома-музея Чуковского, сотрудники музея сделают это намного лучше, глубже и уж точно гораздо интереснее, чем это позволит формат Квартблога. Но без описания кабинета писателя и его библиотеки наша статья была бы неполной.

О кабинете Чуковского Вениамин Каверин писал: «Эта комната — одушевленная, сложившаяся десятилетиями вещественно воплощенная часть истории русской литературы. В ней все, как было в день его смерти, и для нас, его современников, для тех, кто пришел и еще придет ему на смену. И надо, чтобы все так и осталось, как было».

В кабинете у огромного окна стоит письменный стол писателя, на нем — его последняя статья, которая так и не была дописана — «Признания старого сказочника». «Чудо-дерево» на письменном столе — подарок учащихся 609-ой московской школы к восьмидесятилетию писателя. Под деревом — фигурки Андерсена и Бибигона, рядом два игрушечных крокодильчика из одноименной сказки Чуковского — английский белый из слоновой кости и африканский черный из железного дерева. Справа фотографии жены Чуковского Марии Борисовны и сына Николая.

На книжной полке над диваном стоит комплект грампластинок с записями стихотворений Уолта Уитмена в исполнении американских актеров и Шалтай-Болтай, подарок из Англии. Рядом, в шкафу, на полках с книгами, фотографии молодого Александра Солженицына и Юрия Гагарина.

Шкаф для архива напротив — «штуковина», как называл его сам Корней Иванович, в нем хранились рукописи и письма Александра Блока, Анны Ахматовой, альбомы с фотографиями, множество папок с еще незавершенными исследованиями. На шкафу — игрушки: Говорящий Лев и паровозик.

Особенно много в этой комнате подарков из Японии: куклы, веер, огромный полотняный карп. Японцы обожали Чуковского: в Японии дважды издавалась его книга «От двух до пяти», которую японские ученые и педагоги считают одним из лучших исследований детской психологии.

Настоящий головной убор индейского вождя из разноцветных перьев привезен писателю одним из его почитателей из Америки; в этом индейском одеянии Корней Иванович играл с детьми. 

Напротив кабинета дверь в библиотеку, бывшую когда-то комнатой жены Чуковского Марии Борисовны. Зачехленная белой парусиной мебель, стена, увешанная семейными черно-белыми фотографиями и самое дорогое для членов этой семьи — книги, огромное количество книг. Всего в музейной экспозиции насчитывается более пяти тысяч книг. Особенно много на полках сказок — отечественных и зарубежных. Литературоведческие и мемуарные книги Чуковского занимают отдельную полку. Многие книги в доме Чуковского хранят следы его карандаша — отчеркивания, подчеркивания, заметки на полях. Иногда их так много, что книгу можно рассматривать как своеобразную рукопись Чуковского.

В углу, за дверью, стоит палка — бугристая коряга, которую, по рассказам экскурсовода, Корней Иванович мог поставить на указательный палец и держать, сохраняя в состоянии равновесия. Здесь же один из лучших портретов молодого Чуковского — литография Надежды Войтинской.

Простенок между кабинетом и библиотекой тоже заполнен книгами, рисунками и фотографиями. Отдельную полку занимает привезенная Чуковским из Англии в 1916 году энциклопедия «Британника».

Самая нарядная комната в доме — столовая. Она оформлена по вкусу жены Чуковского, Марии Борисовны. Темно-синие стены подчеркивают красоту мебельного гарнитура из карельской березы, который Мария Борисовна купила в комиссионке в 1939 году. На столе стоит хрустальный кувшин и таз для умывания — это подарки Сергея Михалкова и Агнии Барто. Дополняют интерьер бронзовая люстра, картины Ильи Репина, близкого друга писателя, и Константина Коровина, рисунки Бориса Григорьева. 

Ножки обеденного стола в виде львиных голов тоже вызывают неподдельный интерес: если смотреть снизу, то львы улыбаются, а при взгляде сверху кажутся грозными и сердитыми. Тут же и черный дисковой телефон с буквами, по которому Корнею Ивановичу в мультфильме звонил Слон.

Напоследок прогуляемся по участку рядом с домом писателя. Здесь находится костровая площадка. Традицию проводить летние «Костры» — праздники для детей при участии писателей, актеров, певцов и фокусников — придумал сам Чуковский: он собирал детей на поляне и устраивал целые представления для них, входным билетом на которые служили десять шишек. Сейчас эта традиция бережно хранится смотрителями музея.

У калитки растет знаменитое «чудо-дерево», украшенное старой детской обувью. Рассказывают, что этот клен чуть было не спилили, решив, что он засох. Но директор музея буквально спас его от неминуемой гибели, развесив на нем разноцветные поношенные башмаки. С тех пор эта коллекция только пополняется.

При подготовке статьи использованы материалы дома-музея Корнея Чуковского, комментарии главного научного сотрудника музея Крючкова Павла Михайловича и информация  сайта odintsovo.info.

Фото: Маша Шаталина

идем в гости



Source: kvartblog.ru

Почитайте еще:

turist.uef.ru

Знакомый и незнакомый Корней Чуковский. Дом — музей Корнея Чуковского / The house — Museum of Korney Chukovsky

На глаза попалась книга Корнея Чуковского "От двух до пяти" и сразу же вспомнилось посещение музея в Переделкино. Почему-то поездка эта воспринималась как праздник, ожидание чего-то светлого и весёлого. Видимо это было связано с творчеством писателя, которое было знакомо с детских лет.

Дорога из Москвы показалась не очень длинной, было утро, выходной, машин мало, а свернув в сам посёлок — просто привела в восторг! Улица Серафимовича начиналась прямо от шоссе. Вокруг высоченные сосны, зелень, дома, находящиеся в глубине дворов, практически не видны. Но вот мелькнуло яркое жёлтое пятно, это и был музей.
Дорожка от калитки вела к дому. И сразу же начинаются чудеса. С краю от тропинки видим дерево, да-да, то самое:

"А у наших у ворот
Чудо-дерево растёт.
Чудо, чудо, чудо, чудо
Расчудесное!
Не листочки на нём,
Не цветочки на нём,
А чулки да башмаки
Словно яблоки!"


А вот и сам дом — желтый, двухэтажный, с застекленной верандой. Мы заходим, нас сразу же встречают и говорят, что экскурсия началась и чтобы мы поторопились. Заходим в одну из комнат на первом этаже, где уже находятся две семьи с детьми, а экскурсовод ведёт свой рассказ. Как потом стало известно здесь проводятся несколько видов экскурсий для детей и взрослых, и большое спасибо экскурсоводу, что она сумела их совместить так, что было интересно всем.

Оглядываемся, мы находимся в комнате с красивым окном-эркером сквозь которое виден лес. Сейчас в ней проводятся выставки, читаются лекции, а когда-то здесь жили сын писателя Николай, потом внук. Позже Александр Солженицин, которому Чуковский предоставил кров перед его высылкой из страны.

На стеллажах книги для детей на разных языках и собрание сочинений Корнея Чуковского в пятнадцати томах. На вопрос экскурсовода сколько из них посвящено детским стихам и сказкам ответить затрудняемся, но предполагаем, что много. А оказывается всего-лишь навсего первый том, да и тот не весь. Вот, что значит популярность его детских произведений, на которых выросли мы, наши дети и внуки. Почему его стихи так легко запоминаются? Да потому, что каждое слово и предложение у него выверено и отточено, он как никто другой понимает внутренний мир детей и доверительно рассказывает свои истории в стихах всегда со счастливым концом.

В музее предоставляют возможность посмотреть старый, чёрно-белый, рисованный мультфильм о телефоне, где персонажем выступает сам Корней Иванович, он же и озвучивает его.
"//У меня зазвонил телефон.
— Кто говорит?
— Слон.
— Откуда?
— От верблюда.
— Что вам надо?
— Шоколада.
— Для кого?
— Для сына моего."//


Смотреть мультик дети любят сидя на большом и мягком игрушечном крокодиле, которой уютно расположился на полу.
Резонно было бы спросить, а что же за произведения в остальных томах? Чуковский не был только детским писателем, основные его серьёзные труды по литературоведению, воспоминания о таких известных писателей и поэтах как Чехов, Пастернак, Блок, Ахматова, Гумилёв, Брюсов, Мандельштам. Много статей посвящено работе над переводами, которыми он активно занимался, это были и Марк Твен, Д. Дефо, О. Генри, О.Уайльд, сказки Киплинга. В своей книге "Высокое искусство" он говорит о том, что перевод является таким же произведением искусства, как и сочинение автора. Ведь для читателя, который говорит и думает на другом языке нужно сделать так, чтобы были сохранены и особенности оригинала, и чтобы он стал любимым, близким и понятным для него.
Отдельное место занимает книга "Мастерство Некрасова". Корней Иванович занимался изучением биографии поэта, его творчества, открыл для нас много неизвестных произведений поэта. За эту книгу он был награждён Ленинской премией.
Другой его любовью был Блок, с которым он был знаком лично.

В момент нашего посещения была представлена небольшая экспозиция об Иосифе Бродском, а на противоположном стенде о Б. Пастернаке.
Такой во многогранной личностью открылся нам Корней Чуковский.

Переходим в другую комнату, раньше бывшую столовой, она кажется более нарядной по сравнению с гостиной. Обставлена она была по вкусу жены Чуковского Марии Борисовны. Темно-синие стены подчеркивают красоту мебельного гарнитура из карельской березы. На столе стоит хрустальный кувшин и таз для умывания — это подарок Агнии Барто. По сути они являются прообразом "Мойдодыра". Дочка писателя Мурочка (она умерла в раннем возрасте) не любила умываться, вот для неё и были написаны эти строки:
"Давайте же мыться, плескаться,
Купаться, нырять, кувыркаться
В ушате, в корыте, в лохани,
В реке, в ручейке, в океане, —
И в ванне, и в бане,
Всегда и везде —
Вечная слава воде!"

Интересны ножки обеденного стола, выполненные в виде львиных голов. Если смотреть на них снизу, то львы улыбаются, а при взгляде сверху кажутся грозными и сердитыми.

А на другом столе знакомый нам чёрный телефон с буквами, по которому Чуковский "разговаривал" с крокодилами, слонами и с другими зверями.

На втором этаже находится кабинет Корнея Ивановича и он поражает своей особой атмосферой, необычностью. Здесь всё осталось на своих местах с того дня, как хозяин покинул его. Чуковский был госпитализирован и сюда уже не вернулся.

У большого и светлого окна стоит его письменный стол. Первое, что бросается в глаза на нём, это "Чудо-дерево" — подарок учащихся одной из московских школ к восьмидесятилетию писателя. Под деревом фигурки сказочника Андерсена и Бибигона и, конечно же крокодилов, это подарки, один африканский, черный из железного дерева, другой из слоновой кости из Англии.
Также видим листы с незаконченной статьёй и фотографии близких — жены, сына.

Над диваном, на котором любил отдыхать и работать Корней Иванович, на книжной полке стоит комплект грампластинок с записями стихотворений Уолта Уитмена в исполнении американских актеров и Шалтай-Болтай известный детский персонаж, подарок из Англии.


фото из интнрнета
На стеллажах очень много книг, как на русском, так и на английском языке, который он выучил самостоятельно. Здесь же висит настоящий головной убор индейского вождя из разноцветных перьев, который подарил писателю один из его почитателей из Америки. Корней Иванович, играя с детьми, частенько надевал его к всеобщему их ликованию.

Напротив дивана стоит шкаф для архива, в котором хранились рукописи, а также переписка с Блоком, Ахматовой. Сам Корней Иванович называл его "Штуковиной". Причём шкаф с секретом, он открывается особым способом. На нём стоят игрушки: говорящий по английски лев и паровозик.

В этой комнате много подарков и особенно из Японии — это куклы, журавлики, большой карп из ткани, висящий над дверью. В этой стране несколько раз переиздавалась книга "От двух до пяти" и японские педагоги считают Чуковского одним из лучших знатоков детской психологии.

В кабинете висит оригинальный абажур, который сделан из коробки из под торта на которой изображены сценки из "Мухи-Цокотухи".

фото из интернета
В кабинете писателя хранятся мантия и четырёхугольная шляпа. Именно здесь он получил известие о присвоении ему звания почетного доктора литературы Оскфордского университета, одного из старейших в Европе.

Рядом с кабинетом находится библиотека. На многих книгах есть пометки карандашом, которые оставил Чуковский. На одной из стен множество семейных фотографий, рисунков, карикатур, так или иначе связанных с обитателями этого дома.

И в конце экскурсии по дому демонстрируется "чудо-пружина", которая совершает с прискоками путешествие по лестнице со второго этажа с верней ступеньки до нижней. Её подарили писателю американские физики.



фото из интернета
Удовлетворённые спускаемся во двор и гуляем по его тенистым дорожкам. Одна из них выводит к площадке на которой раньше проводились праздники для детей "Костры", в которых принимали участие писатели, актёры, певцы и, конечно же, сам Корней Иванович. А билетами за вход были десять шишек. Эта традиция возрождена и сейчас проводятся такие мероприятия.

Выйдя с территории музея обратила внимание на детскую библиотеку, которая находится рядом. Оказывается она была создана Чуковским.

Если вдруг окажетесь в Переделкино обязательно посетите этот музей! И ещё очень интересно было прочитать его биографию и воспоминания о нём.

turbina.ru

Дом музей чуковского фото здания снаружи — Турист

«Вдруг оказалось… людей, любящих его книги, желающих углубиться в историю русской культуры, гораздо более, чем мы помышляли… — вспоминала о зарождении музея дочь Чуковского Лидия Корнеевна. — Ни единого объявления в газете или где бы то ни было — но идут, и идут, и идут, приходят пешком, приезжают на поездах, на санаторных автобусах, в частных автомобилях».

О том, как «стихийно», как бы «сам собой», переделкинский дом стал музеем, Лидия Чуковская рассказывала так: «Затея моя — сохранить в неприкосновенности комнаты Корнея Ивановича — повернулась так, как мне и во сне не снилось: говоря по правде, сохранила я их, чтобы иногда приходить туда одной, как прихожу на могилу, — и снова видеть его стол, халат, его радио, его книги… Так же тикают часы на столе, тем же строем стоит на полке собрание Некрасова, в которое вложено им столько труда. Вот-вот и он сам войдет…»

В течение практически тридцати лет музей не только работал, но и боролся за право на существование. В 1976 году решение о внесении музея в список памятников истории и культуры было отменено, тогда на защиту музея встали Лихачев, Капица, Каверин, Образцов, Райкин, Успенский, Берестов и другие. Эта борьба за музей продолжалась долгие годы. Лишь в июне 1996 года, после капитального ремонта и больших реставрационных работ, проведенных Гослитмузеем, переделкинский дом Чуковского вновь наполнился детскими голосами, в нем начали проводить экскурсии для взрослых и детей.

Сегодня все выглядит так, как и 5 октября 1969 года, когда Корней Иванович уехал в кунцевскую больницу. Домой он больше не вернулся: писатель скончался 28 октября 1969 года…

В этом доме Корней Чуковский жил с февраля 1938 по октябрь 1969 года Сказка Бибигон так и начинается: «Я живу на даче в Переделкине…» Здесь Чуковский написал книгу о русском языке «Живой как жизнь», исследование «Мастерство Некрасова», статьи и воспоминания о Чехове, Блоке, Ахматовой, Гумилеве, Брюсове, о переводах на английский язык русской прозы и поэзии. Здесь же он получил известие о присвоении ему звания почетного доктора литературы Оскфордского университета, одного из старейших в Европе. В этом гостеприимном доме бывали Пастернак и Ахматова, Паустовский и Солженицын, Евтушенко, Бродский, Берестов и другие.

Мы не будем подробно рассказывать обо всех комнатах дома-музея Чуковского, сотрудники музея сделают это намного лучше, глубже и уж точно гораздо интереснее, чем это позволит формат Квартблога. Но без описания кабинета писателя и его библиотеки наша статья была бы неполной.

О кабинете Чуковского Вениамин Каверин писал: «Эта комната — одушевленная, сложившаяся десятилетиями вещественно воплощенная часть истории русской литературы. В ней все, как было в день его смерти, и для нас, его современников, для тех, кто пришел и еще придет ему на смену. И надо, чтобы все так и осталось, как было».

В кабинете у огромного окна стоит письменный стол писателя, на нем — его последняя статья, которая так и не была дописана — «Признания старого сказочника». «Чудо-дерево» на письменном столе — подарок учащихся 609-ой московской школы к восьмидесятилетию писателя. Под деревом — фигурки Андерсена и Бибигона, рядом два игрушечных крокодильчика из одноименной сказки Чуковского — английский белый из слоновой кости и африканский черный из железного дерева. Справа фотографии жены Чуковского Марии Борисовны и сына Николая.

На книжной полке над диваном стоит комплект грампластинок с записями стихотворений Уолта Уитмена в исполнении американских актеров и Шалтай-Болтай, подарок из Англии. Рядом, в шкафу, на полках с книгами, фотографии молодого Александра Солженицына и Юрия Гагарина.

Шкаф для архива напротив — «штуковина», как называл его сам Корней Иванович, в нем хранились рукописи и письма Александра Блока, Анны Ахматовой, альбомы с фотографиями, множество папок с еще незавершенными исследованиями. На шкафу — игрушки: Говорящий Лев и паровозик.

Особенно много в этой комнате подарков из Японии: куклы, веер, огромный полотняный карп. Японцы обожали Чуковского: в Японии дважды издавалась его книга «От двух до пяти», которую японские ученые и педагоги считают одним из лучших исследований детской психологии.

Настоящий головной убор индейского вождя из разноцветных перьев привезен писателю одним из его почитателей из Америки; в этом индейском одеянии Корней Иванович играл с детьми. 

Напротив кабинета дверь в библиотеку, бывшую когда-то комнатой жены Чуковского Марии Борисовны. Зачехленная белой парусиной мебель, стена, увешанная семейными черно-белыми фотографиями и самое дорогое для членов этой семьи — книги, огромное количество книг. Всего в музейной экспозиции насчитывается более пяти тысяч книг. Особенно много на полках сказок — отечественных и зарубежных. Литературоведческие и мемуарные книги Чуковского занимают отдельную полку. Многие книги в доме Чуковского хранят следы его карандаша — отчеркивания, подчеркивания, заметки на полях. Иногда их так много, что книгу можно рассматривать как своеобразную рукопись Чуковского.

В углу, за дверью, стоит палка — бугристая коряга, которую, по рассказам экскурсовода, Корней Иванович мог поставить на указательный палец и держать, сохраняя в состоянии равновесия. Здесь же один из лучших портретов молодого Чуковского — литография Надежды Войтинской.

Простенок между кабинетом и библиотекой тоже заполнен книгами, рисунками и фотографиями. Отдельную полку занимает привезенная Чуковским из Англии в 1916 году энциклопедия «Британника».

Самая нарядная комната в доме — столовая. Она оформлена по вкусу жены Чуковского, Марии Борисовны. Темно-синие стены подчеркивают красоту мебельного гарнитура из карельской березы, который Мария Борисовна купила в комиссионке в 1939 году. На столе стоит хрустальный кувшин и таз для умывания — это подарки Сергея Михалкова и Агнии Барто. Дополняют интерьер бронзовая люстра, картины Ильи Репина, близкого друга писателя, и Константина Коровина, рисунки Бориса Григорьева. 

Ножки обеденного стола в виде львиных голов тоже вызывают неподдельный интерес: если смотреть снизу, то львы улыбаются, а при взгляде сверху кажутся грозными и сердитыми. Тут же и черный дисковой телефон с буквами, по которому Корнею Ивановичу в мультфильме звонил Слон.

Напоследок прогуляемся по участку рядом с домом писателя. Здесь находится костровая площадка. Традицию проводить летние «Костры» — праздники для детей при участии писателей, актеров, певцов и фокусников — придумал сам Чуковский: он собирал детей на поляне и устраивал целые представления для них, входным билетом на которые служили десять шишек. Сейчас эта традиция бережно хранится смотрителями музея.

У калитки растет знаменитое «чудо-дерево», украшенное старой детской обувью. Рассказывают, что этот клен чуть было не спилили, решив, что он засох. Но директор музея буквально спас его от неминуемой гибели, развесив на нем разноцветные поношенные башмаки. С тех пор эта коллекция только пополняется.

При подготовке статьи использованы материалы дома-музея Корнея Чуковского, комментарии главного научного сотрудника музея Крючкова Павла Михайловича и информация  сайта odintsovo.info.

Фото: Маша Шаталина

идем в гости



Source: kvartblog.ru

Почитайте еще:

turist.uef.ru

Дом-музей К.Чуковского | Мысли сквозь время:

Еще утром я и не подозревала, что мы с Антошкой попадем туда. Скрипя сердце, мы пожертвовали занятием гитарой, но уже подъехав к дому-музею, стало понятно, что это не зря.
Сказочный зимний лес на участке и чудесный старенький ухоженный уютный домик: КРАСОТА!!

Как и старые машины, вроде Волги, Запорожца или Победы, мне очень нравятся именно такие дачные домики: старые и ухоженные, милые, сделанные с любовью, с отсутствием понтов, с обоями и деревянными оконными рамами, с кружевными занавесочками и покрашенные краской. Рядом с таким отдыхает любой трехэтажный понтовый новорусский особняк. И любой ланшафтный дизайн сада отдыхает рядом с вековыми заснеженными соснами на огромном участке.

Про личность Чуковского я знала ровно столько, сколько, думаю, знает 80% людей. Детский писатель-поэт, сказочник. Но это только крошечная верхушечка айсберга. В 15-ти томном собрании сочинений все, что знает обыватель, умещается на первых 60-ти страницах 1-ого тома. Стало стыдно, но такого я о Чуковском не знала.

Теперь факты:

Дачи писателей в Переделкино

Идея создания сосново-дачного рая для писателей принадлежала Горькому. Принадлежать она, может, и принадлежала, но мы же знаем, кто одобрял/или не одобрял подобные проекты… Идея в принципе вписывалась в задачи новой пятилетки «превращение всего трудящегося населения страны в активных и сознательных строителей социалистического общества» и «решительное улучшение всего жилищного дела в СССР». Да и вообще пролетарскому государству не помешало бы причесаться и умыться, и разделить культ крестьянского серпа и рабочего молота с творческим пером.
Довольно быстро в соснах Переделкино как грибы выросли дачи, двухэтажные, деревянные, построенные по немецкому проекту в количестве 50 штук. Распределял их, наверное, булгаковский МАССОЛИТ… Извините, шутка неуместна.
Дачи, получили, действительно талантливые люди, хотя за чистоту совести некоторых поручиться сложно… – Пастернак, Кассиль, Ильф и Петров (по раздельности)), Бабель, Эренбург, Пильняк и др. Это первые «поселенцы», вернее их арендаторы – Литфонд разрешал лишь прижизненную аренду.
Потом в Переделкино приедут Александр Фадеев, Лиля Брик, Александр Довженко, Булат Окуджава, Белла Ахмадуллина, Ираклий Андроников, Евгений Евтушенко и др. (Не знаю, можно ли дополнить список именами Церетели, Юдашкина и Юрия Антонова ?).
Чуковский поселится здесь на даче в 50-х годах. В 1969 году «арендовать» дачу уже перестанет… По идее дачу у семьи должны отнять… Но из-за того, что его дочь Лидия состоит в Союзе Писателей, до 1974 года дом останется принадлежать Чуковским. После (а тогда произойдет её исключение из данной организации за «антисоветские настроения»), вплоть до 1996 года за этот дом будет битва. Будут суды, унижения, отказы, но – справедливость восторжествует. Иначе и быть не может.
И Чудо-дерево «расцветет» всевозможной детской обувкой.
В 1996 году двери дома-музея Корнея Чуковского распахнутся перед посетителями…

Знайте: Настоящий Чуковский это – прежде всего Переводчик

Чуковский это Марк Твен (Приключения Тома Сойера и Гекельберри Финна, «Принц и нищий» и др.)!
Чуковский это Роберт Льюис Стивенсон («Остров сокровищ»)!
Чуковский это Рудольф Эрих Распэ («Приключения барона Мюнхгаузена»)!
Чуковский это Шекспир, Оскар Уайльд, Уолт Уитмен, Редъярд Киплинг, Артур Конан Дойль, О’Генри и многие другие!

Из подчас тяжелых и занудных оригиналов (камень сейчас летит в сторону Стивенсона), отягощенных излишними подробностями и кровавыми деталями, Чуковский сделал бриллиантовые переводы. Целой том «Историй доктора Дулитла» англичанина Хью Лофтинга Чуковский превратил своим переводом в блистательную сказку (причем и в стихах, и в прозе), которую наизусть (если спросить) помнят все наши взрослые и дети…

Вы только вдумайтесь в это! Возьмите сейчас любимую книжку детства, посмотрите кто переводчик…

А он еще и книги по детской психологии напипасал. Самая известная — » От двух до пяти».

Чуковский (Коля Корнейчуков) — незаконнорожденный мальчик из небогатой семьи, сам, самостоятельно, без чьей либо помощи выучил английский. «Он использовал метод каждодневно выучивать десятки слов». Расклеивал газеты – и учил, зубрил, учил. «Я бесконечно учу слова…». Позже, занимаясь со своими собственными детьми, он заставлял и их учить английский язык. «Выученным английское слово он считал лишь в том случае, если дети его знали во всякую минуту, в любом контексте, во всех видах и форме». Вносил элемент игры, составляя различного рода ахинейские тексты детям для перевода, как, например, следующий: «Старая дева, объевшись замазкой, упала в пруд. Бурный южный ветер гнал её прямо на скалы. Но в эту минуту прилетела ласточка и клювом вцепилась в её волосы». Зато после перевода подобной галиматьи, дети легко могли читать даже сложносочиненные тексты Диккенса»… (Из «Воспоминаний детства» Л.Чуковской)

и только потом Детский Поэт

Детские стихи Чуковского… Вы думаете они простые как калоши?
Вы не правы!
Они – гениальны. А все гениальное просто. На первый взгляд.

«И кастрюля на бегу, закричала утюгу: «Я бегу, бегу, бегу, удержаться не могу!»
Чуковский обладал изумительным внутренним слухом и чувствовал, буквально видел музыкальную ритмику слов. Об этом четырехстишии он говорит так: «Шесть ГУ на четыре строки призваны передать фонетически стремительность и легкость полета. Бойкая и легковесная кастрюля пронеслась лихим четырехстопным хореем мимо отставшего от нее утюга…»

«Утюги бегут покрякивают, через лужи, через лужи перескакивают». Здесь Чуковский пишет: «Так как утюги увесистее юрких кастрюль, я оснастил свои строки о них тягучими сверхдактилическими рифмами. По-кря-ки-ва-ют, пе-ре-ска-ки-ва-ют — неторопливые протяжные слова с ударением на четвертом слоге от конца. Этим ритмическим рисунком попытался я выразить чугунную тугонодвижность утюгов…»

«Вот и чайник за кофейником бежит, тараторит, тараторит, дребезжит». — Чуковский: «У чайника другая «походка»- шумная, суетливая и дробная. В ней мне послышался шестистопный хорей…»

«А за ними блюдца, блюдца — дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля! Вдоль по улице несутся — дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля! На стаканы — дзынь!- натыкаются, и стаканы — дзынь!- разбиваются». — Чуковский: «Эти стеклянные, тонко звенящие звуки, вновь вернули сказке ее первоначальный напев…»

«А за нею вилки, рюмки да бутылки, чашки да ложки скачут по дорожке». – Чуковский: «Чуть только передо мною пронеслась разная кухонная мелочь, четырехстопный хорей мгновенно преобразился в трехстопный…»

Вот вам и «простые» «примитивные» детские «стишки».
Он слагает стихи, как композиторы пишут музыку. У него буквы – ноты.
Он слышит буквы.

«Розы и шипы» К.И.Чуковского. Дом-музей в Переделкино

«…Время заставило тщательнее прятать под этой маской себя настоящего. Именно в тридцатые годы, с началом громкой всесоюзной славы начал складываться и хрестоматийный облик «дедушки Корнея», «доброго сказочника», «благостного старичка со скрипучим голосом», как его недавно обозвал один рецензент. Именно в это время за маской стал совсем исчезать другой, сложный, настоящий Чуковский.
Чуковский – друг Блока, Чуковский – создатель умных и тонких литературных журналов, проницательный исследователь массовой культуры, – этот Чуковский совершенно спрятался за другим. Новый Чуковский – всенародный дедушка, всегда окруженный детьми и заваленный письмами родителей. Вдумчивый и внимательный аналитик, критик скрылся в глубине, залег на дно; спрятался даже историк литературы; на поверхности остался борец за качественную детскую книгу, хороший учебник и красивую грамотную речь…»

Кстати, после 1929 года Чуковский более не написал ни одного детского стихотворения лучше или хотя бы уровня предыдущих…
И много ещё, очень много острых кровавых шипов будет в его жизни…

А у наших у ворот чудо-дерево растет!

www.novoselova.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *