Шехтель дом рябушинского: Недопустимое название

11 Июн

Содержание

Особняк С.П. Рябушинского на Малой Никитской

Особняк С. П. Рябушинского – это дом-музей, возведённый в самом начале ХХ века великим архитектором Ф.О. Шехтелем для Степана Павловича Рабушинского. Сам Рябушинский был предпринимателем и банкиром, создавшим вместе с братом первый в России автомобильный завод. Этот человек действительно являлся великим меценатом страны. Ему принадлежала внушительная коллекция икон, которая насчитывала около 200 экземпляров. Некоторые из них впоследствии были переданы в Третьяковскую галерею и Исторический музей.

Дом был построен на углу Садово-Кудринской, ныне Малой Никитской. Особняк выполнен в стиле английской готики с присутствием оттенков мавританского стиля. Его формы создавались на основе кубических граней, подчёркивающих статность дома. Посмотрев на дом снаружи, не сразу можно понять, сколько в нем этажей. Благодаря интересной проектировке окон с одной стороны особняк выглядит многоэтажным, а с другой — всего двухэтажным.

На самом деле этажей в доме три, и на верхнем ярусе расположена молельная комната. Волнообразные решётки на окнах сделаны в стиле ар-нуво. Фасад здания выполнен из гладкого светлого кирпича с элементами мозаики, изображённой в виде ириса. Если взять общую композицию участка с домом, то можно увидеть, что везде прослеживается связь с природой и миром — декорации, узоры на паркете пола, орнаменты на окнах и бронзовых ручках дверей.

Идейным центром особняка является мраморная лестница, выполненная в форме волны (символизирует воду и жизнь), а ее спиралевидная форма говорит о бесконечности.

Вообще, морская тематика присутствует во всем интерьере — высоко подвешенная лампа в виде медузы, морские коньки, улитки. Необычная колонна на втором этаже, где начинается путь в ту самую молельню, у основания обвита змеями и украшена саламандрами (олицетворение зла) и лилиями (добра). Тематика проявляется и в витражном светло-голубом стекле, и в обоях, напоминающих наскальные рисунки, и даже в паркете, который выложен узором рыбьей чешуи — все в этом доме гармонично. Такие интересные решения говорят о том, что Шехтель действительно был одним из величайших художников и архитекторов.

Внизу находится столовая. Раньше центральную стену украшал огромный камин из каррарского мрамора, но после революции его разобрали и заменили великолепными деревянными шкафами и кожаной мебелью. Посреди столовой стоит стол, высеченный из дерева и покрытый лаком. Здесь также находится комната-библиотека, которая украшена интересным орнаментом и обставлена деревянными произведениями искусства.

На третьем этаже особняка расположена молельня, для уединения и общения с Господом. Это своего рода тайная домашняя церковь. К ней ведёт скромная деревянная лестница, укрытая за колоннами. Молельня украшена куполом, в центре которого находится окно, через которое ночью можно увидеть звёздное небо.

Во время революции семья Рябушинских подверглась гонениям, а дом отошёл государству. В 1932 году особняк достался Алексею Максимовичу Горькому. Именно сюда он вернулся из ссылки, покинув итальянский город Сорренто. Здесь он провёл всю свою оставшуюся жизнь. Алексей Максимович немного изменил интерьер, ориентируясь на свои предпочтения комфорта — например, кабинет он обустроил новой деревянной лакированной мебелью, частично обтянутой кожей. Но основные достопримечательности великолепного дома все же остались нетронутыми.

В 1965 году особняк получил звание национального дома-музея Москвы имени А. М. Горького. Это здание занесено в список национального наследия страны, к которому ежедневно организовывается множество экскурсий. Отчасти это является заслугой Надежды Алексеевны — вдовы А. М. Горького.

Особняк Рябушинского в Москве: торжество русского модерна

Особняк в Москве, где жил великий русский купец и коллекционер Рябушинский и великий советский писатель Горький: волшебная и философичная архитектура Шехтеля с заимствованиями из Гауди.

С приходом весны и тепла Квартблог стал гораздо чаще и с большим удовольствием путешествовать по своему городу, как и большинство русских людей, не боящихся долгих и неторопливых прогулок. Наконец и я решилась осуществить свою давнюю мечту и записалась на экскурсию в одно из самых удивительных для меня и знаковых для всей Москвы мест – особняк Рябушинского, в котором в наши дни располагается музей-квартира М. Горького.

Особняк Рябушинского в Москве

Из всего множества творений архитектора Шехтеля этот особняк – едва ли не лучшее воплощение его неповторимого стиля, прозванного «русским модерном», потому что в своих проектах Федор Осипович зачастую следовал архитектурным традициям Древней Руси.

За два года, с 1900 до 1902, этот особняк с прилегающими постройками вырос на небольшом участке вдоль Малой Никитской улицы, а с 1903 до 1905 года целых три издательских фирмы уже выпускали большие тиражи открыток с его фотографиями.

Его форма, на первый взгляд похожая на куб, перекликается с формой стоящей напротив церкви Большого Вознесения. Вокруг особняка уже начал цвести садик, по нему разбросаны строения, предназначавшиеся для разных служащих семьи Рябушинских. Во флигеле для прислуги после революции жил А.Н.Толстой, сейчас там находится его квартира-музей.

Фасады особняка украшают оригинальные узоры оконных переплетов, сделанные по эскизам Шехтеля, и мозаика с гигантскими орхидеями, которая создана в петербургской мастерской Фролова также по эскизам архитектора (такой мотив преувеличения деталей часто встречается в его работах, например, клубники на здании Ярославского вокзала). Особенно красива эта мозаика в солнечные дни благодаря вставленным в нее кусочкам золотистой смальты. «Драгоценным мерцающим поясом, опоясывающим фасады особняка Рябушинского» назвал ее один из исследователей стиля модерн.

Мы попадаем в дом через вход, бывший когда-то черным, однако именно им обычно пользовались и Рябушинские, и семья Горького, и часто гостивший у писателя Сталин.

Степан Павлович Рябушинский – известный предприниматель, банкир, коллекционер и меценат – заказал Шехтелю строительство этого дома для себя, своей жены и сына, когда ему было 26 лет. Он был четвертым братом из восьми детей П.М.Рябушинского. Все братья много учились и работали, занимались наукой и благотворительностью. Вместе с братьями Степан вел дела унаследованной ими текстильной фабрики в селе Заворове, а вместе с братом Сергеем они создали первый в России автомобильный завод АМО.

Семья Рябушинских —  Степан Павлович, Анна Александровна и маленький Борис 

Буржуазный практицизм формировал и архитектурные концепции того времени. По-купечески экономный Рябушинский не был заинтересован в строительстве комнат, которые не будут использоваться постоянно, как, например, аристократические залы для балов. Центр дома – это большая лестница, ведущая на второй этаж, вокруг которой располагаются столовая, кабинет и остальные жилые комнаты. Проект этот оказался настолько рациональным, что по его подобию стали строить не только частные, но и многоквартирные дома.

О том, что при всей своей экономности русский предприниматель способен и на бездумные траты, говорит интересный факт, выведанный из сохранившейся книги расходов жены Рябушинского, на которую был записан этот дом. Анна Александровна скурпулезно и попунктно записывала в эту книгу каждую свою трату, включая чаевые официантам и расходы на извозчика, однако, если они выезжали за границу, в ее реестре появлялась одна суммарная запись, например, «Поездка в Париж – 5 тысяч» – забавная деталь, актуальная и для современной модели поведения в путешествиях.

Комнаты особняка – это результат огромных вложений и средств, и трудов. Дорогие породы камня и древесины украшены сложными и красивыми узорами, похожими на волны. Весь первый этаж связан с водной стихией. Находясь в гостиной, мы словно стоим на дне пруда, а на потолке мы можем увидеть большие георгины, смотрящиеся сверху в водную гладь. Заметьте, что в лепнине потолка отражается еще и рисунок оконного переплета.

Пол в парадной прихожей напоминает водную гладь, в которую брошен камень. Здесь же раньше стояли две красивые витражные ширмы, напоминающие крылья стрекозы. Их сейчас убрали в целях сохранности, но, по обещаниям экскурсовода, скоро вернут на место. А застекленный шкаф для одежды сохранился до нашего времени благодаря своим волшебным ручкам. Они не только хороши собой, но и защищали стеклянные двери, если кто-то из гостей решал на них опереться.

Украшающий эту прихожую витражный пейзаж очень важен для общей стилевой и философской концепции этого дома. Модерн, как известно, черпает вдохновение в природе и активно заимствует ее образы. Небезызвестно и то, что красавица-природа непостоянна и изменчива. В течение всего дня этот витраж меняет свой вид, изображая то вечерний, то дневной, то утренний, то ночной пейзаж в зависимости от освещения и угла зрения.

Отсюда мы попадаем в комнату, которая служила кабинетом и Рябушинскому, и Горькому. Общий ее мотив – это лавр – с античных времен символ успеха, славы и благополучия. Лавр здесь можно найти в деревянной отделке, на дверных ручках и на еще одном витраже. На первый взгляд он изображает горный пейзаж, а, приглядевшись, мы можем увидеть здесь голову бородатого мужчины, в размышлениях сидящего под лавровым деревом.

Кстати, дверные ручки в особняке, по мнению одного из исследователей стиля, составляют отдельную симфонию. В каждой комнате они так же оригинальны, как рисунок лепнины или паркета.

Модерновое архитектурное пространство – это всегда пространство, имеющее собственную философию. По задумке Шехтеля, шествие по этому дому – это путь возвышения души. Если первый этаж был подводным миром, то наверх из водных пучин нас сможет вынести невероятная лестница-волна, являющаяся центром холла и всего дома. Ее облик напоминает нам архитектуру Гауди. Кстати, Шехтель и Гауди были хорошо знакомы, не раз встречались и обменивались идеями. Гауди был почти на 20 лет старше и обладал несомненным авторитетом для Шехтеля, оба архитектора умерли в 1926 году.

Перила лестницы плавно переходят в скамейку. Впечатляющая лампа снизу похожа на гигантскую медузу, проплывающую над тобой, а сверху — на плывущую под водой черепаху.

Небезынтересный балкончик над лестницей похож на дракона или сову. Брови этого зверя образуют собой МХАТовскую чайку – символ, нарисованный Шехтелем для А.П.Чехова. Театральность, мистицизм и желание увести от реальности характерны для стиля модерн вообще, а Шехтелю удалось блестяще воплотить эти черты в архитектуре.

Противостояние добра и зла  отображает и декор колонны на втором этаже возле лестницы: ее окольцовывает композиция из отвратительных саламандр и прекрасных чистых лилий.

Весь второй этаж когда-то занимала знаменитая коллекция икон С.П.Рябушинского. Его коллекция была самой большой в России, а, по словам искусствоведа Н.Пунина, снискала себе огромную славу «художественно-исторической ценностью входящих в нее икон». В этом же доме находилась реставрационная мастерская, где художники-реставраторы отец и сын Тюлины занимались восстановлением этих икон. Сейчас в комнате, где размещалась выставка икон, действует выставка, посвященная М.Горькому.

Рябушинские были старообрядцами. В мансарде их дома, куда можно попасть по черной лестнице, расположена молельня, она логически венчает этот символический мир. Старообрядцы были уравнены в правах с остальными верующими только в 1905 году, а до этого подвергались гонениям, сопровождающимися «запечатанием» культовых для них алтарей Рогожского кладбища. Поэтому молельня, построенная в 1904 году, была тайной. Вид ее максимально приближен к традиционным церквям, потому как в то время старообрядческие службы переместились в частные молельни богатых купцов. В основании купола четыре раза повторяется надпись на древнегреческом: «Истинные христианки восприимут святость за свои страдания в день страшного суда».

После революции и эмиграции Рябушинских дом попеременно принадлежал Наркомату по иностранным делам, Государственному изданию РСФСР, Государственному психоаналитическому институту с детским домом-лабораторией, детскому саду «Дошкольная коммуна при ВЦИКе» и «Всесозному обществу культурной связи с заграницей». В 1931 году вопреки своим желаниям сюда въехала семья Максима Горького. О том, как изменился дом при жизни здесь Горького и какие сюрпризы в его стенах приготовило  писателю советское правительство, мы расскажем на следующей неделе. 

Дайджест Квартблога

Дом-музей Корнея Чуковского в Переделкино - В этом доме Чуковский жил с февраля 1938 по октябрь 1969 г. Сказка Бибигон так и начинается:"Я живу на даче в Переделкине..." Сегодня Квартблог знакомит вас с домом-музеем Корнея Чуковского в Переделкино.

В гостях у символиста - «Квартблог» посмотрел на рабочее место символиста Валерия Брюсова и посмотрел на вещи со столетней историей. 

Квартира Горького: золотая клетка в стиле модерн - Продолжение судьбы Шехтелевского особняка  — теперь при жизни здесь Максима Горького. Квартблог расскажет о музее-квартире Горького в Москве.

Петровский путевой дворец, где отдыхали Романовы и учился Гагарин - Дабы не отставать от царских особ, Квартблог посетил Петровский путевой дворец архитектора М.Ф. Казакова на Ленинградском проспекте, где когда-то отдыхали после долгой дороги русские цари перед своей коронацией.

Фонтанный дом: квартира А.А. Ахматовой. Часть 1 - Квартблог привез из Санкт-Петербурга рассказ о музее-квартире А.А. Ахматовой. История, фото, описание.

 

Фотографии Юлии Евстафьевой и из архивов Музея-квартиры М.Горького

архитектура, история, модерн

Особняк Рябушинского – эталон модерна — PORUSSKI.me

Продолжаем серию публикаций, посвященных Федору Шехтелю и его домам. Поговорим про особняк Рябушинского, который находится на Малой Никитской улице, дом 6/2.  Особняк Рябушинского, построенный в 1900-1902 годах, является одним из первых в стиле модерн, спроектированных Шехтелем. Здание демонстрирует нам все основные элементы этого модного в то время стиля. Особняк Рябушинского – это эталон модерна. Кроме того, Шехтель в этом доме впервые применил принцип «дом для человека» вместо старого принципа «человек для дома». «Что это значит?» – спросите вы. Ответ: архитектор сначала проектирует лестницу и вокруг нее жилые помещения так, как удобно хозяевам, и только затем выстраивает вокруг дома фасад! Так раньше не строили и даже представить не могли, что это возможно.

Сразу же после завершения строительства в 1902 году дом стал достопримечательностью Москвы, на него специально приезжали смотреть! Целых три издательские фирмы печатали открытки с его изображением.

Рассмотрим сам дом: со стороны Малой Никитской он не кажется высоким, мы видим только два этажа. На самом деле, в доме есть ещё и третий этаж, тайный, который не видно со стороны улицы и где располагается скрытая от глаз молельня: Рябушинские были старообрядцами и посещали общину в Рогожской слободе, а старообрядцы были вне закона, и только в 1905 году Император Николай II подписал Указ о веротерпимости. По высоте дом почти достигает уровня 4 этажа современных домов – это легко увидеть, если посмотреть на соседние здания.

Давайте рассмотрим невероятно красивый декор фасада. По верхней его части тянется нежный мозаичный фриз с любимыми цветами модерна – орхидеями и ирисами. Сделаны фризы по рисунку Шехтеля в знаменитой мозаичной мастерской Фролова в Петербурге (его мозаичные панно висят на Маяковской, а также на станции метро «Новокузнецкая»).

Особенно впечатляют окна, обязательно остановите на них своё внимание. Каждое окно – произведение искусства. Кроме того, ни одно из них не повторяется. Невероятная удача, что рисунок окон уцелел.

Металлическая кованая ограда в стиле модерн вокруг особняка в виде спирали или, быть может, в виде волны также не оставит никого равнодушным.

Дом поражает не только снаружи, но и внутри! Это один из немногих домов Москвы, куда может зайти каждый и полюбоваться его интерьерами, простокупив билет. Сегодня в доме располагается Музей Горького.

Фото: Анастасия Черешнева

Посетителей встречает лестница-волна из мрамора, и она – настоящая жемчужина особняка. Лампа у лестницы – это загадочная морская медуза, на полу мы видим инкрустацию в виде волны, зеленоватые стены – все элементы вместе создают иллюзию подводного мира. Кстати, сверху медуза превращается в черепаху.

Еще один элемент модерна – изображение совы. Попробуйте ее найти на внутреннем балконе у лестницы-волны.

В доме находится 9 красивейших витражей, выполненных по эскизам Шехтеля. К сожалению, два из них недоступны для обозрения, но – к счастью – они сохранились.

Обратите внимание на инкрустацию пола при переходе из холла в столовую. Мы видим бегущую волну, выполненную из дуба разных цветов.

Каждая комната декорирована и оформлена также самим архитектором – он продумал все: от дверных ручек и мебели до маленькой улитки на потолке и украшения колонн.

Обязательно поднимемся на третий этаж – в тайную молельню. В алтаре сохранились фрагменты подлинной росписи начала 20 века. На полотенцах, расположенных по бокам окон алтаря, – древний символ Иисуса Христа – рыба с крестом над ней и греческой надписью «Ихтос» (рыба). В ней зашифрована древнейшая формула символа веры. Пять букв слова «Ихтос» являются первыми буквами пяти греческих слов Иисус Христос, Божий Сын, Спаситель.

Фото: Анастасия Черешнева | Елена Крижевская

Если вы ещё не были в этом доме, то советуем посетить данный шедевр архитектуры эпохи модерна, чтобы самостоятельно разглядеть все детали и проникнуться атмосферой особняка Рябушинского.

Фото: Елена Крижевская

Экономист по образованию, имеет степень кандидата экономических наук. История развития архитектурного ансамбля столицы и занятие фотографией являются любимыми увлечениями. «Своими фотографиями я признаюсь Москве в любви!»,− рассказывает Елена. В 2016 году Елена Крижевская выпустила книгу «Москва моими глазами. Прогулки по городу».


Особняк С.П. Рябушинского - История красоты — LiveJournal

"В старинном доме есть высокий зал,
Ночью в нем слышатся тихие шаги,
В полночь оживает в нем глубина зеркал,
И из них выходят друзья и враги"
К. Бальмонт, "Старый дом"

  В начале прошлого века, когда началось строительство особняка Рябушинского, Малая Никитская выглядела провинциально и довольно просто. Невысокие каменные и деревянные дома с мезонинами, булыжная мостовая, поросшая травой, по которой свободно прогуливались куры. За особняками были небольшие палисадники, а за ними в сторону Гранатного переулка простирался большой пустырь, заросший крапивой, бурьяном и одуванчиками, на нем обычно играли дворовые дети. По улице изредка проезжала коляска или нагруженный ломовик, из садов весной шел густой запах сирени, а летом тянулся легкий парок самоварного дыма, там под старыми липами горожане пили чай. Под звон колоколов храма Большого Вознесения, в котором когда-то венчался А.С. Пушкин с красавицей Натали, тихая и малолюдная улица оживала, весь окрестный люд: чиновники, купцы, дворяне, все от мала до велика, направлялись в храм. Так неспешно и просто жили москвичи, но этот мир начал стремительно меняться в начале 1900-х годов. Перемены не обошли стороной и Малую Никитскую — на ней появился изысканный особняк в стиле модерн, построенный одним из самых модных московских архитекторов Федором Осиповичем Шехтелем.

  Федор Осипович Шехтель – замечательный русский архитектор, живописец, график и сценограф, один из наиболее ярких представителей стиля «модерн» в русском и европейском зодчестве. Федор Шехтель построил сотни зданий в разных уголках России. Он строил храмы, часовни, театры, гостиницы, банки, вокзалы, особняки и даже общественные бани, создавал уникальные интерьеры и театральные декорации, он даже иллюстрировал книги. Каждый новый его проект раскрывал все новые и новые грани его таланта, который был так безупречно отточен, что никому в голову не могло прийти, что Шехтель почти самоучка, не имеющий специального образования!
  Шехтель всю свою жизнь строил роскошные дома, но по злой иронии судьбы в конце жизни оказался фактически бездомным. Его великолепному творчеству не нашлось места в суровой революционной эпохе, которой потребовалась новая архитектура красного конструктивизма. Шехтель с его изящными зданиями и продуманными до мелочей интерьерами этой новой реальности не соответствовал. Его выселили из собственного дома и он – Почетный член Общества британских архитекторов, архитектурных обществ Рима, Вены, Глазго, Парижа доживал свой век в нищете. В одном из писем он с горечью пишет о том, что строил всем Морозовым, Рябушинским, фон Дервизам, а сам остался нищим…
  Умер Шехтель в Москве 7 июля 1926 года и, несмотря на широкую известность его архитектурного наследия в Москве, где он так много построил, нет его мемориального музея, как и впрочем, музея, посвященного московскому модерну.

  Оригинальность творений Шехтеля состояла в том, что в своих проектах он часто использовал архитектурные традиции Древней Руси. Соединив их с новейшими тенденциями, он получил тот органический сплав, который стали называть "московским модерном". В приметах нового стиля отразились особенности переломной эпохи - стремление осмыслить накопленный опыт и предчувствие грядущих перемен. Напряженные социальные конфликты порождали настроение тревоги и надежды, люди искали в прошлом ответы на происходящее. Отсюда возросший интерес к отечественной культуре и истории, что в немалой степени способствовало возникновению нового направления. Первые образцы его появились в Москве и Петербурге. И если на Западе, как писал англичанин Д. Рескин, задачу архитектуры видели в том, чтобы "насколько возможно заменить нам природу, говорить нам о ней, напомнить о ее тишине, быть как природа торжественной и нежной, давать нам образцы, заимствованные у природы, образцы цветов, которые мы не можем больше рвать, и живых существ, которые теперь далеко от нас в своей пустыне", то Шехтель пошел дальше. Привлекая к сотрудничеству талантливых художников-единомышленников, - Врубеля, Коровина, Богаевского, Кутырина, он поставил перед собой грандиозную задачу - гуманизируя общество средствами искусства, привести его к более совершенным социальным отношениям.

  Заказчиком изысканного особняка стал Степан Павлович Рябушинский – известный предприниматель, ученый и меценат. Он был четвертым сыном из восьми сыновей многочисленной семьи Рябушинских. Работали братья очень много, были прекрасно образованы, большие средства тратили на благотворительность. "Собственность не только дает права, - говорил старший брат П.П.Рябушинский, - но собственность обязывает".
  Главным наследственным делом Рябушинских была текстильная фабрика в селе Заворове Верхне-Волоцкого уезда. Степан и Сергей были создателями первого в России автомобильного завода АМО.

  Степан Павлович Рябушинский с женой Анной Александровой и сыном Борисом, 1901 г.

  Созданный Шехтелем особняк не мог не привлекать внимания, однако прожить Степану Павловичу в нем пришлось не долго. В 1917 г. вместе с семьей он спешно покинул Россию и переехал в Париж, а затем в Италию, где открыл магазин тканей. Его братья также разъехались по разным городам Европы, а их имущество было национализировано.

  Сегодня в особняке Рябушинского располагается музей Алексея Максимовича Горького. Писатель жил здесь с 1931 года и до конца жизни, до 1936 года. Надо заметить, что дом он не любил и отказывался в него въезжать. "Величаво, грандиозно - улыбнуться не на что..." - говорил он. "Лучше бы нам дали хорошую квартиру"... На его отказ Сталин написал: "Все писатели очень капризные, а Вы, Алексей Максимович, больше всех. Вам доверяют, Вам хотят угодить, а Вы противитесь и ставите всех в неловкое положение". Дом сохранился в том виде в каком был при жизни Горького и именно благодаря тому, что в особняке расположен его музей, у нас есть возможность увидеть этот памятник архитектуры изнутри.

  Небольшой участок, на котором в течение двух лет, с 1900 по 1902 годы возводился особняк вписывался в единую линию улицы, а не был угловым как сейчас. Будущий хозяин особняка пожелал, чтобы дом не примыкал плотно к улице, и тогда Шехтель вынес парадное крыльцо на красную линию, а сам особняк отодвинул вглубь, окружив его небольшим садом. Таким образом, между линией улицы и домом возникло воздушное пространство, которое в дальнейшем стало своеобразным естественным обрамлением всего архитектурного ансамбля.

  Красивый, двухэтажный особняк, с кубическим объемом и асимметричными выступами стен, облицован светлым глазурованным кирпичом. Каждое окно индивидуально по форме, размеру и окантовочному замысловатому плетению, которое хорошо сочетается с рисунком решеток ограды и балконов. Украшением особняка является проходящий по периметру верхней части широкий мозаичный фриз с изображением гигантских орхидей (мотив преувеличения деталей часто встречается в работах Шехтеля, например, клубники на здании Ярославского вокзала), созданный в знаменитой петербургской мастерской Фролова.

  Сын архитектора вспоминал, что Федор Осипович много раз ездил на рынок в поисках определенного сорта орхидей. Он расставлял их под разным освещением и делал эскизы в натуральную величину на больших листах ватмана. Один из исследователей стиля модерн назвал эти панно орхидей "драгоценным мерцающим поясом, опоясывающим фасад особняка Рябушинского". Мерцающий - потому что в мозаику вкраплены кусочки золотистой смальты и в солнечную погоду этот эффект проявляется.

  Вся структура дома подчинена символам мироустройства. Спиралевидные завитки уличной ограды напоминают бегущие волны, переплеты окон и входной решетки уподоблены извивающимся побегам или растущему дереву, в балконной решетке можно уловить мотив рыбьей чешуи. Пластическое пространство напоминает архитектуру Гауди. Кстати, Шехтель и Гауди были хорошо знакомы, не раз встречались и обменивались идеями. Гауди был почти на 20 лет старше и обладал несомненным авторитетом для Шехтеля.

  Вписать дом в контекст улицы и расположить его на неудобном, угловом пространстве - это талант и способность видения пространства. Именно этот дар позволил архитектору создать проект, в котором все комнаты расположены вокруг спиралевидной лестницы. Проект этот оказался настолько рациональным, что по его подобию стали строить не только частные, но и многоквартирные дома.
  Идейно-композиционным центром особняка является парадная лестница «Волна» — символ постоянного движения человека, она напоминает, что жизнь вышла из воды на землю, чтобы потом возвести человека на небеса к Богу. Лестница как некий путь возвышения души. Внизу подводный мир, бездна и чем выше, тем ближе мы к Солнцу. Величественная лестница из зеленовато-серого мрамора пенным кружевом разворачивается в виде спирали – символа бесконечности развития. Ее резной парапет передает упругую энергию морских волн постепенно уходящий в сине-голубую бездну лестничного витража, символизирующего начало воздушной стихии. На гребне волны установлен светильник в виде медузы. Свет, проходя через витражный абажур и голубовато-синий витраж окна, усиливают ощущение фантастического мира, созданного Шехтелем. Медуза при взгляде на неё сверху превращается в черепаху (олицетворения жизни активной и жизни созерцательной). Лестница становится не просто приспособлением для физического подъема, а символом духовного восхождения человека.

  Серо-зеленый мрамор, зеленоватые стены, имитирующие морскую стихию, приглушенное освещение (стекла витражей тонированные, потолка - матовые) создают грандиозную картину подводного и надводного миров. Повествовательность декора - характерная черта творческого почерка Шехтеля. В то же время образы волны, моря, бури понятные для современников символы своего времени, повествующие об общественной жизни России начала века. Как писал Рерих: "Символическая характеристика времени, которая скоро будет окрашена в красные тона".

  Лестница изготовлена из эстонского вазалеммаского мрамора. Красивый камень обработали в московской мастерской М.Д. Кутырина. В начале лестницы есть мраморная лавочка: чтобы не замерзнуть, сидя на ней, из рядом расположенной решетки шел поток теплого воздуха. Это был своего рода первый московский кондиционер. Шехтель изобрел его на основе работы каминов. Система эта работала до 1909 г.

  Весь первый этаж связан с водной стихией. Каждая комната особняка обладает собственной эстетической ценностью. Уникальна каждая деталь интерьера, созданного Шехтелем: ручки дверей, паркет, выложенный под рыбью чешую или с волнообразной каймой, колонна с лилиями и саламандрами в капители, обои с наскальными рисунками - все создает чувство единения с миром природы.

  Самая большая комната - гостиная. Картина постоянно меняющейся природы (близость к ней), которую можно постоянно наблюдать из окна, становится главной идеей, частью интерьера.

  На месте большого кожаного дивана при Рябушинском находился шикарный камин из знаменитого каррарского мрамора. На верхней его части было вытесано изображение полуобнаженной женщины-бабочки с распахнутыми руками-крыльями. Как-то раз, во время собрания кружка поэтов и писателей, Горький заметил, что молодые люди уделяют больше внимания разглядыванию декора, нежели вопросам литературы, и шехтелевский камин по приказу нового хозяина был разобран, а после так нигде и не был найден. К сожалению, безвозвратно утрачены были и оригинальные светильники, сделанные по эскизам Шехтеля для этого дома.

  Существует мнение, что буфет в этой комнате спроектирован Федором Осиповичем. Это не так, несмотря на то, что он один из первых стал проектировать встроенную мебель. Архитектор никогда не позволил бы закрыть рисунок паркета.

  Столовая. Эскизы Ф.О. Шехтеля: окно, фриз, экран, сервант, дверь на балкон. Начало 1900-х гг.

  В бытность Горького в этом доме самая большая комната служила столовой и гостиной. Завтрак обычно проходил в узком кругу, более оживленно становилось за обедом и вечерним чаем. Здесь проходили встречи с многочисленными гостями, прежде всего писателями, людьми искусства. Почти все известные писатели 1930-х годов побывали у Горького — его дом заменял им писательский клуб. В особняке часто устраивались большие обеды и ужины, на которые приглашались молодые литераторы и те, кто был менее угоден советской власти и нуждался в помощи. За один раз дом мог принимать до 100 гостей. До 1934 года, в котором отношения между писателем и Сталиным значительно ухудшились, здесь часто гостил и сам вождь со своей семьей. Для таких вечеров из Кремля приглашали двух официанток. Кухня располагалась в полуподвальном этаже, где сейчас находится гардероб квартиры-музея. Еда из нее поднималась на специальном лифте, а около лифта висел телефон, по которому отдавались указания повару.

  Переезд Горького был организован на самом высоком правительственном уровне. Была создана комиссия по организации быта писателя в Москве. Комиссия нашла дом, сделала ремонт, привезла мебель - кожаные диваны, спальню. В 30-е годы такой проблемы, как дизайн не существовало, поэтому мы видим такое нагромождение шкафов, поэтому многое было разобрано и ликвидировано.

  Парадная мужская гостиная Рябушинских, где гости играли в карты. Условно мы под водой. Ряска. Сквозь толщу воды мы видим хризантемы, склонившиеся над водной гладью. Четыре резных скульптурных улитки в оформлении потолка. Модерн подразумевает разнообразие. Заметьте, что в лепнине потолка отражается еще и рисунок оконного переплета.

  Книжные шкафы появились в этой комнате с приездом Горького. Его библиотека, находящаяся в доме, насчитывает 12 000 томов, 2000 томов с пометками.. По словам самого писателя, это четвертая его библиотека, остальные разбросаны по тем городам, где он жил. Горький часто покупал книги в нескольких экземплярах, чтобы иметь возможность их раздаривать. 1000 томов он подарил родному городу Нижнему Новгороду. Если он знал, что какой-то писатель сочиняет рассказ на историческую тему, старался подарить ему полезную в его труде подборку книг. Собранная им здесь библиотека до сих пор служит людям. Если нужной книги нет ни в одной библиотеке Москвы, кроме квартиры Горького, вы можете прийти сюда, заказать книгу и почитать ее прямо в Горьковской гостиной. Гостиная-библиотека – это еще одна комната, где собирались компании литераторов.

  Каждая дверь имеет свой макет дверной ручки. Украшение замочной скважины - отражение дверной ручки.

  Вестибюль парадного входа. Пол в парадной прихожей напоминает водную гладь, в которую брошен камень. Мозаика-египетский знак воды. Каждая деталь обусловлена общим смыслом дома. Дверная ручка - морской конек. Еще одна модель дверной ручки - остроумная и гениальная одновременно. Дело в том, что на тот момент еще не было изобретено небьющееся стекло, и эта ручка прекрасно его защищает. Стекло 1902 года до сих пор не разбивалось и не менялось. Вместо гигантских шкафов стояли витражные ширмы, напоминающие крылья стрекозы. Это было сказочное, необычное пространство, похожее на театральные декорации.

  Но самое мистическое в этом доме - это витражная картина, которая в зависимости от освещения и точки обозрения постоянно меняется - может быть то холодной синей, то ярко-желтой. Интерьер постоянно преображается за счет света и цвета витражей. Как и в природе - нет ничего постоянного. Украшающий эту прихожую витражный пейзаж очень важен для общей стилевой и философской концепции дома. Модерн, как известно, черпает вдохновение в природе и активно заимствует ее образы. Небезызвестно и то, что красавица-природа непостоянна и изменчива. В течение всего дня этот витраж меняет свой вид, изображая то вечерний, то дневной, то утренний, то ночной пейзаж в зависимости от освещения и угла зрения. Андрей Вознесенский любил витражи и часто приходил сюда. Он говорил: "Магия преломленного света может быть адекватна поэзии слова".

  Отсюда мы попадаем в комнату, которая служила парадным кабинетом и Рябушинскому, и Горькому. Общий ее мотив – это лавр – с античных времен символ успеха, славы и благополучия и прославления хозяину. Лавр здесь можно найти в деревянной отделке, на дверных ручках и на еще одном витраже. На первый взгляд он изображает горный пейзаж, а, приглядевшись, мы можем увидеть здесь голову бородатого мужчины, в размышлениях сидящего под лавровым деревом. Это, пожалуй, самый загадочный , наполненный философским смыслом, витраж. Не обозначено у мужчины только лицо, благодаря чему человек сливается с природой как неотъемлемая ее часть. В то же время он выделяется из общей среды, легко может влиять на природу, даже нарушить ее гармонию, но тесно связанный с нею, он погубит и себя. Однажды Шехтель записал в дневнике: "Мы многое не замечаем, как не замечаем кислорода, которым дышим... Мы не замечаем перил на лестнице, обыкновенно на них и не опираемся... а попробуй их снять. И по лестнице все будут бояться ходить и лестница никуда не годится". Возможно, в этом смысл необычного витража.

  Рабочий стол Степана Павловича Рябушинского имел подковообразную форму, что гармонировало с рисунком паркета. Практически вся мебель была утрачена когда в усадьбе располагались различные организации. Единственное, что осталось от мебели, которую Шехтель проектировал для этого дома - шкафчик над камином.

  Рядом с камином (тоже работа Шехтеля) Горький распорядился расположить свою коллекцию восточной миниатюры из слоновой кости, нэцкэ. Сегодня это одна из лучших коллекций нэцкэ в мире. Последние 30 лет жизни Горький собирал миниатюры. Все друзья и знакомые знали об этой его страсти и могли долго не ломать голову над подарком. В одном из писем Горького даже найдена строчка «не забудьте купить для меня пуговиц» – на языке коллекционеров «пуговицами» называются нэцке, так как на своей родине они используются примерно как пуговицы.

  Кружево из слоновой кости. Китайские шары, имеющие в своей основе ту же идею,что и нэцкэ, привезены Горькому писателем Всеволодом Ивановым. Эти диковинные сувениры изготавливаются из цельного куска слоновой кости. Вырезая кружевные шары один в другом, китайцы могут доходить до шестнадцати таких катающихся друг в друге слоев. Из-за сложности изготовления эти шары еще называют дьявольскими. Эта метафора стала официальным названием в истории искусств. Горькому подарок не понравился, он сказал, что китайцы зря старались и что в искусстве должна быть душа, а здесь есть только техника.

  Восточные стол и табурет из железного дерева – подарок Горькому от его семьи, сделанный по его же заказу. Из Петербурга этот гарнитур доставил Алексей Толстой. Паркет - мореный дуб, разный в каждой комнате. Паркет в этом доме единственный из паркетов модерна, который сохранился без реставрации. Во всяком случае в Москве.

  Спальня Горького, как и Рябушинского, сначала располагалась на 2-ом этаже, но потом ее перенесли на 1-ый, так как из-за проблем с ногами писателю тяжело было подниматься на 2 этаж. Спальня не является отражением вкуса Горького - вся мебель подобрана комиссией по организации его быта в Москве.

  У Шехтеля эта комната обозначалась на архитектурном плане как малый кабинет или приемная.

  Комната для прислуги Рябушинских и секретаря Горького Крючкова. Один из телефонных аппаратов - прямая линия со Сталиным.

  Между пролётами лестницы предусмотрено место для отдыха. Во время реставрации особняка в 70-х годах в стене за одним из диванчиков было найдено подслушивающее устройство величиной с холодильник. Оказалось, что одной из причин, по которой Сталин не соглашался селить Горького в обычную квартиру, было то, что там гораздо сложнее спрятать громоздкую «прослушку», а компактные жучки в то время еще не производились. «Здесь за каждой дверью есть ухо», – говорил об этом доме Елене Булгаковой Максим Горький.

  Небезынтересный балкончик над лестницей похож на дракона или сову. Брови этого зверя образуют собой МХАТовскую чайку – символ, нарисованный Шехтелем для А.П.Чехова. Театральность, мистицизм и желание увести от реальности характерны для стиля модерн, и Шехтелю удалось блестяще воплотить эти черты в архитектуре. Балкон, кстати, функциональный. Вот это стремление дезориентировать посетителя, увести от реальности, чтобы дом не раскрывался, чтобы чувствовалась некая тайна - особенность стиля модерн. Архитектурное пространство модерна - философское пространство. Мистика дома - впервые в архитектуре.

  Из мира подводного мы поднимаемся по лестнице в мир земной. На земле много проблем, бесконечное противостояния добра и зла - это отражено в капители колонны - ее окольцовывает композиция из отвратительных саламандр, олицетворяющих зло, и прекрасных чистых лилий, отражающих добро.

  Весь второй этаж когда-то занимала знаменитая коллекция икон С.П.Рябушинского. В историю русской культуры Степан Павлович вошел как один из первых, кто начал научную расчистку и реставрацию древних икон. Он доказал, что древняя икона является памятником мирового значения.
  Его коллекция была самой большой в России, и, по словам искусствоведа Н.Пунина, снискала себе огромную славу «художественно-исторической ценностью входящих в нее икон». В этом же доме находилась реставрационная мастерская, где художники-реставраторы отец и сын Тюлины занимались восстановлением икон.

  Сейчас на втором этаже расположена экспозиция, посвященная жизни Горького.

  В закрытых комнатах у Рябушинских были спальня, детская, будуар, ванна. А во времена жизни Горького в этих комнатах жила семья его сына.

  Особенное значение имела и узкая галерея. Она означала, что путь к добру узок и тернист. Дальше по лестнице можно было подняться к высшим духовным и религиозным ценностям - в старообрядческую молельню.

  Венчает мир - малый космос - этого особняка, эстетика которого должна вести человека к нравственному совершенству и добру, старообрядческая тайная молельня, расположенная в мансарде, в северо-западном углу дома. Рябушинские были старообрядцами. Старообрядцы были уравнены в правах с остальными верующими только в 1905 году, а до этого подвергались гонениям, сопровождающимися «запечатанием» культовых для них алтарей Рогожского кладбища. Поэтому молельня, построенная в 1904 году, была тайной.
  Это единственная старообрядческая молельня, в оформлении которой использованы христианские символы и символы модерна. Она уникальна абстрактной храмовой росписью, покрывающей ее стены и купол. Квадратный план молельни, круглые купол и световое окно символизируют покой и вечность. Здесь завершается долгий путь к добру и духовным ценностям... В основании купола, напротив парусов, повторяющаяся четыре раза сокращенная надпись на древнегреческом языке:"Истинные христианки восприимут святость за свои страдания в день страшного суда". Разбросанные по внутренней поверхности треугольники напоминают о Троице.

  Создав великолепный образец московского модерна, Шехтель решил не только творческую задачу, но и угодил заказчику. Будущий хозяин особняка Степан Рябушинский, увидев его, долго разглядывал каждую деталь, а потом восторженно и несколько недоуменно произнес:" А любопытно таки получилось…Полагаю, в Европе ничего подобного и не видывали…"

Дом на Малой Никитской

Особняк на Малой Никитской, в котором расположен Музей-квартира А.М.Горького, является памятником архитектуры стиля модерн начала ХХ в. Дом построен по проекту выдающегося русского зодчего Ф.О. Шехтеля в 1900–1902 гг. для промышленника и мецената Ст.П. Рябушинского.

Блестящий архитектор серебряного века Федор Осипович Шехтель (1859 - 1926) много строил в Москве. В обширном наследии зодчего особняк на Малой Никитской, пожалуй, самое известное и совершенное творение. Создавая художественный облик дома, Федор Осипович созидал особый мир. Используя распространенные символы и знаки, некую сумму художественных стилевых примет, он стремился научить людей языку модерна. Так, в жизнь человека постепенно входила орнаментальная азбука: подсолнух — солнце; орхидея, лилия — трагедия, гибель; дерево — рай; роза и нарцисс — чистая красота; маки — сон, дождь — просветление и т.д. У Шехтеля орнамент, помимо чисто декоративной функции, создавал необходимое настроение, определяя внутренний музыкальный ритм всего строения. 

В обработке интерьеров участвовал архитектор И.А. Фомин; витражи и мозаика фасадов выполнены мастерской В.М. Виноградова.

После революции 1917 г. здесь размещались Госиздат, Психоаналитический институт с лабораторией, детский сад, ВОКС и др.

В 1931 г. дом был предоставлен известному писателю Максиму Горькому. Этот дом не был выбран писателем и не был им любим. Готовясь к возвращению на родину, писатель думал об обычной квартире, в которой могла бы разместиться его большая семья. Роскошный особняк в стиле модерн не рассматривался им в качестве подходящего жилья. Этот стиль, получивший распространение в Москве и Петербурге на рубеже веков, не был близок художественному мировосприятию Горького. За два месяца до приезда, обеспокоенный доходящими до него слухами, Алексей Максимович написал секретарю: «... для Горького ремонтируется какой-то дворец или Храм Христа на берегу Москвы-реки... Мое поселение во дворце или во храме произведет справедливо отвратительное впечатление на людей, которые адски работая, обитают в хлевах. Это будет нехорошо не только лично для меня. По сей причине я убедительно прошу: вопрос о вселении моем во дворцы не решать до моего приезда». 

Тем не менее, в доме закончили ремонт, поставили необходимую мебель и прямо с Белорусского вокзала привезли Горького на Малую Никитскую. 

По воспоминаниям современников, бывавших здесь, писатель не раз повторял, что хозяин дома не он, а Моссовет. Многие считали, что Горькому шехтелевский особняк «не подходит». Это почувствовал Ромен Роллан, утверждавший: «Горький не вписывается в эти декорации». 

Понемногу Алексей Максимович привык к особенностям своего последнего дома, к расположению комнат: из гостиной с огромным окном можно пройти в библиотеку, с пола до потолка заполненную книгами — главным богатством писателя; через полутемную парадную прихожую, огромным зеркалом отражающую массивную входную дверь — в кабинет, комнату, которую, по словам С. Маршака, хозяин как будто всегда возил с собой. Увидев впервые спальню, Горький в шутку назвал «спальней балерины». Тихая комната, окнами во двор, где Горький любил почитать «на сон грядущий». Знаменитой лестницей Шехтеля, по которой так любят ходить гости дома сегодня, Горький не пользовался, — из- за болезни он не поднимался на второй этаж, где жила семья сына — Максим Алексеевич с женой Надеждой Алексеевной и дочерьми Марфой и Дарьей, а также близкие семье люди: медсестра О.Д.Черткова, художник И.Н. Ракицкий, воспитательницы внучек. 

При Горьком дом на Малой Никитской превратился в культурный центр Москвы, настоящий писательский клуб, настолько частыми и многолюдными бывали здесь встречи писателей и деятелей искусства. Особняк украшает доска с надписью: А.М. Горький жил здесь с 1931–1936 гг. Этот период оказался для писателя очень насыщенным и очень драматичным. Здесь Горький много работал, чувствуя, что силы уходят, торопился завершить задуманное. Массу времени отнимали общественные обязанности, встречи, чтение чужих рукописей. За три месяца до смерти Горький написал, что боится «только одного: остановится сердце раньше, чем я успею кончить роман». В этом доме Горький пережил самое трагическое событие своей жизни — смерть любимого сына Максима. Здесь как председатель оргкомитета готовил первый Всесоюзный съезд писателей; работал над «Жизнью Клима Самгина»; написал пьесы «Егор Булычев и другие», «Достигаев и другие», второй вариант «Вассы Железновой»; отвечал на письма, занимался издательскими проектами, встречался с Бернардом Шоу и с Роменом Ролланом; художниками, музыкантами, артистами, начинающими литераторами, видевшими в нем учителя. Последний раз Горький был на Малой Никитской 27 мая 1936 г.

После многолетних усилий вдовы и невестки писателя — Екатерины Павловны и Надежды Алексеевны Пешковых по решению правительства в 1961 г. дом был передан Академии наук СССР для организации в нем мемориального музея. Открытие филиала Музея А.М.Горького РАН — мемориальной квартиры — состоялось 28 мая 1965 г. Надежда Алексеевна Пешкова оставалась в доме вплоть до своей кончины в январе 1971 г. В 1977–1983 гг. произведены капитальный ремонт и реставрация здания.

Дом сохранил свой архитектурный облик, уникальную мраморную лестницу-волну со светильником медузой, оригинальные цветные витражи, стеклянный потолок, подлинные резные деревянные двери и паркет. В 1977–1983 гг. произведены капитальный ремонт и реставрация особняка.

 

Особняк Рябушинского: архитектурные сокровища Москвы

Джанджугазова Е.А.

Модные архитектурные тенденции в облике старой Москвы

Летом 1900 года в центре Москвы на Малой Никитской улице началось строительство городской усадьбы Степана Павловича Рябушинского – знаменитого во всей России предпринимателя, коллекционера и мецената. Строительством особняка занялся Федор Осипович Шехтель.

Улица Малая Никитская – старинная улица Москвы, находящаяся в западной части Земляного города. Свое название она получила от своей «старшей сестры» улицы Большой Никитской и неслучайно, так как она как бы дублирует ее на отрезке от Никитских ворот до Садового кольца. Зародилась Малая Никитская в XVI веке, но выглядела не совсем обычно для московских улиц того времени, так как была очень прямой и довольно короткой (800м.) Тихую улочку издавна облюбовали представители знатных боярских и дворянских родов. В старину была она деревянной и часто горела. В те давние времена Малая Никитская заканчивалась Вспольем и только в начале ХХ века ее застроили вплоть до Садового кольца.

В начале прошлого века, когда началось строительство особняка, Малая Никитская выглядела провинциально и довольно просто. Невысокие каменные и деревянные дома с мезонинами, булыжная мостовая, поросшая травой по которой свободно прогуливались куры. За особняками были небольшие палисадники, а за ними в сторону Гранатового переулка простирался большой пустырь, заросший крапивой, бурьяном и одуванчиками, на нем обычно играли дворовые дети. По улице изредка проезжала коляска или нагруженный ломовик, из садов весной шел густой запах сирени, а летом тянулся легкий парок самоварного дыма, там под старыми липами горожане пили чай. Под звон колоколов храма Большого Вознесения, в котором когда-то венчался А.С. Пушкин с красавицей Натали, тихая и малолюдная улица оживала, весь окрестный люд: чиновники, купцы, дворяне, все от мала до велика, направлялись в храм. Так неспешно и просто жили москвичи, но этот простой «Русский мир» начал стремительно меняться в начале 1900-х годов. Перемены не обошли стороной и Малую Никитскую — на ней появился изысканный особняк в стиле модерн, построенный одним из самых модных московских архитекторов.

Старая Москва

Участок, на котором возводился особняк был небольшим, кроме того, он не был угловым как сейчас, а был вписан в единую линию улицы. Будущий хозяин особняка Степан Рябушинский пожелал, чтобы особняк не примыкал плотно к улице и тогда Шехтель вынес парадное крыльцо на красную линию, а сам особняк отодвинул вглубь, окружив его небольшим садом. Таким образом, между линией улицы и домом возникло воздушное пространство, которое в дальнейшем стало своеобразным естественным обрамлением всего архитектурного ансамбля.

Особняк Рябушинского на Малой Никитской улице (начало ХХ века)

Для такой работы нужен был немалый опыт зодчего, чтобы расположить на ограниченном участке пространства целую усадьбу с главным домом, большим внутренним двором и службами. Эта сложная задача была вполне под силу Федору Осиповичу Шехтелю – замечательному русскому архитектору, живописцу, графику и сценографу, одному из наиболее ярких представителей стиля «модерн» в русском и европейском зодчестве.
Федор Шехтель построил сотни зданий в разных уголках России. Он строил храмы, часовни, театры, гостиницы, банки, вокзалы, особняки и даже общественные бани, создавал уникальные интерьеры и театральные декорации, он даже иллюстрировал книги. Каждый новый его проект раскрывал все новые и новые грани его таланта, который был так безупречно отточен, что никому в голову не могло прийти, что Шехтель почти самоучка, не имеющий специального образования!
Да, систематического образования Федор Шехтель не получил, особых способностей к наукам не обнаружил и ничем в годы учебы кроме рисования и черчения не увлекался, но овладевал этим мастерством у старичка учителя Андрея Година, учившего самого Врубеля. В дальнейшем Шехтелю посчастливилось поучиться в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, но недолго, его с третьего курса отчислили за плохую посещаемость. Так гениальный Шехтель остался без диплома и без права на самостоятельную архитектурно-строительную деятельность. Здесь следует сказать, что не леность, а нужда не давала возможности учиться в полную силу. «Не птица Божия – кормиться надо», – объяснял свое положение Шехтель. Ему приходилось заботиться о близких и содержать себя, чтобы как-то сводить концы с концами он перебивался случайными заработками — иллюстрировал книги, журналы, театральные афиши, ресторанные меню, заслужив репутацию «виртуоза карандаша», рисовал виньетки, в том числе и для книг. Работоспособность его была удивительной, он умел делать очень много и может быть потому что не получил строгого академического образования смело работал в разных стилях, легко переходя от одного к другому, как это требовала мода того времени. Достаточно непринужденно Шехтель работал на заказ, делая все так безупречно изысканно и красиво, что даже самые именитые и капризные заказчики оставались довольны его трудом.

Федор Осипович Шехтель

У Шехтеля был замечательный вкус и врожденное художественное чутье, которое высоко ценил Антон Павлович Чехов, с которым его связывали долгие годы дружбы. Чехов постоянно делал Шехтелю протекцию в кругу литераторов, представляя его как прекрасного рисовальщика виньетиста, называя Шехтеля «талантливейшим из всех архитекторов мира».
По эскизам Федора Осиповича был оформлен сборник А.П.Чехова «Пёстрые рассказы», обложка которого особенно нравилась писателю. Федор Осипович Шехтель внес огромный вклад в оформление здания Московского Художественного театра в Камергерском переулке и даже разработал эскиз легендарной чайки, ставшей его символом.
Здания работы Шехтеля есть в разных городах России, но главным городом в творчестве Шехтеля всегда была Москва, где он построил более 50 замечательных зданий, большая часть из которых великолепно сохранилась и по-прежнему украшает столицу. Причина необыкновенного творческого успеха Федора Шехтеля в удивительной красоте его творений, построенных в очень модном стиле того времени – «модерн».

Слово о «Русском модерне»

«Модерн» (от французского modeme – cовременный, новейший) – это стиль в европейском искусстве конца XIX – начала XX вв. Сложился он условиях бурного развития индустриального общества и роста национального самосознания европейских народов. «Модерн» утверждал единство всех стилеобразующих принципов от архитектуры жилища до деталей костюма. Вместе с тем ведущая роль в развитии модерна, как стиля была отдана архитектуре – квинтэссенции всех искусств. Архитектура «модерна» стала новым шагом в художественном осмыслении пространства окружающей среды, в отличие от эклектики, соединяющей воедино формы, относящиеся к разным стилям, модерн не отделял конструктивное и декоративное начало, делая необыкновенно красивым все, заставляя забыть об утилитарном назначении самых обычных предметов, предавая им привлекательные и порой праздничные формы.

Об архитектуре «модерн» французский искусствовед Шарль Блан высказался так — это архитектура в высшем ее понимании — это не сооружение, которое украшают, а украшение, которое строят.

Художественная сила модерна заключалась в том, что в нем органически сочетались многие стили, а не заимствовались их отдельные детали, через орнамент криволинейных очертаний решеток и оград, подвижные плетения растительных узоров, рассыпанных по стенам, потолку и полу формировался эмоционально-символический смысл нового архитектурного стиля по- новому объединившего «функцию» и «форму».

Модерн представлял собой сложную философию, раскрывающую законы бытия. Художественные символы стали в эпоху модерна выражением философского смысла. Его особым приемом стал синтез многих искусств, что символизировало неизменное единство мира и вечную гармонию. Но главной идеей модерна стала красота! Красота во всех своих проявлениях, как образ, смысл, язык, цель и инструмент, без начала и конца. Именно та красота, которая спасает мир и не исчезнет никогда!

Шехтель и «модерн»

Федора Осиповича Шехтеля справедливо считают классиком «русского модерна», оттачивая свое мастерство на самых разных строениях, он выработал собственный оригинальный подход, легко различимый среди зданий возведенных в стиле «модерн» другими архитекторами. Конструктивной особенностью «шехтелевского модерна» является органичное соединение рельефного орнамента и формы архитектурной конструкции, где украшение и форма абсолютно неотделимы друг от друга. Так во всех архитектурных шедеврах Шехтеля, решетки и переплеты оконных рам, стойки каркаса, опоры и другие конструкции орнаментально трактованные, то есть они одновременно несут, как функциональное, так и декоративное начало. В самой композиционной системе модерна вообще не заложен принцип иерархии, отсюда и у Шехтеля — архитектора нет разделения на главное и второстепенное, на художественно-выразительные акценты и нейтральный фон. Между всеми элементами его композиций как декоративных, так и функциональных существует сложная и по-своему напряженная связь, будь то рельеф, мозаичное панно, оконные рамы или орнаменты. Элементов безразличных к соседним деталям композиции или художественно незначимых просто нет. Благодаря этому само пространство перестает быть пустым, его как бы пронизывают мощные пульсирующие силы, созданные гармоничным сочетанием конструкции и декора. Все находится в органичном единстве, даже пустоты в объемных формах лестницы и решеток воспринимаются как антитела или антиформы, они также упруги и пластичны, как и реальные элементы, выполненные в камне или металле. В этом и есть реальный художественный смысл авторского варианта интерпретации модерна, который заключается в сочетании и взаимопроникновении реальных форм и пустот, то есть видимого и осязаемого с невидимым, но легко воображаемым.

Все здания Шехтеля кажутся необыкновенно цельными и пластичными, как будто выполнены из одного куска камня, как тонкой и великолепной работы ларцы, вырезанные из малахита или яшмы. Такое ощущение возникает, потому что все элементы: линия, форма, плоскость и цветовое решение проходят самостоятельный путь, как в элементах декоративных, так и утилитарных. Наблюдающему со стороны представляется возможность почувствовать «как это сделано на самом деле», именно поэтому вся открывающаяся форма архитектурной композиции кажется живой, плавной и гибкой.

Особняк Рябушинского

Особняк Рябушинского на Малой Никитской – это уже работа зрелого мастера, его можно считать философски осмысленной декларацией модерна, которая открывает нам «нового» Шехтеля, представившего архитектурную композицию, созданную на основе мира природы. Природные мотивы как символы жизни и вечного движения в убранстве дома повсюду – в рисунке паркета столовой и холла, в лепном волнообразном орнаменте, в многоцветных стеклянных витражах и покрытых благородной патиной бронзе дверных ручек. Вся структура дома подчинена символам мироустройства и символизирует иерархию ценностей на всем жизненном пути человека, от рождения и до смерти, за которой открывается вечность.

Особняк Рябушинского, май 2014г.

Идейно-композиционным центром особняка является парадная лестница «Волна» — символ постоянного движения человека, она напоминает, что жизнь вышла из воды на землю, чтобы потом возвести человека на небеса к Богу. Величественная лестница из зеленовато-серого мрамора пенным кружевом разворачивается в виде спирали – символа бесконечности развития. Ее резной парапет передает упругую энергию морских волн постепенно уходящий в сине-голубую бездну лестничного витража символизирующего начало воздушной стихии.

Парадная лестница «Волна»

Парадная лестница «Волна»

Лестница как символ восхождения ведет на второй этаж в домовой храм – старообрядческую молельню. В нее можно попасть со второго этажа по другой скрытой маленькой лестнице, символизирующей тайный путь к истине. На этом пути взору открывается большая мраморная колонна с цветками лилий и фигурками саламандр на капители. Такое сочетание символизирует вечную борьбу добра и зла. Лилия – символ чистоты, а ящерицы – прообраз библейского змия. Старообрядческая молельня, устроенная наверху – это главная цель восхождения – это символ вечности и смысл человеческой жизни.

В этом доме все органично и взаимосвязано, здесь невозможно отделить конструкцию от декора, все – единое целое. Это и перила парадной лестницы напоминающее застывшую волну или тело гигантского морского животного, и лепнина потолка в гостиной особняка, поражающая своей органичностью, даже кажется, что крупные соцветия белой сирени свободным полукругом, лежащие на поверхности потолка так и манят своим тонким ароматом бабочек и улиток. В интерьерах особняка живо ощущается взаимосвязь отдельных помещений. Все они в чем-то разные, но
в чем-то одинаковые как разные мазки, сделанные одной кистью.

Фрагменты декора потолка

Причудливый рисунок окон

Особняк Рябушинского насыщенный контрастными решениями и обилием противоположностей выраженных огромными окнами, повторяющими очертание диковинных цветов и деревьев, арки крыльца, похожие на рожки улиток, изящные цветочные мотивы и волны в рисунках паркета холла и столовой – все это фирменный стиль самого Шехтеля. Основные черты этого стиля, который стал символом московского модерна окончательно сформировались именно в ходе работы над особняком Рябушинского, ставшего своеобразной визитной карточкой архитектора Федора Шехтеля.

Создав великолепный образец московского модерна Шехтель, решил не только творческую задачу, но и угодил заказчику. Будущий хозяин особняка Степан Рябушинский, увидев его, долго разглядывал каждую деталь, а потом восторженно и несколько недоуменно произнес: А любопытно таки получилось…Полагаю, в Европе ничего подобного и не видывали…

Федор Шехтель: превратности судьбы
Творческая и человеческая судьба Федора Шехтеля была сложной, он много работал и создал удивительную архитектурную коллекцию неповторимых по своей красоте сооружений самого разного назначения, его лучшие работы – это здания, построенные в начале ХХ века:
• Особняк Рябушинского на Малой Никитской
• Особняк Дерожинской в Штатном переулке
• Московский Художественный театр
• Типография Левенсона в Трехпрудном переулке
• Комплекс павильонов русского отдела на Международной выставке в Глазго (1901), за который Шехтель был удостоен звания академика
• Ярославский вокзал
• Собственная дача в Кунцево
• Дача Левенсона
• Проект Народного дома и др.

Шехтель всю свою жизнь строил роскошные дома, но по злой иронии судьбы в конце жизни оказался фактически бездомным. Его великолепному творчеству не нашлось места в суровой революционной эпохе, которой потребовалась новая архитектура красного конструктивизма. Шехтель с его изящными зданиями и продуманными до мелочей интерьерами этой новой реальности не соответствовал. Его выселили из собственного дома и он – Почетный член Общества британских архитекторов, архитектурных обществ Рима, Вены, Глазго, Парижа доживал свой век в нищете. В одном из писем он с горечью пишет о том, что строил всем Морозовым, Рябушинским, фон Дервизам, а сам остался нищим…

Умер Шехтель в Москве 7 июля 1926 года и, несмотря на широкую известность его архитектурного наследия в Москве, где он так много построил, нет его мемориального музея, как и впрочем, музея, посвященного московскому модерну. Эту идею очень долго, но безрезультатно вынашивал внук архитектора – артист эстрады Вадим Тонков, создавший комедийный образ старушки Вероники Маврикиевны.

Однако в отличие от своего создателя, многим зданиям, построенных Шехтелем повезло, они сохранились в прекрасном состоянии, так как их передали дипломатическим ведомствам и посольствам. А шехтелевский шедевр – особняк Рябушинского стал музеем Алексея Максимовича Горького и в него можно попасть совершенно свободно.
Красота творений Шехтеля – их «охранная грамота».

«Спрятанное сокровище»

Сегодня особняк Рябушинского стал одним из самых интересных и притягательных объектов показа в центре Москвы. И, похоже, сила производимого впечатления всегда была удивительно высокой.

…В свое время поговаривали даже такое, что один купец убил свою жену, крепко приревновав ее к Рябушинскому! На суде Степан Павлович Рябушинский объяснил, что дама приезжала в его дом исключительно для удовлетворения ознакомительного интереса: посмотреть сам дом, картины, витражи и коллекцию фарфора. Судью это объяснение не удовлетворило, и он сам лично проверил, могла ли молодая дама приехать в гости к молодому мужчине исключительно за тем, чтобы осмотреть дом?!
Вывод был однозначен: могла!

Рисунок знаменитых витражей

и ограды особняка Рябушинского

Благодаря своей необычности дом действительно стал украшением многих экскурсионных маршрутов, а его изумительные формы и оригинальность внутреннего убранства полностью оправдывает их самые изысканные названия: «Вальсы с городом архитектора Федора Шехтеля»; «Спрятанное сокровище: особняк Рябушинского – каменная повесть Федора Шехтеля»; «Особняк Рябушинского – жемчужина московского модерна» и пр.
Кажется, что он обладает какой-то почти мистической силой – огромная лампа-медуза, мозаичные цветочные букеты, лепнина причудливых форм на потолках, ручки в виде экзотических морских обитателей. Любому входящему в особняк хочется узнать: Что всем этим хотел сказать архитектор? В чем был его замысел?

В ходе экскурсии раскрывается глубинный смысл концепции архитектора, в декоре внутренних интерьеров здания достаточно четко прослеживается идея эволюции человечества: на первом этаже – глубины океана, а на втором растения, птицы и звери. Все здание как бы пронизано новизной и практически полностью прерывает связь с традиционной архитектурой улицы, на которой оно стоит. В нем все удивляет: необычные объемы фасада, интересное очертание арок. Живописный майоликовый фриз, прерываемый окнами разных форм и размеров. Все ново, необычно и даже таинственно. Дом завораживает и манит как драгоценный камень, от которого не отведешь глаз. Он самодостаточен и самоценен и ярким доказательством этому является тот факт, что хотя официально в нем размещен музей А.М. Горького, подавляющее большинство людей приходит не для знакомства с творчеством пролетарского писателя, а для того, чтобы полюбоваться изысканным творением Шехтеля.

К слову, Максиму Горькому особняк не нравился. Этот дом выбрал для Горького сам Сталин и несмотря на то, что в нем было все необходимое для жизни писателя: комфорт, тишина, центр, садик для прогулок, но ничего не отражало вкусов его нового хозяина, выразившегося так: «Дом нелеп, но работать можно». А домработница, говорят, сразу отказалась от места, перепугавшись «чудовищ» – саламандр, изображенных в капители на колонне.

Вместе с тем особняк любим и все экскурсоводы, приходящие с группами в музей или просто проходя по Малой Никитской с большим удовольствием, рассказывают о необычном доме — настоящем сокровище, спрятанном как в потайном кармане тихого центра столицы. Чугунные завитки ограды, окаймленные розовым бордюром, открывают нам очень стильный фасад здания полуприоткрытого высокими и раскидистыми деревьями. Дом всегда очень гостеприимен и открыт, в нем интересно и хорошо, даже хочется что-то взять с собой на память.

В последнее посещение я как обычно купила небольшой буклетик, посвященный 100-летнему юбилею особняка Рябушинского и еще раз обвела его фасад взглядом, чтобы унести с собой легкое и теплое впечатление от изысканной, но не кичливой роскоши удивительной архитектуры московского модерна…

И уже почти на выходе из двора меня догнала смотритель и протянула несколько круглых чуть потерявших форму плодов каштана, из которых пробивались тоненькие росточки. Возьмите на память – сказала она, — это из нашего сада, отдаем в «хорошие руки»!

Поблагодарив, я подумала, что с удовольствием посажу их на даче, чтобы всегда вспоминать этот удивительный дом. А еще подумала о том, что как бы хорошо было, если все наши культурно-исторические ценности наконец-то попали в «хорошие руки», а особняк Рябушинского стал бы музеем «Русского модерна» и одновременно мемориальным музеем Федора Осиповича Шехтеля. Именно это желание я загадала, когда сажала каштаны со слабенькими и тонкими ростками в только начавшую прогреваться весеннюю землю.
Кто знает, а может быть эта мечта, когда-нибудь сбудется…

Литература
1. Кириченко Е.И. Русская архитектура 1830-1910-х годов. Москва «Искусство», 1978. С.399.
2. Лебедева Е. Преображавший мир красотой. 150-летию со дня рождения архитектора Федора Осиповича Шехтеля. http://www.pravoslavie.ru/jurnal/31977.htm.
3. Пэнэжко Н.Л., Демкина С.М. Малая Никитская,6. К 100-летию особняка С.П.Рябушинского. Институт мировой литературы им. А.М.Горького РАН, 2003.
4. http://pomnipro.ru/memorypage14320/biography
5. http://www.5arts.info/

 

Приложение

вкладка особняк Рябушинского

Особняк Рябушинского

В 1899 году скончался Павел Михайлович Рябушинский, и сыновьям его, даже неженатым, оставаться под кровом отчего дома стало незачем. Одним из первых задумался о собственном жилище двадцатишестилетний Степан Павлович Рябушинский. Купленный им под застройку участок имел непростую форму: одной стороной выходил на улицу Спиридоньевку, а другой – на Малую Никитскую улицу, и как раз на этом углу стояла маленькая бакалейная лавка, продать которую владелец ни за что не соглашался. Впрочем, ни Степан Рябушинского, ни приглашенного им для постройки дома архитектора Франца Шехтеля эта проблема нисколько не смутила.

Вероятно, первый полагал, что со временем затруднение так или иначе разрешится, второй же и вовсе данное обстоятельство счел незначительным в сравнении с возможностью создать нечто прекрасное. А заказчику хотелось именно этого. Вернее сказать, желание Степана Павловича стать владельцем лучшего дома в городе означало необходимость удивить жителей Москвы сильнее, чем это удалось Савве Тимофеевичу. Не зря же Рябушинский и участок купил поблизости от морозовского «палаццо», и архитектора привлек того же. Он явно рассчитывал, что мастер постарается превзойти самого себя, если предоставить ему полную творческую свободу.

И все же возникновению непревзойденного шедевра архитектуры мы обязаны не только счастливому соединению огромных финансовых возможностей амбициозного заказчика с дивной фантазией талантливого архитектора. Тут еще и «звезды правильно сошлись», ибо как раз к тому времени сорокалетний Франц Шехтель достиг пика своего профессионального мастерства и был переполнен идеями – как собственными, так и найденными на знаменитой парижской выставке 1900 года. Примененный им принцип проектирования здания «изнутри наружу» зодчий уже успел опробовать незадолго до этого на собственном доме в Ермолаевском переулке.

Занимаясь проектом соседнего морозовского особняка, Шехтель частично использовал традиционную анфиладно-коридорную планировку и убедился, что она не является единственно возможной. Овладев искусством «играть на контрастах», Франц Осипович снова блеснул этим приемом – но если в готическом дворце Морозовой пышность интерьеров противопоставлялась лаконичности внешней отделки, то особняк Рябушинского поражает текучей плавностью линий, совершенно неожиданной внутри дома, состоящего из простых кубических объемов. С квадратами окон и стен контрастируют извилистые оконные переплеты и причудливые формы крылец – уличного и бокового, выходящего в сад.

Контуры здания массивны, но светлая облицовка придает ему легкость. Каждая из четырех сторон здания не похожа ни на одну из остальных, переплет каждого окна имеет свой собственный рисунок – но до чего же гармонично все соединено! Невольно испытываешь желание обойти дом вокруг, а потом сделать еще кружок. Чем объяснить волшебство этого дома? Может быть, даром зодчего безошибочно находить точное равновесие? Как и в особняке Морозовой, здесь тоже очень четко просчитанная геометрия: пропорции заданы соотношением размеров квадратного вестибюля и длинной стороны прямоугольника парадной лестницы, равной по длине диагонали исходного квадрата.

А может быть, разгадка гармонии в том, что Франц Осипович был прекрасным рисовальщиком, способным образы из своих фантазий переносить в эскизы так четко, что мастерам оставалось лишь воплотить их в материале. Цветочный орнамент, который мы видели на фризе, был нарисован Шехтелем в натуральную величину и выполнен художниками петербургской мозаичной мастерской В.А. Фролова. На знаменитой фабрике Шмита делали мебель (правда, из той обстановки дома мало что сохранилось). В московской мастерской М.Д. Кутырина парадную лестницу изготовили из эстонского вазелемского мрамора тоже, вероятно, по очень точным эскизам.

От лестницы захватывает дух – такое сильное впечатление производит эта серовато-зеленая волна, застывшая в своем беге, выплеснув к потолку светильник-медузу. Вначале обращаешь внимание на мастерство исполнения и борешься с желанием погладить каменную волну. Потом понимаешь, на каком трюке тебя поймали: обычное инженерное сооружение здесь предстает скульптурным произведением. Технические функции никуда не пропали: вот в подножии овальная отдушина, предназначенная для подачи подогретого воздуха, вон над головой стеклянная пирамида для освещения холла, да и медуза, застывшая над волной – не что иное как осветительный прибор.

Подобно стволу дерева, от которого отходят ветви с листвой и плодами, лестница держит на себе всю планировочную структуру здания. Этот мраморный водоворот гармонично соединяет разноформатные помещения первого и второго этажей, погружает зрителя в фантастический мир «водного царства» и полностью перетягивает на себя внимание, оставляя вне поля зрения вторую, «черную» лестницу, ведущую на тайный третий этаж. О существовании там двух небольших комнат не должен был знать никто, кроме своих. Дело в том, что Рябушинские – как и Морозовы, Зимины, Прохоровы, Солдатенковы, Бутиковы и другие семейства российских купцов – были старообрядцами.

Староверы пребывали в положении гонимых: власти закрывали их молитвенные дома, опечатывали алтари. Та же участь могла постигнуть и молельную комнату в частном доме. Впрочем, войти без приглашения в особняк господ Рябушинских полиция не посмела бы – но Шехтель тонко понимал ситуацию, ведь и его предки-католики тоже покинули протестантскую Германию после Реформации. Поэтому архитектор расположил молельню в таком укромном месте, что снаружи помещение оставалась незаметным. Со стороны Малой Никитской комнату маскировала стеклянная призма над лестницей, со стороны Спиридоньевки кровля молельни терялась среди разноуровневых плоскостей крыши особняка.

Франц Шехтель оформил дом Рябушинских, используя природные мотивы: море, растения, живые существа. Излюбленные образы модерна начинаются даже не в интерьере прекрасного особняка, а еще снаружи: невысокая ограда, словно морская волна, катится вокруг дома, не мешая любоваться им; контур одного из окон похож на раковину моллюска, а балконная решетка напоминает чешую. Внутри дома зодчий дает волю разыгравшийся фантазии, и уже не понять, что за действо разворачивается перед нами: то ли плафон светильника притворяется черепахой, то ли осьминог никак не может решить, превратиться ли ему в медузу или все-таки в лампу.

Завитки гипсовых волн на потолке и как бы рифмующиеся с ними резные деревянные крепления гардин, рисунок паркета и латунные дверные ручки, светильники и ширмы – все выполнено лучшими московскими мастерами по эскизам Шехтеля, как это делалось и для морозовского «палаццо». Но период историзма миновал, наступило время модерна, поэтому в особняке Рябушинского деревянной резьбы уже не много, и она выполнена в совсем иной стилистике. Зато много витражей, до наших дней их в доме сохранилось девять, – правда, из них два расположены в той части постройки, где экскурсии не проводятся, но остальные все же можно увидеть.

Особенно интересен витраж в стене между большим и малым кабинетами. Зрители воспринимают его по-разному в зависимости от настроения и личных ассоциаций. Одним здесь видится пейзаж, другим – портрет со странной композицией человеческой фигуры, сидящей полуотвернувшись от зрителя. Витражи были созданы Сергеем Виноградовым, но участие Шехтеля чувствуется и здесь – хотя бы на уровне замысла. Например, композиция с рекой воспринимается как сцена заката или рассвета в зависимости от того, откуда рассматривать – с лестницы или из вестибюля. Самый большой из витражей, «Дождь», размещен в высоком оконном проеме над лестницей.

Смягчая падающий на нее дневной свет, стеклянная картина создает ощущение уюта, словно ограждая находящихся в доме людей от стилизованных капель дождя. Проводившиеся с большим старанием отделочные работы потребовали много времени, но в 1903 году семейство Рябушинских смогло наконец вселиться в свое новое жилище. Заказчику очень понравилось то, что получилось у Шехтеля и привлеченных им мастеров, и лишь одна деталь слегка портила общее впечатление от дома – вынужденное соседство с лавочкой, торчавшей на углу, как бельмо на глазу. Ее владелец по-прежнему не желал расстаться со своим грошовым бизнесом ни за какие деньги.

Людям нашего века проблема может показаться смехотворной – в Москве XXI века не то что ветхая хибарка, но и вполне приличный дом сгорит, как спичка, если занимаемый им участок приглянулся серьезному человеку, да и бизнес куда более солидный в два счета могут отнять крепкие ребята в погонах или без, – но сто лет назад уважающий себя предприниматель старался подобные вопросы решать, не выходя за рамки закона и деловой этики. А ведь ничто не мешало Степану Павловичу, допустим, купить лавку где-нибудь в соседнем квартале, посадить туда своего человека, чтоб торговал по ценам, разорительным для конкурента – и все, упрямец и года не продержался бы.

Но нет, совесть не позволила. Поэтому лавочка продолжала свою торговлю, пока не пришла советская власть и не отменила частную собственность, одним махом решив целый ряд проблем и взамен породив множество других. А стена на углу участка так и осталась неброским, но внятным напоминанием о том, что человек должен всегда оставаться человеком: как бы ни были велики его возможности, воздерживаться от дурных поступков – и отстаивать свои законные права, как бы ни были возможности для этого ничтожны. После революции национализированный особняк повидал множество разных обитателей, пока в 1931 году его ни предоставили в распоряжение вернувшемуся из Италии Максиму Горькому.

Виктор Сутормин
  • ВКонтакте
  • Facebook

Дом-музей Горького

Дом-музей Горького, также известный как особняк Рябушинского, - один из лучших образцов модерна в Москве. Первый хозяин дома Степан Рябушинский был заметной фигурой в деловой жизни города, а также старообрядцем и ценителем искусств.

Дом-музей Горького / особняк Рябушинского в Москве

Русский модерн

Этот особняк, известный своим великолепным декором, был спроектирован одним из величайших русских архитекторов Федором Шехтелем, которого часто называют русским Гауди.

Стиль Модерн (русский термин для обозначения ар-нуво) был очень популярен в России на рубеже 20-го века. Состоятельные купцы и промышленники больше не хотели жить в обычных домах в стиле ампир. Хотели чего-то нового, чего-то оригинального. И вот, в результате, теперь у нас есть изысканные особняки, похожие на жемчуг, разбросанные по старому центру Москвы.

Знаменитая лестница особняка Рябушинских

Дом-музей Горького - один из доступных для посещения особняков в стиле модерн, многие другие теперь используются как посольства.

Архитектура

Дом выглядит потрясающе как внутри, так и снаружи.

Здесь нет торжественной симметрии классицизма, ведь у дома более одного фасада. Наружные стены украшены мозаичным фризом, изображающим райский сад с цветущими орхидеями.

Вход в зал похож на погружение в подводное царство с узором на полу, напоминающим береговую гальку. Главная лестница поднимается вверх, как изгибающаяся морская волна, с фантастической люстрой из медуз, выходящей на холл внизу.

Остальная часть дома с его сверкающими витражами таит в себе еще много сюрпризов из воображения Шехтеля.

Интерьер дома

Горького в Москве

После революции Рябушинский бежал из страны. Позднее его особняк был передан выдающемуся советскому писателю Максиму Горькому, жившему здесь с 1932 по 1936 год.

Махим Горький

После революции Горький провел много лет в Италии, отчасти по состоянию здоровья. На возвращении Горького в СССР настоял Иосиф Сталин.Жизнь в России могла показаться очень комфортной и счастливой. Горькому предложили роскошный особняк и дачу. Ему оказали все возможные почести. Но был ли он по-настоящему счастлив?

Горький чувствовал себя неуютно в своем роскошном особняке. В своих дневниках он описывал изысканную архитектуру дома как причудливую и варварскую. Посетив музей, вы сможете больше узнать о жизни Горького в СССР, а также найти многочисленные сохранившиеся вещи.

Писатель проживал здесь до своей смерти в 1936 году. Вдова сына Горького прожила в доме до своей смерти в 1965 году.Музей был открыт здесь в 1995 году.

Посещение дома-музея Горького

Дом стоит увидеть своим великолепным декором. Он расположен в историческом центре города, и ваш гид по Москве легко поможет вам его найти.

Адрес музея - Малая Никитская улица 6/2, ближайшие станции метро Пушкинская / Тверская или Арбатская.

Экскурсия по дому обычно длится около часа. Это место, которое обязательно нужно посетить всем любителям архитектуры. Мы с радостью включим его в любой из ваших туристических маршрутов по Москве.

Витражи дома Горького

Дом Рябушинского (Дом Горького)

Модерн в лучшем виде: Дом Рябушинского

Текст и фото Росс Хантер

Архитектура M oscow слишком легко воспринимается как разделенная на два класса: преувеличенная, величественная и монументальная или приукрашенная, тусклая и банальная.Переполненные тротуары, пробки на дорогах, воздушные провода и подземные ходы - все это мешает смотреть вверх и вокруг. Но есть изысканные богатства, которые можно обнаружить из большинства эпох, и чем больше смотришь, тем больше открываешь. Одно из самых ярких творений города в стиле модерн - Дом Рябушинского (ныне Дом-музей Горького).

Стиль модерн ударил Москву по стилю и сыграл полноценную роль в тот удивительный период, скажем, с 1895 по 1910 год, когда Россия перешла от догоняющего и копирующего к авангарду и революционной мысли… к революции.Философия движения модерн особенно хорошо подошла к революционному моменту: целостное видение, применимое ко всем художественным формам, от типографики и изобразительного искусства до мебели и архитектуры; приветствуя новые технологии и материалы (в отличие от движения Arts & Crafts) и ожидая, что стиль и качество будут доступны всем.

Параллель с настоящим тревожит. Москва в период прекрасной эпохи, в первые годы прошлого нового века, была полна противоречий: бедность и борьба за большинство, исключительное богатство для элиты, с очень заметным потреблением в розничной торговле, развлечениях и жилищном секторе.Блестящих и стильных зданий (которым 2000-е еще не подражать) было недостаточно, чтобы предотвратить катастрофу, когда хорошие времена рухнули. Дежа вю, кто-нибудь?

Промышленные богачи Москвы наперебой строили самые элегантные дома. Семья Рябушинских зарабатывала деньги в нескольких сферах промышленности, торговли и банковского дела, а также увлекалась искусством и либеральной политикой. Династический сын Степан нанял лучшего и самого плодовитого московского эпохального архитектора Федора Шехтеля, чтобы тот построил ему особняк на Малой Никитской улице.Результат, завершенный в 1900 году, - это классика мирового класса как внутри, так и снаружи. Сегодня дом сейчас в тени более крупных, менее скульптурных построек, которые немного оттеняют его влияние, но это не имеет значения. Дом вырастает из сада и уравновешенно и изящно тянется к небу.

Хризантемы потолок

Окно из дерева

Основание лестницы

Ар-нуво не зависит от симметрии, а превращается в пространство, в котором он обитает, - идеальный метод для создания функциональных зданий, максимально увеличивающих полезное пространство.Большие окна дома украшены изящно вырезанными изогнутыми деревянными рамами, которые отражают и подчеркивают окружающую поляну. Кремовая плитка, характерная для московского модерна, проста сама по себе, но подчеркивает великолепие пропорций, окон и особенно орхидейного фриза по всему дому, открывая вид на природу, космос и небо под четкими угловатыми карнизами.

Органическая тема - это суть ар-нуво: брать твердые твердые материалы - камень, цемент, кованое железо и твердые породы - и превращать их в плавные живые формы.Во всем Доме Рябушинского все эти фактуры объединены в единое целое. Характерная «хлыстовая» кривая - наслаждайтесь ею в работах Чарльза Ренни Макинтоша, Обри Бердсли, Альфонса Мухи и Анри Тулуз-Лотрека - великолепна в инкрустированной маркетри на полу, дверных рамах, витражах и, прежде всего, в интерьере. шикарная лестница.

Вокруг дома несколько натуралистических мотивов, в том числе цветы, улитки и подводный мир, и лестница перетекает с такими элементами.Стоячая волна скользит вверх по склону, за которой снизу следит лампа-медуза, а сверху - извивающиеся ящерицы, и ее освещает витраж высотой с дом, изобилующий нежными изгибами, синими оттенками и оптическими изображениями. Скульптура балюстрады поражает воображение. Я не могу сказать, натуральный это мрамор или восстановленный - можете? Если бы я прожил там десять или два года, уверен, я бы понял хотя бы половину чудес этого жилища.

Несколько слов предостережения, чтобы я не стал слишком лиричным, что почти невозможно.Дом также является музеем Горького - факт, имеющий разветвленность. Музей прекрасно не реконструирован: вход бесплатный, разрешение на фото стоит 100 рублей, сотрудники знают и любят свою тематику, современности нет места, брошюра - выбирайте любой язык - до абсурда дешево, а атмосфера неподвластна времени. Но он также тусклый и затхлый. Половина лампочек погасла, и медуза задыхается под пластиковой пленкой. Это дом, в котором нужно жить, а не мариновать. Если вы поклонник Максима Горького, наслаждайтесь посещением (хотя он ненавидел там жить).Если нет, все равно наслаждайтесь, но всегда представляйте, что вы живете или, по крайней мере, обедаете там. Пожалуйста, пригласите меня, если у вас будет возможность.

Хорошая новость заключается в том, что снаружи покрыты лесами, как и значительное количество зданий в стиле модерн по всей Москве, что дает надежду на то, что этот уникальный вид искусства возвращается в моду, причем не раньше, чем наступит ветхость.

Поклонники модерна не должны пропустить отели «Метрополь» и «Националь» (которые будут представлены в следующих выпусках «Паспорта»), столь же ослепляющие изнутри, как и снаружи.Чтобы узнать больше о местных образцах модерна, которыми можно полюбоваться, обратитесь к книге «Истоки модернизма в русской архитектуре» историка архитектуры Уильяма Крафт Брамфилд. В нем перечислены и нанесены карты ряда прекрасных зданий в стиле московского модерна, и он доступен в Интернете (просто погуглите, затем посмотрите).

Дом Рябушинского (Музей Горького)
Малая Никитская ул., 6/2, (495) 290-0535
М. Арбатская
Открыто по средам и пятницам с 12: 00-19: 00
Четверг, суббота, воскресенье, 10: 00-17: 00
Выходной: понедельник, вторник и последняя пятница каждого месяца.


Дом Рябушинского и другие достопримечательности московского модерна | Ремесленники досуга

Среди буйства зданий, которые делают Москву такой захватывающей культурной достопримечательностью, - многоцветные средневековые церкви, станции метро в стиле пролетарского барокко, смелые конструктивистские эксперименты, сталинские небоскребы «свадебный торт» и т. Д.- некоторые из наших фаворитов выполнены в стиле московского модерна.

Модерн вошел в моду в Москве в конце XIX века, в волнующее время для местных архитекторов. В поисках значимых стилей они экспериментировали с новыми материалами, техниками строительства и декоративными мотивами и создавали эклектичные солянки, заимствованные из различных источников, таких как «Русское возрождение», китайские чайханы, готическое возрождение, искусство и ремесла, Венский сецессион и дворец Синтра. в Португалии.Общий термин «современный стиль» часто используется для описания внешнего вида более инновационных зданий, построенных в Москве в этот творческий период, который длился примерно до 1910 года.

Дом Рябушинского (также известный как Дом-музей Горького) - одно из самых ярких зданий Москвы любого периода и единственный в своем роде шедевр московского модерна и стиля модерн. Федор Шехтель, один из самых талантливых и плодовитых архитекторов того времени, спроектировал дом Рябушинского для Степана Рябушинского, сына богатого текстильного магната.Построенный примерно в 1902 году, Рябушинский дом выделяется своей смелой архитектурой и богатством природного убранства.

Интересным исключением из стиля модерн в Рябушинском доме является крохотная секретная часовня, где семья Рябушинских могла исповедовать свою старообрядческую веру. Шехтель спроектировал сакральное пространство куполом, украшенным красным и золотым средневековыми иконами, освещенным фонарем на крыше и узкими окнами.

Рябушинский лишился дома после революции 1917 года.Писателю Максиму Горькому в 1931 году подарили Дом Рябушинского, и, хотя он не заботился об оформлении, прожил в нем до своей смерти в 1936 году. В советское время дом стал известен как Дом-музей Горького, а некоторые из зданий писателя. личные вещи выставлены в библиотеке и кабинете.

Помимо Дома Рябушинского, мы хотели бы познакомить наших путешественников с другими достопримечательностями московского модерна, такими как гостиница «Метрополь», гостиница «Националь», а также многоквартирные дома и дома по всему городу.Знаменитый отель «Метрополь», построенный в 1905 году, имеет характерный внешний вид, украшенный керамическими панелями, созданными известными художниками того времени, гипсовым фризом «Времена года», а также декоративными кирпичными и металлическими изделиями. Внутри отеля есть общие комнаты с отреставрированным старинным декором, в том числе ресторан под огромным потолком из цветного стекла.

Гостиница Националь, построенная в 1903 году по эклектичному проекту русского архитектора Александра Иванова, уже более 100 лет является популярной гостиницей.

Фасады многих московских многоквартирных домов и домов, построенных в это время, были украшены мотивами модерна и элементами дизайна, такими как изогнутые линии, человеческие лица, цветы, листва, животные и мифологические существа. Известный российский архитектор Лев Кекушев, который внес свой вклад в окончательный облик отеля «Метрополь», спроектировал многие известные здания в стиле модерн в Москве, в том числе поразительный дом Миндовского, где в настоящее время находится посольство Новой Зеландии.

Для любителей архитектуры мы также организуем экскурсии по другим зданиям, спроектированным Федором Шехтелем.Архитектор не ограничивался модерном, а проектировал здания в самых разных стилях, в том числе таунхаусы в готическом стиле, особняки в неоклассическом стиле и неорусский вокзал Ярославля.

Мы также организуем для заинтересованных путешественников посещение других известных современных зданий Москвы, таких как Третьяковская галерея, Дом Мельникова, Клуб Русаков и Клуб Зуев.

Еще одно прекрасное место для архитектуры стиля модерн - Рига, Латвия.

Все наши частные туры по России и Восточной Европе могут включать в себя лучшие архитектурные и дизайнерские объекты для заинтересованных.

Направления: Европа, Россия

Теги: архитектура, архитектурные туры, искусство, арт-туры, Artisans of Leisure, культурные туры, культура, декоративное искусство, дизайн, дизайн-туры, международные, роскошные туры по России, роскошные туры, роскошные путешествия, современные , Москва, московский модерн, частные туры по России, частные туры, эксперты по России, русский

Лучшее здание в стиле модерн в Москве - Обзор Дома Горького (Особняк Рябушинского), Москва, Россия

Особняк Рябушинского [1900] должен быть одним из самых исключительных зданий в стиле модерн в мире.В отличие от причудливых предпринимательских построек в стиле модерн в Париже и Брюсселе или плавной, органичной домашней архитектуры анклава в Антверпене, особняк Рябушинского в Москве - это сущность новой волны. Например, архитектор Федор Осипович Шехтель задумал дом как плавное живое существо. На паркетном полу имеются следы от приливов и отливов из маркетри. Потолок кабинета воспринимается как поверхность воды над вами; как будто вы сами плывете в теплой воде пруда, как русалка.В штукатурке потолка можно увидеть водяные цветы, а к карнизу ползут водяные улитки. Еще есть лестница в холле, вырезанная из огромных кусков эстонского мрамора. Похоже на тающую зеленую свечу-воск. Смелый бордюр на первом этаже и выпуклая колонна из красного мрамора [или это полированный красный гранит?] С капителью типа Медузы из сплава серебра [или олова?]. Это дом мечты и драмы - как декорации для пьесы Метерлинка, полный игривых символов с использованием витражей и кривых на каждом возможном повороте.К дому пристроена башня. После долгих пролетов по холодным обычным ступеням вы попадаете в часовню Рыбушинского с поразительными космическими украшениями. К сожалению, отсутствует вся фурнитура. Семья была старообрядческой, то есть отвергавшей литургические реформы в Русской православной церкви, навязанные в 1666 году. Старообрядцы поклонялись тайно, за фальшивыми стенами или по бесперспективным лестницам. Часовня недавно открылась для посещения.

Бедный Максим Горький, писатель, который жил в этом доме с 1931 года до своей смерти в 1936 году, отходит на второй план.Кабинет писателя - унылое пыльное место. Он был удивительно ярким художником и интеллектуалом, поэтому стоит остановиться для размышлений в его спальне, иначе дом будет доминировать и поглотить все ваше внимание.

Особняк обслуживает [только] город Москва. Весь персонал добрый, хоть и эксцентричный. На английском не говорят. Вход свободный, поэтому следует сделать значительное пожертвование, так как Особняк очень нуждается в полной реставрации. Спросите услужливую г-жу Ирину Гудзь, экскурсовода и старшего научного сотрудника, чей английский язык неплох, о стеклянных ширмах в виде стрекоз, которые были заменены утилитарными шкафами, и о пропавшей каминной трубе в столовой.

Не пропустите особняк Рябушинских. Вы запомните это навсегда.

Праздник непристойных поворотов и поворотов | Искусство и идеи

Когда вы сворачиваете с Тверского бульвара и направляетесь по Малой Никитской улице, ваше внимание неизбежно привлекает необычное жилище в стиле модерн рядом с Вознесенской церковью. Дом на Малой Никитской улице, 6 связан с тремя известными именами из российской истории - архитектором Федором Шехтелем, предпринимателем Степаном Рябушинским и писателем Максимом Горьким.

В 1890 году основоположнику русского модерна Шехтелю было поручено построить частный дом для Рябушинского. Шехтелю тогда было 42 года, и он уже был опытным архитектором. В 1892 году он писал своему другу Антону Чехову: «Я много работаю, но это меня удовлетворяет и делает счастливым. Я уверен, что без работы я бы ни на что не годился, как часы, которые не заводятся должным образом».

За свою карьеру Шехтель построил около 50 зданий в Москве и ее окрестностях, не говоря уже о других городах.Среди его самых известных работ - Ярославский вокзал, старый МХАТ и особняк Саввы Морозова на улице Спиридоновка, 17.

Неудивительно, что лучше всего начать экскурсию по Рябушинскому дому, как его обычно называют, с главного входа. Под витражом висит огромное зеркало, создавая иллюзию множества комнат.

Боковая дверь слева от зеркала ведет в подводное царство, где мраморная лестница разбивается волной на фоне 10-метрового витража.Люстра в виде медузы висит над головой.

В этом доме Шехтель стремился выразить взаимосвязанную природу разных миров - природного и рукотворного, внутреннего и внешнего. Например, цвет стен столовой перекликается с внешним видом здания. Декоративные элементы (арки, колонны и т. Д.) В доме имеют свои аналоги на фасаде.

В дизайне ар-нуво архитектор обычно в первую очередь определял назначение комнат в здании.Таким образом, в зависимости от назначения комнаты имеют подходящие размеры, расположение и декор. Когда дом построен, становится практически невозможно изменить назначение комнат.

Шехтель не только архитектор и дизайнер, но и инженер. В доме Рябушинского была установлена ​​первая в Москве система кондиционирования воздуха собственной разработки Шехтеля. Снаружи дом кажется двухэтажным, а на самом деле внутреннее пространство разделено на четыре этажа: сухой и светлый полуподвал, два этажа жилой площади и чердак, на котором находится секретная часовня семьи Рябушинских.Часовня держалась в секрете, потому что Рябушинские были членами старообрядческого движения, которое подавлялось до 1905 года.

Когда началось строительство дома на Малой Никитской, Степану Рябушинскому было 26 лет. Он происходил из длинной семьи предпринимателей, банкиров и меценатов. Он возглавлял сбытовое отделение семейного хлопкового бизнеса.

Рябушинский получил образование археолога. Он также собрал замечательную коллекцию икон и первым начал научную реставрацию икон.На выставке, посвященной 300-летию династии Романовых в 1913 году, 54 из 147 представленных икон и три из четырех самых старых образцов были взяты из коллекции Рябушинского. Он намеревался открыть музей икон в доме на Малой Никитской, но революция 1917 года положила конец всем мыслям о таком проекте. Коллекция Рябушинского разделилась между Третьяковской галереей, Государственным музейным фондом, Историческим музеем в Москве и несколькими провинциальными музеями.

Бегя из страны в 1919 году, Рябушинский с семьей обосновался в Милане, где он основал успешную текстильную фабрику.Вместе со своим братом Владимиром Рябушинский открыл школу иконописи и основал Иконное общество, целью которого было изучение и сохранение старинных икон и художественных форм Восточной церкви. Это общество, созданное в 1925 году, существует до сих пор, и его школа известна производством мастеров, работающих в Европе и Соединенных Штатах. Рябушинский умер в своем доме недалеко от Генуи в 1942 году.

Шехтель не эмигрировал после революции, но это действительно положило конец его творческой деятельности.Последние девять лет его жизни были чрезвычайно трудными. Выселенный из дома, Шехтель жил с дочерью в коммунальной квартире на Малой Дмитровке, 25. У него не было места ни для своей библиотеки, так и для его личных архивов. И впервые в жизни Шехтель оказался без работы.

После революции Дом Рябушинского был национализирован, затем переходил от одного владельца к другому, начиная с Наркомата иностранных дел.Потом появился Государственный психоаналитический институт, потом детский сад для детей-сирот и детей партийных начальников. В конце концов дом занял Всесоюзное общество по зарубежной культуре.

В 1931 году началась реконструкция дома в рамках подготовки к приезду Максима Горького из Сорренто. Горький, которого считают отцом советской литературы, не хотел жить во дворце, говоря, что «это произведет ужасно отталкивающее впечатление на людей, которые черти работают и живут в сараях.«Горькому не понравился дом Рябушинского, он назвал его« абсурдным ».

Когда доктрина социалистического реализма охватила искусство, творчество Шехтеля попало в немилость. Писатель и критик Корней Чуковский писал о доме:« Особняк такой уродливый и уродливый. абсурдно, что даже окружающие его чистые сугробы не могут смягчить его омерзительность. Это отвратительный образец декадентского стиля - ни единой честной линии или прямого угла. Все испорчено непристойными изгибами и изгибами. Лестница, потолок, окна - везде подлая пошлость.«

Горький провел в этом доме свои последние, трагические годы. Когда его попросили описать свою жизнь в Советской России, Горький (чья фамилия означает« горький ») ответил:« Это было максимально горько ». Государственный заговор. Горького душила слежка тайной полиции. Хотя он работал писателем и играл роль писателя, на самом деле он был узником в собственном доме, надзирателем которого был секретарь Горького.

Уже более 30 лет Дом Рябушинского является музеем Горького.

Музей Максима Горького открыт ежедневно с 11.00 до 18.00. Выходной понедельник и вторник. Вход свободный. Для получения дополнительной информации звоните 290-0535.

Особняк Рябушинского. особняк с. поселок Рябушинский в Москве

Особняк Рябушинского - это, можно сказать, современный памятник архитектуры модерна, привлекающий в эту часть Москвы туристов со всей страны. Он был построен не так давно, в начале 20 века, и с тех пор радует глаз прохожих и посетителей своей изысканной красотой.Однако, вопреки этому факту, этот дом прославился не своей величественностью.

Особняк Рябушинского как частичное отражение внутреннего мира Максима Горького

Дело в том, что раньше в этой усадьбе жил классик русской литературы Максим Горький, произведения которого воспитывают подрастающее поколение и потрясают взрослых своей глубиной и нравственностью. Особняк Рябушинских отличается еще и тем, что он полностью открыт для посещения, поэтому любой желающий может купить билет и увидеть музей-квартиру не только на фотографиях в буклете, но и вживую.Несмотря на огромные размеры Москвы, в столице России очень мало подобных домов, доступных взору любознательного туриста изнутри, что еще больше подогревает интерес к этому особняку.

Красота для всех

Особняк Рябушинского интересен еще и тем, что это настоящий музей. Многие дома города Москвы в стиле модерн приютили в своих стенах посольства иностранных государств, а потому вход в них не такой уж свободный, хотя с улицы им никто не запрещает.

Однако некоторым любителям особенной архитектуры не хватает такого поверхностного осмотра, поэтому им приходится ждать подходящего момента, чтобы осмотреть здание изнутри.

В этом же частном доме расположен первоклассный музей Горького. Особняк Рябушинского интересен не только тем, что в его стенах когда-то жил писатель-классик, но и необычным и очень красивым архитектурным решением. Находится на Малой Никитской, рядом находится станция метро.Местные жители прекрасно знают, где находится этот памятник архитектуры и культуры, поэтому в любой момент можно спросить дорогу у прохожего и быть уверенным, что он подскажет правильно.

Уютное пристанище для верующего

Многих интересует, чем же так интересен особняк Рябушинских? Официальный сайт, предлагающий профессиональные экскурсии по этому частному дому, сообщает нам, что он был спроектирован и построен под руководством архитектора Ф. О. Шехтеля. Изначально последний просто выполнял личный заказ Степана Павловича Рябушинского, который мог себе это позволить, будучи миллионером, успешным банкиром и промышленником с видным положением в обществе.

Рябушинский известен коллекционированием икон всю свою жизнь - он был святым верующим. Его личность интересна еще и тем, что он одним из первых стал пытаться восстановить старые поврежденные изображения. Он боролся за их культурное и историческое значение и не мог допустить утилизации испорченных шедевров, поэтому стал заниматься этим благородным делом. Однако особняк Рябушинского в Москве привлекает туристов именно тем, что здесь жил Максим Горький.

Асимметрия и оригинальность

Даже современные архитекторы подчеркивают очень красочный дизайн здания. Считается, что каждая штриховка узора, украшающего особняк, неповторима и индивидуальна. Строящиеся сегодня жилые дома ориентированы больше на удобство, чем на эстетику, поэтому современному человеку такой подход к жилью может показаться несколько диким. Однако раньше архитекторы относились к своей работе исключительно как к творчеству, поэтому каждое созданное ими сооружение должно было быть настоящим произведением искусства.

Можно сказать, что особняк Рябушинских отличается несколько резкими несимметричными выступами стен, которые, как ни странно, нисколько не портят его внешний вид. Стилизованные цветочные мотивы выполнены очень тонко и элегантно, и каждый из них также исключительно оригинален. Любой скептик, бросивший хотя бы один внимательный взгляд на внешний вид этого особняка, стал бы преклоняться перед талантом Ф. О. Шехтеля.

Незабываемые впечатления за небольшие деньги

Мало что так привлекает московских туристов неразгаданными загадками и общей атмосферой какой-то мистики, как особняк Рябушинского.Часы работы стандартные: с 11 до 17 вечера. В то же время было открыто большинство исторических музеев Европы.

Билет на осмотр особняка изнутри стоит совсем недорого - всего 200 рублей на взрослого. Туристы начинают экскурсию с черного хода, что тоже добавляет ему колорита. Конечно, не вся обстановка времен Горького здесь сохранилась, многие были заменены. Общий интерьер повторяет стандартный дизайн квартиры 30-х годов.

Очень интересно, что в музее бережно хранится так называемый «дневник посетителей», куда заносятся имена абсолютно всех, кто хочет отправиться на экскурсию. Надо ли говорить, что этот дневник - далеко не школьная тетрадь в 24-страничном флажке, а настоящая книга довольно серьезного характера.

Правильное место, чтобы побыть одному

Особняк С.П. Рябушинского интересен не только тем, что точно воссоздает атмосферу, в которой жил русский классик, но и тем, что в нем сохранилась вся личная библиотека известного писателя.Это особая ценность, поэтому посетители могут только взглянуть на нее, а вот посидеть и почитать старые книги здесь не получится.

Если вам посчастливится побывать в музее-квартире вечером или в пасмурную погоду, в молитвенной комнате можно увидеть уникальные цветочные узоры, которые тускло, но очень красиво светятся в темноте. Посетители могут наслаждаться почти этим волшебным видом столько, сколько захотят (разумеется, до закрытия музея-квартиры).

Так как в музеях не принято громко разговаривать, можно будет побыть наедине с собой и, возможно, испытать именно те эмоции, которые испытал когда-то здесь жил русский классик Максим Горький.

Особняк Спаса Рябушинского, Максим Горький

Посетители должны иметь в виду, что сам Максим Горький жил только на первом этаже особняка, а его семья когда-то ютилась на втором этаже музея-квартиры. Конечно, из-за того, что особняк несколько раз менял владельцев, ситуация в нем постоянно менялась. Зато посетители при желании могут увидеть оригинальный интерьер здания на многочисленных фотографиях. Здесь желающим увидеть множество картинок, на которых запечатлены бывшие хозяева особняка и некоторые сцены из их жизни.Можно сказать, что Горький когда-то спас здание от полного разрушения, и действительно, эта печальная участь постигла многие частные дома Москвы того времени.

Место, которое должен посетить каждый турист в Москве

Изначально особняк Рябушинских не был приспособлен для приема большого количества посетителей, и это очень сильно отразилось на интерьере. Заказывать экскурсии здесь целыми группами не всегда удобно, поэтому лучше посетить музей-квартиру самостоятельно. Талантливый архитектор Шехтель позаботился о том, чтобы человеку в полном уединении было максимально комфортно в этом доме, несмотря на множество асимметричных дизайнерских решений и острых углов.В целом впечатления от посещения особняка Рябушинских очень положительные, и во многом это связано с цветовой гаммой стиля модерн - светлыми, жизнеутверждающими красками и красивыми растительными орнаментами.

Особняк Рябушинского, также известный как Дом-музей Горького - памятник архитектуры

Модерн / Югендстиль (архитектура) , строение 1903 года , объект культурного наследия федерального значения (Россия) , исторический дом-музей

Максим Горький (1868-1936), «отец советской литературы» прожил в этом доме под номером 6 последние пять лет своей жизни.Сталин предоставил ему эту резиденцию как место встречи писателей и художников, но Горький никогда не чувствовал себя комфортно в роскошной обстановке и ограничивал свое пользование домом двумя небольшими комнатами на первом этаже. К тому времени, когда он переехал в этот дом, карьера Горького как писателя и драматурга пришла в упадок. Однако его ранняя поддержка партии большевиков позволила ему стать президентом Союза писателей, где он служил орудием пропаганды Советскому правительству. Несмотря на то, что он называется Дом-музей Горького, из-за его комнат, книг и писем, которые выставлены на обозрение, само здание довольно интересно.Степан Павлович Рябушинский (1876-1942) был членом богатой банковской семьи. Он поручил архитектору Федору Шехтелю спроектировать это строение в стиле модерн в 1902 году. На завершение строительства особняка, который отличается своей природной тематикой, потребовалось четыре года.

Вдоль вершины розоватой глазурованной кирпичной стены проходит майоликовый фриз цветов с пурпурными ирисами на главном фасаде.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *