Вензель лев и единорог на посуде – Тарелка / блюдо. 19 век, редкие клейма Лев и Единорог & Joseph Rieber (J R & Co) Англия, Сиденхам

12 Июн

Вел за корону смертный бой со Львом Единорог.

Вел за корону смертный бой со Львом Единорог
Гонял Единорога Лев вдоль городских дорог....©(Перевод С.Маршака)
Люблю разглядывать геральдические символы.Особенно в центре столицы.Почему на башенных крышах Исторического музея запечатлена битва Единорога и Льва? Возможно их борьба символизирует победу Лета (Лев) над Весной ( Единорог) ,а еще-борьбу двух миров: наземного и подземного. Или проще:бой Правды и Кривды.Но не простой бой,а за корону.Да,борьба просто так не бывает..Сюжет древний и распространенный у многих народов, появился несколько тысяч лет назад. Даже на Спасской башне Кремля, оказывается, были фигуры единорогов, которые со временем были утеряны (или украдены)и реконструированы затем в образе медведей.
Единорог - олицетворение чистоты, непорочности и мужской чести, символ рода бояр Романовых. Единорога на Руси почитали с давних пор. Прозывался он Индриком, а еще Инрогом, Индрогом, Индрой. Ну и что ж,что этого Индрика никто никогда не видел, это зверь подземный. « У нас Индрик-зверь всем зверям зверь..»© "Голубиная книга". А вот на крыше Исторического музея изначально содружествовали и львы,и единороги,и орлы.В 1935 году этот *герольдический зверинец* убрали.И вот пришли другие времена.Лев и Единорог вернулись.И вновь бой продолжается.

Роспись потолка главного зала Исторического музея.Лев и Единорог.Борьба или танец?


 Андреевский зал Большого Кремлёвского дворца в Московском Кремле. Единорог с удлиненным рогом.


Флюгер в  Коломенском.Лев и Единорог.Языки как жала.


 Фасад синодальной типографии.Они же.


Тронный зал Юсуповского дворца в Москве.Единорог,Лев.


Как символы власти, лев и единорог очень часто встречаются на царской утвари, тронах. Эти фигуры есть на царской печати у Ивана IV и на спинке его трона.


А еще на зданиях.
Дом в Нащокинском переулке.Здесь Единорог,появившийся после реставрации, царственно умиротворен.


Вот такой вот зверь должен быть,этот Единорог: "с головой оленя,ногами слона,хвостом кабана и формой тела лошади"©Это по мнению Плиния.
Но страшилище приобрело очень даже изящную художественную форму.Индрик,однако.
Всем добра и достойных побед!

neusolga.livejournal.com

Лев и Единорог: mislpronzaya — LiveJournal

Львы были заменены при Иване III на большой золотой монете Единорогами потому, что Единороги играли роль духовного тотема-покровителя объединенной Руси.

Незнание или неприятие современными историками этого факта обуславливается кастовостью и сокровенностью (тайностью) астрологических знаний, к которым допускались лишь люди из верхних эшелонов власти (великий князь, придворные высоких рангов, жрицы). Поэтому сведения об астрологической природе Единорогов на «корабельнике» не получили отражения в материалах, на которых в основном и базируются исследования современных ученых. Не в обладании ли сакральных знаний кроется причина, что при Иване Грозном усилился статус единорога как государственной эмблемы? Кроме обострения борьбы за титул государя «всея Руси», это можно объяснить и явным исследовательским интересом Ивана Грозного к астрологии и магии до степени владения элементами этих знаний.

Но единорог так и остался сакральным символом духовной власти для Ивана Грозного и его потомков. Об этом писал английский дипломат Джером Горсей в своих «Записках о России», что царь показывал ему в своей сокровищнице жезл, усыпанный драгоценными камнями  сделанный из рога единорога, а после взятия Казани у царя появился перстень с изображением единорога. Грозный печатал знаком единорога вместо своей подписи всю личную переписку. Встречался единорог и на печатях Бориса Годунова, Михаила Федоровича и Алексея Михайловича Романовых. Опальный придворный, князь Андрей Курбский, сбежавший в Литву, обличал Грозного в том, что он выписывает из-за границы волхвов, которые прорицают ему о добрых и злых днях. В летописи описывается случай, когда Иван Грозный, наблюдая комету, предрек день своей смерти. Грозный царь точно в то число, предсказанное им, после утреннего причастия тихо умер за игрой в шахматы. Он, как Иван III до последнего часа своего знал наверняка, что единорог является проводником во вселенскую обитель святого Духа, ибо единорог — духовный покровитель и тотем русской души.

mislpronzaya.livejournal.com

Здание Синодальной типографии на Никольской улице в Москве

Здание Синодальной типографии - гордость и украшение пешеходной Никольской улицы, знакомое горожанам по барельефам льва и единорога на фасаде. Синодальная типография была основана в 1727 году на базе Московского печатного двора и долгое время была крупнейшей типографией Москвы.

 

Здание построено в 1811-1815 годах по проекту архитекторов Ивана Мироновского и Алексея Бакарева на месте снесённого за ветхостью корпуса Печатного двора. Также комплекс Синодальной типографии включает более старые корпуса, сохранившиеся от прежнего Печатного двора: Правильную и Книгохранильную палаты (1679, архитекторы: Степан Дмитриев, Иван Артемьев) и боковые корпуса (середина 18 века, архитекторы: Дмитрий Ухтомский, Иван Мичурин), но они находятся во внутреннем дворе и недоступны рядовому наблюдателю.

 

Главный фасад типографии выполнен в псевдоготическом стиле и поражает богатством декоративного оформления: центральный ризалит акцентирован массивными резными полуколоннами с замысловатым растительным орнаментом и украшен барельефами, изображающими льва и единорога - исторический символ Московского печатного двора. Помимо полуколонн, на фасаде размещено множество небольших каменных резных элементов. Здание отличается характерными для готической архитектуры островерхими завершениями окон и острыми башенками на крыше; кроме того, по бокам ризалита размещены таблички с краткой историей Печатного двора и Синодальной типографии, а на фронтоне с советских лет остался герб Советского Союза.

 

По обе стороны от центрального входа на фасаде размещены солнечные часы.

 

 

Лев и единорог Синодальной типографии


Самым известным архитектурным элементом, по которому многие горожане безошибочно могли бы угадать здание Синодальной типографии на Никольской, стали барельефы, изображающие противоборство льва и единорога, над главным входом. Между тем, далеко не каждому известно, почему они размещены на фасаде.

 

Лев и единорог были историческим символом Московского печатного двора, старое здание которого располагалось ранее на этом же месте, и присутствовали на его фасаде, печатях и в отпечатанных двором книгах, исполняя роль логотипа. Когда старое здание Печатного двора решили снести, чтобы возвести на его месте здание Синодальной типографии, льва и единорога изобразили и на нём.

 

На сегодняшний день не вполне понятно, почему символом Печатного двора были именно лев и единорог. Существует мнение, будто бы лев и единорог присутствовали на личной печати Ивана IV Грозного, в царствование которого была основана первая московская типография, но в целом это выглядит сомнительно, поскольку неизвестно, была ли у царя такая печать (хотя печать с единорогом у него действительно была). В действительности, это очень частые персонажи в русской геральдике, и сюжет противоборства льва и единорога - распространённый мотив русского творчества того времени. По факту лев и единорог имеют сакральный смысл, который можно истолковать по-разному: так, льва иногда интерпретируют как символ самодержавной власти, а единорога - как символ христианства, но что они означают в действительности и почему именно они стали символом Печатного двора - неизвестно.

 

В прошлом между фигурами льва и единорога на фасаде Синодальной типографии был размещён вензель Александра I, во времена которого было построено здание, но он до наших дней не дошёл.

 

 

История Синодальной типографии


Сама по себе Синодальная типография не так уж стара, но история её появления восходит к Государеву печатному двору, основанному в 1563 году по указу царя Ивана IV Грозного для перепечатки рукописных церковных книг, в которых по причине разных переводов появлялось всё больше ошибок. Печатный двор стал первой русской типографией и родиной российского книгопечатания: именно здесь в 1564 году первые русские книгопечатники Иван Фёдоров и Пётр Мстиславец издали "Апостол" - первую датированную печатную книгу в России.

 

Изначально все корпуса и постройки Печатного двора были деревянными и часто горели, в итоге уже в 1571 году типография полностью выгорела, и печать была остановлена. Есть мнение, будто бы Печатный двор сгорел неслучайно: якобы суеверные москвичи, усмотревшие в книгопечатании бесовщину и уверенные, что на Никольской завелись бесы, сожгли его из благих побуждений. Производство продолжилось в 1587 году, уже при царе

Фёдоре Ивановиче, и продолжалось до 1612 года, когда Печатный двор опять сгорел - на этот раз в результате городского пожара. В 1620 году - теперь при царе Михаиле Фёдоровиче - для Печатного двора построили двухэтажные каменные палаты, но в 1634 году двор всё равно ещё раз полностью выгорел.

 

В 1642-1643 годах по проекту архитекторов Трефила Шарутина и Кристофера Галлоуэя (Христофора Галовея) для Печатного двора строятся новые каменные палаты с готической башней и фигурами льва и единорога на фасаде. Также фасад нового здания украсили эффектные резные колонны и солнечные часы. По какой-то причине Печатный двор более не сгорал, и ведомство стало развиваться: при нём организуют библиотеку и школу, начинают печатать учебные книги; в 1679 году комплекс расширяется: по проекту

Степана Дмитриева и Ивана Артемьева строятся Правильная и Книгохранильная палаты. Во времена Петра I здесь начинают издавать первую русскую газету.

 

В 1721 году Государев печатный двор на Никольской передают в ведение Святейшего Синода, и в 1727 на его основе образуется Синодальная типография. К середине 18 века по проекту архитекторов Дмитрия Ухтомского и Ивана Мичурина возводятся боковые корпуса с типографскими и библиотечными помещениями, которые замыкают периметр двора, и он приобретает современную форму.

 

Однако, старые палаты Печатного двора ветшают, и в 1810 году корпус, выходящий на Никольскую улицу, был разобран из соображений безопасности. Строительство нового тормозит война с Наполеоном, но в 1811-1815 годах по проекту архитекторов Ивана Мироновского и Алексея Бакарева на месте прежнего корпуса возводится новый - сохранившийся до наших дней. Чтобы подчеркнуть преемственность Синодальной типографии и Московского печатного двора, фасад украшают эффектными резными колоннами, солнечными часами и традиционными фигурами льва и единорога: фактически в новом здании в более крупном масштабе обыгрываются мотивы старого. По бокам центрального ризалита появляются таблички с краткой историей первого здания типографии и современного.

 

В середине 19 века комплекс Синодальной типографии рассматривается как единый ансамбль со стенами и башнями Китай-города, и хотя корпуса подвергались незначительным переделкам, в целом сохраняет свой облик. Правильная и Книгохранильная палаты (т.н. "Теремок") в 1872-1875 годах оформляются в "русском стиле" по проекту архитектора Николая Артлебена.

 

К началу 20 века в Синодальной типографии работали более 300 мастеров, ведомство печатало не только церковную, но и учебную литературу (буквари, азбуки, исторические сочинения), владело книжными магазинами и лавками в разных городах страны и было оснащено самой совершенной на тот момент печатной техникой в России.

 

После Революции 1917 года Синодальная типография была ликвидирована, и в историческом здании разместили сначала типографию Гознака, а в 1930 году - Историко-архивный институт.

 

На сегодняшний день здание занимает

Историко-архивный институт РГГУ.

 


 

В наши дни здание Синодальной типографии заслуженно считается одним из красивейших архитектурных памятников Москвы: рядом с ним просто невозможно пройти мимо и не взглянуть на роскошные резные колонны с замысловатым орнаментом, изящные башенки и, разумеется, фигуры льва и единорога, которые особенно полюбились горожанам.

 

Здание Синодальной типографии находится по адресу Никольская улица, 15. Добраться до него можно пешком от станции метро "Площадь Революции" Арбатско-Покровской линии.

mosprogulka.ru

«Дама с единорогом» — сокровище музея Клюни – Ярмарка Мастеров

Музей Клюни находится в самом центре Парижа, в Латинском квартале, на пересечении оживленных улиц Сен-Жермен и Сан-Мишель, напротив Сорбонны.

Сегодня в музее Клюни представлено огромное количество раритетов: от манускриптов, каменной и деревянной скульптуры до картин, предметов религиозного культа и бытового обихода, гобеленов, эмалей и витражей.

Однако есть в недрах музея место (зал №13), отличающееся особой атмосферой благоговейного восторга и восхищения, где стоят молча или говорят шепотом. Каждый приходящий в Клюни готов ко встрече с мировой знаменитостью — Прекрасной и загадочной Дамой.

Специально организованный затемненный зал демонстрирует серию из шести гобеленов под названием «Дама с единорогом». Шпалеры очень старые (датируются концом 15 века). В 1975 году их отреставрировали.

Название цикла условно и возникло в XIX веке. Жорж Санд одной из первых привлекла внимание публики к «Даме с единорогом» и впервые описала их в своем романе «Жанна» (1844 г.).
Другой знаменитый писатель, П. Мериме, занимавший пост главного инспектора исторических памятников Франции, в тот же период начал переговоры о приобретении шпалер государством.

Дама с единорогом. Вкус.

Вопрос авторства «Дамы с единорогом» до сих пор остается темным. Для обычного созерцателя этого творения столь давних времен гораздо важнее сама встреча с красотой и поэзией. Не случайно гобелены вдохновили множество поэтов, писателей, художников, тем самым приумножив свою славу и укрепив мифологию.

Дама с единорогом. Слух.

Яркие краски, розовый или красный фон, разнообразие костюмов и украшений придают циклу праздничный и изысканный вид. Особый интерес представляет изящное плетение растительных и животных мотивов, так называемый мильфлёр.

Дама с единорогом. Зрение.

Редко можно увидеть в шпалерах столь обширный бестиарий, как в «Даме с единорогом»: перед зрителем предстают львёнок, пантера, гепард, волк, лиса, собака, коза, кролик, обезьяна и многие другие (нередко наделённые символическим смыслом) животные.

Дама с единорогом. Обоняние.

По наиболее распространённой трактовке, пять из шести композиций символизируют пять чувств.

Дама с единорогом. Осязание.

На шпалере «Зрение» единорог смотрится в зеркало, которое протягивает ему сидящая девушка. «Слух» символизирует играющая на клавире дама, «Вкус» — дама, рассеянно извлекающая сладость из бонбоньерки.

В «Обонянии» предполагаемый запах гвоздик, из которых дама плетёт венок, перекликается с ароматом цветка, который нюхает обезьяна. «Осязание» символизирует прикосновение дамы к рогу единорога.

Наиболее загадочной остается шестая, самая большая из шпалер — «По моему единственному желанию», по своей стилистике отличающаяся от остальных частей цикла.

Толкование аллегорий неизбежно подводит нас к многозначности символов, с ними связанных.

Единорог известен по мифам и легендам еще с библейских времен. Универсальность этого фантастического существа (хотя находились люди, рассказывавшие о встрече с ним) поистине удивительна. Он мог символизировать храбрость, мудрость, благородство и вместе с тем — силу, ярость, гордыню.

Как видим, качества достаточно универсальные, но особо приложимые к Средним векам, к рыцарской эпохе. Не случайно единорог в паре с Дамой может символизировать мужское начало (рог как фаллический символ) и помещаться как в куртуазный контекст, так и совсем наоборот.

Нечто подобное демонстрирует средневековый аллегорический «Роман о Розе». М.Э.Брюэль, французская исследовательница, трактует аллегорию гобеленового цикла, опираясь на этот роман: она считает, что каждый гобелен олицетворяет различные свойства Любви. Безусловно, куртуазный культ прекрасной Дамы нашел удобный мифологический фундамент в легенде. Единорог не мог быть пойман и приручен никем, кроме юной девственницы. Сцена пленения единорога Девой становится аллегорией любви и целомудрия. Рыцарская литература не обошла своим вниманием данный сюжет.

Образ единорога имеет и христианское толкование: единорог символизирует Христа, его рог воплощает силу и божественное единство, девственница — Деву Марию. Эпизод укрощения единорога, когда он засыпает, возложив голову на колени Дамы, символизирует непорочное зачатие Девой Марией Христа во плоти. Очищающая сила рога — также весьма распространенная католическая аллегория слова Божия.

Под влиянием античности и в связи с гуманизацией позднего средневековья история Дамы с единорогом приобретает новые смысловые оттенки — этического и обобщенно-философского порядка. Каждое человеческое существо содержит в себе бессмертное начало — душу, находящуюся в извечном и нерасторжимом союзе с телом. Именно она — душа — определяет моральный выбор человека, хаос земных отношений направляет к высшей истине, она должна научиться контролировать чувства, связывающие ее с материей, чтобы получить возможность постичь духовную свободу.

В аналогичном ключе интерпретирует цикл «Дама с единорогом» Х.М.де Фараминьян, выстраивая свою последовательность и соотнося каждое изображение с шагами, которые должна сделать душа, чтобы подняться от материального к духовному.

На шпалере «Осязание», по его мнению, цепи, обвивающие талию Дамы, символизируют путы материи. Цепями скованы и животные. Рог единорога указывает на силу, которая устремляет душу к высшему.

Во «Вкусе» сокол, сидящий на руке Дамы, представляет «конкретный разум, которому свойственно наслаждаться вкусом вещей».

«Зрение», где взгляд Дамы устремлен на единорога, а тот отражается в зеркале, демонстрирует отказ смотреть на земное, светское. Нежно-умиротворенный взгляд Дамы означает созерцание духовного.

В «Обонянии» Дама плетет венок, ее талию охватывает монашеская веревка, указывающая на решение отречься от всего материального. Ароматом цветов наслаждается обезьянка, возможно, символизирующая интуицию – «последний мост, по которому остается пройти, чтобы достичь духа».

Гобелен «Слух» называют еще «музыкой сфер». Царящее здесь умиротворение и гармония воплощают мир духа.

«А mon seul dsir» — «По моему единственному желанию». Эти слова в качестве девиза начертаны на вершине шатра, в который Дама сможет войти, окончательно отрешившись от материального. Символом отречения служит жест Дамы, укладывающей драгоценности в шкатулку, которую держит служанка.

Тем самым проясняется смысл названия гобелена: «По одному моему желанию», иначе говоря «Согласно моей воле».

Еще одно любопытное толкование, где-то пересекающееся, где-то противоречащее общепринятому:

Жорж Санд утверждала, что гобеленов было не шесть, а восемь. По ее словам, на седьмом гобелене Дама была изображена сидящей на богато украшенном троне, а на восьмом — ласкающей двух белых единорогов.

И на Востоке, и на Западе единорог всегда указывал на духовный смысл вещей, на путь к трансцендентному, возвышенному, был символом совершенной чистоты. Лев в геральдике представлял материю или силу, материальную силу, а Дама в символической иконографии всегда олицетворяла душу — как одного человека, так и anima mundi, то есть мировую душу.

Дама, душа, находится между львом-материей и единорогом-духом. Рассматривая гобелены, мы можем узнать интересные подробности о том пути, который должна пройти душа, прежде чем она научится властвовать над материей, львом, с помощью духа, единорога.

В каком порядке располагались гобелены? На этот счет существуют разные предположения, лично я разместил бы их так: «Осязание», «Вкус», «Зрение», «Обоняние» и «Слух». Затем гобелен с девизом «Мое единственное желание», гобелен с Дамой на троне и, наконец, гобелен с Дамой и двумя единорогами. (Замечу, что другие исследователи предлагают иной порядок).

Такое расположение гобеленов не произвольное. Оно соответствует тем шагам, которые должна сделать душа, чтобы возвыситься, подняться от материального к духовному: от самых материальных чувств — осязания и вкуса к зрению, способному видеть и материальное, и тонкое, духовное, и к самым тонким чувствам — обонянию и слуху. Три последние шпалеры рассказывают о победе души над материей.

Дама на гобеленах никогда не изображается в одном и том же наряде — меняются и ее одежда, и прическа, и атрибуты. Как олицетворение души, она является осью, центром всей иконографии. Она главная героиня конфликта между материей и духом. Поэтому ее различные прически и головные уборы, а также разные платья и атрибуты имеют явное символическое значение, которое нелегко раскрыть, но можно связать с разными состояниями души, с этапами алхимического делания. Дама-душа — это еще и двойственность нашего разума: практического, конкретного разума и чистого разума. Первый склоняется, по Канту, к гипотетическим императивам материального мира, а второй, наоборот, к категорическим императивам мира духовного.

Аллегории пяти чувств как введение к трем последним сюжетам могут указывать на то, что душа должна научиться контролировать чувства, которые связаны с материей, и преобразовать их в атаноре сознания, чтобы через их тонкую противоположную сторону она получила возможность достичь освобождения и одержать победу над материей.

«Осязание»: решиться на борьбу

На этом гобелене Дама смотрит вправо и держит в правой руке четырехугольное знамя льва, а левой рукой сжимает рог единорога. Некоторые исследователи видят в нем фаллический символ, однако здесь рог единорога указывает на силу, которая устремляет душу к высшему. Взгляд Дамы суров и тверд, она полна решимости. Может быть, она решилась обрести власть над материей, несмотря на то что лев, у кого она вырвала знамя, силен, и несмотря на тяжелые цепи, которые сковывают ее талию и символизируют путы материи. В такие же цепи закованы животные, изображенные на этом гобелене. Все, кроме птиц.

Здесь есть ясный намек на сражение, поскольку лев и единорог несут щиты, а в небе сокол пытается поймать цаплю. Среди животных мы видим обезьянку. Она появится и на гобелене «Обоняние» — когда вновь Даме нужно будет принять важное решение, когда нужно будет выбрать.

«Вкус»: от хаоса к разуму

На льве и единороге церемониальные плащи, они оба несут знамена. Причем лев несет треугольный флаг единорога, а единорог — четырехугольный флаг льва. Возможно, это намек на путаницу и хаос, которые правят в материи. Дама приручила сокола, которого мы видели на предыдущем гобелене, и удерживает его сокольничьей перчаткой из кожи. Сокол (или попугай, как полагают некоторые комментаторы) представляет конкретный разум, которому свойственно наслаждаться вкусом вещей. Гобелен говорит о вкусе, но Дама отказалась от него: она смотрит на сокола и из Чаши Грааля, которую держит ее служанка, достает желуди и отдает их птице.

Вероятно это говорить о том, что Дама пробует приучить птицу разума наслаждаться более изысканными плодами, чем те, которыми сокол питался до сих пор.

«Зрение»: созерцать высшее

Лев встречает Даму, держа свое четырехугольное знамя, но смотрит в другую сторону. Дама тоже не смотрит на льва, ее взгляд устремлен на единорога; тот отражается в зеркале, которое она держит в правой руке. Она отказалась смотреть на земное, светское, и смотрит только на единорога или его отражение.

Зеркало можно сравнить с нашим разумом, который на предыдущем гобелене символизировала вода в Чаше, приведенная в движение, оттого что Дама доставала оттуда желуди для сокола. Теперь, когда волнение воды успокоилось, она стала подобной зеркалу и в ней отражаются те высоты, которые до этого увидеть было нельзя. Сокол, машущий крыльями, может олицетворять разум в движении, а ровная поверхность зеркала — это разум в состоянии покоя, который тогда отражает единорога, духовное. Левой рукой Дама обнимает единорога за шею.

Гобелен «Зрение» представляет отдыхающего единорога; показывает душу, созерцающую духовное, — так можно объяснить любящий взгляд единорога и смотрящей на него Дамы.

«Обоняние»: отречься от материального

Рядом с Дамой снова появляется служанка, которая может олицетворять сознание. Дама плетет венок из цветов, но не наслаждается их ароматом — их нюхает обезьянка, сидящая в корзине слева от Дамы. Обезьянка может символизировать интуицию, последний мост, по которому нам остается пройти, чтобы достичь духа.

Талию Дамы охватывает тонкая монашеская веревка — она указывает на ее решение отречься ото всего материального. Венок она плетет не для себя: мы ни разу не увидим ее в нем. Вероятно, это венец отречения и приношение Богу. Лев и единорог снова со щитами, и они снова держат не свои знамена. Снова борьба, и обезьянка вновь появляется в час выбора.

«Слух»: гармония духа

Лица Дамы и ее служанки — души и ее сознания — умиротворены. В них отражается мир духа, как заметили некоторые комментаторы. Этот гобелен еще называют «музыкой сфер». Снова прическа Дамы напоминает язык пламени, а все животные освобождены и мирно отдыхают. Лев и единорог без щитов и без церемониальных плащей, держат собственные знамена. Они тоже отдыхают и точно улыбаются. Все вещи находятся на своих местах — решение принято, и душа, Дама, отдается духу, слушая музыку.

«A mon seul desir»

Все желания материи преодолены, у души остается единственное желание — достичь Мудрости и соединиться с Духом. Девиз «Мое единственное желание» написан на верхней части шатра, куда Дама сможет войти сразу, как только окончательно отречется от материи и сложит свои драгоценности в сундучок, который держит ее служанка. Там, в шатре — а это символ все преобразующей алхимической печи, атанора, — осуществится ее окончательное преображение. Лев и единорог вновь встают лицом к лицу, их знамена опять поменялись местами, но они обнажены и у них уже нет щитов — они не сражаются и даже оба, по обоюдному договору, открывают полог шатра, чтобы Дама смогла войти в покои превращения. Весь шатер украшен многочисленными изображениями золотых язычков пламени. Остроконечное украшение на головном уборе Дамы указывает на ее пробуждение и внутренний свет, который освещает ее спокойное лицо. На служанке похожий убор, а сбоку ото льва сидит на подушке собачка, может быть, олицетворяя подчиненные разуму инстинкты.

Утраченные шпалеры

Два гобелена, которые были утеряны и которые описала Жорж Санд, должно быть, рассказывают о продолжении процесса восхождения души. Ни на одном из них лев уже не появляется: уже свершилась окончательная победа духа над материей, света над тьмой. А Дама, душа, в атаноре шатра преобразилась теперь в Софию, саму Мудрость. В Даме, которая изображена на восьмом гобелене сидящей и гладящей двух единорогов, что стоят по обе стороны от нее, мы могли бы увидеть символ преодоления двойственности и объединения души с Высшим «Я» — цель длинного пути души к ее небесным истокам.

Срединный остров

Действие происходит на небольшом круглом острове. Остров этот утопает в цветах и буйной растительности; на нем живут разные домашние и дикие животные, которые на первых коврах недоверчивы или враждуют друг с другом, а на последних, когда Дама-душа овладевает своими чувствами, сосуществуют в мире и гармонии. Церемония преображения происходит в особом огороженном месте — чтобы развиваться, душе необходимо ограничить область своей работы.

Кроме того, этот срединный остров символизирует преодоление противоположных начал. Здесь не только лев и единорог представляют две полярности: на острове живут домашние и дикие животные, которые на последних коврах уже не страшатся друг друга. Двойственность мы находим и в растительности: апельсиновое дерево и колючий падуб женские растения, а каменный дуб и сосна — мужские. Двойственность поддерживается и в ссылках на эстетические восточные и западные модели, и это заставляет нас обратиться к одной из версий о происхождении гобеленов, связанной с оттоманским принцем Джемом. Именно он мечтал о свадьбе Востока и Запада.

Свадьба Востока и Запада

Принято считать, что шпалеры в качестве свадебного подарка получила Клод Ле Вист, дама из знаменитой лионской семьи; потом они оказались в замке Буссак, где их и увидела Жорж Санд. Скорее всего, их около 1500 года соткали фландрские мастера, но, возможно, по более ранним образцам.

В изображениях заметно сильное восточное влияние. И потому считается, что восемь работ, ставших образцами для французских шпалер, были сотканы между 1482 и 1488 годами по заказу принца Джема (в Европе его называли Зизимом), сына Мохаммеда II. Принц очень интересовался тайными науками и мечтал о союзе Креста и Полумесяца, или, как говорил он сам, о свадьбе Востока и Запада. Весьма вероятно, что эскиз гобеленов-образцов был оставлен в замке Бурганеф в Крез, где принца Джема держал в заточении Пьер д'Обюссон, Великий магистр рыцарей Святого Иоанна Иерусалимского. Не все согласны с этой версией, однако Пьер д'Обюссон, знавший глубокое символическое значение изображений, вполне мог поручить фландрским мастерам выполнить гобелены по эскизу принца Джема, и он же мог потом перевезти шпалеры в замок Буссак.

Серия гобеленов «Дама с единорогом» рассказывает нам о свадьбе души с духом, о небесной иерогамии и наводит на мысль о том, что такое объединение возможно и между людьми, возможно в обществе, и может быть сбудется старый александрийский сон об общности мысли между Востоком и Западом.

***

Проходят века, но Дама и единорог на старинных гобеленах продолжают хранить свою тайну.

P.S.

Если я правильно помню, в одной из серий «Гарри Поттера» гобелен «Дама с единорогом. Зрение» украшает гостиную Гриффиндора.

www.livemaster.ru

Эмблематическая пара «лев и единорог» в русской культуре и солярно-лунарная символика. | Эмблематика

Е.В. Пчелов

Исследованию эмблемы единорога в русской культуре, получившей особенное распространение в XVI–XVII вв., посвящён целый ряд научных работ современной историографии (Р.А. Симонов, О.В. Белова, Г.В. Вилинбахов, А.Л. Хорошкевич, Н.А. Мерзлютина и др.). Предлагались различные интерпретации семантики этого символа, объяснения его популярности в период Московского царства, предпринимались попытки классификации изображений. Но в большинстве случаев авторы ограничивались весьма общими положениями, констатировавшими значительное разнообразие, если не сказать полярность, семантики единорога – от символа Христа до знака-«оберега», «смертоносного образа». Доминирующим же остаётся самое обобщённое и не вполне определённое значение: единорог признаётся символом царской власти, силы, могущества и других позитивных «властных» (применительно к конкретным изображениям на царских печатях или регалиях, например) качеств (особняком стоит гипотеза Р.А. Симонова об астрологическом значении эмблемы единорога). Однако такое объяснение на самом деле ничего толком не объясняет. Почему именно единорог стал воплотителем этих качеств, как семантика единорога соотносилась с семантикой льва, в чём они различались, почему эта пара стала столь популярной – эти вопросы пока остаются практически без ответа. Собственно появление самой пары «лев и единорог» в русской культуре можно, конечно, объяснить европейским заимствованием. Но это заимствование (а его вероятность весьма велика) – лишь повод, отнюдь не проясняющий широкую распространённость этих эмблем в Московской Руси.

Представляется, что для того, чтобы чётко и ясно ответить на все эти вопросы или, по крайней мере, предложить какую-либо гипотезу / гипотезы на сей счёт, необходимо учитывать следующие принципиальные моменты:

1. Единорог и лев как одинарные эмблемы. Иными словами, эмблема единорога сама по себе может иметь какую-то определённую семантику, но она не обязательно аналогична семантике эмблемы единорога в паре с другой эмблемой. То же относится и к эмблеме льва. Важно понять, чтó в принципе означают или могут означать отдельно эмблема льва и отдельно эмблема единорога в разных контекстах и на разных «носителях».

2. Парные эмблемы: лев и лев, единорог и единорог. Такие случаи также известны в русской эмблематике.

3. Парные эмблемы: лев и единорог, единорог и лев. Здесь пока не вполне ясно, отличались ли семантически эти пары друг от друга, или нет. Н.А. Мерзлютина в своей примечательной работе утверждает, что это, «вероятно, не было принципиальным», но оставляет это утверждение без доказательств.

4. Пара «единорог и лев / лев и единорог», или сами по себе лев и единорог, в сочетании с другими эмблемами (например, четыре животных на налуче саадака Большого наряда царя Михаила Фёдоровича или на двойном троне Ивана и Петра Алексеевичей). Здесь очевидно, что следует рассматривать семантику всей композиции в целом, а не только её отдельных частей.

Семантика конкретных эмблем и сочетаний эмблем во всех вышеописанных случаях далеко не обязательно может быть одинаковой.

Чрезвычайно важна и эмблематическая классификация. Пример её содержится в уже упоминавшейся работе Н.А. Мерзлютиной, выделяющей три типа композиций: лев и единорог по бокам дерева / ветки, растительного элемента; лев и единорог по бокам государственного двуглавого орла; лев и единорог в противоборстве. Очевидно, что количество вариантов значительно больше, а с учётом вышеописанной дифференциации эта классификация требует более детального уточнения. Можно усомниться в её необходимости, ведь какие-то детали изображений могут не быть существенными, но сложность состоит как раз в том, что мы не можем сказать заранее, какие именно. То, что кажется не существенным для нас, для людей XVI–XVII вв. могло, напротив, иметь важное значение, и наоборот. Поэтому только детальный анализ и сопоставление различных вариантов изображений способны избавить от голословных утверждений о значимости или не значимости тех или иных сочетаний или эмблем.

Понимая, что реализация обозначенных задач есть дело будущего, автор берёт на себя смелость предложить объяснение хотя бы некоторым случаям употребления парной эмблемы «единорог и лев» в русской культуре XVII в. Сама по себе эта пара в разных сочетаниях известна на очень большом числе предметов: от чернильниц и книжных переплётов до архитектурного декора храмов и светских зданий. Мне кажется возможным связать эту парную эмблему с солярно-лунарной символикой, причём не только по вероятному генезису (такое толкование отмечается в древневосточных культурах), но и по актуальному восприятию жителей Московского царства той эпохи, о которой идёт речь. В самом деле, по крайней мере в трёх случаях имеется возможность со всей очевидностью это предполагать:

1. Каменные львы и единороги на Спасской башне Московского кремля, появление которых связывается с деятельностью Христофора Галовея. Фигуры этих животных составляют ярус декора, как бы обрамляющего снизу циферблаты часов. Над самими часами расположены фигуры павлинов с раскрытыми хвостами, символизирующими звёздное небо.

2. Единорог и лев на фасаде здания московского Печатного двора. Фигуры животных расположены по бокам и над воротами, под и с двух сторон двуглавого орла, и сопровождаются двумя солнечными часами, предназначенными, очевидно, для определения летнего и зимнего времени.

3. Единорог и лев, венчающие навершие Столовой палаты Коломенского дворца. По описаниям дворца, фигуры льва и единорога из белого железа были расположены по бокам глобуса, на котором сидит орёл. Правда, почти на всех изображениях Коломенского дворца присутствуют два льва, но не вполне ясно, насколько сами эти изображения (довольно поздние) аутентичны XVII веку. Крыша Столовой палаты была лазоревого цвета. Секретарь посольства Священной Римской Империи в 1675 г. отмечал на потолке палаты изображения небесных светил, звёзд, знаков зодиака, даже путей планет и т.п. – иными словами, палата представляла собой настоящий средневековый планетарий.

Эти случаи, когда эмблемы льва и единорога соединены с часами, глобусом, символами или изображениями звёзд и иной календарно-астрономической символикой, могут свидетельствовать в пользу высказанной версии. Возможно, наличие той же пары в декоре церковных зданий, по своей «функциональной принадлежности» теснейшим образом связанных с временем и его проявлениями, также вписывается в этот контекст. Солярно-лунарная символика, воплощённая в эмблемах льва и единорога, вполне могла сопровождать и государственного двуглавого орла. Связь этой эмблематической пары с книжностью (издания Печатного двора) и письмом (особенно распространены изображения на чернильницах) также может объясняться её хронологической семантикой (письмо и чтение как своего рода «фиксация» памяти, истории, традиции, преемственности, а значит, и времени). При этом такая интерпретация вовсе не обязательна абсолютно во всех случаях. На знамёнах, например, лев и единорог вполне могли иметь иной, более «приземлённый», военно-героический смысл.

Но каковы основания для такого предположения? Что обусловливало сопряжение льва с солнцем, а единорога с луной? Здесь напрашиваются очевидные параллели. Лев и солнце – распространённая символизация в мировой культуре (как например, в Иране, где это сочетание даже существовало в государственном гербе). Лев ассоциируется с золотом, как и солнце; единорог – с серебром, как и луна. Само изображение луны как месяца (рога луны) естественным образом соединяется с символикой рогатого животного – быка (см. подробно об этом в монографии Б.А. Успенского «Крест и круг»). Телец мог вполне быть «замещён» единорогом (Н.А. Мерзлютина), ср. эмблемы животных на саадаке Большого наряда Михаила Фёдоровича. Кроме того, полумесяц в европейской традиции мог ассоциироваться с символикой Богоматери. Единорог же (как связанный с символикой целомудрия и девственности) также мог символизировать деву Марию. Лев в данном контексте уподоблялся солнцу и Христу, единорог – луне и Богоматери. Изображения львов и единорогов в качестве солярных и лунарных символов известны в европейской культуре эпохи Возрождения. Например, на гравюрах из книги Франческо Колонна «Гипнэротомахия Полифила» (типография Альда Мануция, 1499 г.) изображены колесницы Гелиоса, которого везут львы, и Семелы, которую везут единороги.

Возможно, солярно-лунарная семантика рассматриваемой эмблематической пары может прояснить и особенности самого сочетания эмблем. Если единорог расположен слева от зрителя, а лев – справа (т.е. пара представляет собой сочетание не льва и единорога, а единорога и льва), то это может объясняться: или соотнесением солнца с правой стороной, а луны с левой (и тогда соотношение правого и левого устанавливается со стороны зрителя, смотрящего на часы, сопровождаемые этими эмблемами), или соотнесением единорога со скипетром, а льва – с державой (круг = солнце) (в случае, например, изображений на регалиях), или соотнесением Богоматери с правой стороной, а Иоанна Крестителя – с левой (по сторонам Христа). В последних двух случаях принципиален взгляд не «извне», а «изнутри».

Календарно-хронологическая культура

и проблемы её изучения: К 870-летию «Учения» Кирика Новгородца.

Материалы научной конференции. М.: РГГУ, 2006. С. 138–141.

rodnaya-istoriya.ru

Лев и единорог - это... Что такое Лев и единорог?

Лев и Единорог — эмблематическая пара, встречающаяся в геральдике, литературе, архитектуре и изобразительном искусстве.

Семантика пары «лев и единорог» может отличаться в зависимости от культурной традиции и эпохи. Семантика пар «лев и единорог» либо «единорог и лев» может быть равной или отличаться. Семантика собственно этих двух фигур может рассматриваться вместе или быть независимой друг от друга[1].

Широко распространён сюжет о битве между львом и единорогом. Вероятно, борьба этих животных символизирует победу лета (Лев) над весной (Единорог)[2]. Также их сражение может символизировать борьбу двух миров: наземного и подземного[3].

По мнению Ионы и Питера Оупи, которое изложено в «Оксфордском словаре детских стихов», сюжет о соперничестве Единорога и Льва появился несколько тысяч лет назад[4][5]. Этот сюжет может воссходить к ведийскому мифу о битве между Индрой и Вритрой[6].

Сюжет о сражении льва и единорога есть в рыцарской поэме Эдмунда Спенсера «Королева фей», повести Льюиса Кэрролла «Алиса в Зазеркалье», «Голубиной книге».

В английской культуре

Фольклор

Стихотворение о битве Льва с Единорогом предположительно появилось в XVII веке, после союза между Англией и Шотландией[4]. В результате этого союза получилось совмещение геральдических символов льва и единорога. Пара единорогов является щитодержателями в гербе Шотландии. А лев — геральдический символ Англии. Союз принял новый британский герб, на котором шотландский единорог и британский лев поддерживают королевский геральдический щит[4].

Это стихотворение было опубликовано в сборнике «Стихи Матушки Гусыни», откуда попало в повесть Льюис Кэрролла «Алиса в Зазеркалье».

Текст народной песни:

The lion and the unicorn
Were fighting for the crown
The lion beat the unicorn
All around the town.

Some gave them white bread,
And some gave them brown;
Some gave them plum cake
and drummed them out of town[5].

В переводе Самуила Яковлевича Маршака:

Вел за корону смертный бой со Львом Единорог
Гонял Единорога Лев вдоль городских дорог,
Кто подавал им черный хлеб, а кто давал пирог,
А после их под барабан прогнали за порог.

В переводе Александра Александровича Щербакова:

Бьются, бьются за корону, Лев с Единорогом.
Гонит Лев Единорога по кружным дорогам.
Хлебных корок и бисквита им дают обоим,
От столицы отгоняют барабанным боем.

В переводе Владимира Эммануиловича Орла:

Лев
И один
Единорог
Дрались из-за короны.
Сломав Единорогу рог,
Лев отлупил его — как мог.
Им дали яблочный пирог,
Лапшу и макароны.
Раздался шум из-за дверей,
Забарабанил кто-то,
И перетрусивших зверей
Прогнали
За ворота!

  • Иллюстрация к «Стихам Матушки Гусыни»: Вел за корону смертный бой со Львом Единорог

  • Иллюстрация к «Стихам Матушки Гусыни»: Гонял Единорога Лев вдоль городских дорог

  • Иллюстрация к «Стихам Матушки Гусыни»: Кто подавал им черный хлеб, а кто давал пирог

  • Иллюстрация к «Стихам Матушки Гусыни»: Кто подавал им черный хлеб, а кто давал пирог

  • Иллюстрация к «Стихам Матушки Гусыни»: А после их под барабан прогнали за порог

«Королева фей»

Во второй книге аллегорической рыцарской поэмы Эдмунда Спенсера «Королева фей» изображено сражение льва и единорога. Единорог атакует льва, наклонив голову, а лев вначале стоит у дерева и во время атаки единорога отскакивает в сторону, в результате чего единорог застревает своим рогом в стволе[7].

Эта поэма написана в XVI веке, ещё до объединения Шотландского и Английского королевств и их геральдических символов.

«Алиса в Зазеркалье»

Сюжет

В расстановке фигур перед началом игры Единорог отнесён к белым фигурам, а Лев — к чёрным.

Лев и Единорог по первому высказыванию короля дерутся за его же корону.

Лев и Единорог — довольно милые звери. Единорог пытается подружиться с Алисой, а Лев предлагает в честь дружбы съесть пирог. Тут появляются некоторые осложнения. Зазеркальные пироги сначала надо раздавать, а потом резать. Алиса же пыталась всё сделать по нормальному. Неожиданно раздаётся барабанная дробь и Алиса попадает в лес. Льва также можно заметить в толпе у ковровой дорожки.

Аллюзии

Борьба Льва с Единорогом в повести Кэрролла осмысляется как вновь и вновь возобновляемый процесс, который свойственен постоянному круговороту природы[2].

Льюис Кэрролл, создавая эпизод о битве между львом и Единорогом, предположительно имел в виду соперничество между Уильямом Гладстоном и Бенджамином Дизраэли[4]:

— Кто… победит… получит… корону? — спросила Алиса, тяжело дыша.
— Ну, нет! — сказал Король. — Что это тебе в голову пришло?

Кэрролл не любил Гладстона и был консервативных взглядов в политике[4]. Современники увидели карикатуру на Гладстона и Дизраэли на рисунке Джона Тенниела, иллюстрировавшего книгу, так как они были похожи на карикатуры этих политиков работы Тенниела в британском юмористическом журнале «Панч»[4].

Майкл Хэнчер, исследователь иллюстраций Джона Тэнниела, отмечает, что козлиная бородка Единорога хоть и похожа на бороду, которую отпустил Дизраэли в пожилом возрасте, в то же время присутствует у всех геральдических единорогов[8]. Он считает, что аллегория с Гладстоном и Дизраэли не принадлежит Кэрроллу или Тенниелу, а родилась у читателей[8].

Геральдика

В русской культуре

Эмблематическая пара «лев и единорог» была широко распространена в русской культуре XVI—XVII веков[1]. Она встречается также и у народов Сибири, например, у якутов[9]. С большой вероятностью пара была заимствована из европейской культуры[1].

Выделяются три типа композиций: противоборство льва и единорога, пара по бокам двуглавого орла, пара по бокам дерева или другого растительного элемента[1].

«Голубиная книга»

В финале «Голубиной книги» показано противоборство льва и единорога, которое олицетворяет бой Кривды с Правдой[6]:

Единорог — зверь — всем зверям отец.
Почему единорог всем зверям отец?
Потому единорог всем зверям отец, —
А и ходит он под землею,
А не держат его горы камены,
А и те-то реки его быстрые;
Когда выйдет он из сырой земли,
А и ищет он сопротивника,
А того ли люта льва-зверя;
Сошлись они со львом во чистом поле,
Начали оне, звери, дратися:
Охота им царями быть,
Над всеми зверями взять большину.
И дерутся оне о своей большине.
Единорог-зверь покоряется,
Покоряется он льву-зверю,
А и лев подписан — царем ему быть,
Царю быть над зверями всеми[10].

Символы власти

Лев и единорог очень часто встречаются на царской утвари, тронах, зданиях и т.д[11]. Эти фигуры есть на царской печати у Ивана IV[12]. Трон Ивана Грозного по сторонам украшен резьбой по кости, изображающей восстающих льва и единорога[13].

Эти фигуры, используемые совместно могут быть символом главных русских княжеств, вокруг которых сгруппировались остальные земли государства[14].

Восстающие лев и единорог изображены на начальническом прапоре конца XVII века, хранящемся в собрании Эрмитажа; знамени, бывшем с Ермаком Тимофеевичем при покорении Сибири в 1581—1582 годах, хранящиемся в Оружейной палате; знамени солдатского полка конца XVII века[13].

  • Фирменный знак Московского печатного двора времён Ивана Грозного

  • Лев и единорог на фасаде синодальной типографии

  • Лев и единорог на спинке трона Ивана Грозного

Архитектура

Фасад выездной башни палат Московского печатного двора, украшен фигурами льва и единорога[15][16][17]. Также эти животные были изображены на фирменном знаке Московского печатного двора — под короной лев и единорог, в круге, заключённом в прямоугольник, с изображениями птиц по углам[18]. Этот фирменный знак использовался на средниках книг Московского печатного двора уже с XVI века[19].

Ярус декора Спасской башни Московского кремля, который обрамляет снизу циферблаты часов составлен из каменных фигур львов и единорогов[1].

Декоративно-прикладное искусство

Битва льва с единорогом — частый сюжет в росписях коробеек и коробьев, который использовался вплоть до XX века. Звери изображались в позе борцов, стоя на задних лапах они обхватили друг друга передними. При этом изогнутый рог единорога вонзается в голову льва. Звери изображались добродушно[20].

  • Роспись сундучка-подголовока. Северная Двина. Район Борка. 1688 год. Древо жизни охраняют лев и единорог, поднявшись на задние лапы и соединившись, как в дружеском объятии.

В еврейской культуре

Поединок льва и единорога — частый образ в росписи синагог.

В одном из мидрашей рассказывается о том как царь Давид был свидетелем поединка льва и единорога. Давид пас овец и, приняв единорога за гору взобрался к нему на спину. Единорог встал и пастух оказался на небе. По просьбе Давида Бог послал льва, который принудил единорога пасть ниц, после чего пастух спустился на землю[21].

Также лев является символом колена Иегуды, а единорог символом колена Эфраима. Колено Иегуды возглавляло Южное Израильское царство, а колено Эфраима — Северное Израильское царство. Эти царства враждовали между собой. После того, как десять колен Северного царства были угнаны, они считаются потерянными и будут найдены только с приходом мессии. Поединок льва и единорога в росписях напоминает, что с приходом мессии должны объединиться ранее враждовавшие Северное и Южное царство, символами которых являются эти животные[22].

С начала XVIII века лев с единорогом начали изображаться на еврейских надгробиях[23].

  • Роспись Ходоровской синагоги. 1652 год.

  • Титульный лист пинкаса Общества Изучения Мишны, Меджибож Украина, 1880-1910 годы.

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 Е. В. Пчелов Эмблематическая пара «лев и единорог» в русской культуре и солярно-лунарная символика // Календарно-хронологическая культура и проблемы её изучения: К 870-летию «Учения» Кирика Новгородца. Материалы научной конференции. — М.: РГГУ, 2006. — С. 138–141.
  2. 1 2 Герб Великобритании
  3. С. К. Жегалова Русская народная живопись
  4. 1 2 3 4 5 6 Приключения Алисы в стране чудес. Сквозь зеркало, и что там увидела Алиса, или Алиса в Зазеркалье. // Перевод и послесловие Н. М. Демуровой; стихи в переводах С. Я. Маршака и Д. Г. Орловской. София: издательство литературы на иностранных языках, 1967.
  5. 1 2 I. Opie and P. Opie, The Oxford Dictionary of Nursery Rhymes (Oxford University Press, 1951, 2nd edn., 1997), pp. 442-3.
  6. 1 2 Примечания к текстам Голубиной книги
  7. Хорхе Луис Борхес. Книга вымышленных существ
  8. 1 2 Michael Hancher. The Tenniel Illustrations to the «Alice» Books Michael Hancher Chapter 9. «Looking-Glass Insects»
  9. Труды Института этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая‎ — Стр. 552. Институт этнографии имени Н. Н. Миклухо-Маклая — 1947
  10. Энциклопедия сверхъестественных существ. М., 1997; Мифологический словарь. М., 1991; Симонов Р. А. Единорог как изображение и наименование зодиакального знака в древнерусской традиции // Проблемы истории Московского края. М., 2002.
  11. Герменевтика древнерусской литературы, том 1‎ — Стр. 24 Анатолий Сергеевич Демин, Мариям Айвазян, Институт мировой литературы имени А. М. Горького, Литературный институт имени А. М. Горького — 1989
  12. Л. В. Беловинский. Энциклопедический словарь российской жизни и истории: XVIII-начало XX в
  13. 1 2 Г. Вилинбахов Русские знамена XVII века с изображением единорога
  14. Труды Историко-архивного института, том 34‎ — Стр. 67 Историко-архивный институт (Москва, Россия), Российский государственный гуманитарный университет — 2000
  15. Печатный двор
  16. Историко-архивный институт
  17. Здание Московского печатного двора
  18. Пинежская книжно-рукописная традиция 16.-начала 20. вв Авторы: О. П. Лихачева,Н. В. Савельева,Владимир П. Бударагин, Институт русской литературы (Пушкинский дом)
  19. Герменевтика древнерусской литературы, том 1. Авторы: Анатолий Сергеевич Демин,Мариям Айвазян,Институт мировой литературы имени А. М. Горького,Литературный институт имени А. М. Горького
  20. С. К. Жегалова Русская народная живопись
  21. Единорог. Энциклопедия мистических существ
  22. Тайны старой синагоги
  23. «Искусство народа Книги» (иудаизм в искусстве).

Ссылки

dic.academic.ru

Единорог как символ России. часть I

14 807

 

Главная современная эмблема России — двуглавый орел — насчитывает 518 лет. Официальная дата первого использования изображения двуглавого орла в этом качестве — 1497 год. Примерно за 20 лет до двуглавого орла, при великом князе Московском Иване III отчеканили золотые монеты двух типов: малые и большие. Большие монеты назывались «корабельниками» — по изображению на них корабля. На другой стороне находился крест, в углах которого распологались четыре единорога. Русский «корабельник» был скопирован с английской монеты, когда в гербе у англичан единорогов еще не было, а изображались львы. Факт появления на русской монете единорогов вместо львов явно был не случайным, о чем свидетельствует изменение ранга сторон монеты. У английской — главной была сторона с кораблем. У русской ею стала сторона с крестом и единорогами (ее «главность» обусловлена началом на ней монетной надписи).

Но почему на «корабельнике» не отчеканили двуглавых орлов или львов? Ответ прост: двуглавый орел не долетел еще до Руси и не мог тогда стать гербом, следовательно эмблема единорога на «корабельнике» являлась более древним государственным гербом. На печати Ивана III Великого, доставшейся от Василия II Темного, изначально был изображен Лев, терзающий змею, который в конце XV века был взят за основу с правкой, — лев преобразился на новом символе государства в ездеца (всадника), означающего великого князя. Вторым символом был избран двуглавый орёл,  ибо Иван III в 1472 женился на византийской принцессе Софье Палеолог — дочери морейского деспота, у которой этот знак был родовым, поэтому произошло объединение символов с последующим вытеснением исконного — единорога. Первое достоверное свидетельство использования двуглавого орла в качестве государственной эмблемы является печать, скрепившая в 1497 году его грамоту на земельные владения удельных князей.

 Поэтому можно предположить, что мотив использования изображения единорогов на «корабельнике» оказался непризнанным современными учеными потому, что был сокровенным знаком. Ныне сокровенные знаки и символы относят преимущественно к сакральным знаниям: оккультизму, астрологии,  магии и прочему. Какая была и есть от них польза и вред? Польза состояла в определенной способности сокровенных знаний прогнозировать и программировать общественные события и природные явления, что было важно как для всего государства, так и для отдельного человека. Ведь Ивану Грозному мало было на заимственном корабельнике изображения креста с единорогами, он распорядился, чтобы его печатная мастерская на каждом переплете новой книги делала оттиск его фирменного знака  — в центре круга Единорог рогом поражает в грудь льва. Сейчас бы это назвали – программированием будущего для противника, а тогда  — колдовские чары.

Огромные средства и интеллектуальные силы затрачиваются сегодня во всем мире на аналитическую и разведывательную работу, чтобы предвидеть развитие политических событий и финансово-экономических процессов. Изучаются и природные явления для предсказания различных катаклизмов глобального характера: извержений вулканов, землетрясений, ураганов и т.п. Только лишь для предсказания событий в судьбе нации ничего российские власти не делают, либо избегают открыто заявлять о исследовательском интересе к сокровенным знаниям. Но люди читают соответствующую литературу и прибегают к услугам экстрасенсов. Общественный спрос на бытовой оккультизм породил целую индустрию, спекулирующую на нем и поощряющую шарлатанство. Кто же так заинтересован в невежестве сакральных знаний нации во власти современной России?

История показывает, что первоначально, в древности, власти стремились решать проблемы политической и экономической жизни с опорой на сокровенные знания. И делали это тайно (отсюда название «сокровенные», скрываемые знания), чтобы ограничить к ним доступ посторонних людей и конкурентов. Именно поэтому в отдельных странах существовали специальные «волшебные службы» со своими персоналом, документацией, целями и задачами. По мнению ряда авторов, такие службы были характерны для всего древнего мира.

На Руси существовал особый тайный государственный орган, где хранилась, обрабатывалась, изучалась и использовалась колдовская информация. Собрание большого массива рукописных сборников, содержащих разнообразные тексты тайных знаний требовало немалые средства и знания для разыскания, отбора и перевода с греческого, латинского, западных и восточных языков многих произведений астролого-мистического содержания. Такая работа была под силу только великокняжеской казне и канцелярии. Часть переведенных и систематизированных текстов могла «уйти» из ведения этой службы и составила пестрый конгломерат сохранившейся сакральной литературы в списках XV-XVIII веков.

Среди «астролого-колдовских» материалов содержались данные о магической обусловленности единства древнерусских земель, которые служили сокровенной основой права Московских правителей на титул государя «всея Руси».

Соответствующие тексты опубликованы еще в начале XX столетия выдающимся русским ученым-славистом академиком А.И. Соболевским. Вот несколько примеров:

  1. «…Планета, рекомый Крон (т.е. Сатурн), а держит суботу, а стоит над Русью над Новым городом и над Москвою и над Литвою; а домы его — Козий рог и Водолей».
  2. «[Сатурн] держит под собою 2 домы, один, в котором он сотворен, то есть каприкорнус (от латинского названия Козерога Capricornus), Козий рог, зимнего прироженья, сухого и студеного».
  3. «Пятая планета Крон, держит суботу, а стоит над Русскою землею «.
  4. «[Сатурн] стоит над Русскою над Новгородскою, Московскою и Литовскою сторонами».

Первые две выдержки взяты из статьи «О седми звездах великих, яже ся наричаются планеты, о силе их и о ходу и домех их», входящей в состав Виленского и Холмского сборников XVI века и являющейся переводом с польского. Третья выдержка — позднейшее сокращение первой. Четвертая взята из произведения «Книга глаголемая математика, новопреложенная… в Москве в лето… 1664», в котором прослеживается польское языковое влияние.

Следовательно, в XV-XVII веках на Руси «ходили» астрологические сведения западного происхождения о том, что зодиакальный знак Козерога и его главная планета Сатурн «управляют» территориями Руси, Новгородской республики и Великого княжества Литовского (в состав его входила Украина и Белоруссия). Значит, знак Козерога и Сатурн выступали своего рода сокровенными свидетельствами магического единства раздробленных древнерусских территорий (до 1478 года Новгород сохранял самостоятельность). Поэтому эти астролого-астрономические факторы (Козерог, Сатурн) могли рассматриваться в качестве сокровенных выразителей единения древнерусских территорий.

Чтобы утвердить свои территориальные притязания, Иван IV Грозный подчеркивал, что великокняжеская (с 1547 года — царская) династия московских Рюриковичей ведет начало от римского императора Августа. Примечательно, что на монетах последнего встречается изображение зодиакльного знака Козерога в виде козлорыбца — козла с рыбьим хвостом. Если бы на «корабельнике» вместо Единорогов были отчеканены козлорыбцы, то астрологическая природа такого изображения, как знака Козерога, ни у кого не вызвала бы сомнений. Можно было бы связать появление козлорыбца на монете с идеей единства русских земель, обусловленного общим астрологическим «управителем» Козерогом. Такой вывод усиливался и тем, что на «корабельнике» Иван III именуется государем «всея Руси». Знак Козерога на монете как бы дублировал этот титул, подтверждая его обоснованность сокровенным, астрологическим образом.

Однако, на «корабельнике» были отчеканены не козлорыбцы, а Единороги. И этот факт не разрушает, а подтверждает высказанную мысль, потому что на Руси Козерог первоначально изображался не козлорыбцем, а Единорогом. Это зафиксировано в Изборнике Святослава 1073 года, где воспроизводятся почти все знаки Зодиака, а Козерог имеет облик Единорога. Отождествление Единорога со знаком Козерога существовало на Руси до XVI века включительно.

Львы были заменены при Иване III на большой золотой монете Единорогами потому, что Единороги играли роль духовного тотема-покровителя объединенной Руси.

Незнание или неприятие современными историками этого факта обуславливается кастовостью и сокровенностью (тайностью) астрологических знаний, к которым допускались лишь люди из верхних эшелонов власти (великий князь, придворные высоких рангов, жрицы). Поэтому сведения об астрологической природе Единорогов на «корабельнике» не получили отражения в материалах, на которых в основном и базируются исследования современных ученых. Не в обладании ли сакральных знаний кроется причина, что при Иване Грозном усилился статус единорога как государственной эмблемы? Кроме обострения борьбы за титул государя «всея Руси», это можно объяснить и явным исследовательским интересом Ивана Грозного к астрологии и магии до степени владения элементами этих знаний.

Гербом двуглавый орёл становится при Иване Грозном — первом русском царе. Герб этот изначально в центре имел единорога, а затем — вместо него  появился символ  государя в виде всадника-змееборца, который трактовался как «князь великий на коне, а имея копье в руце». Подобная трактовка изображения оставалась неизменной до начала 18-го века, и только в петровское время его впервые стали называть «святым Георгием».  «Ездец» на гербе именуется «государем» (указ 1704 года), а название Георгия Победоносца  зафиксировано в более поздних документах 1730-х годов.

 Но единорог так и остался сакральным символом духовной власти для Ивана Грозного и его потомков. Об этом писал английский дипломат Джером Горсей в своих «Записках о России», что царь показывал ему в своей сокровищнице жезл, усыпанный драгоценными камнями  сделанный из рога единорога, а после взятия Казани у царя появился перстень с изображением единорога. Грозный печатал знаком единорога вместо своей подписи всю личную переписку. Встречался единорог и на печатях Бориса Годунова, Михаила Федоровича и Алексея Михайловича Романовых. Опальный придворный, князь Андрей Курбский, сбежавший в Литву, обличал Грозного в том, что он выписывает из-за границы волхвов, которые прорицают ему о добрых и злых днях. В летописи описывается случай, когда Иван Грозный, наблюдая комету, предрек день своей смерти. Грозный царь точно в то число, предсказанное им, после утреннего причастия тихо умер за игрой в шахматы. Он, как Иван III до последнего часа своего знал наверняка, что единорог является проводником во вселенскую обитель святого Духа, ибо единорог — духовный покровитель и тотем русской души.

Фактор Английской (Лондонской) Московской торговой компании Джером Горсей утверждал, что в последние годы жизни царь был занят «лишь оборотами солнца», ежедневным рассматриванием в сокровищнице драгоценных камней, о магических свойствах которых он читал целые лекции царевичу Федору и боярам.  Горсей дает подробное описание спонтанного сеанса черной магии, свидетелем которого он лично оказался. Все происходило в царской сокровищнице в последний день жизни Ивана Грозного. Царь знакомил придворных с магическими свойствами камней: «Вот прекрасный коралл и прекрасная бирюза, которые вы видите, возьмите их в руку; их природный цвет ярок у вас, а теперь положите камни на мою ладонь. Я отравлен болезнью; вы видите, они показывают свое свойство изменения цвета — из чистого в тусклый; они предсказывают мою скорую смерть. Принесите мой царский жезл, сделанный из рога единорога с алмазами… Найдите мне несколько пауков». Царь приказал своему лекарю Иоганну Ейлофу обвести на столе, пущеной из его руки кровью круг,  и, взявшись за рог, конец жезла опустил в круг, приказав, запустить в него пауков, а затем царь смотрел, как они, убегая, подыхали в его крови. «Слишком поздно, он (жезл) не убережет теперь меня». Горсей заканчивал рассказ о последнем дне жизни государя уклончиво:  «Его (царя) перенесли в другую комнату, он позвал Родиона Биркина, своего любимца, и приказал принести шахматы. Он разместил около себя слугу Богдана Бельского и Бориса Федоровича Годунова и стал расставлять фигуры, но руки не слушались его. Все фигуры стояли по своим местам, кроме короля, которого он никак не мог поставить на доску. Не справившись с королем, Грозный царь лишился сил и повалился навзничь. В комнате поднялась суматоха…». Добавлю, что Горсей был последним, кто видел и описал царский жезл с рогом единорога…

С начала христианизации, на Руси — основоположника ортодоксальной веры, стало производиться деление произведений на разрешенные к чтению христианами и запрещенные («отреченные»). Основу перечней «отреченных» книг составляли сочинения по астрологии и магии, в которую входило развитие таких наук как химия, физика, астрономия, психология и др.. По причине строгих православных канонов не мог официально утвердиться единорог в качестве государственного символа, ибо единорогу приписывались магические колдовские силы и связь с потусторонним миром.

Официальное возвышение единорога при Иване III в качестве эмблемы на «корабельнике» и Иване IV в качестве равноправного двуглавому орлу изображения на государственной печати — всего лишь эпизоды, обусловленные «прорывами» сакральных знаний в монаршие верхи. Церковь держала все дела, связанные с идеологией, под контролем, поэтому введение государственного герба в православной Руси в виде единорога-тотема как изображения астрологического знака Козерога, были обречены на неудачу. На Руси Церковь вынудила власть предать тотем единорога…, но Русь осталась первым государством, имевшим в гербе, на государственной печати и на монетах символ единорога и единственной нацией, являющейся космическим домом Единорога.

Только Византийские императоры в государственной символике употребляли в сочетании с двуглавым орлом четыре герба префектур бывшей Римской империи, а именно: орла Италии, грифа Галлии, единорога Азиатов и льва Иллирии.

Современные гербоведы из геральдического Совета при президенте РФ лукавят, убеждая народ на канале 5ТВ в телепередаче «Новые символы России», что гербовые знаки и символы все заимствованы у Европы, а самый древний гербовый знак на Руси это — двуглавый орел, который вновь свил гнездо на современном Российском гербе за красивость (!), а «змееборец» изображен на новом гербе за запоминающийся образ… Но не вышло у гербософов ввести в заблуждение россиян(по их мнению темный народ).  Сколько бы оборотни во власти и гербофобы не сжигали исторические библиотеки и не уничтожали памятники Наследия России, не сотрут прошитую память на матрице Руси — сакральные символы и коды души русской: на золотых российских монетах Единорог изображался начиная со времён великого князя Московского Иоанна III, а с 1562 года на российском гербе единорог был главным символом, изображенным на в центре щита на груди двуглавого орла (до змееборца), и символ единорога был на двусторонних государственных печатях царя Ивана Грозного: Большой (от 1562 года) и Малой (от 1571 года), также на Больших государственных печатях царей Бориса Годунова, Лжедмитрия, Михаила Федоровича, Алексея Михайловича, на печати Большого дворца времени царствования Михаила Федоровича. Лев и Единорог был и на знамени Ермака, бывшем с ним при покорении Сибири (1581—1582 гг.). Печатью с Единорогом скреплялись все письма Ивана Грозного, носящие личный (тайный) характер, например переписка с Кирилло-Белозерским монастырем. Единорог также изображён на спинке трона Грозного царя, на церемониальных топорах, сёдлах, оконных наличниках дворцов, на гербах российских дворянских родов Баташевых, Бонч-Бруевичей, Веригиных, Кудрявцевых, Остафьевых, Романовских, Стрекаловых, Тургеневых, Шуваловых, как щитодержатель включён в гербы Болтиных, Ермоловых, Козловских, Салтыковых, Лорис-Меликовых.

На русских знаменах эрмитажного собрания представлены оба вида изображения единорога, как одного, так и в паре со львом, и позволяет поставить наши знамена в ряд русских геральдических памятников конца XV — XVII в., несущих на себе изображение «инрога». А.Лакиер перечислил 23 предмета с изображением единорога, принадлежавшим русским царям, однако не смог дать объяснения появлению этой фигуры в русской государственной геральдике. Он лишь вопрошает: «Цари наши, проникнутые идеями библейскими, не хотели ли представить в символическом образе своих побед, руководствуясь изречениями псалма 91: „И вознесется яко единорога рог мой», и апокалипсическим (V, 5): „се победил есть лев» (он победил льва)…»19). На этот псалом ссылаются и другие авторы при попытках объяснить смысл единорога как геральдической фигуры.

По необъяснимой историками причине,  по окончании правления царя Алексея Михайловича Романова, символ единорога, как государственный знак внезапно исчез, и появился на Британском гербе, прикованным цепью к острову. Так кто у кого заимствовал символ, господа-гербомудры, — разберитесь внимательней.  Фигуры щитодержателей британский герб на протяжении веков много раз менял. Побывали в паре со львом — серебряная антилопа, серебряный лебедь, серебряный кабан Ричарда III, красный валлийский дракон, указывающий на кельтское происхождение династии Тюдоров и серебряный гончий пес графства Ричмондского. С 1603 года у щита по сей день на гербе утвердились коронованный британский лев и плененный Единорог…

Следовательно, для англоязычных стран — свободный единорог страшнее и опаснее драконов и львов?

История отношений и переписки Ивана Грозного и Елизаветы I возможно стала ключом к причине заточения сакрального символа России на острове туманов. Телепортация единорога с русского герба на британский герб — это банальная месть оскорбленной королевы Елизаветы I, или просчитанная стратегия для магического ритуала по лишению России духовного тотема? А ведь получилось! Без войн и каких-либо усилий британцы достигли полного триумфа и теперь управляют волей и ресурсами зачарованных россиян, которые без гарантий на безопасность стремятся перевести все свои ценности, детей и родителей во вражеское логово, где никогда не смоют клеймо – чужие; но все равно бессознательно рвущиеся в пространство плененного духовного покровителя – к Единорогу – символу единения русской Души.[adsp-pro-1]

Иван IV вошёл в историю не только как завоеватель. Он был одним из самых образованных людей своего времени, обладал феноменальной памятью, богословской эрудицией и исследовательским опытом в области магии. Он автор многочисленных сохраненных посланий к Курбскому, Елизавете I, Стефану Баторию, Юхану III, Василию Грязному, Яну Ходкевичу, Яну Роките, князю Полубенскому, в Кирилло-Белозерский монастырь, им написан стихир на Сретение Владимирской иконы Божией Матери, канон Архангелу Михаилу (под псевдонимом Парфений Уродивый). Иван IV был оратором и книгоманом, унаследовав от бабки Софьи Палеолог ценнейшую библиотеку морейских деспотов с древними греческими рукописями, которую он преумножил.

В британских архивах сохранено письмо от Ивана Грозного к Елизавете I.

Вот, что пишет об этом английская пресса: «В малограмотном послании, из-за которого, будь он англичанином, он мог бы оказаться в Тауэре, русский правитель осыпает бранью «невоспитанных» советников королевы, а ее называет старой девой. Письмо обнаружено в Национальном архиве в Кью, момент его написания, 28 октября 1570 года

Письмо это включено в книгу историка Феликса Прайора — Елизавета I.  «Это самое грубое письмо из всех, когда-либо полученных Елизаветой», — считает Прайор. Из перевода того времени, обнаруженного Прайором, следует, что царь подвергал сомнениям власть Елизаветы. «…Ажно у тебя мимо тебя люди владеют и не токмо люди, но и мужики торговые и о наших государевых головах, и о честех, и о землях прибытка не ищут, а ищут своих торговых прибытков. А ты пребываешь в своем девическом чину, как есть пошлая девица…», — пишет царь в оскорбительном тоне.

Это второй вариант того же письма: «Мы думали, что ты в своем государстве государыня и сама владеешь и заботишься о своей государевой чести и выгодах для государства, — поэтому мы и затеяли с тобой эти переговоры. Но, видно, у тебя, помимо тебя, другие люди владеют, и не только люди, а мужики торговые, и не заботятся о наших государских головах и о чести и о выгодах для страны, а ищут своей торговой прибыли. Ты же пребываешь в своем девическом звании, как всякая простая девица. А тому, кто хотя бы и участвовал в нашем деле, да нам изменил, верить не следовало.»

 Хочется отметить важную деталь: в России впервые появился образ медведя как символ на Британском логотипе Елизаветенской «Московской торговой компании» (Muscovy Company) в 16 веке. Но именно с «легкой руки» Шекспира в настоящем времени медведь стал символом России, после того, как великий драматург назвал в двух своих пьесах медведя (главный символ древних гербов Англии) —  «русским».  В его пьесах «Генрих V» и «Макбет» впервые прозвучало это безосновательное определение, ставшее «угрожающим»  ярлыком  и символом «единоросов»: «Я смею все, что смеет человек:/ Предстань мне русским всклоченным медведем,/ Гирканским тигром, грозным носорогом,/ В любом обличье, только не в таком,/ — И я не дрогну…» (Перевод Михаила Лозинского)

Почему медведь русский? Медвежья травля — bear-baiting — была именно в Англии популярнейшей национальной забавой, как знати, так и простого люда. Она упоминалась еще в «Виндзорских кумушках»: СЛЕНДЕР. Где это так лают собаки? Уж не медведей ли привели в город? О, это прекрасная забава! Клянусь, во всей Англии нет человека, который бы столько прозакладывал монет на медвежьей травле, сколько я… (Перевод Самуила Маршака)

продолжение

Марина Байрос

Единорог — символ русской Души

 

 

taynikrus.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *